Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Один европеец предложил настоятелю буддийского монастыря осушить ближайшее болото, причинявшее монахам много неудобств, тот решительно отказался, мотивируя свой отказ тем, что в таком случае погибнут „насекомые и драконы“, обитающие в этом бо
Соnze E. Buddhism: Its essence and development. N. Y., 1959.

Дж. Бадрейн «Горыныч. Криминальная повесть о том как Илья-богатырь Змея-Горыныча убил»

Джордж Бадрейн
сайт автора

Действующие лица:


Змей Горыныч, он же Дракон

Илья-богатырь, возможно, Муромец

сэр Ланселот, Альбионский рыцарь

Мерлин, колдун, он же Кощей

маленький дракончик


НАЧАЛО

На скале, потрескашейся и знойной, дрых пьяный дракон.

Редкие кустики поблекли от его смрадного дыхания. Он разостлался по каменной площадке, изредка пошевеливая серыми помятыми крыльями.

— Опять нажрамси! — горестно вздохнул богатырь Илья, задумчиво почесывая булавой шлем. Сивка согласно кивнул косматой башкой, порываясь хватануть увядшие листья с кустика.

— Осади назад, волчье отродье! Тоже хочешь как он валяться?! — громовым басом взревел Ильюха. Сивка испуганно попятился, выплевывая зелень — он с жеребячества знал, что бурда, которую хлещут драконы, опасна для жизни других тварей Божьих.

— Та-ак, — протянул богатырь, — что теперь его сонного резать? Не, не поймут меня добры молодцы. Придется ждать пока не протрезвеет.

Долго ли, коротко ли — Илья уже успел задремать. Он сидел на Сивке, крепком жеребце сероватой масти, тот же терпеливо держал здоровую тушу богатыря, упершись всеми копытами в неровности скалы. Под скалой спокойно плескалось море, играя белопенными барашками. К скале вела узкая каменистая тропа, набитая, наверное, искателями драконьего клада, но нашедшие только смерть под горой, на галечном берегу лазурного моря.

Вдруг в знойном послеполуденном мареве раздался перестук копыт и отборный заморский мат. Сивка беспокойно заерзал седлом. Илья вздрогнул, зевнул и пробудился. На скалу медленно въезжал огромный черный жеребец с белой звездой на лбу. В высоком рыцарском седле, как большой палец в фиге, торчал закованный в черные латы мужик, рыцарь то есть. В руках он держал раскаленный черный шлем, с разноцветным плюмажем на макушке. Его холеная физиономия с породистыми чертами выражала раздражение и недовольство этим знойным днем и всем на свете. Рыцарь, завидев Илью, сделал рожу невозмутимой и окинул его холодным оценивающим взглядом сине-стальных зрачков альбионца.

— Чего зенки вылупил? — начал беседу богатырь, завистливо оглядывая сверкающие новые латы рыцаря. Он посмотрел на свою покарябаную кольчугу и неприязненно насупился.

— Вы есть гофорить инглиш? — с надеждой спросил паладин.

— Сам такая сволочь! — неприветливо ответил Илья. Гость из туманного Альбиона непонятливо поморгал и пробормотал:

— Damp! What for did I kill my translator!? // (— Черт! Зачем я убил своего переводчика?)

— Чего-чего ты там гутаришь? — угрожающе взмахнул булавой богатырь. Сивка весь подобрался, сердито глядя на новый недоуздок черного коня.

— Горыныч мой! Неча всяким супостатам на нашу скотинку зариться!

— Oh, come on, calm down! Don't worry,be hapру! My name is Lans from Whitelake. // ( — О, ну давай успокойся! Меня зовут Ланс с Белого озера) — разразился тирадой черный рыцарь, успокаивающе похлопывая Локхабера.

— Ты че орешь? Да хоть кто ты есть, хоть король — Илья-богатырь тебе дорогу и дракона все равно не уступит! — гордо ответил Илья, меняя булаву на тяжелый обоюдоострый меч-кладенец.

— Выходи, железяка черная, в чисто поле! — запальчиво добавил он, поправив миндалевидный красный щит и нахлобучив шлем по самые уши.

Ланс, видать, понял серьезные намерения Ильи и поднял на дыбы Локхабера. Тот с негодующим ржанием взвился во весь свой огромный рост, а когда опустился, рыцарь уже был в полном вооружении с закрытым забралом, держа длинное боевое копье и огромный прямоугольный щит с гербом, изображающим геральдического льва с мечом в зубах.

— Упс, — ухмыльнулся Ильюха, — ну что ж, Сивка, покажем рыцарю как раком зимуют?

— Воды… Сушняки долбят, — вдруг раздался чей-то горестный вздох. Илья и Ланс резко повернулись в сторону дракона. Тот слабо шевелился, испуская жалобные мольбы по воде.

— Горыныч! Оклемался, родной?! — радостно возопил Ильюха. Дракон перевернулся и покосился лошадиным глазом на богатыря.

— Илья что ли? Ох, воды бы мне…

— Сейчас,сейчас, — засуетился Илья, вытаскивая флягу с живой водой.

— Лови, Горыныч!

Змей умирающим жестом ухватил флягу и надолго присосался к ней.

— I recommend you Andrew's Answer (Я рекомендую вам Эндрюс ансер), — что-то пролопотал рыцарь. Ильюха пренебрежительно глянул на того:

— Что ты под руку бормочешь! Не видишь — страдает животина.

Дракон оторвался от фляги:

— Благодарствую. Прояснилось в голове малость… Потом покосился на возвышающегося замолчавшего паладина и хрипло произнес:

— А это кто черный такой?

— А хрен его знает, драться порывается! — махнул рукой детина. Горыныч завернул длинной шеей куда-то взад и прохрипел:

— Э, братан, отошел, не?

Из-под немаленького туловища дракона, колыхаясь как парусник в бурю, вылезла еще одна голова на длинной гибкой шее.

— Пить… — просипела она и присосалась к ильюхиной фляге.

— Э-э, Горыныч, тебя там сколько еще? — оторопел Илья.

— Сколько надо, — отрубил многоглавый змей. Ланс беспокойно зашевелился:

— Excuse me, but I didn't know,that… //(Извините, но я не знал, что… ).

— Заткнись, консерва заморская! —буркнул Илья.

— Альбионец что ли? — смекнул Горыныч одной головой. Другая оторвалась от фляги и сказала:

— Так… Э, уот из йо нэйм?

Рыцарь обрадовался, снял шлем и, сияя улыбкой, произнес:

— Hello, my name is Lans from Whitelake and I wanna kill you! // (Здравствуйте, меня зовут Ланс из Белого озера и я желаю вас убить).

Второй Горыныч озадаченно хмыкнул:

— Это… он драться хочет, кажись…

Первый осведомился:

— А с кем?

— Шут его пойми! Я давно в альбионском не практиковался.

— Я же говорил он драться хочет,барагоз несчастный! — оживился Илья.

— Так… — сосредоточенно проговорил Первый, — это вдвоем не решишь. Придется Главного вызывать.

Меж двух шей вдруг, подобно черепаховым конечностям, начала вылезать еще одна голова с рогом на крокодильем носу.

— Ох, тяжело… Так… че это я вчера ел? — зашевелила она ноздрями по скале. На камнях, привольно раскинувшись, лежала засохшая блевотина, формой и ингредиентами похожая на пиццу.

— Фу! — поморщились остальные головы, — Ну ты, главный, вчера и упился!

— Голодный был, — буркнул в оправдание рогатый.

— А мы сытые что ль?! — возмутилась первая, она же правая голова.

— Слава богу, желудок пока у нас общий! — как всегда вторил второй, он же левый.

— Атставить сепаратисткие настроения! — рявкнул центральный, осушая ильюхину флягу.

— Фу… отошел малость, — закатил огромные зенки Главный, потом встряхнулся:

— Ну, есть проблемы что ли?

— Да вот, черного понять не можем, — вздохнули головы дуэтом.

— Тэкс, — уставился Главный на Ланса, — рыцарь с лошадью, с Альбиона говоришь?

Средняя голова глубокомысленно задумалась, вылила последние капли себе на язык и спросила:

— O'kay, knight, what's your name? //(Хорошо,рыцарь, как тебя зовут?)

Рыцарь устало шевельнулся и в третий раз сказал:

— My name is Lans from Whitelake.

— Ланс… — протянул Главный задумчиво. — Так ты часом не Ланселот? Are you Lanselot?

— Yes, it's my full name. I'm questing for Merlin. You, dragon, keep him in your cave! //(Да, это мое полное имя. Я ищу Мерлина. Ты, дракон, держишь его в своей пещере) — торжественно объяснил Ланселот цель своего визита.

— Merlin? Ugly old man?(Мерлин? Мерзкий старик?) — удивился средний.

— Yes. — кивнул рыцарь.

— No, I didn't see him. //(Нет, я его не видел.) — сухо ответил центральный. Повисла тягостная тишина. Илья не в силах преодолеть языковой барьер только хлопал редкими ресницами. Дракон со скрытым интересом смотрел на Ланселота средней головой, другие сделали морды по-умней и уставились в разные стороны.

Солнце жарило по-прежнему яростно. Огромные оводы кружили как бомбардировщики, кусая то Сивку, то Локхабера. Те отмахивались хвостами и злобно пыхтели. Вдруг Сивка переступил копытами и, внезапно озлясь, укусил рыцарского скакуна в ляжку. Тот испуганно заржал, взбрыкнул и лягнул обидчика в область паха.

— Ах ты, волчья сыть, травяной мешок! — взревел Илья, замахиваясь мечом, — Выходи на бой,альбионец чертов!

Благородный рыцарь, видя, что копья у противника нет, отбросил свое и выдернул свой двуручный Эскалибур из ножен. Богатырь рявкнул еще разок и обрушил мощный удар на седока Локхабера. Ланс подставил свой клинок, и неожиданная дуэль понеслась.

Скакуны злобно косились друг на друга, маневрируя по каменной площадке. Илья с Ланселотом молча рубились, лишь лязг стали да их хриплое пыхтение нарушали наступившую тишину.

— Ставлю на Илюху.-авторитетно заявила правая голова.

— Три против одного, идет? — тут же отозвалась левая. Средняя голова мудро молчала, увлеченно следя за событиями.

А они стремительно развивались. Илья принялся наседать, тесня Ланселота к краю площадки. Локхабер растерянно отступал под напором Сивки. Паладин откинул щит, ухватил Эскалибур обеими закованными в сталь руками, то же самое проделали Илья. Рыцарь хрипло выматерился по-альбионски и напрягся, переходя к контратаке. Илья, ухмыляясь, играючи отбил своими богатырскими дланями его отчаянный демарш и, найдя брешь в обороне супостата, ударил по шлему Ланса своим мечом-кладенцом. Лезвие с хрустальным звоном переломилось почти у самой рукояти. Илюха оторопел, узрев несчастный обломок в своих руках. Рыцарь же с изрядно помятой макушкой шлема рухнул навзничь с Локхабера, прогремев бронированным задом.

— Туше. — хмыкнула главная голова. Левая подавленно молчала.

— Ну что, дурик, подставляй лобик! — зарадовалась правая. Они с секунд десять поборолись за обладание нервных окончаний правой когтистой лапы, но справедливость восторжествовала, и правый зарядил левому изумительный по силе и звуку щелбан. Левый выпучил глаза и поник.

Илья с досадой выкинул обломок и, матеря кузнецов, подобрал брошеный хозяином Эскалибур.

— Что ж, Горыныч, извини, но настал твой черед! — сурово вымолвил он, поднимая щит.

— Как мой? — удивился трехзвучием змей.

— А, деревенские опять телегу накатали? — смекнула средняя голова.

— Да они каждый год пишут, стукачи позорные! —махнула лапой правая голова.

— Подумаешь, барашка утащили! — фыркнула левая, предательски бегая глазками.

Илья, управляя Сивкой, встал в позицию, выставил щит и проговорил:

— И не только барашка, но и дочку царскую умыкнул!

— Дык, когда это было то, я ее еще полсотню лет в бабоягскую школу отдал! — попытался увернуться Горыныч, трусливо следя за эволюциями богатыря.

— Не оттягивай свой конец, змеюка подколодная! А колдуна заморского кто в заточении держит?!

— Так на хрен он мне сдался?! — искренне удивился дракон, — сам не вылазит, самогон жрет, как проклятый! Думаешь с кем я вчера надрался? С ним, с Мерлином, алкашом этаким!

Илья задумался, опустив меч. Горыныч, с надеждой поглядывая на него, добавил:

— Да завязывай, Илюха, на своих же земелей кидаться, давай лучше опохмелимся вместе, а?

Илья встрепенулся, решительно взметнул Эскалибур и, грозно проревев: — А кто народ спаивает, змий зеленый?!-, ринулся на Сивке в кавалерийскую атаку.

И пошла у них сеча на три дня и три ночи. Скала тряслась зело сильно, аж Ланселот, рыцарь заморский, очнулся, влез, кряхтя на Локхабера, и потащился отсюда нах гауз.

На исходе третьих суток беспрерывной битвы запросил Змей тайм-аут.

— Зачем тебе это нужно? — сипло спросила богатыря единственная средняя голова. Илья вытер пот со лба и ухмыльнулся:

— Да так, положение обязывает, — и вдруг хитрым движением подло отсек бедолаге последнюю голову.

— Да и за державу обидно, — добавил богатырь, спихивая безглавое тело дракона со скалы на галечный берег лазурного моря.

Илья посидел еще немного, поспал часов тридцать и, взгромоздясь на коня, отправился восвояси.

— Ну и дурак! — оторвался мерзкий старикашка от наблюдательного зеркала. Подошел к диковинному аппарату в углу громадной пещеры, отцедил в стаканчик прозрачную жидкость.

— На, дракоша, дегустируй!

Маленький трехглавый дракончик размером с двух ротвейлеров, икнув, выхлестал средней головой весь стакан и тут же выметнул из всех трех голов красно-зеленый недоеденный винегрет.

— Мал еще, — с сожалением буркнул Мерлин, — но ничего, подрастешь еще, и тогда мы им покажем!

И огромная пещера гулко загремела, вторя безумному смеху колдуна.

THE END.


29.05.2000