Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

В XVII веке Афанасий Кирхер обосновал редкость драконов…
Драконы — жители пещер, и могут попасть на землю, только заблудившись.
А. Кирхер. «Подземный мир»

Алексей Мутовкин «Душа»

Участник литературного конкурса
сайта Dragon's Nest в 2006 г.

Алексей Мутовкин

На автобусной остановке лежала душа. Лежала и никому не мешала. И ничего ей было не нужно.

Была осень. Опять осень, наверное, уже третья в этом году. Холодно. Шел то ли дождь, то ли мокрый снег. Везде лужи, черный от грязи снег, какая-то каменная крошка, и мокрый асфальт. Пахло гадостью. Проезжающие автомобили обливали прохожих грязью из-под своих колес и поднимали за собой облако влажной мороси. На остановке стояли люди. Кто-то поглядывал на валяющуюся душу, делая вид, что не смотрит. Кто-то только делал вид, что смотрит, а сам смотрел не на душу, а на то, что она валяется посреди остановки. Вся в грязи и в холоде.

Подъехал автобус, окатив прохожих и душу холодной слякотью. Люди поспешно отпрыгнули от волны влажного месива. Дама в короткой шубке, обтягивавших штанах и высоких сапожках даже успела сделать рукой непонятный жест (скорее всего, выражающий неприязнь к грязи) и резко бросить «Фью!»

Из автобуса вышли люди, ругая про себя стоящих на тротуаре за то, что те столпились у входа и не дают выйти. Стоящие же перед автобусом, в свою очередь, молча бранили выходящих за то, что те выползают, как черепахи.

Вот появилась маленькая старушка с авоськой и посмотрела на душу.

«Вставай, сынок, холодно», — сказала бабушка.

«Ничего, бабушка, — отвечала душа, — я — душа, я не чувствую холода».

«Пойдем ко мне, — предложила она душе, — умоешься, обогреешься. Посмотри, какой грязный. Ведь совестно перед людьми».

«Нет, бабушка, мне негрязно. Гадостью только пахнет».

«Вот, хоть булочки возьми!»

«Спасибо, но душа не чувствует голода. Оставь себе».

«Ой, сынок, сынок!» — проговорила старушка и пошла прочь.

А душа осталась лежать. И ничего ей было не надо.

Мимо прошла дама. Черные сапоги на высоких каблуках, черные штаны, цветная куртка, доходящая лишь до точеной талии, густой слой косметики и белые, как чистый снег, волосы. Вокруг нее витал раздражающий фимиам дорогих духов известной марки, которую не знала душа. Странно, но, может, дама пыталась спрятаться в этом благоухании роскоши от запаха гадости?

Заметив на остановке грязную душу, валяющуюся на мокром асфальте, дама скорчила гримасу, будто обнаружила у себя в холодильнике дохлую собаку, и прижала руку к груди, словно испытывала изжогу. Причем сделано это было так, чтобы все, стоявшие поблизости, это заметили.

«Какая гадость», — заметила дама.

«Мадам, — обратилась к ней грязная душа, — вы, кажется, упомянули гадость. Не подскажете, где вы ее видите? Она источает слишком уж едкий запах».

«Ну о чем мне с вами разговаривать? — вульгарно жестикулируя пальцами с множеством колец, спросила дама. — Такие как вы валяетесь по всему городу и все. У вас же нет никаких ценностей!»

«Душе не нужны драгоценности», — ответила душа.

«Как это низко», — бросила дама и пошла прочь.

Стало темнеть. Дождь все шел и шел. На скамейку сел грязный пьяница и что-то невнятно сказал душе. Потом помолчал и снова обратился: «Ты, это, может, пойдем, а?»

«Нет, спасибо», — ответила душа.

«Да. Вот какая жизнь. Ну, ты, это, давай, заходи», — и ушел.

Вскоре стало совсем темно. Народ разошелся, машины проезжали все реже. Все та же грязь, все тот же дождь, все те же лужи и камни, все та же гадость.

На остановке появилась женщина. Увидев грязную душу, она сразу же отвернулась. Потом подошла к двум мужчинам и попросила их о чем-то, указав на нее. Мужчины подошли, и один сказал: «Эй, мужик! Вставай, иди домой».

«Нет, душе не нужен дом, я здесь побуду», — ответила та.

Потом подошел автобус, и все уехали. А душа продолжала лежать.

Подошла девушка с агатовыми очами и смоляными локонами. Она стала ждать последнего автобуса. Заметив душу она приблизилась и посмотрела ей в глаза.

«Привет», — сказала девушка.

«Светлый день», — ответила душа.

«Давно здесь?»

«Не помню».

«А чего домой не пойдешь?»

«Душе не нужен дом».

«А чего тебе нужно?»

«Пока не знаю. Ничего», — подумав, ответила душа.

«А почему ты лежишь на этой остановке, а не на следующей?»

«Душе все равно, где лежать».

«Если тебе все равно, то помоги мне. Сядь со мной на последний автобус, и поедем ко мне домой».

Душа и девушка сели в автобус и уехали. Девушка привела душу домой, вымыла, усадила на белой кухне за стол и стала играть на белом рояле, стоявшем там же, бессмертный Канон в ре-миноре Пахельбеля. Душа вспомнила проведенный на гадкой остановке день и оглядела белую, теплую кухню. И девушку. Она играла так, как может играть только счастливый человек. Душа заплакала.

«Что случилось?» — спросила девушка, заметив слезы.

«Зачем ты это сделала?» — спросила душа.

«У меня тоже есть душа. Каждой душе необходимо, чтобы ее поняли», — ответила девушка.

«Если это то, что нам обеим необходимо, и мы это имеем, то, значит, мы можем спокойно умереть?» — вновь вопросила душа.

«Конечно, — ответила девушка. — Сейчас я доиграю, и умрем».

2004