Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Источник «Золотистой пыли», пью ежедневно из него я.
Мне жить лет тысячу, не меньше, вспоенному водой живою.
Меня дракон и синий феникс несут, друг другу помогая,
К нефритовому государю, в простор безоблачного края.»
Ван Вэй

Европейские и скандинавские драконые

Амфиптерий (Amphiptere, Amfipterus)

Амфиптерий (Amphiptere, Amfipterus) — летающий дракон, по образу змея ног не имеющий, а рогатый лишь парой крыльев, по обеим сторонам тела расположенных, откуда и идет его греческое название. «Грозный сие есть людоед, что видно хотя бы по гербам Сфорцев и Висконтиев, на коих оный амфиптерий человека пожирающим изображен.» Изображен также на гербе французского рода Потьер (Potier).

Италия, Рим:

В своей «Естественной истории» Плиний Старший сообщает, что в правление императора Клавдия (ум. в 54г.н.э.) подле Ватиканского холма был убит дракон, в чреве которого обнаружили ребенка. Столетия спустя, в 1660 году, немец Антанатий Киршер осмотрел тушу убитого недалеко от города дракона, особо отметив необычное, как бы сетчатое строение лап зверя.

Мощь и свирепость этих чудовищ были таковы, что в античные времена считалось даже, что они охотятся на других гигантов животного мира — слонов. Сообщалось, что в Эфиопии драконов называют просто: слонобои. Плиний Старший, римский ученый, рассуждал в своих трудах о том, что драконы-де охотились на слонов ради их прохладной крови (напившись слоновьей крови, чудовище не так страдало от стоящей в пустыне жары, а также от жара собственного тела).

Римский ученый писал: «Дракон, свернувшись, затаивается в реке в ожидании часа, когда слоны придут на водопой, а завидев жертвy, бросается вперед, обвивается вокруг хобота слона и вцепляется зубами емy в головy, за ухом (это — единственное место, куда слон не может достать хоботом). Говорят, драконы так велики размерами, что в один присест могут высосать из слона всю кровь. Когда же обескровленный слон без сил валится на землю, опьяненный кровью дракон гибнет вместе с ним, раздавленный его тушей».

Еще мы читаем у Плиния, что эфиопские драконы в поисках лучших пастбищ регулярно переплывают Красное море, направляясь в Аравию. Для этого четыре-пять драконов, переплетясь, образуют некое подобие плота, причем головы их возвышаются над водой.

Ангития
Ангития, Анагтия, Анагета, в италийской мифологии (у марсов, пелигнов, осков) божество в облике змеи, к которому обращались для исциления от змеиных укусув. (Serv. Verg. Aen. VII 759). Соответствует римской Ангероне.
Вижунас

…Литовского Вижунаса трудно заподозрить в мягкосердечии. Но он справедлив. Когда человек умирает, душа его должна явиться на божеский суд — чтобы предстать на этот суд, душе нужно вскарабкаться на высокую-высокую гору Анафиелас, причем не налегке — приходится тащить на себе весь груз богатства, какое было у человека. Если богач был добрым и помогал другим людям, то души этих людей ему помогают в восхождении на Анафиелас. Но если человек был скуп, ему гору никак не осилить. Тогда Вижунас-дракон отнимает у злой души все богатства, и ветры уносят ее в ад.

Айтварас
Айтварас — в литовской мифологии летучий дух в виде огненного змея, дракона (иногда черной вороны или кошки), приведение, инкуб. Приносит людям богтство, особенно деньги, молоко, мёд; излюбленное занятие Айтвараса — заплетать лошадям гриву, насылать людям кошмары (в этом он схож с другими духами — слогутес). По поверьям А. можно купить, за чью-то душу получить от дьявола или вывести из яйца от семилетнего петуха (иногда сам А. представляется ввиде петуха, извергающего зерно). А. можно с большим трудом выгнать или даже убить: убийство А. вызывает пожар; нередко Перкунас поражает А. Упоминается уже у Мажвидаса и др. (16 в.). Типологически близок к словянскому Огненному Змею (ср. особенно Pjenjezny Zmij,"денежный змей" у лужицких сербов). Само название «Айтварас»" обычно сопостовляют с литовским varyti, «гнать»; согласно другому объяснению, оно восходит к иран. pati-vara, как и польское poczwara, «злой дух, кошмар».
Пуке

Пуке, Пукис (жен. род — Пукиене), в латышской мифологии летучий дух, дракон. Упомянут Пуке Эйнгорном (нач. 17 в). В народных сказках — огнедышащий многоголовый змей, противник героя, обитающий в воде или возле воды. В поверьях латышей Пуке — дух, приносящий в дом богатства (ср. лит. Айтавараса): хозяева хуторов покупают или заполучают его, продав собственную душу и души близких черту. Пуке крадет по ночам у соседей деньги и съестные припасы, переносит их по воздуху хозяину в своем хвосте-мешке, сам принимает вид летящего пламени. Обитает в хозяйственных пристройках.

Шаркань

Шаркань, у венгров дракон со змеевидным телом и крыльями. Можно разграничить два слоя представлений о Шаркане. Один из них связанный с европейской традицией, представлен преимущественно в сказках, где Шаркань — свирепое чудовище с большим количеством (три, семь, девять, двенадцать) голов, противник героя в битве, часто — обитатель волшебного замка. С другой стороны, известны поверья об одноголовом Шаркане как об одном из помощников колдуна (шамана) талтоша.

Польша

«Вот еще одна запись того времени. Она сделана агентом Английской торговой компании Джеромом Горсеем. В 1589 году он в очередной раз ехал в Россию и в Польше стал свидетелем невероятного: «Я выехал из Варшавы вечером, переехал через реку, где на берегу лежал ядовитый мертвый крокодил, которому мои люди разорвали брюхо копьями. При этом распространилось такое зловоние, что я был им отравлен и пролежал больной в ближайшей деревне, где встретил такое сочувствие и христианскую помощь, что чудесно поправился».

Аномалия. Газета о непознанном.www.pressa.spb.ru

Кракус (Cracus), позже назвавший в свою честь город Краков (Cracow), убил огромного дракона, обитавшего в упомянутой выше скале. Убил он его, поскольку этот прожорливый монстр выходил из своей пещеры и умерщвлял многих своим ядовитым дыханием, столь же смрадным, как дыхание чумы. И, блуждая по городам и землям, он пожирал всякого, кому довелось с ним встретиться. Потому жители, чтобы избежать подобных напастей, решили ежедневно приводить чудовищу ко входу в его пещеру по три головы крупного рогатого скота.

Тогда Кракус, сжалившийся над несчастными жителями своих городов, дал указание набить шкуру свежезабитой телки селитрой, смолой, серой и тому подобными веществами, после чего приказал разместить такую приманку у входа в пещеру. И голодный монстр, выползши из логова и приняв приманку за настоящую корову, пожрал ее. Тогда вещества, в особенности сера, загорелись в нутре его и вызвали у него такую жажду, что чудовище покинуло пещеру и поспешило к Висле, где выпило так много воды, что чрево его лопнуло и оно издохло.

Улисс Алдровандус. «История Змеев и Драконов

Эстония

Адам Бременский в «Деяниях архиепископов Гамбургской церкви» так описывает северные острова:

«Кроме того, нам говорили, что в означенном море есть еще много других островов, среди которых и крупный остров Эстланд(*) , не уступающий по величине предыдущему Его жители совершенно не знакомы с Богом христиан, они поклоняются крылатым драконам, которым даже приносят в жертву живых людей, приобретая их у купцов; да прове-ряют весьма тщательно, чтобы на теле у жертвы не было ни единого пятнышка, а иначе, по их словам, драконы ее от-вергнут».

* - Территория современной Эстонии, Адам ошибочно принимает ее за остров


Вообще, большинство людей при упоминании слова «дракон» обычно вспоминают именно о западных драконах, очевидно, это во многом связано с менталитетом людей, принадлежащих западной цивилизации.

Европейские драконы чаще всего представляются злобными, жаждущими убийства и крови тварями. О горах золота и драгоценных камней, спрятанных в их пещерах, ходят легенды, не дающие спокойно спать разного рода любителям приключений и искателям подвигов и славы. Но получить сокровища дракона можно, лишь убив их хозяина.

Поэтому любой классический средневековой герой считал своим долгом убить дракона. Этим прославились Геракл, Сигурд, Св. Михаил, Св. Георгий и многие другие.

Время сильно подорвало престиж дракона. Лев для нас — это и реальность, и символ, но минотавр — всего лишь символ, никак не реальность. Дракон, вероятно, самое известное, но также самое незадачливое из существ. Он кажется нам чем-то ребяческим и нередко портит истории, в которых появляется. Стоит, однако, вспомнить, что тут мы имеем дело с современным предрассудком, возникшим, вероятно, из-за избытка драконов в сказках.

Но много веков назад люди относились к драконам всерьез. Потому что легкомысленное отношение могло привести к самым печальным последствиям.

В мифах народов мира содержится множество удивительно согласующихся между собою прямых или косвенных сведений о природе, предпочтениях и повадках этих существ, при этом сохраняется преемственность тем, сюжетов и мотивов, причем преемственность может заключаться лишь в самом факте существования того или иного сюжета и применении его лишь в силу традиции в том или ином случае. Сюжеты трансформируются со временем, наполняются новым содержанием, но сохраняют свои основные элементы в течение многих столетий, будучи неоднократно преобразованными в самых различных по форме источниках, таких, как письменная художественная литература, устная традиция, фольклор и другие .