Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Тигр выпускает когти, не думая о них, но жертва не может скрыться.
Дракон использует силу, не замечая её, однако гора не может устоять.»
Из поучений мастеров
Г. Л. Олди «Мессия очищает диск»

Clancy «Марк [внеконкурсное произведение]»

Приближался вечер, и солнце плавно скользило по темнеющему небу, опускаясь за дальние холмы. Марк прищурил глаза и растянулся на белом коврике. Ему оставался ещё один день покоя и обычных чувств. Писк суслика, шелест песка, скользящего под ветром. Чистая синева простора над облаками - с намёком на вечную тьму, что превыше миров. Аромат тления, с порывом ветра по коже донесшийся с юга. Приятные уколы мастерски оставленных неровностей на подстилке - на ночь маг возьмёт гладкую циновку, а пока следует подарить телу то, что оно заслужило.

Марк счастливо улыбнулся, прикрыв глаза... и в этот момент небо заиграло минорную мелодию. То, что спады звука безусловно сочетались с клочьями облаков на диске солнца, не оставляло сомнений - его нашёл Клиент. Причём не из бедных и не из трусливых.

Марк расслабился. Отказ от общения в данном случае означал лишь одно: вызов будет повторен спустя время. Потому что Имперского Чтеца никто не мог позволить себе беспокоить по пустякам... Если не считать Императора, конечно.

"Каран." - в музыку неба вплелось первое слово. Имя или название - посмотрим дальше. Ближе... Не прятать взгляд, не мешать магии. Волна страха тронула основание разума Марка и отступила. Ещё раз, и ещё. "Смерть." - маг прикусил губу. Впрочем, не стоило удивляться - мало что, кроме необычного убийства, могло потребовать срочного Касания.

Контакт глубже... Солнечный свет перекрывается душной тьмой комнаты Клиента. "Закрыть глаза. Отсеять диссонанс". Письмо на столе. Имперская печать поверх столбцов пиктограмм. Руки скорохода, роняющие документ. Так... теперь ближе. Задать вопрос - и пусть разум Карана сам ответит на всё, что считает важным.

Каран-хо - посёлок под властью барона Каран, он же Клиент, он же супруг троюродной племянницы Императора. (Марк улыбнулся, оценив по достоинству тёмный юмор владыки). Шесть миль от места, где в позе лотоса замерло тело молодого мага. Приземистые домики под соломенными крышами. Главная улица гордо вымощена щебенкой. Полторы сотни человек, по данным переписи 148-го года. Никаких богатств, никаких знаменитостей, поток магии не искажен. Обычные налоги. Охота и земледелие...

И смерти. Абсолютно одинаковые смерти. По одному ребенку не старше восьми лет каждый тринадцатый день шестнадцатого месяца (сухой, кажущийся раздраженным голос худощавой женщины тридцати с лишним лет. Марра Карт, Имперская Мысль, 145-153).

Дети уходили из жизни с улыбкой. Всегда - с улыбкой. И всегда - во сне. Родители, знающие об этом, могли делать всё, что считали нужным. Удерживать дитя за пределами сна. Увозить его из посёлка. Сторожить у дверей спальни в ожидании убийцы... Итог всегда - по крайней мере последние десять лет - был одним и тем же. Вытянувшийся на спине с закрытыми глазами счастливо улыбающийся труп.

"Как это относится ко мне?"

Дочь Карана, Эйли - начавшая отсчёт шестого года жизни. Белобрысая девчушка с короткой стрижкой, чуть полноватая на взгляд столичного жителя (разум барона услужливо подсказал: каждая капля жира, сохранённая в теле обитателя степи, экономит три капли драгоценной воды в период Тёмных Ветров). Контуром-тенью рядом с Эйли - женская фигура в обволакивающем одеянии... взгляд скрыт, и черты лица неразличимы. Супруга. "Интересно". Марк пожал плечами и - в соответствии с негласной этикой Чтецов - мягко отвёл ассоциации Клиента в сторону от того, что барон хотел бы скрыть. Обычное дело: люди считают, что их настоящие чувства по отношению к другим людям - великая неприкосновенная тайна.

Маг задумался. Оставалось лишь два существенных момента. Время и оплата. И если на второе Клиент ответил быстро и с готовностью "Шестьсот серебряных" (наверняка уточнил у знающих сумму, за которую согласится тратить своё время и здоровье Имперский Чтец. Хотя ничего секретного в ней не было... вторая комната слева от входа во дворец по синему коридору, помещение Имперской Памяти, спросить лист цен на особые услуги), то первое прервало поток его мысли.

Образы шестеренок, монет, переходящих из рук в руки, серых пергаментных листов. Безразличные лица чиновников дворцовой канцелярии, дежурно-доброжелательные улыбки. И песочные часы, как символ уходящего времени. Стыд, беспокойство и вновь страх и близкая смерть. Маг удерживал баланс под напором чужих эмоций, зная, что вскоре они отступят. И вот в цепочке образов проступило одно слово:

"Послезавтра."

Марк искренне рассмеялся.

"Тогда - семьсот серебром, и я выхожу немедленно." - не тратя времени на вопросы, Чтец взял из разума Клиента схематическую карту местности и позволил ему коснуться печати на письме.

Мгновенное скольжение по бесцветному лимбу вне тела. Через секунду Марк встал сначала на корточки, потом на ноги. Взглянул на солнце. И уверенной походкой направился в сторону Каран-хо.

***

Под крупными звёздами Имперский Чтец и высланный ему навстречу отряд сопровождения - два хмурых стражника на конях - прошли через ворота в сложенной из песчаника стене и сразу же направились в дом барона. Чуть выше остальных по той же улице, но всё равно Марк был вынужден пригнуться, одолевая высокий порог на входе. Впрочем, это встречалось достаточно часто среди мелких начальников на местах. "Всегда приятно увидеть вынужденный поклон", - со скрытой усмешкой подумал маг. Охрана, проводив его жесткими взглядами, осталась у порога охранять лошадей.

Барон шагнул навстречу, прижимая к себе Эйли. Девочка посмотрела на вошедшего человека.

- Высокий... - и улыбнулась.

Гость улыбнулся ответно:

- Обильного дождя вашему владению, барон Каран. Я прошу соизволения приступить к работе.

- Да, Имперский Чтец. У нас мало времени.

Марк осторожно подошёл ближе к девочке, присел на корточки. И позволил себе видеть магию.

Переливчато-синее сияние, пронизавшее воздух, волны, рожденные биением человеческих сердец. Серебряная нить, исходящая из шестого позвонка барона и Эйли - у барона чуть искривленная, чего и следовало ожидать в его возрасте, но всё ещё отчётливо видная вплоть до самого потолка.

А вот у девочки... Марк сморгнул и переключился на слух.

Да, несомненно. Эта фальшивая нота, речитативом слышимая сквозь равномерные удары волн, замкнутая на саму себя... Похоже на душевную болезнь - но тогда Нить была бы либо беспорядочным клубком, либо почти не существовала... а здесь - маг вернулся к зрению - свёрнутая в ровную спираль-кокон, что сходилась в точку за левым плечом Эйли серебристая линия выглядела вполне здоровой. Если не считать крайне необычной формы.

Наклоном головы и напряжением шейных мышц (личная маркировка для сброса контакта с потоком магии) Марк развеял сияющую пелену, наброшенную на глаза. И обернулся к барону:

- Ваше высокоблагородие, если мне дозволено будет спросить... - вежливая пауза в ожидании разрешающего кивка. Краем сознания Чтец отметил, что видимые только ему самому мерцающие сине-зелёные искры, сопровождающие звук его речи, истаяли в воздухе лишь спустя девять ударов сердца. Год назад время Отката составляло три секунды.

Волна жара от ярко вспыхнувшего факела на стене прошла по обнаженной коже рук, отразившись медленной рябью перед глазами. Рябь в свою очередь обратилась в удар большого барабана справа-сверху за стенами комнаты - по направлению светильника. "Кажется, у меня не так много времени..." - метроном в сознании Марка отсчитал более двадцати секунд, прежде чем Откат оставил его ощущения в покое. "Это идёт быстрее, чем я думал... что ж. Значит, в определённом смысле мы с Эйли находимся в одном положении. Один день и один год - невелика разница, верно?"

Барон подошел к столу, обернулся и кивнул.

- Да, мастер. Но сначала формальности. - Каран кончиками пальцев, не касаясь печати, стянул письмо со стола. Девочка молча уцепилась за полу его халата - сверкнули большие глаза в темноте комнаты.

Маг также шагнул к столу. Опустился на левое колено - так, чтобы печать на письме, что барон удерживал за краешек, была на уровне глаз Чтеца. Провёл ладонью над ним - и ощутил знакомый толчок тепла и золотое свечение, исходящее из печати. Слова ритуала всплыли в памяти:

- Я, Марк, чьё родовое имя несущественно, Имперский Чтец, подтверждаю и соглашаюсь, что мой Клиент, барон Айдек Каран, владелец и хранитель Каран-хо, владеет Имперским Ключом, дающим и определяющим его право пользоваться моими услугами в качестве мастера магии - и лишь в этом качестве - в течение девяти восходов луны так, словно он является представителем Императора (да будет его имя чисто!).

Барон кивнул и начал произносить свою половину формального контракта. В глазах Клиента отразилось лёгкое удивление тем словам, что сами по себе произносили его губы.

- Я, Айдек Каран, владелец и хранитель Каран-хо, честью своей и своего рода подтверждаю и соглашаюсь, что принял Имперский Ключ к Имперскому Чтецу Марку, и сообщил ему всё, что он должен знать для надлежащего исполнения своей работы, а также - что предоставлю ему условленную между нами оплату, всё необходимое ему время и все необходимые ему силы, а также не запятнаю своими действиями в отношении Имперского Чтеца Марка честь Императора (да будет его имя чисто!)

Марк наложил ладонь на оставленное для этого место в письме - по правую сторону от печати. Подождал, пока барон сделает то же самое с левой стороны. Убедился, что Имперский Ключ принял подписи и кивнул барону.

- Формальности закончены. Итак, ваше высокопревосходительство, я подтверждаю - с вашей дочерью что-то не так. И поэтому хочу спросить: почему вы обратились к нашим услугам лишь тогда, когда стало почти что поздно? Не в прошлом году, не ещё раньше... а именно сейчас?

Барон взглянул в поблескивающие зеленью в отблесках факела глаза молодого человека... и невольно задержал взгляд.

- Три предыдущих года мои петиции не доходили до Императора, Чтец. "Да, конечно. Ожидайте ответа в течение лунного месяца. Благодарим за обращение". Вы понимаете, мастер... семь раз видеть одну и ту же сытую улыбающуюся рожу! А может быть... - барон замолчал, не рискнув произнести кощунственное предположение в присутствии лежащего на столе Имперского Ключа.

Марк фыркнул:

- Да, я понял. Владыке нравятся жестокие шутки. Интересно, чем вы так провинились перед ним.

Барон заметно посуровел, сжав тонкие губы. Это могло бы выглядеть комичным на толстом лице, если бы не зрачки желтых глаз, напомнившие в этот момент прицел арбалета.

- Это не вопрос, Имперский Чтец, и я не буду на него отвечать. Более того, я надеюсь, что вы воздержитесь от уточнений в общении с моими подданными.

Каран дождался, пока его собеседник отведёт взгляд в согласии и удовлетворённо кивнул.

- Вам нужна чистая вода. Айлин сейчас принесёт её. Что же касается еды - я слышал, что полный желудок мешает вашей работе.

Марк промолчал. Это было верно... особенно тяжелый Откат мог привести и приводил к рвоте, которая не прекращалась до полного истощения. Однако говорить об этом и даже намекать считалось не вполне приличным. Чтец оценил ситуацию и решил пропустить ответную шпильку барона мимо ушей.

Барон тяжелой походкой направился к выходу. Обернулся.

- Знакомьтесь. Эйли хорошая девочка. Маг тоже хороший, он постарается помочь нам. Правда? - интонация барона изменилась, голос стал более протяжным. Не сюсюкающим, просто неторопливым. Уголки губ приподнялись в скрываемой улыбке... Каран замер на пороге, словно бы запоминая комнату и тех, кто в ней - а потом повернулся и исчез в ночной темноте.

Эйли спряталась в угол у кровати и села там, поджав колени к груди, спиной к нагретой за день и ещё не успевшей остыть деревянной стене. Так, чтобы видеть необычного гостя и чтобы быть защищенной.

Марк медленным и осторожным шагом вышел на середину комнаты. Стараясь ничего не сбить и не порушить по дороге. Сундук со сменой одежды, украшения в виде снежинок на потолке. Детская кровать в противоположном углу от взрослой - с пологом и опахалом. И с погремушками. Тряпичные куклы, разбросанные по полу... маг обошел их, выбрав себе свободное место, и привычно устроился в позе лотоса. С выпрямленной спиной, скрестив ноги. Спокойное и ровное дыхание... теперь только ждать, пока звериная сущность, что скрыта в каждом ребенке, воспримет новый объект и смирится с ним.

Секунды замедлились, подстраиваясь под ритм вдохов и выдохов - и объединились в ровный поток времени. Марк отметил вход и выход служанки, но не счел должным реагировать на неё. Достаточно было, что она положила мех с водой в правильное место - на пол рядом с Чтецом, и не стала отвлекать его лишними словами.

Так текло время. И наконец Эйли на четвереньках вышла из угла и осторожно подобралась ближе... медленным движением положила куклу на правое колено мага. И улыбнулась.

- Уложишь спать Эйли, гость? - слух Марка царапнуло то, как девочка назвала себя по имени. Как кого-то постороннего, хоть и не совсем безразличного. И пухлая ручка с обкусанными ногтями дотронулась до руки мага - эта дрожь пальцев была знакомой. Так можно касаться чана с кипящей водой - или свежевыпавшего снега. Так сам Марк прикасался к любым вещам во время Отката.

Маг внимательно посмотрел в угольно-чёрные глаза той, что сидела напротив.

- Да. Но я пойду с тобой в сон, милая. Ты ведь не будешь против?

Возможно, это показалось... но ответный кивок был слишком быстрым.

- А как?

- Просто. Садись удобнее, я заплету тебе косички. А потом - как обычно, будешь спать... И не бойся, больно не будет.

- Хорошо... и когда он придёт, ты будешь со мной? Да?

"Значит, всё правильно. Вампир... или что-то ещё из плоскости сна. А у меня нет защиты." - маг тихо выдохнул.

"Это может быть достойной смертью."

- Да. Не бойся, я обещал, что защищу тебя.

Девочка извернулась, сев спиной к магу у его колена, прижалась - тепло и неожиданно доверчиво. И Чтец разделил белые короткие волосы на три пряди, с удовольствием наблюдая, как изменился профиль Эйли, когда она откинула голову чуть назад, чтобы было удобнее. Шелковистое прикосновение волос к подушечкам пальцев. Быстрое дыхание... биение пульса на шее. В такие моменты Марк мог понять кровососущую нежить.

Чтец вздохнул и погрузил ладони в поток магии. Нащупал самый кончик Нити Эйли, что ещё не успел стать частью странного кокона... с предельной аккуратностью вытянул упругую струну на себя. "Лишь бы она не шевельнулась..."

И вплёл Нить в косичку. Потом - так же - вторую... ладонь назад, поймать свою Линию Души (Марк фыркнул, вспомнив, кто именно любил именовать Нить столь высокопарно - белобрысый шутник Кайт... давно не виделись, и вряд ли успеем увидеться снова.)

И едва не поплатился за это. Нить упруго дёрнулась, и в течение нескольких секунд Марка не существовало. Мир потух, оставив вместо себя лишь невозможное ощущение небытия.

К счастью, техники самоконтроля, при обучении вбитые в Чтеца, сработали как должно. Когда Марк вновь собрался в самого себя, вторая Нить оказалась надёжно вплетена во вторую косичку Эйли.

Маг выдохнул... сбросил контакт и закрыл глаза, пытаясь так смягчить неизбежное. Но - как и в прошлых попытках - Откат всё равно дотянулся до него радужными переливами дыхания Эйли сквозь сомкнутые веки... медным вкусом гладкого деревянного пола под ладонью... жгучей сладостью пушистой игрушки... Марк съёжился и замер. Невозможно привыкнуть к безумию... память - услужливая тварь - подкинула просторные комнаты Имперского Покоя. Судьбу каждого мага, что показывали Чтецам перед выпускными экзаменами.

"Ещё не сейчас. Ещё рано. Пожалуйста, только не сейчас." - и Откат внял просьбе и отступил.

Чтец утёр пот со лба. Подхватил Эйли на руки и понёс тяжелое горячее тело в кровать. Девочка прильнула к нему, открыто и тепло... но всё же что-то странное было в её улыбке. Может быть - то, что не улыбались глаза, смотря пристально на лицо Марка.

Уложив её, молодой человек перебрался к меху с водой, сел на пол и долго, с наслаждением, пил. Каран, судя по всему, действительно не поскупился, отдав свои лучшие запасы. Потом - вернулся. Присел на корточки у кровати. Прикрыл глаза. И по натянувшейся Нити ускользнул в сон следом за Эйли.

***

Сквозь сумрак чужих разрозненных образов, глубже и глубже, не сопротивляясь. Равномерный гул крови в ушах. Вперёд, дальше, дальше. Полёт вдоль линии серебра...

Марк огляделся. И обнаружил себя на бескрайнем лугу. Чистейшее синее небо - намного более светлое, чем то, что накрывало Каран-хо. Розовые облачка на нём... и полное отсутствие солнца. Свет, льющийся словно бы из всего купола одновременно и равномерно.

Эйли, лежащая на траве на правом боку. Нить, истонченная в воздухе - там, где осталась плоскость реальности.

И дрожь кокона за спиной у девочки. С легким шелестом-треском порвалась ткань под острым белоснежным когтем - изнутри.

Марк оцепенел. А кокон продолжил трескаться, выпуская на свободу когтистую чешуйчатую лапу, влажно отблескивающую под рассеянным светом.

Потом из распавшейся ткани поднялась рептилья голова. Открылись чёрные глаза. Раздвоенный язык мелькнул в щели губ.

- Здравствуй, Марк.

Дракончик вышел из обрывков Нити. Скользнуло по траве гибкое тело... шевельнулись влажные - пока ещё сложенные - крылья.

- Жди. Он скоро придёт. И спасибо. Ты был храбрым, маг.

Марк на неверных ногах подошёл к Эйли. Повернул её на спину. И навсегда запомнил улыбку, сияющую на мёртвом лице.

***

Время шло. Маг лежал на спине и смотрел в пустоту неба над ним и пустоту сердца внутри. Кровь из прокушенной ладони успела свернуться, оставшись тёмным пятном на изумрудной траве.

В вышине появилась золотая точка. Увеличилась, раскрывшись в планирующего-падающего дракона. Земля содрогнулась под мягким ударом лап.

- Приветствую тебя в моих владениях, Марк. Я - Хейл, и я ждал тебя.

- Ты убил её, - сообщил человек.

Дракон тяжело выдохнул:

- Я спас её. И я могу спасти тебя, Марк.

- Ты убил её, - повторил человек. Скосил взгляд на синего дракончика, что до сих пор не ушёл от своей... "личинки" (тот, кто считал себя магом, с трудом сдержал тошноту).

- Нет. Она хранит память Эйли. Она хранит поведение Эйли. Она хранит личность Эйли. Она - маг, как и я. Как все драконы. И ей не грозит судьба каждого из человеческих магов. Вспомни, Марк. Вспомни Имперский Покой.

И память раскрыла требуемое. Просторные комнаты с ровным желтоватым освещением. Без острых углов, с постоянно текущей из стен водой, смывающей грязь по наклонным желобам. Клубки человеческих тел, дрожащие от каждого звука и каждого слова. Тихие врачи. И дальняя дверь в уединенный дворик для тех Выжженных, что закончили свой жизненный цикл.

Тех, что были магами.

- Я могу спасти тебя, Марк. Я хочу спасти тебя. Разве ты не чувствуешь, что это неправильно? Ты платишь собой. Своим разумом, своим рассудком - только потому, что не владеешь тем, что должно быть у каждого мага - чувством магии.

- Ты убил Эйли, - в третий раз повторил человек.

- Личинка должна умереть, когда вылупляется бабочка, - проронил дракон.

- Человек - не личинка.

Дракон подошёл ближе. Тяжелый металлический запах пронизал воздух, когда его голова склонилась над телом человека.

- Я могу раздавить тебя. Но я хочу спасти тебя, Марк. Отпусти себя в следующую жизнь. Сохрани себя... - и с этими словами лапа дракона положила изумрудный гранёный камень с фалангу человеческого пальца размером на грудь того, кто называл себя Марком.

- Это щёдрое предложение. Но я скажу - нет. Убей меня, Хейл... - слова прервались тяжелым надрывным кашлем. - Дракону не понять... Я не променяю долг на превращение в ящерицу. Ящерицу, которая даже не будет мной.

- "Ящерица" с этим не согласится, Марк. Ты будешь вспоминать того, кем ты был. С улыбкой и теплом.

- Меня не будет, Хейл. Убей меня. Сейчас.

Холодный нос дракончика ткнулся в щёку человека:

- Ты обещал, что защитишь меня. Что не бросишь меня, Марк. Где твои обещания, отважный маг?

- Я обещал твоему отцу и Императору, что защищу Эйли. Ты - не Эйли. - маг прикусил губу. Ещё раз, сильнее.

Золотой дракон выдохнул воздух с искрами пламени:

- Я могу воскресить твою Эйли, маг. В обмен на... обещание.

Марк вздрогнул. Затем приподнялся и сел. Выпрямился, встав на ноги.

- Закончи мысль, дракон.

- Ты получишь Эйли. Она не будет здорова... но она будет. Ваши лекари смогут исправить то, на что мне сейчас не хватит сил. Там, где спит твоё тело - время стоит. Но в обмен на это...

Марк замер. Замер и дракончик, лишь чуть переступив лапами.

- ...ты возьмёшь Камень Дракона и донесёшь его до вашей столицы. Я думаю, не все маги откажутся от моего предложения... Камень легко повторить - посмотри на этот узор. Я делал его с расчётом на ваши неловкие руки.

Марк сложил руки на груди, выжидая. Но Хейл замолчал. И лишь после долгой паузы в воздухе громыхнуло:

- Ты обещаешь, маг? Ты нужен мне, чтобы донести Камень Дракона до человеческих магов.

- Девочка будет жива?

- Да.

- Тогда я согласен.

Дракон мгновенно переместился к телу Эйли - и воздух наполнился золотым сиянием, исходящим от чешуи крылатой рептилии. Марк увидел, как обрывки серебряной нити поднимаются в воздух, танцуя переливчатым клубком... словно пылинки в луче направленной лампы. Соединяются в шар - в веретено - в струну... скручиваются узлы, распадаются снова...

Так длилось долго. Маг потерял чувство времени, видя только как всё больше и больше устаёт огромный дракон, вкладывая себя в истинное творение. То, на что сам Марк не был бы способен ни при каких условиях... И человек завороженно наблюдал, пытаясь запомнить ходы и последовательности его жестов - и понимая, что это бессмысленно, ибо главная работа Хейла проходила вне восприятия человека.

Наконец Хейл лёг... бока тяжело вздымались, дыхание гнало волны трав по лугу. И низкое утробное рычание:

- Забирай. Я думаю, ты выполнишь своё обещание, маг.

- ...и моё обещание! Не забудь про моё обещание! - дракончик подбежал к Марку и ткнулся носом в бедро. - Я буду ждать тебя!

Марк молча подошёл к Эйли... Лёг рядом, обняв. И соскользнул в реальность.

***

Солнечный луч накрыл двоих, лежащих на полу. Человек потянулся. Ещё... и ощутил, как его бок колет что-то твёрдое и неудобное. Отодвинулся в сторону и взял в руку Камень Дракона. Зажмурился... отбросил его как ядовитую змею. И подполз к девочке.

И услышал долгий протяжный вдох.