Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Вода и луна охвачены чаньским спокойствием,
Драконы и рыбы слушают ваши молитвы.
Люблю я ученья буддийского свет —
На десять тысяч ли им все озарено.»
Цянь Ци

ЕРМОЛАЙ-ЕРАЗМ (Ермолай Прегрешный) — писатель, публицист, православный мыслитель

ЕРМОЛАЙ-ЕРАЗМ (Ермолай Прегрешный), писатель, публицист, православный мыслитель. Литературное творчество его относится к 40—60-м XVI в. Биографические сведения о нем скудны и устанавливаются, гл. обр., на основании его собственных сочинений. В 40-е Ермолай-Еразм жил в Пскове, в к. 40-х — н. 50-х он оказался в Москве. Как полагают ученые, именно он упоминается в Никоновской летописи под 1555 среди лиц, участвовавших вместе с митр. Макарием при поставлении Гурия епископом казанским — «прототип Спасской з дворца Ермалай». В 60-х он постригся в монахи под именем Еразма.

Переезд Ермолая в Москву и получение им должности протопопа дворцового собора надо, скорее всего, связывать с привлечением к нему внимания как образованному писателю. В это время как раз под руководством митр. Макария особенно интенсивно работал большой круг церковных писателей по созданию житий русских святых (см.: Жития святых). Макарий, по всей видимости, привлек к этой работе и Ермолая-Еразма. По поручению митрополита им было написано по крайней мере 3 произведения. Ермолай в своем «Молении к царю» сообщает о том, что «благословением превеликаго всея России архиерея Макария митрополита составих три вещи от древних драги». Существуют разные мнения, о каких именно 3 произведениях говорит здесь Ермолай-Еразм. Упоминание, что в них говорится об историческом прошлом («от древних»), позволяет из числа произведений Ермолая-Еразма выбрать «Повесть о Петре и Февронии» и «Повесть о епископе Василии». Тематика их действительно связана с историческим прошлым Руси. Кроме того, они удовлетворяют и второму признаку, названному Ермолаем-Еразмом: появление рассказов с муромской тематикой обусловлено было писательской деятельностью в связи с Собором 1547, на котором были канонизированы муромские святые, поэтому и можно думать, что написаны они были по поручению митр. Макария. «Повесть о Петре и Февронии» была написана как жизнеописание муромских святых, а сюжет «Повести о епископе Василии» был использован в «Житии муромского князя Константина и его сыновей». Вопрос о третьем произведении остается спорным.

Время работы над этими произведениями было для Ермолая-Еразма наиболее благоприятным и для его творчества и в его церковной карьере, но оно оказалось очень непродолжительным. Уже в упомянутом выше «Молении», которое исследователи датируют к. 40-х — н. 50-х, Ермолай-Еразм жалуется на притеснения и враждебное отношение к себе со стороны царских вельмож. Видимо, скоро и Макарий охладел к писательскому таланту Ермолая-Еразма — его явно не удовлетворили произведения на муромскую тему. Он не захотел включать «Повесть о Петре и Февронии» в составляющиеся в это время «Великие Четьи Минеи», а текст «Повести о епископе Василии» был значительно переработан, прежде чем его использовали в составе «Жития кн. Константина», написанного др. автором, видимо, в 1554.

Хотя Ермолай-Еразм и находился в непосредственном общении с влиятельными церковными и политическими деятелями своего времени, он не принадлежал к какой-либо определенной группировке или к какому-либо из существовавших в то время идейно-политических направлений. В его сочинениях, с одной стороны, прослеживаются идеи, близкие нестяжателям, противникам церковного землевладения, с др. — исследователи отмечают наличие концепции иосифлян в вопросе о соотношении церковной и царской власти. Не имея поддержки со стороны какой-либо определенной политической группировки, Ермолай-Еразм не смог сыграть сколь-либо значительной церковно-политической роли.

Преодолеть создавшуюся вокруг него неблагоприятную обстановку, видимо, не удалось, и примерно в н. 60-х Ермолай-Еразм постригся в монахи, о чем свидетельствует появившееся второе имя в списках некоторых его произведений («Ермолай, во иноцех Еразм»). Его писательское имя было еще известно в 60-е, но позже о нем забывают и произведения его переписываются как анонимные.

Благодаря счастливой случайности в настоящее время мы имеем сравнительно полное представление о творчестве Ермолая-Еразма. Дело в том, что его произведения (за исключением посланий) дошли до нас в 2 сборниках, написанных самим автором.

Наиболее важным публицистическим произведением Ермолая-Еразма является трактат «Благохотящим царем правительница», который был направлен им царю с предложением проведения социальных реформ. Это произведение датируется серединой века. Трактат содержит проект податных реформ и переустройства поземельного обеспечения военной службы. Автор «Правительницы», безусловно, сочувственно относится к крестьянству как основному создателю благосостояния общества. По его мнению, крестьянство терпит непосильные лишения, более всего притесняемое боярством.

Поэтому он предлагает среди прочих реформ и такие, которые могли бы облегчить его тяготы. Ермолай-Еразм призывает царя к действиям на благо всего общества — «ко благополучию всем сущим под ним, не единеми велиможами, еже о управлении пещись, но и до последних».

Сочетание темы милосердия и христианской любви одновременно с осуждением и неприязненным отношением к вельможам и боярам прослеживается в его сочинениях назидательного содержания («Главы о увещании утешительнем царем, аще хощеши и велмож», «Поучение о своей душе», «Слово о разсуждении любви и правде и о побеждении вражде и лже»).

Однако надо отметить, что он стоял на твердых официальных позициях в вопросах церковной догматики, на протяжении многих лет он тщательно разрабатывал проблему троичности божества, имеющую в XVI в. принципиально важное значение в споре с еретическими учениями.

Не случайно его «Книгу о Троице» переписывали рядом с «Просветителем» Иосифа Волоцкого. Но, в отличие от Волоцкого игумена, в спорах с современными ему русскими еретическими вероучениями Ермолай-Еразм участия не принимал. «Книга о Троице» и «Зрячая пасхалия» свидетельствуют о большой начитанности их автора в церковно-богословской литературе.

Ермолай-Еразм был не только публицистом и церковным писателем. Ему принадлежат 2 произведения — «Повесть о Петре и Февронии» и «Повесть о рязанском епископе Василии», которые можно характеризовать как произведения художественной прозы. Эти повести были написаны одновременно — в к. 40-х, они имеют много общих черт: источниками для них послужили муромские легенды и изложены они в одной стилистической манере. «Повесть о епископе Василии» написана предельно сжато, сюжетные детали в ней не разработаны. Совершенства в разработке сюжета (ясность в передаче главной мысли, конкретность деталей, четкость диалогов, имеющих большое значение в развитии сюжета, композиционная завершенность) Ермолай-Еразм достиг в «Повести о Петре и Февронии». Определяющим в разработке сюжета оказалось воздействие устного источника, более всего связанного с жанром новеллистической сказки. Влияние народного предания о муромском князе и его жене на Ермолая-Еразма оказалось столь велико, что он, образованный церковный писатель, перед которым была поставлена цель создать жизнеописание святых, написал произведение, несколько отличающееся от житийного жанра.

В «Повести о Петре и Февронии» рассказывается история любви князя и крестьянки. Сочувствие автора героине, восхищение ее умом и благородством в борьбе против всесильных бояр и вельмож, не желающих примириться с ее крестьянским происхождением, определили поэтическую настроенность произведения в целом. Сюжет «Повести» таков. Петр, брат Муромского кн. Павла, мечом, найденным при таинственных обстоятельствах, убивает змея, посещавшего жену Павла, приобретая его облик. Капли змеиной крови обрызгали Петра, и тело покрывается язвами. Отрок, посланный Петром на розыски лекаря, заходит в с. Ласкове в дом, где видит прядущую девушку, перед которой скачет заяц. Ее речь к вошедшему ставит отрока в тупик (она сетует: «Не лепо есть быти дому безо ушию и храму безо очию»; смысл этих слов в том, что нет в доме ни пса, который залаял бы, ни ребенка, который предупредил бы ее о приходе постороннего). Пораженный мудростью ответов девушки, отрок рассказывает ей о болезни князя. Феврония соглашается исцелить его с условием, что князь женится на ней. С помощью изготовленной Февронией мази Петр выздоравливает, но не выполняет своего обещания жениться (как может князь взять в жены дочь простого деревенского бортника!), и язвы возникают вновь. Вторично исцеленный Февронией, Петр женится на ней. Но боярские жены не хотят, чтобы ими повелевала княгиня — дочь «древолазца» (бортника). Они требуют изгнания Февронии. Она соглашается с выдвинутым условием, что ей разрешат взять с собой, что она пожелает. Бояре не возражают, и Феврония уводит с собой мужа. После ухода Петра в княжестве начинаются распри, бояре просят Петра возвратиться и смиряются с кн. Февронией. Поразительна своим психологизмом сцена смерти святых. Супруги решают умереть «во един час». Чувствуя приближение кончины, Петр посылает к Февронии сказать, что он уже умирает. Но она хочет окончить вышивание воздуха (завесы) с изображением святых. Петр посылает снова, и снова Феврония просит ее подождать. И лишь на третий раз она прерывает работу, жестом домовитой хозяйки втыкает иглу в ткань, обернув ее остатком нити, и умирает. Их хоронят в разных гробах, но чудесной силой они оказываются в единой гробнице.

«Повесть о Петре и Февронии» является одним из шедевров древнерусской мысли и литературы, и имя автора ее должно стоять в ряду самых видных писателей русского средневековья.

Дмитриева Р.
http://www.rusinst.ru/