Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«…дракон, попавший в дождевые тучи, уже не тот, что когда-то жил в пруду»
Фан Сюаньлин «История династии Цзинь»

Раздел 6. Хищники

А. Терентьев-Катанский

ИЛЛЮСТРАЦИИ К КИТАЙСКОМУ БЕСТИАРИЮ


Мифологические животные древнего Китая.
К оглавлению »

Раздел 9
ХИЩНИКИ


Тигр в религии и фольклоре Дальнего Востока издавна играл значительную роль. Достаточно вспомнить маску фантастического зверя «тао-те», украшавшую иньские изделия из бронзы, чтобы легко узнать в них стилизованную голову тигра. Большой ритуальный сосуд в форме фигуры хищника, сжимающего в лапах человека, также не оставляет сомнения в, том, какое именно животное легло в основу данного образа (18, с. 203).

Тигры являются традиционными персонажами не только китайских, но и японских, и корейских легенд. В последних постоянным является тигр-оборотень. Легенды, содержащие этот образ, зафиксированы в записях Н. Г. Гарина-Михайловского (9, с. 372 — 375). В корейской энциклопедии под шифром Д 8 по каталогу нашей коллекции есть упоминание не только о тиграх-оборотнях (Д 8, л. 22), но и о целом городе людей-тигров (там же, л. 24). Неудивительно поэтому, что тигры и тигрообразные существа занимают значительное место в наших источниках.

На первое место можно поставить белого тигра бай ху (). В «Шань-хай цзине» о нем упоминается кратко (44, с. 27). О белом тигре говорится, как об обычном животном, лишенном какого бы то ни было ореола таинственности (он упоминается в перечислении животных рядом с белым волком). В «Эр-я» сказано: «Во времена ханьского Сюань-ди (73 — 48 гг. до н. э.) правитель Южной области поймал белого тигра; преподнес трону его кожу, кости и когти» (49, цз. II (), с. 126). Тот же текст сопровождает изображение белого тигра в д 1 (д 1, л. 24а). Второй раз это же животное упоминается в «Шань-хай цзине» под именем цзоуюй (; 44, с. 106). В тексте о нем сказано: «Впрягший его в колесницу в один день проедет тысячу ли» (там же). Под этим же названием он значится в «Сань-цай ту хуэй» (34, с. 2221). На иллюстрациях ко всем названым выше сочинениям это животное изображено в виде обычного тигра. В японском ксилографе «Мешок драгоценностей» оно выглядело как тигр с отходящими от боков языками пламени. Здесь мы имеем повторение элементов древнего рельефа, иллюстрирующего соответственную главу у Юань Кэ (51, с. 131, 256).

Другое животное, которое можно было бы назвать «черным тигром». В «Шань-хай цзине» о нем также сказано немного: «Есть темный зверь. Внешне похож на тигра. Его называют лоло ( (44, с. 93). В «Эр-я» говорится как о животном, которое похоже на маленького тигра, но с черной шерстью (49, цз. II () с. 126). Тот же текст сопровождает изображение белого тигра в д 1 (д 1, л. 24а). Второй раз это же животное упоминается в «Шань-хай цзине» под именем цзоуюй (), с. 126). В д 1 оно изображено скорее темным леопардом, чем тигром (д 1, л. 24а).

У Ляо Чжая в иллюстрации к новелле «Черные звери» мы видим двух огромных черных зверей, похожих на тигров (С 159, цз. 14, л. 10б). На другой иллюстрации к новелле того же автора огромный черный зверь, похожий на тигра, нападает на женщину (С 159, цз. 20, л. 7б).

Почти невозможно теперь установить, какое именно реальное животное легло в основу этого образа. Однако, Марко Поло упоминает о «черных львах», правда, не в тех разделах, где он говорит о собственно китайской территории, а в описании Занзибара (17, с. 204). В Восточной и Юго-Восточной Азии прототипом «черного тигра» мог быть черный леопард, действительно водящийся в Южном Китае, Индии и Индо-Китае.

Хуань.
Мафу — тигр
с человеческой головой.<

Существо с телом дикой кошки, но с одним глазом на лбу и тремя хвостами (44, с. 25), носящее имя хуань () в иллюстрациях выглядит скорее как одноглазый и треххвостый тигр (Е 30, рис. 16).

Некоторые хищники обладают человеческими лицами. Это, прежде всего, мафу () или мачан (). В тексте «Шань-хай цзина» он описан как тигр с человеческим лицом (44, с. 54). Так он иизображен на гравюре (Е 30, рис. 33). Но в «Сань-цай ту хуэй» он скорее напоминает льва (34, с. 2244).

Тигр с человеческой головой — таоу () на рисунке в «Сань-цай ту хуэй» также скорее похож на льва (34, с. 2240). По тексту, у него тигриное туловище, голова похожа на человеческую, хвост длиной в три чи (0,96 м), зубы длиной в 1 чжан 8 чи (5,76 м). Поймав человека, он съедает его. Длина зубов — несомненно, приблизительная — сближает таоу с саблезубым тигром. Так же он изображен и в японском издании «Иллюстрированной китайской энциклопедии» (В 101, цз. 13, л. 10а).

Лев издавна считался священным животным. По общепринятому мнению, львы на территории Китая никогда не водились. Первых львов завезли в Китай из Ирана в 635 г. н. э. (45, 120 — 124). Но, во всяком случае, Марко Поло, описывая Гуйчжоу, упоминает, что там много львов, больших истрашных. На них охотились верхом на коне, в сопровождении двух собак (17, с. 146 — 147). Юл, комментируя Марко Поло, считал, что речь идет о тиграх (там же, с. 298).

Львы водились до недавнего времени в Индии и на Ближнем Востоке. Знаменитый Лпполоний Тианский, на своем пути в Индию, видел в Вавилоне убитую львицу необычайно больших размеров. В ее чреве нашли восемь детенышей. Считалось, что львицы беременны шесть лун и родят трижды: сначала троих львят, потом двоих, а потом, если снова зачнут, одного; этот последний и есть самый крепкий. (Жизнь Апполония Тианского, М., 1985, с. 17).

Кроме Китая, лев считался чужеземным существом и в Тибете. Но там он стал национальным символом. Стейн считал, что в течение IX в. н. э. элементы обрядов Иранского Нового года, включающих танец льва, прошли по пути Иран—Самарканд—Куча—Турфан — в Китай и Тибет. В начале IX в. китайская армия на китайско-тибетской границе — недалеко от Чаньаня — видела львиный танец, похожий, вероятно, на согдийский (60, с. 164).

Не вдаваясь в подробности почитания льва в Китае, следует отметить следующее:

В Китае лев известен под двумя названиями. Шицзы (), наиболее распространенное название, Шефер интерпретирует, как искаженное иранское «сингх» (лев). Хотя другое название, «суаньни» () при желании можно произвести от того же слова, иногда создается впечатление, что речь идет о двух различных животных.

Всем хорошо известно изображение льва в дальневосточном искусстве. Это — существо с большой головой и очень густой шерстью. В японском ксилографе «Собрание рисунков тьмы образов» есть рисунок, изображающий льва с необычайно мохнатой шкурой (В 80, л. 12 — разворот).

В пояснении к рисунку льва, очень похожего на настоящего, в «Эр-я ту» упоминается оба названия. В надписи непосредственно на рисунке название суаньни дано в своеобразном написании — второй знак заменен знаком ни , читающимся так же, но переводимым словом «олененок» (д 1, л. 26а, 31а). В «Сань-цай ту хуэй» есть только суаньни, похожий на изображение шицзы. Судя по тексту, речь идет о местном, а не чужеземном животном (34, с. 2220).

Суаньни.
(Иллюстрация к новелле «Слон».)

У Ляо Чжая оба животных даны отдельно. В иллюстрации к новелле «Шицзы» мы видим знакомую мохнатую фигуру льва. Его держит на цепи иноземец в одежде, напоминающей иранскую (С 159). Зато на другой новелле следует остановиться подробнее. В новелле «Слон» () описываются приключения охотника, заночевавшего в лесу. Чтобы спастись от хищников, он забрался на дерево. Вскоре под этим деревом собралось стадо слонов. Появился суаньни инакинулся на самого большого и жирного слона. Выстрелом из лука охотник убил чудовище.

На рисунке, иллюстрирующем новеллу, мы видим существо с короткой шерстью, пушистым хвостом и сильно развитыми клыками. По размерам оно не только не уступает своей жертве-слону, — но даже несколько превосходит его (С 159).

Налицо два различных животных. В романе «Цветы в зеркале» суаньни вступает в бой с цилинем за главенство над зверями (40, с. 183 — 185, 191). В глоссарии к этому отрывку (40, с. 770) суаньни — фантастический лев, напоминающий тигра с темной шерстью. У него острые когти и клыки, вздернутый нос, сверкающие глаза. Он — царь всех зверей.

Были ли в реальной жизни хищники, охотившиеся на слонов? По данным палеонтологии, это — саблезубый тигр и пещерный лев. По распространенному мнению, они вымерли до появления человека. Но данные археологии говорят иное. Всем известна скифская бляха из Эрмитажа, изображающая животное, похожее на саблезубого тигра. В Каповой пещере найден аналогичный рисунок экспедицией А. В. Рюмина. Хотя ученый секретарь межведомственной комиссии Е. Третьяков считал, что это изображение «домашней кошки», нарисованной туристами, экспедиция профессора О. Н. Бадера подтвердила подлинность других рисунков Каповой пещеры (Лит. газета, № 100 /4842/, 22.8.64).

Вполне можно допустить, что в основу образа суаньни — во всяком случае, у Ляо Чжая легло представление о каком-то реликтовом животном, сохранившемся до наших дней. Повторяется та же ситуация, что и с драконом.

«Золотой лев».
Чжуцзянь.
(Е 30, рис. 21).
Чешуйчатая собака се.
(Е 30, рис. 38.)
Рогатая собака цзяо.
Собака цунцун.
(Е 30, рис. 27).
Шаньхуэй.

В японском издании «Иллюстрированной китайской энциклопедии» есть упоминание о «золотом льве» цзинь-ни (; В 101, цз. 13, л. 9а). На рисунке к тексту, лев, окруженный пламенем.

Животное, описываемое в тексте «Шань-хай цзина» как подобие дикой пятнистой кошки, но с гривой, — лэй (; 44, с. 3) почти во всех иллюстрациях изображено полосатым львом (34, т. 6, ст. 2244; В 101, цз. 13, л. 9а; 11, цэ. 525, цз. 123, л. 2), иногда с человекоподобным лицом (51, с. 289).

Чжуцзянь (), существо, в основу образа которого лег, по-видимому, обычный леопард, изображается по-разному. В тексте «Шань-хай цзина» он описан следующим образом: «Есть животное. С виду оно подобно леопарду, но с длинным хвостом. Человечья голова, но коровьи уши. Один глаз. Когда идет, то держит во рту конец своего хвоста. Когда садится, то сворачивает его клубком (44, с. 33). На иллюстрациях к «Шань-хай цзину» чжуцзянь изображается леопардом с человеческой головой и одним глазом, держащим кончик хвоста во рту (Б 30, рис. 21). В «Сань-цай ту хуэй» это — леопард с клыками, похожими на слоновьи бивни (34, т. 6, с. 2251). Тот же рисунок повторен у Юань Кэ (51, с. 329). В «Китайской иллюстрированной энциклопедии» чжуцзянь похож на пятнистую собаку (В 101, цз. 13, л.15а).

Галерею фантастических собак в «Шань-хай цзине» открывает чешуйчатая собака се (). С виду она — как собака, но имеет чешую. Ее хвост — как у кабана (44, с. 57). В ксилографе из коллекции СПбФ ИВ РАН тело ее сплошь покрыто чешуей (Е 30, рис. 34). На рисунке у Юань Кэ чешуей покрыты только ее плечи и бедра (51, с. 430).

Собака, близкая к только что описанной, линь (), «имеет тигриные когти и панцирь» (44, с. 76). На рисунке она — чешуйчатая, как и первая, но на более коротких лапах (Е 30, рис 38). Ицзи (), зверь, похожий на собаку моцюань () является предвестником пожара (44, с. 79). У него красная морда, красные глаза и белый хвост. На рисунке у Юань Кэ он дышит огнем (51, с. 280). В Гу-цзинь ту-шу цзичэн» она изображена как собака с тигриными лапами — по-видимому, так воспринял художник «тигриные когти» (11, цэ. 525, цз. 124, 112).

В «Эр-я ту» есть рисунок, изображающий собаку тигровой масти — лицзысы (; А 1, , л. 30б).

Собака цунцун () имеет 6 ног (44, с. 45). Так она и изображена в иллюстрации к ксилографу (Е 30, с. 27).

Рогатая собака цзяо (), согласно тексту «Шань-хай цзина», имеет окраску леопарда, рога как у коровы, голос как лай собаки. Если ее увидят, в Поднебесной будет большой урожай (44, с. 23). Во всех иллюстрациях — К «Гу-цзинь тушу цзичэн» (11, цэ. 525, цз. 123, л. 4), «Шань-хай цзин» (Е 30, рис. 4,23), «Сань-цай ту хуэй» (34, с. 2242), «Китайской иллюстрированной энциклопедии» (В 101, цз. 13, л. 13а) она изображена одинаково — в виде пятилапой собаки с большими рогами.

«Небесная собака» (тяньгоу, ) по тексту «Шань-хай цзина» похожа на дикую кошку, но имеет белую голову. Она оберегает от несчастий (44, с. 24). В иллюстрации к ксилографическому изданию «Шань-хай цзина» она похожа на собаку, и на кошачьего хищника (Е 30, рис. 15). В «Сань-цай ту хуэй» (34, т. 6, с. 2254) и «Ту-шу цзичэн» (11, цэ. 525, цз 123, л. 4) она изображена в виде кошачьего хищника — вроде рыси, — держащего в зубах змею. В «Иллюстрированной китайской энциклопедии» это типичная собака (В 101, цз. 13, л. 139).

В Е 20 на рисунке 70 есть изображение еще одного варианта «небесной собаки» — тяньцюань (). Это — типичная собака, окруженная пламенем (Е 30, рис. 70).

Шаньхуэй () в тексте «Шань-хай цзина» — собака с человеческой головой. Увидев человека, она начинает смеяться. Ее появление предвещает большой ветер. В иллюстрации к ксилографическому изданию «Шань-хай цзина» она представлена как собака с головой человека (Е 30, рис. 22). В «Сань-цай ту хуэй» (34, т. 6, с. 2259) это неопределенный хищник с человеческим лицом и пышной бородой.

Роль лисы в китайском фольклоре известна даже неспециалистам. Ляо Чжай, следуя фольклорным традициям, посвятил множество новелл этому животному. Поскольку лиса — оборотень и обычно принимает человеческий образ, в иллюстрациях к этим новеллам нет изображений лисы как животного.

Особенно интересны животные, имеющие девять голов и девять хвостов (девятка вообще священное число).

Цзювэйху — одноголовая девятихвостая лиса.
Каймин-шоу — девятиголовый зверь.
Существо, сочетающее
в себе черты хищника и травоядного, — на.

Из них следует отметить девятиголовую и девятихвостую лисицу лун чжи (). Она описана в «Шань-хай цзине» как людоед (44, с. 48). Иллюстрации с протокольной точностью дают ее внешний вид (Е 30, рис. 28; 34, т. 6, с. 2251; 11, цэ.525, цз.123).

Одноголовая, но девятихвостая лиса цзювэйху () имени в «Шань-хай цзине» почему-то не дано (44, с. 4), судя по тексту, тоже поедала людей. Съевший ее мясо человек мог не бояться отравы. Голос ее был подобен крику новорожденного ребенка (там же). Иллюстрации изображают ее так, как описано в тексте (Е 30, рис. 4; Д 67, рис 3; 34, т. 6, с, 2257).

Девятиголовый зверь каймин-шоу () в комментарии подчеркнуто, что имени у этого зверя нет; 44, с. 103) — существо больших размеров, относящееся к тиграм, но с девятью головами. Лица у них человеческие. (Там же). На иллюстрации к ксилографу Е 30 этот зверь — пятнистый, как пантера или леопард (Е 30, рис. 56), а в «Ту-шу цзичэн» — полосатый, как тигр (11, цэ. 525, цз. 124).

Существу, похожему на дикую кошку, но с гривой лэй () при подробном описании в тексте (44, с. 3) уделено крайне скромное место в иллюстрациях. В Е 30 на рисунке 2 он изображен как неясная фигура, выглядывающая из-за скалы. Он — сам себе и самец, и самка. Съевший его мясо избавится от ревности.

Существо, сочетающее в себе черты хищника и травоядного — на (). Оно имеет только две лапы (задние). Шкура у него покрыта пятнами. При лапах и морде хищника оно имеет рога и козлиную бороду (д 1, л. 24а, л. 30б).

Существо с птичьим клювом измеиным хвостом — цююй () — судя по тексту, имеет тело кролика и притворяется мертвым при виде человека (44, с 47) На рисунках оно изображается скорее с телом хищника, чем кролика (Е 30, рис. 28).

Трудно сказать, можно ли отнести к хищникам двух двухголовых зверей, описанных в «Шань-хай цзине». Животное чути () имеет головы леопарда и лошадиный хвост (44, с. 123). Другое животное — пинпэн () имеет определенно головы и передние лапы хищника (44, с. 129). На рисунках они очень похожи (Е 30, рис. 67, 70).