Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Одна голова — хорошо. Две головы — государев орёл. Три головы — мало того, что Горыныч, так ещё и шевелюру мыть втрое дольше»
Фолк

Скандинавский миф «Два брата и скрывший лицо»

Цикл «Девять миров»

…Пусть вникают в эту книгу, дабы набраться мудрости и позабавиться.
Нельзя забывать этих сказаний или называть их ложью.

Снорри Стурлусон, «Язык поэзии»

Осеннее море с грохотом сотрясало гранитные скалы. Ветер подхватывал брызги и нес вглубь страны, над ущелиями фиордов, над каменными перевалами, мимо снеговых шапок вершин. И даже орлы, гнездившиеся на неприступных утесах, с трудом могли разглядеть далеко в море маленькую рыбацкую лодку.

Шторм давно сломал мачту, сорвал парус и утащил куда-то в низкие тучи. Двое мореходов сперва пытались грести, но тяжелые волны выхватывали весла из рук, да и силы кончились быстро — ведь старшему из гребцов едва минуло десять зим, а младшему и того менее — восемь. Это были Агнар и Гейрред, сыновья Храудунга, одного из самых знаменитых вождей Северных Стран. Буря уносила их лодку от родного берега прочь. Братья едва успевали вычерпывать холодную воду, хлеставшую через борта.

— Держись, Гейрред! — крикнул старший брат младшему. — Мы же викинги! Дымные очаги и теплые постели — это не для мужчин!

Агнар был доброго и веселого нрава: все ждали, что он сделается хорошим вождем, справедливым и щедрым. Отцовские воины охотно пойдут за ним, когда он подрастет.

Гейрред отвечал:

— Пусть другие плачут или просят пощады.

Судьба младшего сына — все в жизни добывать самому, и богатство, и славу, и преданную дружину. Что ж, Гейрред обещал стать замечательным воином. Кровавое Копье — вот что значило его имя.

Двое промокших мальчишек упрямо сражались с волнами, чувствуя, как понемногу стынет кровь в жилах, как ледяной ветер высасывает последние силы… Они были сыновьями вождя. Они хотели стать викингами. Они не привыкли сдаваться.

Наконец, уже в ночной тьме, впереди заревел прибой, ощерились белые буруны. Братья отчаянно вцепились в обледенелые борта, предчувствуя гибель. Но вот диво: откуда-то из темноты вдруг громко закаркали два ворона, и вздыбившаяся волна подхватила лодку, пронесла над оскаленными клыками камней и вышвырнула на незнакомую сушу. Обоим показалось, что это была не простая волна. Поспешно выскочили сыновья Храудунга на скрипучий песок, и — новое диво — тотчас встретили старика.

Был у него синий плащ, гулко хлопвший на стылом ветру, и широкополая шляпа, низко надвинутая на единственный глаз. Он привел неудачливых рыбаков к себе в дом и велел старухе раздуть пожарче огонь, чтобы обсушить и согреть нежданных гостей. А поскольку осенние шторма длятся подолгу, до самого снега, делать нечего — остались они в том доме зимовать.

Многому научили братьев старик со старухой. И так вышло, что Агнар привязался больше к хозяйке, а Гейрред — к хозяину. Когда же наступила весна, старик дал детям вождя хорошую новую лодку, и, как по волшебству, немедля задул попутный ветер. Стали прощаться. Старик отозвал Гейрреда в сторону:

— Ты понравился мне. Знай же, что ты был гостем Одина, Отца Богов и Людей. Знай еще: я помогу тебе стать знаменитым вождем, таким же, как твой отец.

Быстро принес ветер лодку к родному берегу. Вот показались впереди горы, замаячили в морском тумане знакомые утесы возле устья фиорда. Гейрред первым выскочил на отцовскую пристань, на просмоленные дубовые бревна… и вдруг оттолкнул лодку с братом прочь, крикнув:

— Плыви теперь туда, откуда не возвращаются!

Вот так понял он милость Одина и обещание сделать его вождем. Агнара унесло течением обратно в море, потому что в лодке не было весел, и никто не заметил его в тумане и не явился на помощь. А вероломный брат, как ни в чем не бывало, зашагал ко двору Храудунга.

Люди узнали Гейрреда и приняли его с радостью. Оказывается, его отец умер зимой, и вот Гейрреда посадили на почетное место в доме и назвали вождем.

— Он сын хорошего отца, — промолвили старые, покрытые шрамами воины и по обычаю ударили мечами в щиты. — Старший брат не вернулся, но и в младшем добрая кровь!

Возмужал Гейрред и сделался прославленным викингом: говорят, была ему удача во всем. Но, знать, грызла все-таки его совесть — женившись, назвал сына Агнаром, по брату. Так прошло много зим…

И вот однажды воины привели к Гейрреду незнакомца, схваченного у ограды двора.

— Колдун забрел в твои земли, вождь, — сказали они. — Ни один пес на него не лает, даже самый свирепый!

У гостя была длинная седая борода, синий плащ на плечах и широкополая войлочная шляпа, низко надвинутая на единственный глаз. Не узнал Гейрред своего воспитателя, слишком много времени миновало.

— Свяжите-ка ему руки, чтобы не мог колдовать, — приказал он воинам и обратился к седобородому: — А ну отвечай, кто ты таков? И кто тебя подослал?

У Гейрреда было немало врагов, а в те времена враждующие вожди часто подсылали один к другому злых колдунов — навести порчу, отнять удачу, погубить урожай.

— У меня много имен, — ответствовал незнакомец. — Иногда меня называют Гримниром — Скрывшим Лицо…

Голос его показался Гейрреду смутно знакомым. Но пленник замолк и ничего больше не захотел говорить.

— Посадите его на пол меж двух очагов, — велел тогда Гейрред. — И пусть там сидит, пока не изжарится или не станет разговорчивее!

Так и было сделано с Гримниром: восемь ночей сидел он между огнями. Одежда на нем прогорела до дыр и волосы скрутило жаром, а нутро ссохлось от жажды. Иные не верят, что Отец Богов мог быть схвачен смертными и не сумел уйти из пут с помощью волшебных заклятий; должно быть, ни разу не пробовали эти люди творить заклинания со связанными руками, да еще когда нет вблизи ни капли воды…

А Гейрред смотрел на его муки, потягивая вкусное пиво.

Но на девятый вечер вернулся сын вождя, Агнар, ходивший с воинами в море. Было ему тогда десять зим, почти столько же, сколько его отцу когда-то, когда пришла для него пора испытания. Увидел Агнар связанного, измученного старика, услышал, что произошло в доме — и тотчас подбежал к Гримниру с полным рогом питья:

— Плохо поступает отец, пытая безвинного человека!

И затоптал огонь, подобравшийся к гостю так близко, что уже тлел его плащ. Вот когда только разомкнул уста Гримнир и стал говорить, и никто не мог двинуться с места, пока звучал голос Одина, Отца Богов и Людей. Он сказал:

— Счастлив ты будешь, Агнар, племянник Агнара и сын Гейрреда, потому что Бог Воинов желает тебе добра. Скоро ты станешь вождем и повелителем могучей дружины. Никто еще не не получал за глоток воды подобной награды…

И долго еще говорил Отец Богов, потому что вернулась к нему божественная сила, и огонь не смел больше приблизиться. Поведал он Агнару об Асгарде — славной небесной стране, о чертогах Богов и о блещущей золотом Вальхалле, обители героев, не оскверненных пороком. Рассказал о валькириях, о Мировом Древе и о волке по кличке Обман, бегущем за Солнцем. Открыл сыну конунга прошлое девяти древних миров и будущее Богов и Людей. И наконец вновь повернулся к конунгу и назвал свое имя:

— Не в меру ты, Гейрред, пьешь на пирах, помутился твой разум. Много у меня имен, но Одином зовут меня Люди.

Тогда только упала с глаз Гейрреда мутная пелена, понял он, кого предал на муку. В ужасе вскочил вождь с хозяйского места, думая оградить Одина от огня… но соскользнул наземь меч, что он держал на коленях, упал вниз рукоятью — споткнулся хмельной Гейрред и рухнул грудью на острие. Один же произнес еще одно заклинание и исчез, а Агнара вскоре избрали вождем, и говорят, что он правил долго и славно — ибо наградил его Всеотец не только удачей и властью, как Гейрреда, но и высшей мудростью, заповедными знаниями обо всех девяти мирах. Говорят также, что у Агнара были дочери и сыновья, и он многое им рассказал, чтобы сохранить драгоценную мудрость. Ибо память живет дольше смертных Людей, дольше стального оружия, дольше золота и серебра, зарытого в Землю…