Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Тигр выпускает когти, не думая о них, но жертва не может скрыться.
Дракон использует силу, не замечая её, однако гора не может устоять.»
Из поучений мастеров
Г. Л. Олди «Мессия очищает диск»

Clancy «***»

Участник литературного конкурса
сайта Dragon's Nest в 2006 г.

Clancy

Завершались последние сутки старого года.

Денис подошёл к окну и внимательно изучил выделенные сейчас лишь чёрными линиями здания. Потом опустил взгляд на такую же тёмную улицу. Авария на подстанции лишила электричества весь район... и очистила небо от розово- фиолетового марева.

Но Денис всегда хорошо видел в темноте. «Нокталопия, правильно?» — молодой человек опёрся на подоконник и кивнул своим мыслям.

Сейчас...

Ещё несколько минут — и, как и раньше в подобные ночи, тишина начала едва заметно звенеть, а перед глазами поплыл контур... обычный городской пейзаж. Знакомый, чуть изогнутый в краях, кирпичный дом. И — точно по центру — выложенная более крупными и словно бы чуть влажными на ощупь кирпичами арка. Просто воспоминание. Вот только...

Никакой арки в этом доме не было.

И — Денис точно знал, что за дышащей тьмой под сводами арки, в маленьком дворике (которого, естественно, тоже не было) — его ждёт дракон.

В этот раз Денис даже не пытался сопротивляться знанию. Но оставалась ещё последняя проверка... юноша вслушался в себя, и отпустил мысли. Секунды... и создание, присутствовавшее в его разуме, начало вести себя. Дракон поднялся, вставая на все четыре лапы, прираскрыл крылья, и тихо прорычал...

Что же, вполне достаточно. Денис прошёл на кухню, зажёг свечу, потом в прихожую, и при колеблющемся свете — чтобы не напрягаться — начал одеваться на ночную прогулку. Последним движением, не совсем понимая, зачем это надо, стряхнул воск и засунул свечу под куртку, в карман рубашки. Но пошедшее по груди к сердцу тепло ответило на не успевший сложиться в слова вопрос. Денис улыбнулся и шагнул за порог.


С шестого этажа без лифта... маленькое неудобство, но тем легче убедиться, что происходящее — реальность. «И никаких щипков и уколов» — мрачно подумал Денис, выходя из подъезда и с неудовольствием ощущая, что определённо запыхался. Приятных ощущений добавил и заботливо положенный каким-то добрым человеком в точности посреди дороги камень...

Денис достоверно знал, что будет дальше. Он быстро найдёт показанное ему — или придуманное им самим? — место. Вот только никакой арки там не будет. Да и взяться ей, на самом деле, неоткуда... другое дело, что не проверить — было совершенно не в характере Дениса.

Особенно, когда речь идёт о драконе. Ждущем освобождения.

В прошлый раз это был шестой подъезд дома из пяти подъездов.

В позапрошлый — извилистый проулок, шедший как поворот налево из тупика на улице Архитекторов.

В позапозапрошлый...


Вспоминая, Денис приближался к сегодняшней цели. Ещё два поворота направо... и с каждым шагом — как и раньше — нарастала уверенность, что уж в этот раз всё будет по-другому.

Ведь никогда раньше это не звучало так близко к новогодней полуночи. К времени, когда случаются чудеса.


Да, вот он. И — «А чего ты, собственно, ждал?» — никакого прохода. Обычная глухая стена. Вот только — чувство направления стало острым до предела и совершенно явно указывающим — за. Дальше. Сквозь.

Денис со ставшим уже привычным за четыре последних года чувством глухой обиды подошёл к стене. Толкнул её. Прощупал кирпичи... в опереточных поисках секретного входа.

Бесполезно.

Несколько минут Денис просто стоял, прислонившись к влажно-шероховатому спиной и затылком. Вытер руки о бок куртки. Потом сунул левую руку в карман в поисках ножа. И достал свечу.


«Что?» — молодой человек прикрыл глаза, пытаясь разобраться в своей памяти. Он точно помнил, что при уходе на всякий случай, чтобы защититься, взял нож (с которым вполне умел обращаться, будучи научен сослуживцем)... но одновременно помнил и про свечу.

Секундный пристальный взгляд — в ожидании, что одно превратится в другое, и ясность будет восстановлена. Потом рука начала опускаться. И в этот момент дракон внутри Дениса снова пробудился.


Взгляд.

Скольжение.

Пауза, ветер, вздох.

Огонь.


....Денис помотал головой, и обнаружил, что за время его секундного беспамятства свеча — загорелась. Но не удивился. Только кивнул, повернулся к стене, и провёл свечой слева направо, как бы разрывая ткань. На заднем плане сознания дракон прошипел два почти понятных слова.

Кирпичи подёрнулись рябью и растворились в черноте, открывая арку. Видение слилось с реальностью

Что же. Вперёд.

Худощавая фигура скрылась в слегка колыхнувшейся тьме.


Денис вышел из арки и огляделся вокруг. Здесь кирпич был — белым. Почти сияющим, даже в ночи. И свет свечи даже несколько притуплял этот блеск. И — кирпичные круги поднимались, расширяясь, образуя амфитеатр. Или арену. А арка отсюда была — выходом из подаренного помещения.

Если верить чувству — а не верить ему было уже невозможно — дракон должен быть в центре.

Юноша прошёл в центр, и оглянулся. Никого. Но Денис уже понял, что этой ночью не всегда стоит доверять глазам. Зажмурившись, он вновь обратился к дракону.

И получил ответ.

По телу пробежала ледяная волна, и с омерзением к самому себе Денис ощутил струйку пота, пробежавшую по спине. Взгляд на руки — да, правая дрожит, и очень сильно. А вот левая, всё ещё держащая свечу — нет. Словно бы принадлежит не испугавшемуся телу. Разум, как ни странно, остался холоден.

Второй вопрос. И второй, бесконечно спокойный ответ. Да, тебя никто не принуждает, и ты свободен в своём выборе. Ты можешь покинуть Арену через тот же вход, и остаться со своей мечтой. А можешь остаться, сделать то, что должен — и увидеть чудо.

Молчание.

Долгое, очень долгое время — которое, как Денису было известно, сейчас ждало его — молодой человек сидел на корточках посреди бесконечной Арены. И думал. Свеча бестрепетно горела перед ним.

Наконец, приняв решение, встал. Снял куртку и рубашку, вздрогнув от зимнего холода. Посмотрел на столь же ровно сияющую — и ни на миллиметр не укоротившуюсья — свечу. Взял её в руку. И поднёс к обнажённой груди, с левой стороны.

Боль!

Чистая, абсолютная боль, почти мгновенно разбежавшаяся по всему телу. Денису уже приходилось серьёзно обжигаться — но это...

Это не было ни с чем сравнимо. Боль проникала сквозь тело, добираясь до души. Отделяя. Отрывая. Разделяя. Освобождая...

Бесконечное время чистой боли...


***


Денис поднялся на колени... Открыл глаза. И понял, что — боли больше нет. Свеча потухла. И... перед ним стоит дракон.

Не совсем такой, каким должен был быть.

Не Красный. Слишком много огненных оттенков. Скорее — медный. Явно меньше размером — иначе как бы он смог сейчас, стоя на четырёх, быть на одном уровне с Денисом? Но — гордый изгиб шеи, сияющие синие глаза с дрожащими вертикальными зрачками, подрагивающий в такт движениям узорный контур крыльев, матово- блестящие чешуйки...

Да, это он.

Денис втянул носом воздух и, почувствовав сухой запах, как от раскалённого металла, окончательно убедился, что он жив, а стоящий перед ним дракон — вполне реален. Вот только... молодой человек сморгнул... да, точно. Дракона окутывало такое же медное сияние, звёздчато расходящееся в стороны и выделяющее его на фоне окружающей тьмы. И один из утончающихся лучиков звезды, пульсируя, упирался в грудь Дениса. Теперь — без боли, лишь лёгкое тепло, проникающее до сердца... Юноша встал на ноги и шагнул навстречу. Прижался к горячему боку дракона. Вслушался в его медленное ровное дыхание... И произнёс имя, пришедшее к нему вместе с знанием дракона, и никогда не звучавшее за пределами сознания:

— Хиэррн.

Неожиданно легко прокатившееся гортанное «р» вызвало заметную волну в сиянии. Дракон вздрогнул, повернул шею, и пристально взглянул на Дениса. Тот ответил на взгляд, видя за гранью немигающих глаз — благодарность, не могущую найти достойного ответа... Минуты — в слиянии, едва ли не столь же полном, как раньше. Растворение в общем тепле и дружеской нежности...

И вдруг — почти одновременно — Денис ощутил, как прошёлся по его щеке шероховатый язык Хиэрна, а в сознании возникло мягкое, но непреодолимое желание отойти назад. Он так и сделал. И увидел, как буквально за секунды сияние усилилось до непереносимого, практически скрывая контур Хаэрна в золотом пламени... потом — вспышка! И на фоне золотой тьмы в обожжённых глазах Денис предельно чётко увидел — не по-земному ярко-синее небо. Золотое солнце. Море внизу. Скалы островов. И двух драконов, скользящих в воздухе по левой грани приоткрышегося окна.

Только секунда. Затем — тьма.


***


Денис не запомнил, как добрался домой. Осознал себя — стоящим около балконной двери и смаргивающим золотые искры в глазах. Глубоко, судорожно вздохнул и потянулся разумом к Хиэррну, как всегда, когда чувствовал себя — не собой.

Пустота.

Не тьма, просто — пустота. Безнадёжное отсутствие того, что должно быть. Денис в испуге отшатнулся, чувствуя, что начинает терять себя. Проваливается в дыру внутри собственного разума... но сознание, успев сплести лестницу из слов, вытянуло себя на поверхность... Денис сел на кровать, снова чувствуя противную дрожь и слабость в ногах, и попытался мыслить логически.

Хиэррна больше не будет рядом с тобой. Никогда. Он ушёл, превратившись из мечты — в чудо. И ты знал, что так будет. Верно?

Да.

Но кто же знал, что будет так... пусто. Больно и безнадёжно.

А ты думал, чудеса создаются легко? Скажи спасибо, что от тебя не потребовали большего. И — реальность лучше любой, самой настоящей фантазии, не так ли?

Но... я не умею быть один!

Слабак. Специально для таких, как ты есть «лёгкий выход». В трёх шагах.

....Денис поднялся и взялся за ручку балкона. Повернул. И вздрогнул вновь от закончившейся мысли: «Вот только грош тебе цена, если вся твоя сила и уверенность была в драконе».

Щёлкнул вновь закрывшийся замок. Денис лицом вниз упал на кровать. И тихо, почти беззвучно заплакал, вспоминая минуты, когда он был рядом с Хиэррном, и годы — вместе. Мелкие «магические» искажения. Желания, которые сбывались под их общим контролем... и чувство крыльев, раскрывающихся за спиной.

А на краю сознания оставалась — ноющая пустота.

Денис сел, не стирая слёз, и снова взялся за ручку двери.


***


Время спустя Хиэррн опустился на недавно замеченный им остров. Этот мир был огромен, и даже драконья память не могла полностью вместить каждый клочок суши. Однако... здесь были строения. И песок, в сумме с сухим климатом, давал надежду, что остались и книги. А значит — знания.

Прижавшись к земле, Хиэррн бесшумно скользил по песку, обходя редкие кусты — под ними любили гнездиться достаточно крупные для одинокого дракона подземные звери. К центру. Чаще всего следы были или на побережье, или в центре островов. Под необычно прямой ряд кустов — слишком далеко обегать...

Дракон резко остановился. Песок кончился — и впереди, уходя вниз, рядами — кратер из белого камня. Словно вырытый в песке. Но настолько ровные ступени?

Хиэррн понял, что это ему напоминает и, не сомневаясь более, пошёл по ступеням вниз. Ведь такие совпадения не бывают случайными. А чудеса — всегда повторяются дважды.

Вошёл в центр. Прищурился, переключаясь на магическое зрение. Да, та самая арка в стене арены.

И, уже зная, что будет дальше — лёг, положив голову на лапы.

Ждать пришлось недолго. Одновременно с закатом в голове прозвучал голос того самого создания, в котором дракон когда-то осознал себя:

«Здравствуй» — и лёгкий фон смущения, подавленного радостью встречи.

«Здравствуй» — ответил дракон. — «Я знал, что мы будем вместе».

«Да? А я — нет. Я только надеялся. Самое сложное было — не забыть тебя»

«Надежда и память — два из трёх. Ты забыл третье».

«И что же?»

Хиэррн улыбнулся.

«Когда-нибудь поймёшь. А пока — ты, помнится, хотел летать?»

Дракон поднялся и, после короткой пробежки, прыгнул вверх. Зацепился крыльями за воздух... выше — к берегу — там — на восходящий поток над скалой... да, здесь можно.

«Пробуй. С первой попытки вряд ли получится» — дракон вложил в эту мысль всю ироничность, какую только смог, и с удовольствием ощутил, что результат достигнут. Секундная пауза — и Хиэррн подвинулся, передавая контроль над телом Денису.

Над скалой, на фоне горящего неба, неумело, подобно птенцу, падая, хлопая крыльями, вновь поднимаясь, училось летать воплощённое чудо — красно-золотой дракон.