Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Причины [хороших и дурных] знамений простые люди видят в судъбе-мин. Откуда им знать, где их действительный исток? Если выбивать зверя и питаться молодняком, цилинь не явится. Если спускать водоемы, чтобы взять рыбу, — не останется ни драконов, ни череп
Люйши чунцю, ("Весны и осени г-на Люя")

Дед Сказочник «Два дракона»

Дед Сказочник

Шумная толпа людей перед входом в бар была все такая же. Здесь стояли те, кому надоел шум внизу, кто хотел просто поговорить и проветриться. Под знакомой неоновой вывеской с кактусом ребята с девчонками просто пили пиво, радостно встречали тех, кого давно не видели, договаривались о новых встречах, влюблялись и расставались. Пятница… Это был их день, когда можно просто прийти и в реале поговорить и встретиться с теми, с кем целую неделю общался через виртуал. За прошедшее время ни чего не измелилось, все осталось так же.

Дракон, покуривая, постоял в стороне, внимательно всматриваясь в людей. Да, из старых знакомых, с кем он сам в свое время общался в сетке, не было никого. Хотя и время, час ночи, было как раз то, но видно во внутреннем мире сети что-то изменилось. Или уже прошла та смена поколений, в которую он сам когда-то пришел, старики уходят, их место занимаю молодые. Пройдя мимо толпы, Дракон смело шагнул на ступеньки, ведущие в общий зал бара. Именно смело. Долго он готовился к этому шагу. Он его боялся и очень хотел. Слишком много времени прошло с тех пор, когда, услышав «НЕТ», и, продав свой компьютер, он не общался с виртуальщиками. Но та жизнь осталась в нем. Сны были все чаще и чаще. Его просто тянуло прийти в мир, в котором он жил, в котором он любил. Конечно, боль осталась, но стала более «светлая», более мягкая.

Спустившись вниз, он остановился у входа. Надо было немного привыкнуть к шуму бара, громкой музыке, сигаретному дыму. Немного постояв, он медленно двинулся дальше, внимательного всматриваясь в лица присутствующих. Кого-то он узнавал, но видел их раньше лишь мельком. Тогда они еще всего стеснялись в обществе таких «стариков» как он, теперь они сами были «старики» и умело травили разные истории молоденьким наивным девчонкам, которые с большой заинтересованностью слушали их небылицы. Да, время не меняется в этом мире!

Пройдя игровую и бильярдную, но, так и не встретив ни кого из знакомых, Дракон вернулся в общий зал, взял кружку пива, и, высмотрев свободное место за столом, двинулся туда. Место было очень удобным, в самом углу, его никто не видел, но зато он видел весь зал и вход. За столиком сидели двое ребят с девчонками. Они просто пили пиво и о чем-то говорили. Дракон даже не вслушивался в их разговор. Его только спросили, кто он, но, услышав, что они его не знают, сразу потеряли к нему интерес и занялись своими проблемами.

Он просто сидел, курил, пил пиво и каждой клеткой своего тела чувствовал, как организм насыщается этим миром виртуала. Те времена, когда все это было его миром, теплой волной накрывали его. Он вспоминал, как они здесь бесились, как ехали под утро кто к подругам, кто домой, а кто и продолжать свой праздник. Вспоминал те страстные поцелуи, которые получал здесь сам, и награждал других. Только те воспоминания, которые были связаны с принцессой, не могли пробить стену его мира. Он не пускал их. Все еще свежа та боль, еще нельзя!

Новая толпа народа, смеясь во весь голос, ворвалась в бар. Не обращая внимания на присутствующих, они подошли к ближайшему столу, рассмотрели в клубах дыма своих знакомых и с громкими приветствиями расселись вокруг столика, предварительно заказав пива в огромных количествах. Вот так и он когда-то!

Что-то привлекло внимание Дракона в этой толпе. Как только дым немного развеялся, он понял что! Там были те, с кем он был раньше. Вот высокий симпатичный парень в очках — Стейк, а рядом с ним, в обнимку, кайра. В свое время они здорово погуляли в Подмосковье. Стейк был вообще красавчик, девчонки так и липли к нему, но кое-что перепадало и остальным!

С ними рядом были еще какие-то незнакомые ребята и девчонки, но вот в фигуре одной из них, той, которая стояла спиной к нему, было что-то до боли знакомое. Сердце тихо сжалось в маленький комок, и когда девушка повернулась, он понял, что не ошибся — да, это была она, его Принцесса! Она его не видела. Все такая же игривая, с наивным взглядом. Она обняла Стейка за шею и крепко-крепко поцеловала. Вместе, весело засмеявшись, они сели за столик. Вернее сел Стейк, а Принцесса к нему на колени. Только после этого они решили осмотреть зал в поисках свободных стульев и знакомых лиц. Принцесса медленно обводила взглядом зал, пока не увидела его.

Дракон смотрел не отрываясь. Кружка застыла в руке, сигарета давно потухла, но он просто не заметил этого. Он смотрел на нее.

Когда их взгляды встретились, первым ее порывом было подскочить, но она осталась сидеть, неотрывно смотря на него. В ее взгляде читалось удивление: что он здесь делает, непонимание всего происходящего, и это можно было назвать теплотой. Ее взгляд всегда таил в себе эту теплоту, но сейчас была какая то теплота воспоминаний. И при этом холод. Холод расставания, холод расчета, холод реальной жизни. Ее взгляд говорил, что она рада ему, но не более. Она все помнит, она не о чем не жалеет, она готова повторить все свои слова.

Дракон, грустно усмехнувшись, положил окурок в пепельницу, достал новую сигарету, и, выпуская дым, посмотрел на нее, как бы говоря: «Не бойся, я все понял, я здесь не для этого…».


Колдун нахмурился.Когда он шел по улице деревни, все ее жители сразу находили дела по дому и стремились уйти с улицы. Они просто боялись его! Боялись его знаний и его силы! Только один человек мог говорить с ним на равных — глава рода. Остальные просто молчали, опустив глаза в землю.

Сегодня глава позвал его. Нужна была его помощь. Колдун знал, что его зовут только в последний момент, когда все остальные средства уже перепробованы и никто, и ни что не может уже помочь. Тогда звали его! И он шел, не смотря на все обиды и горечи — это его предназначение, это его жизнь.

Глава рода позвал его помочь мальчику. Мальчик умирал от неизвестной болезни. Ни один знахарь, ни одна молитва богам не помогли.

Мальчиков в роду было немного. За них боролись всегда до конца. Это будущий воин, будущий охотник, рыбак. Он — кормилец. Войдя в дом больного, Колдун немного постоял на пороге, осматриваясь. Да, семья была большая, не очень богатая, но и не бедная. Отец мальчика славился своим умением выслеживать ценную дичь и зверье, и поэтому в доме всегда был кусок мяса и хлеб. Посреди комнаты стояла мать мальчика с подарками. В ее глазах стояли слезы и мольба. «Помоги!!!».

Пройдя в комнату, Колдун подошел к матери и тихо ей сказал:

— Убери! Я здесь не для этого. Меня попросил Глава, и я пришел. Подарки отдашь богам. Если все будет хорошо. Расскажи, что случилось.

— Прости, почтенный, — мать убрала поднос с подарками и тут же рухнула на пол, в истерике закричав, — Прошу тебя! Помоги!

Погладив голову бедной женщины, Колдун тихо сказал какое-то слово. Мать моментально успокоилась и затихла. Только слезы текли по ее щекам.

— Говори. И ничего не пропускай, — тихо сказал Колдун.

Сидя прямо на полу, мать мальчика начала свой рассказ.

— Все началось в тот день, когда рядом с деревней разбился Дракон. Из-за чего он упал, никто не знал. Это был родовой Дракон — защита их рода. Жил он недалеко, в ближайших горах. Иногда улетал, но всегда возвращался. Жители боялись Дракона, но очень уважали и всегда стремились преподнести какие либо подарки в знак благодарности.

Но, как-то раз, в полдень, Дракона как будто подменили — он метался по всему небу, а потом резко взвился вверх и полетел прямо к солнцу. В какой-то момент всем и показалось, что Дракон улетел навсегда в слепящий круг, но тут что-то произошло. Дракон резко сложил крылья, развернулся к земле и, не распуская крыльев, камнем упал на краю деревни.

В тот день мальчик и заболел. Началось все с того, что семья проснулась ночью от крика — мальчик звал принцессу. Тело ребенка горело, покрылось капельками пота, он все время твердил только одну фразу: «Не уходи! Не бросай меня! Я такой же, просто ты не видишь!»

Вот с тех пор все так и продолжалось. И днем и ночью. Он зовет принцессу, не приходя в себя, не подпускает к себе никого. Только когда хочет пить. Но он ничего не ест. Помоги ему, Колдун! Если он не может жить, так сделай, чтобы он умер, но не мучился так сильно!

Колдун подошел к кровати, на которой, весь в поту, лежал мальчик. На вид ему было лет десять, черные волосы, глаза закрыты, кулаки крепко сжаты, один кулак лежал на сердце.

Словно почувствовав присутствие Колдуна, мальчик затих. Только сухие губы продолжали что-то шептать.

Выставив вперед руки, как щит, Колдун тихо, но очень настойчиво сказал:

— Спи, Дракон!

Мальчик, словно его что-то отпустило, расслабился и вытянулся, его дыхание стало ровным, губы перестали двигаться. Мальчик заснул, тихо и безмятежно.

Разжав кулак, лежавший на груди мальчика, Колдун увидел маленький камушек слюды, так похожий по форме на слезу. Тяжело вздохнув, Колдун повернулся к матери.

— Твой сын будет спать. Спать до тех пор, пока я его не разбужу. Никто его не сможет разбудить. Но… — Колдун запнулся.

— Что? — тихо спросила мать.

— Но у тебя больше нет сына. — Тихо проговорил Колдун. — Нельзя было ему брать эту слезу — слезу Драконьей любви. Он может жить, но только драконом.

Мать тихо заплакала, наклонив голову.

— Пусть будет драконом. Он будет нас помнить?

— Будет. Всегда. Сердце у него останется человеческим. И память тоже. И любовь.

— Пусть будет так! Только пусть живет.

Через несколько часов, ещё до захода солнца, согласовав все вопросы, Колдун вместе с повозкой, на которой лежал спящий мальчик, поехал обратно к себе. Теперь вся деревня стояла возле своих домов, провожая повозку тревожными, и в то же время исполненными надеждой, взглядами. Каждый знал — род не выживет, если у него не будет своего дракона.

Подъехав к своему дому, Колдун осторожно снял мальчика с повозки и отнес в дом. Перетащив стол под лампу, в центр комнаты, Колдун расстелил на нем алую материю. Осторожно, чтобы не было ни одной складки на материи, колдун положил мальчика на стол. Достав из ниши в стене красный мешочек, Колдун насыпал алмазной крошки, капнул несколько капель красного вина и осторожно положил туда Драконью слезу.

Встав на колени у стола, Колдун долго, до самого рассвета, читал заклятья над красным мешочком. Когда первые лучи солнца коснулись верхушек деревьев, Колдун встал, взял красный мешок и положил его на грудь мальчика. После этого придав телу мальчика ту позу, в которой его застал первый раз, закрыв мешочек рукой мальчика.

Накрыв маленькое тело изумрудным плащом, Колдун тяжело вздохнул и твердым голосом сказал.

— Дракон! Проснись! Живи! Лети! Люби.

Теплая волна ветра ударила в дверь дома. На улице, до этого момента ослепленной солнцем, наступила кромешная тьма. Реки воды хлынули на маленький дом! Каждая молния стремилась попасть в крышу! Земля тряслась, и казалось, что вот-вот разверзнется!

Колдун, широко расставив ноги, стоял над прикрытым телом, всем своим видом говоря. «Все это не страшно! Все это пройдет! Останется только жизнь и любовь! Только солнце и небо!».

В тот самый момент, когда казалось все рухнет, когда буйство стихии достигло своего апогея и вот-вот должен был наступить конец всему живому, Колдун резко поднял руку и громко крикнул.

— Дракон! Будь! Будь всегда и всюду! Всегда помни и умей прощать! БУДЬ!

С последними словами стих ураган, прекратился дождь. В доме погас весь свет, но солнце, светившее в бездонно-голубом небе, ослепительным сиянием залило все помещение.

Посреди комнаты, там, где еще недавно находился стол, от которого остались одни щепки, стоял Дракон! Вернее, еще не дракон — дракончик! Ему еще надо научиться летать, научиться бороться, научиться побеждать и проигрывать, но это был изумрудно-зеленный Дракон! Он сможет! Ну, а Колдун — Колдун поможет! Это его жизнь, его судьба — быть наставником Дракона и первым учителем. Он научит его всему. Он научить его любить. Любить заново, потому, что память Драконьей слезы будет по-прежнему с Драконом.


Дракон грустно усмехнулся, сделав глубокую затяжку. Он резко встал и пошел на выход, не отрывая своего взгляда от наивно-теплых глаз.

Что же сделаешь, раз на выход можно пройти только мимо них? Ничего. А оставаться. Нет, он не хотел. Сегодня он понял то, что должен был давно уже понять. Ему стало тесно в этом помещении!

Проходя мимо их столика, он видел, что Принцесса все еще напряженно смотрит на него, ожидая какой-либо выходки. Он только усмехнулся, хлопнул по плечу Стейка.

— Привет, Сереж!

И пошел дальше, не дожидаясь ответа.

Стейк удивленно посмотрел ему в след.

— Дракон? Ты? Но как?

Дракон вышел на улицу, так и не обернувшись.

В городе начиналось утро. Небо было безумно голубым и тихим.

Дракону было на редкость легко! Он был свободен! Свободен сам от себя, от той тяжести, которая лежала на его душе. Тяжести и обиды.


Дракон начинал свой новый полет навстречу перламутровому рассвету. Яркое золотое солнце вставало над бирюзовой водой, осыпая золотым сиянием фиолетовую траву. В даль уходили изумрудные горы…