Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«[Идея] Творчества выражена в образе дракона, ибо он таков,
что непостижимы его чудесные превращения.
Вот почему он как образ выражает метаморфозы творческого пути,
прибавление и убыль силы света, выступление и отступление…»
Чэн И-чуань. Комментарий к «И-цзин»

Galad «На планете драконов»

Оранжевое светило согревало воду. Безграничный океан впитывал жаркие лучи, пропуская свет в глубину. Поверхность воды колыхалась от легкого ветерка, который гнал прозрачные волны, украшенные белыми гребешками морской пены, к далеким берегам островов, где зеленые равнины контрастировали с причудливыми нагромождениями красных скал.

Идиллия отдыхающей природы была нарушена звуком падающего тела - что-то огромное и бесформенное рухнуло в воды океана, успев блеснуть отраженным светом. Коричневый дракон, мирно отдыхающий после сытного обеда, от неожиданности выпрыгнул из воды, отчаянно замахав мокрыми крыльями. Он посмотрел вниз. Тело погружалось в пучину океана, не сопротивляясь и не подавая признаков жизни. Интерес пересилил страх, и дракон нырнул вслед за телом, вытянув вперед голову, сложив крылья. К тому моменту, когда любопытный гигант почти приблизился к непонятному объекту, тот вдруг ожил - задергался, отчаянно забил крыльями, лапами, и стремительно направился к поверхности воды. Коричневый дракон последовал за ним, стараясь держаться на безопасном расстоянии.

Незнакомец оказался драконом с чешуей изумрудного цвета, с которой местами еще осыпались странные прозрачные кристаллы. Изумрудный дракон сделал глубокий вдох, вбирая в себя теплый воздух планеты. Его легкие расширились до предельных размеров, и кислород заполнил все альвеолы, выталкивая наружу застывший в них воздух. Дракон выдохнул и осмотрелся. Окружающий пейзаж успокоил - в нем не было ничего агрессивного. Знакомая вода, земля вдали. Он повернул голову и увидел почти рядом ... коричневого дракона. Тот рассматривал его, спокойно покачиваясь на волнах.

- Гата, - произнес коричневый дракон, и в его огромных карих глазах промелькнули веселые искорки.

Из глубин сознания всплыли забытые слова. Изумрудный дракон понял смысл приветствия и ответил:

- Гата. Ме - Эллиол. Те на и?

- Ме - Тог.

"Тог". Эллиол задумалась. Это имя было ей знакомо. Она всматривалась в дракона, продолжая искать в своей памяти соответствие образа этому короткому забытому слову.

Коричневый дракон рассмеялся и подплыл ближе

- Тог ... Тог! Ихъ на те? Не ыме? - озираясь, пыталась понять Эллиол.

- Ихъ - Йэлмэз, Эллиол, - уже встревожено ответил Тог.

От этих слов Эллиол чуть не потеряла сознание.

"Алмаз!" Теплые воспоминания детства согрели ее сердце. Она крутила головой, вглядываясь вдаль, на прикрытые маревом жаркого воздуха, острова, один из которых возможно был ее домом. Драконы жили большими семьями, каждая на своем острове. Эллиол вспомнила, что Тог - один из ее братьев.

- Как я здесь оказалась? - размышляя вслух, сказала Эллиол.

- Ты свалилась с неба, чуть не убив меня. - Коричневый дракон наклонился к ней и почти шепотом сказал, - Если честно, я так испугался!

И он снова засмеялся, озорно сверкая глазами.

Эллиол было не до смеха. Она не могла вспомнить, что произошло. Какая-то часть жизни пропала из памяти. Изумрудный дракон осмотрел себя - остатки прозрачных кристаллов таяли на глазах, и стекали с чешуи тоненькими струйками воды. Тающие кристаллы были последней зацепкой для воскрешения памяти. И Эллиол вспомнила, вспомнила одно единственное слово - лед! Твердое холодное вещество, которое окружало ее среди безграничных просторов планеты. Но на Алмазе не было льда, никогда! Само слово "лед" здесь было неизвестно. А она знала его и, что еще более удивительно, хорошо понимала его значение.

В прозрачной глубине океана проплыла рыба. Эллиол почувствовала голод и нырнула. Она схватила рыбу за хвост и, не выпуская своей добычи, которая билась и трепетала в ее пасти, вынырнула на поверхность. Тог не мешал сестре - он покачивался рядом на волнах, жмурясь от яркого солнца.

Покончив с рыбой, Эллиол по обычной драконьей привычке перевернулась на спину, чтобы отдохнуть после обеда. В этот момент жизнь показалась ей такой замечательной - свежий воздух, ласковые воды океана, вкусная рыба! Но пробел в памяти, обозначивший кусок жизни, как потерянный, не давал покоя. Эллиол решила поговорить с Тогом.

- Тог, когда ты видел меня в последний раз? - она посмотрела на качающегося дракона.

- Эл, откровенно говоря, давно.

Коричневый дракон сказал это почти безразлично. Удивление от странного появления Эллиол прошло вместе с любопытством.

- Я понимаю, что с тобой что-то не так, - он снова ухмыльнулся, - может тебе поговорить с Ордоолл?

Эллиол вспомнила старого дракона. Он был самым старым из них и более того, Ордоолл приходилась им бабушкой.

- А где она сейчас? - спросила Эллиол.

- Там же, где и всегда, у своей сокровищницы.

- Давай полетим к ней, - сказала Эллиол и, не дожидаясь ответа, взмыла в небо.

- Постой! - только и успел крикнуть Тог.

- "Полетим к ней!" - передразнил он, - Так она тебя и ждет!

Но ему уже надоело качаться на волнах, и он решил последовать за изумрудным драконом. Все же интересно, чем это закончится.

Огромный старый дракон грелся на солнышке, лежа на зеленой травке неподалеку от красной скалы, где темным пятном выделялся вход в пещеру. Дракон был очень древним. Его чешуя не сияла, как у других, и даже топорщилась в некоторых местах. Когти на лапах были сточены. Ордоолл дремала, прикрыв глаза морщинистыми веками, обрамленными белыми ресницами. Послышался шум крыльев, и вскоре из-за скалы показались два молодых дракона, решивших нарушить ее покой. Ордоолл поднялась и приготовилась к встрече. Эллиол села неподалеку и сразу направилась к старому дракону. Тог даже не успел рта открыть, как Ордоолл развернулась и со всей силой своих легких выдохнула из огромной пасти море огня. От неожиданности Эллиол завалилась набок и покатилась вниз от красной скалы.

Тог подлетел ближе, отвлекая внимание Ордоолл, и тут же отлетел в сторону, успев увернуться от следующего выдоха. Сделав круг, он вернулся, пристально всматриваясь в зелень равнины - где-то там остался изумрудный дракон.

Эллиол ползла по земле, пригнув шею. Ее хвост извивался, как змея, а сама она старалась раствориться в высокой траве. Тог крикнул, чтобы она ползла правее, за бугор, подальше от зорких глаз Ордоолл. Когда Эллиол завернула за скалу, Тог присоединился к ней.

- Она всех так встречает? - Эллиол смотрела на Тога широко открытыми глазами.

- Я не успел тебе сказать, - коричневый дракон опустил голову, и рассматривал траву, будто потерял что-то, - ты так стремительно улетела.

- Ладно оправдываться, лучше скажи, что дальше делать? Куда мне теперь?

Эллиол в отчаянии запрокинула голову. Луч солнца затерялся в ее короне и, затем, словно выбравшись на волю, засиял, как зеленый алмаз.

- Ого! - не удержал восторга Тог.

- Что - ого? - Эллиол перехватила его взгляд.

Она была в отчаянии.

- Эл, не паникуй, просто лети к своей семье, - сказал Тог, успокаивая сестру, и вдруг захихикал.

Он вспомнил, как Эллиол ползла, и со смехом повалился на спину, помахивая крыльями, словно отбивался от назойливых насекомых.

Эллиол его выходка привела в бешенство. Она встала в позу и зарычала:

- Сейчас я сама тебя спалю!

Тог понял, что она не шутит, быстро перевернулся на лапы и отбежал подальше. Мало того, что она его сегодня чуть не убила, когда падала, так еще и спалить грозится.

- Все, все, я ухожу, пока, прощай.

- Как это - прощай?! А я? - от гнева Эллиол не осталось и следа. Она поняла, что этот неугомонный шутник - единственный, кто может ей помочь.

- Тог, проводи меня к нашей семье, пожалуйста. Ведь я не помню, где наш остров.

Эллиол смотрела на своего брата такими глазами, что ему стало жаль ее.

- Хорошо, - согласился он, - только больше не угрожай мне.

Эллиол кивнула.

- И еще. - Тог выдержал паузу, - я только покажу тебе твой остров, - он сделал ударение на слове "твой", - и улечу.

- Почему?

- Понимаешь, долго объяснять, я теперь живу в другой семье, у меня - свой остров. Но тебе ко мне нельзя!

Тог вспомнил свою подругу. Она, как и Ордоолл не будет разбираться в родственных отношениях, спалит и ее, и его.

Эллиол тоже не хотелось разбираться с чужими проблемами. Поэтому она согласилась с коричневым драконом, и они вместе взмыли вверх, сверкая чешуей, оставляя Ордоолл и дальше охранять свою пещеру.

Драконы летели не спеша, плавно махая крыльями. Под ними расстилалась их планета. Эллиол всматривалась в каждый островок, зеленым пятном выделяющийся на фоне голубой воды. Острова были разных размеров - совсем крохотные, не представляющие интереса для огромных драконов и большие, с причудливыми красными скалами, которые скрывали лабиринты пещер, где драконы хранили свои сокровища.

Собирание алмазов было главной заботой каждого дракона. Эти удивительные камни встречались повсюду: мелкие - россыпью, даже на берегу океана, крупные - в океане и в скалах, откуда достать их было не так то просто. Драконы с завидным трудолюбием выковыривали их из породы крепкими когтями, иногда зависая в воздухе, отчаянно работая крыльями.

Тог увидел что-то в воде и, покачав головой, рявкнул:

- Гата!

- Кому это ты? - спросила Эллиол.

- Вон там, в воде, слева, это - мои друзья, - ответил Тог, указывая на стаю огромных рыб.

Они плыли по поверхности океана, выпрыгивая из воды, как поплавки. Чешуя рыб отливала серебром; на приветствие дракона вся стая ответила, на мгновение зависнув в воздухе.

- Они отвечают тебе? - изумилась Эллиол. Она воспринимала рыбу только, как еду.

- Да. Эл, это разумные рыбы. Мы живем на островах, они в воде. Мы не ссоримся. Они не мешают нам охотиться, мы, умирая, приносим им дань, отдаем свое тело. Так было всегда.

Я частенько приношу им разные травки, корешки - они принимают их с благодарностью.

- А они тебе взамен приносят глубинные алмазы, а, Тог?

При упоминании алмазов, Тог насторожился. "Какое ей дело до моих алмазов?"

Эллиол поняла, что приоткрыла тайну коричневого дракона, и попыталась его успокоить:

- Ладно, Тог, я пошутила, забудь. А как называют этих рыб?

Тог успокоился, но слова сестры запомнил.

- Дроссы, будь с ними почтительной, у них хорошие зубки, - предостерег он.

Впереди показался большой остров. Воды океана плескались о песчаный берег, который поднимался к середине острова высоким холмом. Повсюду были видны скалы, устремленные вверх причудливыми зубцами. Эллиол увидела несколько драконов, расхаживающих по берегу недалеко от воды. Они заметили летящих и один за другим поднялись в воздух.

Тог сделал вираж, снизился почти к самой воде и собрался ретироваться.

- Это - твой остров, Эл, прощай, может, еще увидимся.

И он быстро полетел прочь, оставив изумрудного дракона наедине с неопределенным будущем.

На зеленой поляне недалеко от берега сидел дракон, голову которого украшала такая же корона, как у Эллиол. Чешуя венценосца буквально горела на солнце, переливаясь золотом. Неосвещенная часть его тела мерцала зеленью халцедона.

- Гата, - грациозно склонив голову, сказал изумрудный дракон, - Ме - Эллиол.

- Гата, Эллиол, - ответил золотой дракон.

При этом Эллиол показалось, что он улыбается. Из его желтых глаз струилось тепло, ласковое и родное. Эллиол узнала мать. Она подошла к ней, прислонилась к ее шее, зажмурив от удовольствия глаза.

- Меллано, ме Меллано, - прошептала она на ухо матери.

- Ме Эллиол, - ответила ей Меллано.

Теперь жизнь Эллиол обрела смысл, она снова была в своей семье. Меллано поможет ей - вместе они разгадают все тайны.

- Мама, когда солнце закатится? - спросила Эллиол, разглядывая неугомонное оранжевое светило сквозь прищуренные глаза.

- Которое? - переспросила Меллано.

Эллиол оглянулась. С другой стороны в небе светило желтое солнце почти такого же размера.

- У нас не бывает ночи? - снова спросила Эллиол.

- Мы не знаем, что такое - ночь. В нашем небе всегда горят две звезды, ты их видишь. Иногда одна уходит за океан, потом появляется с другой стороны, когда другая приходит на ее место. Оранжевую звезду мы называем Ла, а желтую - Лу. Обычно, они светят вместе, как сейчас.

Меллано старалась подробно отвечать на вопросы дочери. Эллиол было необходимо все восстановить в памяти, чтобы сообщество драконов приняло ее, как свою. Странности кого бы то ни было рано или поздно вызывают опасения.

Эллиол задумалась. Она знает, что такое ночь. Ее удивляют два солнца. Ее многое удивляет на родной планете. Это означает лишь одно - она была где-то в другом мире, на другой планете, где светит одна звезда, где есть день и ночь, свет и тьма. Странные образы появлялись в ее сознании, когда она не думала ни о чем. Она видела необычных существ, какие-то сооружения, белые ледяные пустыни. Лед. На ней был лед, когда она вынырнула, чуть не задохнувшись в воде. Почему? Эллиол не торопилась. Она знала, что рано или поздно все вспомнит, только не надо торопиться.

Меллано позвала дочь, и они отправились полетать.

Когда остров исчез за горизонтом, они опустились в воду.

- Мама, мы, драконы, живем очень долго, в мире нас считают очень мудрыми существами, так?

- Не знаю, - покачиваясь на волнах, ответила Меллано, - Я никогда не была в других мирах. Среди нас осталось только два дракона, которые помнят Старый мир - тот, где мы жили до великого переселения. Это - Ордоолл и Нагу. Но они давно живут, как отшельники, и мы не слышим их рассказов.

- Но ты, ты многое знаешь, я многое знаю, Ладно, со мной вопрос особый, - поправилась Эллиол, - но другие тоже знают много такого, чего здесь, на нашей планете и не происходило. Это все из рассказов?

- Ах, вот ты о чем, - поняла Меллано, - знания передаются от матери к ребенку генетически. Мы ничего не теряем. Если дракон умирает, его мудрость хранится в его детях. Так мы устроены.

- Странно, - возразила Эллиол, тогда почему не все драконы все знают? Нет общего информационного поля?

- Некоторые роды вымирают, и, конечно, их знание исчезает вместе с ними. У нас не принято делиться, если ты заметила, мы почти не общаемся с другими семьями.

Меллано замолчала. Вопросы Эллиол заставили ее задуматься. Сейчас у нее была большая семья, и Меллано гордилась этим. В свое время они выбрали хороший остров - большой, удобный. Места на нем хватит на многие потомства. От Ордоолл пошли две ветви - ее, Меллано, и ее брата, Таннига. Танниг погиб еще в ранней юности - пещера, в которой он собирал свои сокровища, обрушилась во время сильного землетрясения и похоронила его под обломками скалы вместе с алмазами. Но Танниг оставил свое потомство - сына Тога. Некоторое время Тог жил в ее семье, пока не повзрослел. К сожалению, Меллано пришлось изгнать его. Тог попытался залезть в сокровищницу Ордоолл, обманув ее. Такие поступки не прощались. Дракон в первую очередь должен быть благородным.

- Значит, мои дети получат мои знания сразу при рождении? - прервала размышления матери Эллиол.

- Да, дочка, это - так.

- Даже, если они сокрыты от меня пеленой забвения?

Меллано поняла ход ее мыслей. Но на этот вопрос она не знала ответа.

- Знаешь, что, мое пытливое дитя, давай навестим Ордоолл.

- Ни за что! - возразила Эллиол, - Я уже заходила к ней в гости.

Эллиол вспомнила горячий прием старого дракона.

- Боюсь, Ордоолл никогда не захочет говорить со мной.

Не обращая внимания на слова дочери, Меллано взмахнула крыльями и взлетела. Без лишних вопросов Эллиол последовала за ней. Они сели на маленький островок недалеко от острова Ордоолл.

- Я знаю, что надо делать, - сказала Меллано.

Золотой дракон опустил голову, грациозно сложил крылья; его глаза были полуприкрыты, но взгляд отсутствовал. Весь облик дракона говорил о том, что внутри его сознания происходит какая-то важная работа.

Эллиол села напротив матери и с интересом наблюдала за ней. Внезапно голову пронзила резкая боль. Кровь пульсировала в жилах, словно хотела сломать плотину, мешающую ее движению.

- Не надо, мама, остановись, - глухим голосом проговорила Эллиол.

От боли она не могла пошевелиться, звук собственного голоса острием клинка пробивал голову.

Но Меллано ее не слышала, или не хотела слышать. Она продолжала свою работу, и в конце концов, боль прошла, Эллиол почувствовала ясность. Ее сознание очистилось, она обрела способность мыслить. В следующее мгновение Эллиол услышала внутри себя голос.

- Эллиол!

И она ответила:

- Я слышу тебя, Меллано!

- Я рада. Теперь приготовься слушать другой голос. Не пугайся, это может навредить. Будь спокойна.

Меллано закрыла свои мысли от Эллиол и обратилась к Ордоолл. Эллиол ждала.

Прошло некоторое время, прежде чем она услышала скрипучий бас, который проходил в ее сознание, оставляя резкие отпечатки тяжелых звуков.

- Я слушаю тебя, Эллиол.

- Эллиол приветствует тебя, Ордоолл!

- Я буду говорить с тобой, можешь прилететь.

- Спасибо, бабушка, - ответила Эллиол, и сознание покинуло ее.

Меллано любовалась закатом оранжевого светила. Его лучи один за другим опускались в воду, заставляя ее гореть, словно пламя из пасти дракона. Серебристые рыбы, стаей проплывая мимо, отражали свет, слепящий глаза, как горсть алмазов, которую океан по своей прихоти выбросил на поверхность, дразня и завлекая искателей приключений.

Эллиол отдыхала на берегу, уронив голову на сухой песок. Меллано посмотрела на спящую дочь. Насилие над сознанием чуть не сломило ее. Но Меллано приняла правильное решение. Она сломала блокировку памяти, и теперь ясность мышления вернулась к Эллиол. Нужно немного времени, чтобы она все вспомнила.

Эллиол проснулась и подняла голову. Закрывая собой солнце, ее мать выглядела, как Богиня - она стояла в лучах света, отражаемого от золотой чешуи, по которой волнами пробегали зеленоватые блики.

- Меллано, ты - прекрасна! - в восторге воскликнула Эллиол.

Золотой дракон склонил голову. Слова дочери согревали сердце. Меллано ответила:

- В нашей семье все драконы прекрасны.

Эллиол поднялась, отряхнула песок, вытянулась. Оранжевое светило закатилось, но свет не померк.

- А где желтое солнце?

- За скалой.

Эллиол оглянулась. Лу не было видно, его закрывала красная скала, а небо за ней было ярким.

- Здорово, с одной стороны - закат, с другой - восход. Мне нравится.

- Позволь напомнить, тебя ждет Ордоолл, - Меллано стала серьезной, - выслушай меня, Эллиол. Ордоолл немногословна. Она из старых драконов. Хорошо продумай свои вопросы. И запомни каждое ее слово.

Меллано замолчала. Она не решалась сказать дочери о том, что увидела в ее сознании, только осторожно спросила:

- Ты вспомнила что-нибудь?

Эллиол задумалась. Перед ее глазами стоял образ человека в оранжевых одеждах. Она видела его глаза, в них - мольбу о прощении.

- Мама, как тебе удалось снять блокировку моей памяти?- вместо ответа спросила Эллиол.

- Я бы никогда не смогла этого сделать, если бы тот, кто заблокировал ее, не оставил ключ.

- Лед, - прервала ее Эллиол.

- Да, лед. И образ, и слово. Ты бы и сама вскоре догадалась, как снять пелену, просто я сделала это быстрее. Прости за боль, дочь.

- Да, я такого еще не испытывала! Хорошо, что все быстро закончилось. - Эллиол решила спросить, - а ты видела образ человека в оранжевом?

- Нет, - слукавила Меллано, - я ничего не видела.

- Возможно, это мое последнее воспоминание.

Мелано не стала спрашивать о людях, бегущих в огне по большому полю. Что-то ужасное произошло там, где была ее дочь. Слава Богу, что ее вернули на родную планету. Это означает только одно - она еще нужна тем, кто забрал ее более тридцати лет тому назад.

- Эллиол, мне пора. Я буду ждать твоего возвращения на нашем острове.

Золотой дракон взмахнул крыльями и улетел.

Эллиол еще немного посидела в одиночестве, обдумывая предстоящий разговор. Затем она взмыла в небо и направилась к острову Ордоолл.

Ордоол как всегда лежала перед своей пещерой, всматриваясь в безграничный океан прищуренными глазами. Вдруг рядом с ней упала большая рыба. Старый дракон неспешно открыл глаза и поднял голову. Над ней кружил изумрудный дракон.

- Садись, не бойся, - мысленно сказала Ордоолл.

Эллиол села. После традиционных приветствий, Ордоолл сказала:

- Ты красива, Эллиол.

- Спасибо.

- Спрашивай, что ты хочешь знать.

Мысли в голове Эллиол перепутались. Все о чем она думала, забылось, и прозвучавший вопрос удивил ее саму:

- Мы родом с Земли?

- Да, - ответила Ордоолл.

Эллиол ждала. Молчание повисло в воздухе. За спиной дракона слышался шум набегающих волн, в обратном движении уносящих за собой береговой песок.

- Мы родом с Земли, - подтвердила Ордоолл, выдержав паузу.

- Как мы оказались здесь, на Йэлмэз?

- Нам стало тесно рядом с людьми. Они истребляли нас, мы - их. Землю оставили людям. Нас перенесли сюда.

Ордоолл замолчала и пытливо уставилась на изумрудного дракона. Эллиол почувствовала тошноту. Она поняла, что Ордоолл лезет к ней в голову, и попыталась защититься.

- Не трать силы зря. Все, что хотела, я уже узнала. Ты - как раскрытая книга. Скоро ты восстановишься и все вспомнишь. Возможно, да, возможно, ты еще вернешься на Землю. Твоя миссия еще не окончена.

- Какая миссия? - переспросила Эллиол.

Ордоолл вздохнула.

- Ты была призвана для защиты людей, как носителей Света. Ты - Страж Света, Эллиол.

В трескучем голосе Ордоолл вдруг появились нотки грусти:

- Мы тосковали по Земле, и по людям, как ты сейчас. Мы назвали нашу планету - Земля, в память о Родине, но наоборот, потому, что она не Земля. Она - другая. Но здесь есть все, что нам нужно - простор, вода, сокровища. Только нет людей.

Ордоолл закрыла глаза. Древние воспоминания отодвинули действительность. Эллиол показалось, что бабушка заснула. Она боялась беспокоить ее, и сидела рядом, застыв, как скала.

- С монахом ты связана душевными узами, - не открывая глаз, пробурчала Ордоолл.

Эллиол вспомнила Нанга-Па - монаха высокогорного монастыря, затерявшегося в безграничных просторах Тибета. Вспомнила все - свои нежные чувства к нему, их беседы о смысле жизни. Потом она увидела разоренный монастырь, умирающего монаха, сломанную ветвь Древа Жизни. Это она сломала ее, чтобы целительным соком запретного дерева спасти человека. Вспомнила Эллиол и свою ярость. Страшная картина мести воочию встала перед ее глазами. Эллиол ужаснулась содеянному. Сердце сковала леденящая тоска.

"Что я наделала?!" - этот немой вопрос разбудил Ордоолл.

- Не жалей ни о чем! Никогда! - резко остановила она отчаяние Эллиол.

- Но я погубила людей!

- Люди погубили людей!

Слова старого дракона вошли в сознание, но принять их Эллиол не могла. Хотя в какой-то степени ей стало легче. Она посмотрела на Ордоолл. Больше не хотелось ни о чем спрашивать. Думать тоже. Хотелось улететь подальше.

Ордоолл встала. Посмотрела на рыбу и сказала:

- Можешь улетать, Эллиол. Только помни главное - ты - Дракон.

И Ордоолл принялась за рыбу.

Эллиол развернулась к морю, разбежалась и, взмахнув крыльями, оторвалась от земли, с наслаждением отдаваясь полету. Свежий ветер свистел в ушах, теребил корону, а она летела все быстрее и быстрее, на простор, который дарила ей родная планета Йэлмэз.

Ничто не мешало полету драконов на этой планете - ни леса, ни горы, ни люди. Эллиол сравнивала Йэлмез с Землей, где провела тридцать лет своей жизни, каждый год которой составлял тысячу земных лет. Большую часть этого времени она проводила во льдах Антарктиды в глубокой спячке до тех пор, пока ее не призывали для выполнения миссии Стража Света. Люди хранили в себе частичку Великого Духа - Божественного Света, и миссия Эллиол заключалась в его охране от сил зла. Изумрудный дракон обладал способностями видеть Свет и определять его количество в людях.

Всю историю человечества за Свет шла борьба между силами добра и зла. Эллиол была главным орудием Добра. Когда наступил решающий момент в этой многовековой борьбе, дракон выиграл битву со слугами зла. Он победил гигантского змея и помог пленить хозяина Тьмы.

Иногда изумрудный дракон общался с людьми. Это были избранные люди - монахи. За много лет жизни на Земле Эллиол успела полюбить мудрых людей в ярких оранжевых одеждах. И однажды, откликнувшись на призыв о помощи одного из них, вмешалась в дела людей. Страж Света спас монаха, раненного солдатами, нарушив сразу несколько заповедей, главная из которых - не причинять вред людям. Не совладав со своими чувствами, изумрудный дракон успел уничтожить целую армию, прежде чем вмешались те, кто избрал его на миссию Стража Света. Эллиол погрузили в спячку, и потом, решением Высшего Совета, отправили на родную планету.

Эллиол все летела и летела. В небе Йэлмез то там, то тут мелькали яркие тела других драконов. Одни безмятежно перелетали от острова к острову в поисках алмазов для своих сокровищниц, другие высматривали рыбу в океане. Но Эллиол не было до них никакого дела. Теперь вся ее жизнь превратилась в ожидание - ожидание прощения и призыва к продолжению миссии Стража Света. В этом был смысл ее жизни. А ждать она умела.