Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Здесь ты видишь все измерения.
Свет подобен радуге, видимой на небе;
Звук подобен дракону гаруде, он звучит как гром;
Лучи же подобны разноцветному шелку.»
«Жанг Жунг Ньян Гьюд»

Марко Поло «Книга чудес»

Фрагмент из книги
Фрагмент из книги Марко Поло «Книга чудес»
Фрагмент из книги Марко Поло «Книга чудес»
Отрывки из «Книги чудес света»
из Национальной библиотеки Франции (Ms. fr. 2810)
Франсуа Авриль
Аннотации к иллюстрациям Мари-Терезы Гусе

[Введение]

В 1298 году в генуэзской темнице венецианец по имени Марко Поло диктовал свои воспоминания... Воспоминания о необыкновенном путешествии на край света — к неведомым Западу мирам.

Их автор столкнулся с недоверием своих соотечественников, которые не поверили в фантастические истории, привезенные им из долгого плавания. Тогда с помощью Рустикелло из Пизы, признанного в Англии писателя, он взялся за рассказ о своем путешествии, который стал известен под разными названиями: конечно, Книга чудес, но также Книга о разнообразии мира или даже Миллион, по обидному прозвищу, данному согражданами, — Мессир Мильоне.

Долгое время принято было считать, что Марко Поло мог диктовать свои воспоминания лишь на венецианском диалекте — ведь именно на нем написана самая ранняя из сохранившихся версий текста. Однако теперь общепризнанным считается тот факт, что оригинал текста был французским. Убедительного объяснения этому пока не найдено, хотя связь с тем, что Рустикелло из Пизы писал свои труды по-французски, здесь очевидна.

Как бы то ни было, этот рассказ имел огромный успех: сохранилась сотня его копий на всех романских языках, и это был один из первых текстов, напечатанных Гутенбергом.

Относящаяся к жанру путешествий, который прославили позже такие авторы, как Жан де Мандвиль, Книга чудес остается одной из лучших не только среди созданных в XIII-XIV веках, но и в целом в истории жанра, так как в ней точные описания жизни и нравов Востока, его преданий, далеких, почти сказочных для западного человека стран (таких как Индия или Цейлон) сочетались с рассказами о собственных приключениях.

Впрочем, Марко Поло отнюдь не был первым.

В XI-XII веках Венеция укрепила свои позиции на Адриатике: благодаря концессиям греческих императоров и крестовым походам она создала плотную сеть факторий в Восточном Средиземноморье и назло соперникам заключила союз с Византией. Это была единственная в эпоху Средневековья подлинная колониальная империя.

День за днем крупнейшие купеческие кланы открывали новые филиалы на всем этом торговом пространстве, захватывая рынки в далеких городах, откуда жадная до роскоши и экзотики метрополия ждала пряностей, благовоний и тканей.

С возвращением каждого корабля лагуну наполняли фантастические рассказы, которые восхищенно слушал бедный люд, а скептики называли не иначе, как «нравоучениями пьяных матросов». Впрочем, некоторые из этих первых свидетельств исходили от лиц, вполне заслуживающих доверия, даже от ученых, отправлявшихся на разведку к монгольским землям. Среди них — два францисканца: Жан Планкарпен, написавший по возвращении Историю монголов (около 1250), и Гийом де Рубрук, посланный с миссией Святым Людовиком, которого он сопровождал в крестовом походе. Сообщения этих и других путешественников предназначались для церковных властей, но также для тех, кому нужны были более всего: монахов, кораблестроителей, послов и, конечно, купцов.

Родившийся в 1254 году в большой семье торговцев и с раннего детства впитавший рассказы о далеких неведомых мирах, молодой Марко Поло только и мечтал сопровождать отца и дядю в путешествиях по дорогам Леванта.

Николо и Маттео Поло отправились на Восток в 1255 году и после долгого плавания достигли монгольских владений, где им был оказан прекрасный прием и где они получили долгожданное разрешение на право торговли в этих землях.

Основанная в XII веке Чингисханом, Монгольская империя охватывала обширные земли, на севере граничащие с озером Байкал и рекой Амур, на западе — с Каспийским морем, на востоке — с Тихим океаном и на юге — с Индокитаем. Великий хан Кублай, внук Чингисхана, укрепил империю жесткими административными мерами, направленными на ее централизацию (введение бумажных денег и документов на право передвижения, обязательная военная служба), и стремился расширить свои владения, захватывая земли на юге Китая и на Кавказе.

Мечтая о сближении с западным миром, хан отправил братьев Николо и Маттео с миссией к Папе Римскому, предложив ему с помощью миссионеров обратить татар в христианство.

Именно в этот свой приезд в Италию в 1271 году братья Поло взяли с собой в обратную дорогу молодого Марко. Возвращение ко двору Великого хана в его резиденцию в Камбалуке, к северу от Пекина, заняло четыре года: плавание было долгим, засады и постоянные военные стычки на пути вдоль китайского побережья вынудили братьев отказаться от продолжения путешествия по морю.

Марко Поло провел в этих землях семнадцать лет на службе у Кублая: по его приказу он обследовал отдаленные территории (Индию, Японию, Цейлон), путешествуя не только с коммерческими целями, но и обуреваемый жаждой все увидеть и все познать.

В 1292 году семейство Поло решило возвратиться на родину, чтобы расширить свою торговлю. Эти планы вовсе не обрадовали Великого хана, который очень дорожил донесениями своих европейских советников. Однако они воспользовались удобным случаем и морским путем за три года добрались до родных берегов.

С 1296 года Марко Поло участвовал в войне Венеции против Генуи и попал в плен. Выкуп за него не был заплачен, его пребывание в тюрьме затянулось, и он воспользовался этим, чтобы продиктовать свои воспоминания пизанцу Рустикелло, который прибыл к известному путешественнику из Англии.

И пока недоверчивый Запад читал сложенную из его рассказов книгу, итальянцы и особенно венецианцы продолжали богатеть, плавая в эти далекие земли. Книга чудес постепенно стала незаменимым проводником для мореплавателей, торговцев и прочих авантюристов, потому что в ней указывались места, где можно пополнить запасы продовольствия, назывались расстояния и единицы мер, сообщались сведения о языках и диалектах и тому подобное.

Более того, как свидетельствует История, в поисках западного пути к Азии и особенно к земле Зипунгу (Японии), о богатстве которой он прочитал в Книге чудес, Колумб приплыл... к Америке.

Таким образом, путешествие Марко Поло и его близких еще больше ускорило процесс социальной эволюции: хан Кублай, все более увлеченный христианством, отправил в Иерусалим китайского монаха-несторианца, который распространил свою миссию до самого Парижа, где в его лице Европа впервые познакомилась с представителем живущих на краю света народов.

С этого времени начали постепенно меняться не только внешний облик обоих наших миров и обеих цивилизаций, но и их мировосприятие: благодаря многочисленным открытиям они осознавали свои размеры, они отказывались от своих границ, они открывались навстречу другим формам мышления и религиям; в соответствии с духом времени, стремясь постичь иную культуру, Запад преодолевал христианское представление о мире.

Примечания издателей

Текст Книги чудес публикуется по рукописи, принадлежавшей герцогу Бургундскому Иоанну Бесстрашному из Национальной библиотеки Франции в Париже (ms. Fr. 2810).

Аннотации к иллюстрациям (выделенные курсивом) составлены Мари-Терезой Гуссе.

За текстом Марко Поло следует подробный очерк Франсуа Авриля, главного хранителя Отдела рукописей Национальной библиотеки Франции и руководителя Центра исследования книжной миниатюры, посвященный самой рукописи и ее заказчику.


[Фрагменты текста]

Здесь начинается Книга чудес великой Азии, малой и большой Индиях о различных частях мира

Цари и императоры, короли, герцоги и маркизы, графы, рыцари и граждане и все, кому желательно узнать о разных народах, разнообразии стран света, возьмите эту книгу и заставьте почитать ее себе; вы найдете тут необычайные всякие диковины и разные рассказы о Великой Армении, о Персии, о татарах, об Индии и о многих других странах; все это наша книга расскажет ясно по порядку, точно так, как Марко Поло, умный и благородный гражданин Венеции, говорил о том, что видел своими глазами, и о том, чего сам не видел, но слышал от людей нелживых и верных. А чтобы книга наша была правдива, истинна, без всякой лжи, о виденном станет говориться в ней как о виденном, а слышанное расскажется как слышанное; всякий, кто эту книгу прочтет или выслушает, поверит ей, потому что все тут правда.

И скажу вам еще: с тех пор, как Господь Бог собственными руками сотворил праотца Адама, и доныне не было такого христианина, или язычника, или татарина, или индийца, или иного какого человека из других народов, кто разузнавал бы и знал о частях мира и о великих диковинах так же точно, как Марко разузнавал и знает. И сказал он себе поэтому: нехорошо, если все те великие диковины, что он сам видел или о которых слышал правду, не будут записаны для того, чтобы и другие люди, не видевшие и не слышавшие этого, могли научиться из такой книги. Скажу вам еще: двадцать шесть лет собирал он сведения в разных частях света, и в 1298 году от Рождества Христова, сидя в темнице в Генуе, заставил он заключенного вместе с ним Рустикана Пизанского записать все это.


<…>

Folio 37<br><em>Январь и февраль [Великий хан] Кублай обычно проводил в своем дворце в Пекине. Художник упростил довольно сложное описание Марко Поло и изобразил лишь укрепленный четырехугольник с зубчатыми стенами, крытыми серебром крышами и роскошью внутренней отделки. В квадратных проемах видны темные стены покоев, где золотом написаны львы, драконы и разнообразные фантастические животные. Вход охраняет часовой с кривой саблей у пояса и палицей в руках. </em>
Folio 37
Январь и февраль [Великий хан] Кублай обычно проводил в своем дворце в Пекине. Художник упростил довольно сложное описание Марко Поло и изобразил лишь укрепленный четырехугольник с зубчатыми стенами, крытыми серебром крышами и роскошью внутренней отделки. В квадратных проемах видны темные стены покоев, где золотом написаны львы, драконы и разнообразные фантастические животные. Вход охраняет часовой с кривой саблей у пояса и палицей в руках.

Здесь описывается дворец великого хана

Три месяца в году, декабрь, январь и февраль, Великий хан живет в главном городе Катая* — Канбалуке**; там его большой дворец, и вот он каков: прежде всего квадратная стена; каждая сторона миля в длину, а в округе, значит, четыре мили; стена толстая, в вышину добрых десять шагов, белая и кругом зубчатая; в каждом углу по красивому, богатому дворцу; в них хранится сбруя Великого хана, луки, колчаны, седла, конские узды, тетивы, все, что нужно на войне; есть еще по дворцу у каждой стены, такие же, как угольные; всего по стенам восемь дворцов, и во всех сбруя Великого хана; в каждом, знайте, одно что-нибудь: в одном луки и ничего иного, в другом только одни седла, и так в каждом одно что-нибудь. В стене на юг пять ворот; посередине большие открываются, только когда Великий хан выезжает или въезжает; после них с двух сторон по воротам; ими входят все прочие люди; а по углам есть еще по большим воротам, ими входит всякий.

____________________________________________

* Древнее название Китая.

** Пекин.


За стеной этой есть другая, в поперечнике поменьше, нежели в длину; и тут восемь дворцов, таких же, как и первые, и в них также хранится сбруя Великого хана. На юг в этой стене, как и в первой, пять ворот; и по углам ворота, так же как и там; посередине дворец Великого хана, выстроен он вот как: такого большого нигде не видано; второго этажа нет, а фундамент над землей десять пядей; крыша превысокая. Стены в больших и в малых покоях покрыты золотом и серебром, и разрисованы по ним драконы и звери, птицы, кони и всякого рода звери, и так-то стены покрыты, что, кроме золота и живописи, ничего не видно. Зала такая просторная, более шести тысяч человек может там быть.

Диву даешься, сколько там покоев, просторных и прекрасно устроенных, и никому в свете не выстроить и не устроить покоев лучше этих. А крыша красная, зеленая, голубая, желтая, всех цветов, тонко да искусно вылощена, блестит как кристальная и светится издали кругом дворца. Крыша эта, знайте, крепкая, выстроена прочно, простоит многие годы. Между первой и второй стеной — луга и прекрасные дерева и всякого рода звери; есть тут и белые олени, и зверьки с мускусом, антилопы и лани и всякие другие красивые звери, и за стенами только по дорогам, где люди ходят, их нет, а в других местах и там много красивых зверей.

В северо-западном углу большое озеро и много там разных рыб. Великий хан велел напустить туда рыб, и всякий раз, когда захочется ему рыбы, сколько нужно, там и есть. Берет там начало и вытекает из озера, скажу вам, большая река, рыбе выход железными и стальными сетями загорожен.

От дворца на север, скажу вам, на один выстрел из лука Великий хан приказал устроить холм. Холм в вышину сто шагов, а в округе тысячу; весь он покрыт деревами; они всегда в зелени, никогда не бывают без листьев.


<…>

Folio 55v<br><em>Марко Поло пишет, что в провинции Караджан* такие огромные ужи и змеи, что один их вид вызывает ужас. Эти рептилии «с двумя ногами у головы» были, вероятно, разновидностью гавиалов. Безобразные, с огромными глазами и челюстями, на коротких передних лапах с когтями, как у льва или сокола. Эти животные под кистью художника превращаются в типичных драконов, в яркие, созданные средневековой фантазией образы, в которых описания Плиния или Солина перемешиваются со старинной легендой.</em>
Folio 55v
Марко Поло пишет, что в провинции Караджан* такие огромные ужи и змеи, что один их вид вызывает ужас. Эти рептилии «с двумя ногами у головы» были, вероятно, разновидностью гавиалов. Безобразные, с огромными глазами и челюстями, на коротких передних лапах с когтями, как у льва или сокола. Эти животные под кистью художника превращаются в типичных драконов, в яркие, созданные средневековой фантазией образы, в которых описания Плиния или Солина перемешиваются со старинной легендой.

Здесь еще говорится об области Караджан

От города Жачи** на запад через десять дней все еще область Караджан, и главный город в царстве зовется так же. Народ великого хана, идолопоклонники. Царит тут Когачин, сын Великого хана***. В этой области в реках находится золото в зернах, а в озере да в горах — и в больших слитках. Золота у них так много, что они один вес золота отдают за шесть серебра. Тут же в ходу и те раковины, о чем я выше говорил. В этой области они не водятся, а привозят их из Индии.

____________________________________________

* Провинция Юньнань.

** Куньмин, центр провинции Юньнань.

** Хукачи, сын Хубилая и отец Есен-Тимура, был наместником провинции Юньнань до 1280 года.


Водятся тут большие ужи и превеликие змеи. Всякий, глядя на них, дивится, и препротивно на них смотреть. Вот они какие, толстые да жирные: иной поистине в длину десять шагов, а в обхват десять пядей; то самые большие. Спереди, у головы, у них две ноги, лапы нет, а есть только когти, как у сокола или как у льва. Голова превеликая, а глаза побольше булки. Пасть такая большая, сразу человека может проглотить. Зубы у них большие, и так они велики да крепки, нет ни человека, ни зверя, чтобы их не боялся. Бывают и поменьше, в восемь, в пять шагов и в один.

Ловят их вот как: днем, знайте, от великой жары они под землею, а ночью выходят кормиться и всякого зверя, что попадается, хватают. Пить идут к реке, к озеру или к источнику. Так они велики, тяжелы да толсты, и, когда ночью двигаются по песку кормиться или к пойлу, проводят по песку борозду, словно прокатили тут бочку с вином. Охотники, когда идут их ловить, на той самой дороге, по которой шел змей, ставят снаряд: втыкают в землю толстый да крепкий деревянный кол с железным наконечником, вострым, как бритва или как острие копья, а чтобы змей не заметил его, покрывают кол сверху песком на две пяди. И таких вострых кольев наставят они несколько. Поползет змей по той дороге, где колья, и натыкается на них так, что острие всаживается ему в брюхо и разрезает его до пасти; змей тут же издыхает, так-то охотники ловят их.


<…>

Здесь описывается область Кангигу*

Область Кангигу — на восток. Здесь свой царь, жители — идолопоклонники, имеют свой собственный язык, они покорились Великому хану и каждый год платят ему дань. Царь у них, скажу вам, сластолюбивый, добрых триста жен у него; как увидит красивую женщину, тотчас же берет ее себе в жены. Много здесь золота и всяких дорогих пряностей, да море далеко, и товары эти ничего не стоят, а много их на продажу. Слонов и других всяких зверей у них много; и дичи тут много. Ест здешний народ мясо, рис и молоко. Виноградного вина у них нет, а делают они хорошее вино из рису с пряностями. Здешний народ, мужчины и женщины, разрисовывают тела и, скажу вам, вот как: рисуют иглою по телу львов, драконов, птиц и всякие другие образы, и нарисованное не сходит. Рисуют по лицу, на шее, по животу, по рукам, по ногам и по всему телу; делают это ради красоты. Чем больше у кого на теле рисования, тем знатнее он почитается. Оставим эту область и расскажем о другой, Аму**, что на восток.

____________________________________________

* Некоторые комментаторы отождествляют это название с Цзяочжицзюем, китайским названием Тонкина; другие полагают, что здесь описывается часть верхнего Лаоса.

** Юго-восточная часть провинции Юньнань; по мнению других комментаторов, это Аннам или Тонкин.

Folio 82<br><em>Царица Мутифили в сопровождении служанки наблюдает за добычей алмазов (они изображены здесь красными!), которые в большом количестве находили на дне горных рек. Люди, работавшие в горах, «ходят туда ...с опасностью», так как эти места кишат ядовитыми змеями, которых художник изобразил в виде драконов, розового и зеленого. Змеи, в свою очередь, становятся добычей «белых орлов», гнездящихся на вершинах и готовых наброситься на сказочных рептилий. </em>
Folio 82
Царица Мутифили в сопровождении служанки наблюдает за добычей алмазов (они изображены здесь красными!), которые в большом количестве находили на дне горных рек. Люди, работавшие в горах, «ходят туда ...с опасностью», так как эти места кишат ядовитыми змеями, которых художник изобразил в виде драконов, розового и зеленого. Змеи, в свою очередь, становятся добычей «белых орлов», гнездящихся на вершинах и готовых наброситься на сказочных рептилий.

Здесь описывается царство Мутифили*

На север от Маабара за тысячу миль — царство Мутифили; правит тут мудрая царица. Сорок лет тому назад умер царь, ее супруг, и так как она мужа сильно любила и всех благ ему желала, то и объявила, что Богу не угодно, чтобы она замуж выходила, ибо тот, кого она больше себя любила, помер. По этому самому она и не выходила замуж. Все эти сорок лет правила царица мудро, по правде и по справедливости; точно так управлял ее супруг. Никогда ни одного царя и ни одну царицу не любили так, как ее. Живут тут идолопоклонники и дани никому не платят. Едят тут рис, мясо и молоко. В этом царстве находят алмазы, и, скажу вам, вот как: много тут гор, где находят, как вы услышите, алмазы**. Пойдет дождь, вода и потечет ручьями по горам да по большим пещерам, а как перестанет и только что вода сойдет, идут люди искать алмазы в тех самых руслах, что вода понаделала, и много их находят. А летом, когда тут нет ни капли воды, много алмазов находят в горах; но жара тогда тут нестерпимая. В этих горах, скажу вам, больших да толстых змей многое множество, и ходят туда люди с опасностью, но если могут, так все-таки идут и находят там большие и крупные алмазы. Змеи, скажу вам, злые и очень ядовитые; в те пещеры, где они водятся, люди не осмеливаются ходить, а алмазы добываются оттуда другим способом. Есть тут большая, глубокая долина, а кругом в скалах пещеры; ходить туда никто не осмеливается, и люди делают вот что: берут они куски мяса и бросают их в глубокую долину; мясо попадает на множество алмазов, и они пристают к нему.

____________________________________________

* Вероятно, Телингана, область в восточной части полуострова Индостан со столицей Варангол (ныне в восточной части штата Хайдарабад).

** Речь идёт о прославленных алмазных россыпях Голконды в Телингане.


В этих горах водится множество белых орлов, что ловят змей; завидит орел мясо в глубокой долине, спускается туда, схватит его и потащит в другое место; а люди между тем пристально смотрят, куда орел полетел, и, как только он усядется и станет клевать мясо, начинают они кричать что есть мочи, а орел боится, чтобы его невзначай не схватили, бросит мясо и улетит. Тут-то люди подбегают к мясу и находят в нем довольно-таки алмазов. Добывают алмазы и другим еще способом: орел с мясом клюет и алмазы, а потом ночью, как вернется к себе, вместе с пометом выбрасывает те алмазы, что клевал; люди ходят туда, подбирают орлиный помет и много алмазов находят в нем. Тремя, как вы слышали, способами добывают алмазы. Нигде в свете, только в этом царстве водятся алмазы; их тут много и все хорошие. Не думайте, чтобы лучшие алмазы шли в наши христианские страны; несут их к Великому хану, к царям, князьям здешних стран и царств; у них большие богатства, они и скупают все дорогие камни. Рассказал вам об алмазах, опишу теперь другое. Ткут здесь отличный бокоран, самый красивый и самый тонкий в свете, самый дорогой и словно как из овечьей шерсти. Все цари или царицы одеваются в него, так он красив и наряден. Скота, всяких харчей тут много, и самые большие в свете здесь бараны. Пойдем отсюда и расскажем вам об области абривамаинов*.

____________________________________________

* Т.е. брахманов.

<…>

Folio 88<br><em>Четверо путешественников только что вступили на сомалийский берег на Мадагаскаре. Они осторожно движутся по горной тропинке. На горизонте над лесистыми горами возвышаются стены трех городов, переливающихся яркими и одновременно тонко нюансированными красками. Двое мужчин справа внимательно наблюдают за дикими животными, собранными в небольшой плоской впадине, похожей на ров зверинца. Там гуляют слоны; орел клюет падаль; грифон, расправив крылья и откинувшись назад, держит в клюве барана.</em>
Folio 88
Четверо путешественников только что вступили на сомалийский берег на Мадагаскаре. Они осторожно движутся по горной тропинке. На горизонте над лесистыми горами возвышаются стены трех городов, переливающихся яркими и одновременно тонко нюансированными красками. Двое мужчин справа внимательно наблюдают за дикими животными, собранными в небольшой плоской впадине, похожей на ров зверинца. Там гуляют слоны; орел клюет падаль; грифон, расправив крылья и откинувшись назад, держит в клюве барана.

Здесь описывается остров Мадагаскар

От Скары* в тысяче милях на юг — остров Мадагаскар. Живут там сарацины, молятся Мухаммеду. У них четыре шейха, то есть четыре старца; они и правят всем островом. Остров этот, знайте, самый славный и самый большой в свете. Говорят, в округе он четыре тысячи миль. Народ торговый и ремесленный. Тут, скажу вам, слонов больше, нежели где-либо; ни в какой другой стране не продается и не покупается слоновых зубов столько, как здесь или в Зензибаре**. Едят тут только одно мясо — верблюжье; кто не видел, тот и не поверит, сколько верблюдов убивается ежедневно; народ здешний говорит, что верблюжье мясо лучше и здоровее всякого другого, поэтому-то и ест его круглый год. Растут тут еще дерева красного сандала и такие же большие, как и наши деревья; и много этих деревьев продается в другие страны. Много у них амбры, потому что много китов в здешнем море; много здесь и кашалотов; амбры у них много, потому что кит, как вы знаете, выделяет ее. Есть у них леопарды, медведи, львы; многое множество тут и других животных: оленей, антилоп, ланей. Есть тут разные птицы, и совсем они не похожи на наших, просто диво. Товаров у них много, и много судов приходит сюда со всякими товарами, с разными тканями, золотыми и шелковыми, и с иными товарами, о которых не станем говорить здесь; все они тут продаются и обмениваются на здешние товары. Приходят сюда купцы с нагруженными судами, продают здесь весь груз; нагружаются потом здешними товарами и уходят нагруженными. Скажу вам, купцу здесь много прибыли и большая выгода.

____________________________________________

* Остров Сокотора.

** Остров Занзибар.


А далее на юг, к югу от этого острова да от острова Зензибара к другим островам суда не могут плыть; сильно тут морское течение на юг, и не вернуться назад судну, поэтому-то и не ходят туда. Из Мабара до этого острова суда доходят в двадцать дней, а назад до Мабара — в три месяца, оттого что течение всегда на юг и никогда в другую сторону. На юге, сказать по истинной правде, островов много, да суда не идут туда охотно по причине здешнего течения.

Рассказывают, что есть там птица гриф, появляется в известное время года и во всем гриф не таков, как у нас думают и как его изображают; у нас рассказывают, что гриф наполовину птица, а наполовину лев; и это неправда. Те, кто его видел, рассказывают, что он совсем как орел, но только, говорят, чрезвычайно большой. Кто его видел, описывают его, как я слышал, так: рассказывают, что гриф очень силен и очень велик; схватит слона и высоко-высоко унесет его вверх, на воздух, а потом бросит его на землю и слон разобьется; гриф тут клюет его, жрет и упитывается им. Кто видел грифа, рассказывают еще, что если он расправит крылья, так в них тридцать шагов, а перья в крыльях двенадцати шагов; по длине и толщина их. Вот что рассказывают о грифе, кто его видел. Посылал сюда Великий хан гонцов разведать об этих островах, да с приказом, чтобы отпустили его гонца, что в плен был взят. Гонцы эти, да тот, что в плен был взят, рассказывали Великому хану много чудес об этих диковинных островах; принесли они Великому хану зубы дикого кабана необычайной величины; Великий хан приказал свесить один, и весил он четырнадцать фунтов. Каков же был кабан с такими зубами! Рассказывали гонцы, что водятся там кабаны с буйвола. Жирафов и диких ослов тут много. И звери и птицы здешние на наших не похожи, так что чудно об этом слушать, а посмотреть на них, так еще диковиннее.

О грифе вот еще что нужно сказать: зовут его на островах руком*, а по-нашему не называют и грифа не знают; но то гриф, судя по величине. <…>

____________________________________________

* Сказочная птица Рух в арабских и европейских легендах.


[Отдельные иллюстрации из очерка Франсуа Авриля]

<…>

52. Ясон с драконом, охраняющим Золотое руно. Миниатюра из <em>Историй</em> Орозия. Париж, Национальная библиотека Франции, Fr. 301, fol. 30v.
52. Ясон с драконом, охраняющим Золотое руно. Миниатюра из Историй Орозия. Париж, Национальная библиотека Франции, Fr. 301, fol. 30v.
53. Дочь Ипокразия, превратившаяся в дракона. Миниатюра из <em>Путешествий за море</em> Жана де Мандвиля. Париж, Национальная библиотека Франции, N. a. fг. 4515, fol. 1.
53. Дочь Ипокразия, превратившаяся в дракона. Миниатюра из Путешествий за море Жана де Мандвиля. Париж, Национальная библиотека Франции, N. a. fг. 4515, fol. 1.
  

<…>

Перевод с французского Е.Ю. Золотовой

Текст Марко Поло приводится в переводе И.П. Минаева

© 1999 Ultreya, Milan

© 2003 Издательство «Белый город»,
издание на русском языке


Примечание Гнезда

Полный текст «Книги о разнообразии мира» Марко Поло, как иногда переводят название этой книги, можно найти здесь.