Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«...это как любовь, можно сотни книг написать, переломать сотни копий, но все сводится обратно к тебе,
если ты влюблён, то никакие Ъ термины не нужны, ты и сам это понимаешь.
Так же и тут. И бесполезно кому-то доказывать, что он не дракон, использя обидные прозвища
и потрясая своим(личным) кодексом Ъ, как вышитыми трусами.
Это как влюблённому объяснять, что он на самом деле не любит.»
Kodar

Привидения

Привидение
Привидение

Призраки, Привидения, Духи, Домовые, Барабашки… все мы слышали эти названия. Часто они появляются как полупрозрачные образы людей, умерших давным-давно. Кто они? Действительно ли души людей, пришедшие в мир живых, или нечто совершенно другое?

Рассказы и сообщения подразумевают, что они на самом деле существуют. Часто сообщают об обнаружении в доме участков с сильно пониженной температурой, об объектах, перемещенных или брошенных чьей-то невидимой рукой, а иногда даже людей поднимает вверх на короткое время некая невидимая сила.

«Прямо перед ним в призрачном свете луны стоял старик ужасного вида. Глаза его горели, как раскаленные угли; длинные, седые волосы патлами ниспадали на плечи, грязное платье старинного покроя было все в лохмотьях, с рук его и ног, закованных в кандалы, свисали тяжелые рваные цепи. Приведение прислонилось к лунному лучу и, немного отдышавшись, начало вспоминать. Ни разу за всю его долгую трехсотлетнюю карьеру его так не оскорбляли. Дух вспомнил о вдовствующей герцогине, которую насмерть напугал, когда она смотрелась в зеркало, вся в кружевах и бриллиантах: о четырех горничных, с которыми случилась истерика, когда он всего-навсего улыбнулся им из-за портьеры в спальне для гостей; о приходском священнике, который до сих пор лечится от нервного расстройства, потому что однажды вечером, когда тот выходил из библиотеки, он задул у него свечку; о старой мадам, которая, проснувшись как-то на рассвете и увидав, что в кресле у камина сидит скелет и читает ее дневник, слегла на шесть недель с воспалением мозга. Он припомнил все жертвы своих великих деяний, начиная с дворецкого, который застрелился, когда зеленая рука постучалась в окно буфетной, и кончая прекрасной леди Стетфилд, что всегда носила на шее черную бархотку, дабы скрыть отпечатки пальцев, оставшихся на ее белоснежной коже. Она потом утопилась в пруду. Охваченный тем чувством самоупоения, которое знает всякий настоящий художник, он перебирал в уме свои лучшие роли, и горькая улыбка кривила его губы, когда он вспоминал последнее свое выступление в качестве Красного Рубена, или Младенца-удавленника, свой дебют в роли Сухощавого Джибона, или Кровопийце с Бекслейской Топи; припомнил и то, как потряс зрителей, когда прелестным июньским вечером играл в кегли своими костями на площадке для лаун-тенниса».

Оскар Уайлд «Кентервильское приведение»