Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Дракон — это символ силы. Если неспособны найти силу в себе, то тогда какого волшебного овоща, чьи листья кроне могучего дуба подобны, обращаться к этому знаку?»
Rivelt

Огненный Змей

Огненный Змей — в славянской мифологии змеевидный демон, наделенный антропоморфными чертами. Цикл мифов об Огненном Змее отразился в сербских эпических песнях, древнерусской повести о Петре и Февронии Муромских, русских былинах и заговорах, а также в преданиях, сохранившихся в древнеславянских традициях. Огненный Змей вступает в брак с женщиной (или насилует ее), после чего родится существо змеиной породы (см. также Змей Огненный Волк); сын Огненного Змея вступает в единоборство с отцом и побеждает его. Огненный Змей — воплощение стихии огня: эта его функция, как и связь с кладами и богатствами, которые он приносит в дом, куда летает (Налетник или Летучий у восточных славян), сближает его с жар - птицей восточнославянских сказок. В заговорах Огненный Змей призывается как волшебное существо, способное внушить страсть женщине. В Огненного Змея могут превращаться колдуны.

Скрипиль М.О. «Повесть о Петре и Февронии» и эпические песни южных славян об огненном змее // Научный бюллетень Ленинградского государственного университета. 1946. № 11—12.

Змей Огненный — воплощение змеиной хитрости и силы, которое летает над селами и проникает в избы одиноких девушек и женщин. Если Огненный Змей полюбит девицу, то зазноба неисцелима вовек. Такой зазнобы ни отчитать, ни заговорить, ни отпоить никто не берется. Всякий видит, как Огненный Змей летает по воздуху и горит огнем неугасимым, а не всякой знает, что он, как скоро спустится в трубу, то очутится в избе молодцом несказанной красоты. Не любя, полюбишь, не хваля, похвалишь, говорят старушки, такого молодца. Умеет оморочить он, злодей, душу Красной девицы приветами; усладит он, губитель, речью лебединою молоду молодицу; заиграет он, безжалостный, ретивым сердцем девичьим; затомит он, ненасытный, ненаглядную в горючих объятиях; растопит он, варвар, уста алые на меду, на сахаре. От его поцелуев горит красна девица румяной зарей; от его приветов цветет красна девица красным солнышком. Без Змея красна девица сидит во тоске, во кручине; без него она не глядит на Божий свет; без него она сушит, сушит себя! А на самом деле у Огненного Змея голова шаром, спина корытом, и длинный-предлинный хвост — иногда до пяти сажень. Прилетая на свое место, он рассыпается искрами, которые вылетают как бы из решета, а летает он так низко, что бывает виден от земли не свыше сажени. Посещает он таких только женщин, которые долго и сильно тоскуют об отсутствующих или умерших мужьях.

Самого посетителя сторонним людям не видно, но в избе слышен его голос; он и на вопросы отвечает, и сам говорить начинает. Сверх того, посещения его заметны и потому, что возлюбленные его начинают богатеть на глазах у людей, хотя в то же время всякая баба, к которой повадился Змей, непременно начинает худеть и чахнуть (говорят: «Полунощник напущен»); а иная изводится до того, что помирает или кончает самоубийством (все случаи женских самоубийств приписываются Огненному Змею).

Есть, впрочем, средства избавиться от посещения Змея. Совестливая и стыдливая баба спохватится и обратится к колдуньям за советом, а уж те укажут, как узнать, кто по ночам приходит: настоящий ли муж или сам нечистый. Для этого они велят в то время, как избранница сидит за столом с Огненным Змеем и угощает всем, что он приносит и выставляет, уронить со стола какую-нибудь вещь и затем, поднимая ее, наклониться и поглядеть: не копытами ли ноги, не видать ли между ними кончика хвоста? Если затем окажется, что прилетевший подлинно нечистый, то, чтобы избавиться от него, надо сесть на порог, очертиться кругом, расчесать волосы и в то же время есть коноплю. Когда же Змей спросит: «Что ешь?» — надо отвечать: «Вши». Это ему столь не по нутру, что он попихнет в бок или ударит, но с того случая больше летать не станет.

Для девицы, зачарованной Змеем, существует надежный способ избавиться от лютых чар. Надо в безлунную ночь набросать в котел вещих трав: горечавки овечьей, чемерицы, ириса, донника — а под утро окатить себя отваром — и Змей навсегда забудет дорогу к дому. Но следует помнить: травы должны быть собраны только в русальную неделю, не раньше, не позже.

Ходят повсеместно слухи о том, что от Огненных Змеев женщины рожают детей, но большей частью недолговечных («как родился, так и ушел под пол») или прямо мертвых.

Рождение уродов точно так же приписываются участию Змея, причем бабки-повитухи, которые ходили принимать таких детей, зачатых от нечистой силы, рассказывают, что дети родятся «черненькия, легонькия, с коротеньким хвостиком и маленькими рожками»: кикиморы.

Бывали, по словам седой старины, и случаи, что родились от такой любви сразу по двенадцати змеенышей, до смерти засасывающих порождавшую их на белый свет красавицу. Сохранил народ в своих сказаниях вещую память и о таких детях, как Тугарин Змеевич, на которого перенесены были многие черты чудовищного отца.

Видел я Тугарина Змеевича:
В вышину ли он, Тугарин, трех сажен,
Промежу плечей — косая сажень,
Промежу глаз — калена стрела:
Конь под ним — как лютый зверь,
Из хайлища пламень пышет,
Из ушей дым столбом стоит.

Былина «Алеша Попович и Тугарин Змеевич»

Рожденные от змея обладают комплексом особых качеств, одно из которых — оборотничество.

У Алексея Толстого (1860-е годы) в великолепной балладе «Змей Тугарин» Змей превращается в человека и играет на гуслях.

16
«Стой! — молвит, поднявшись, Добрыня. — Не смей
Пророчить такого нам горя!
Тебя я узнал из негодных речей:
Ты старый Тугарин, поганый тот змей,
Приплывший от Черного моря!
17
На крыльях бумажных, ночною порой,
Ты часто вкруг Киева-града
Летал и шипел, но тебя не впервой
Попотчую я каленою стрелой —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!»
18
И начал Добрыня натягивать лук,
И вот, на потеху народу,
Струны богатырской послышавши звук,
Во змея певец перекинулся вдруг
И с шипом бросается в воду.
19
«Тьфу, гадина! — молвил Владимир и нос
Зажал от несносного смрада, —
Чего уж он в скаредной песне не нес,
Но, благо, удрал от Добрынюшки пес, —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!»
20
А змей, по Днепру расстилаясь, плывет,
И, смехом преследуя гада,
По нем улюлюкает русский народ:
«Чай, песни теперь уже нам не споет —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!»[1]

Так, богатырь Волх Всеславович, тоже змеиного роду-племени, с детства учился трем премудростям:

Втапоры поучился Волх ко премудростям:
А и первой мудрости учился
Обертываться ясным соколом,
Ко другой-то мудрости учился он Волх
Обертываться серым волком,
Ко третей-то премудрости учился Волх
Обертываться гнедым туром–золотые рога.

Былина «Волх Всеславович»

 Древнерусское предание о Всеславе, князе Полоцком (ХI в.), рожденном от огненного змея, говорит о том, что тот мог оборачиваться волком и другими животными, в том числе и птицей; совершал подвиги, используя способности превращения себя и своей дружины в животных: «...князьям города рядил, а сам в ночи волком рыскал... Херсоню великому волком путь перерыскивал...»[2]

Вещему Олегу также приписывалось происхождение от змея.

Подобные аналоги встречаем и в античной истории.

Так, у Плутарха об Александре Македонском говорится, что он родился от огромной змеи, которую часто находили в спальне его матери, и которая тотчас же уползала и скрывалась, как только показывались люди.

Светоний рассказывает, что народ почитал Августа за сына Аполлонова и уточняет, что Аполлон, разделив под видом дракона ложе с Атией, пришедшей в его храм совершить обряд ожидания вещего сна, породил таким образом «божественного» Августа.

В «Повести о Скандербеге[3], княжати албанском», русской повести XVII века, переложенной с «Всемирной хроники» Мартина Бельского, говорится: «Ведаю то, великий царю Магомете, что многижды есми побит от малых людей. А не для недостатку которого или глупости моей — толко для несчастья моего. И то мне чинитца не от Скандербега — кажет ми ся, что от бога то стало.

И для того, царю Магомете, пристоит великим судом разсуждати: человек тот явно от бога на то устроен. Есть и знамя у него на теле отменно от людей, что ни у кого такова нет. А ведаю то: коли того Скандербега носила мать его, и она видела во сне так, что родила змея, который турков гонял и кусал. И сказывала то явно всем людем».


[1] Толстой А. К. Полное собрание стихотворений в 2-х т. // Библиотека поэта. Большая серия. Ленинград. Советский писатель, 1984

[2] Слово о полку Игореве

[3] Скандерберг — настоящее имя Георг Кастриоти (ок. 1405-68), национальный герой Албании, возглавив народное восстание в 1443 году, освободил от османского господства часть территории страны.

На помощь прибегают шатающиеся по деревням странники. Они, от всех подобных проказ нечистой силы во образе Огненных Змеев, пишут на бумажках 40 раз псалом: «Да воскреснет Бог» — и велят надеть на крест и носить, не снимая.