Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«На ветках хурмы сегодня уже не висят
Огненно-красные яйца драконьи.
Зеленеет листва — но что может быть лучше
Для понимания темы, для упражнений в письме?»
Басё

Н. К. Козлова «Восточнославянские былички о змее и змеях»

Омск

Мифический любовник
Указатель сюжетов и тексты

Под. ред. Ю. И. Смирнова.
Омск: Изд-во ОмГПУ. 2000.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Змей — очень древний и сложный образ; он связан со стихиями огня и воды; с небом, дарующим земле дождь; с самой землей и ее плодородием; с подземными пещерами и их богатствами; с культом предков. Но в то же время может вступать в отношения с живыми людьми, принимая человеческий облик.

Представления об этом мифологическом образе дошли до нас в разрушенном виде, и, чтобы восстановить его (если, конечно, это вообще возможно), нужно пройти через слой позднейших переосмыслений и переделок и собрать по крупицам то, что рассеяно в разных фольклорных жанрах, этнографических комплексах и прочих фактах народной культуры.

Одну из граней общего воззрения славян на змея отражает тема "Мифический любовник", требующая отдельного изучения. Она имеет свой круг сюжетов и мотивов, разрабатываемых разными фольклорными жанрами: былинами, сказками, заговорами, но, в большей степени — мифологическими рассказами — быличками.

Восточнославянские мифологические рассказы, длительное время не воспринимавшиеся как самостоятельные фольклорные формы, в настоящее время все чаще становятся объектом внимания фольклористов.

Выходят сборники текстов, различным аспектам изучения жанра посвящаются научные статьи. Огромное количество быличек сосредоточено в различных региональных архивах. Весь этот материал требует классификации и систематизации.

Первой и пока еще единственной системой каталога восточнославянских быличек является "Указатель сюжетов русских быличек и бывальщин о мифологических персонажах", составленный С. Г. Айвазян на основе печатных источников ХIХ - начала ХХ вв. (1). По его типу создаются указатели на основе региональных архивных собраний (2).

Научная ценность работы С. Г. Айвазян несомненна: она показала, что быличка, как и другие эпические жанры, имеет свой круг сюжетов и мотивов, которые классифицированы здесь по персонажам.

Та же классификация была выбрана и Б. П. Кербелите при составлении "Каталога литовского повествовательного фольклора" (3). При этом внимание уделялось не только сюжетам, но и их версиям и вариантам, которые в совокупности составляют тип произведения. Однако версии и варианты не были показаны, учитывалось лишь варьирование названий персонажей.

Б. П. Кербелите делалась попытка показать и "взаимозаменяемость мифических персонажей во многих сюжетных сказаниях". При этом варианты одного и того же сюжета соединялись в один тип, "независимо от того, что в них фигурируют разные персонажи" и определялись в подразделе "по традиционному, закономерно изображаемому в этом сюжете персонажу", а в другие разделы вносились отсылки. В случае "равноправия" персонажей сюжетный тип указывался во всех соответствующих разделах и соединялся перекрестными отсылками.

Однако, чувствуя ограниченность данной системы в показе изменчивости текстов, Б. П. Кербелите замечает, что классификация по персонажам недостаточно ярко раскрывает сюжетный состав сказаний, а способствует изучению отразившихся в них представлений.

Именно такой задаче подчинена система описания мифологических образов, разработанная Л. Н. Виноградовой и С. М. Толстой (4). Образ описывается по заранее заданной схеме-анкете, которая содержит подробный перечень его признаков и функций.

Н. Е. Котельникова в составленном ею "Указателе общего фонда элементов мотивов и сюжетов несказочной прозы о кладах" (5) выбирает уже иной принцип. "Клад" рассматривается как тема, объединяющая повествования самого разного плана и даже разных жанров. Автор задается целью выявить типовые сюжетные структуры данной тематической группы. Обращение к повествовательным единицам темы, стремление выявить весь круг ее элементов уже само по себе является шагом вперед на пути поиска системы, которая позволила бы изучать быличку не только как иллюстрацию народных представлений, а как фольклорное явление, имеющее свой специфический сюжетный состав. Однако вызывает возражение стремление автора свести все многообразие живого изменчивого материала к абстрактным, обобщенным формальным схемам.

В данной работе мы предлагаем свой опыт составления каталога сюжетов восточнославянских мифологических рассказов. При этом постараемся показать их многообразие и - что очень важно - их изменчивость во времени, т. е. эволюцию.

Такой подход к систематизации эпических форм был впервые предложен Ю. И. Смирновым в его указателе сюжетов и версий восточнославянских баллад (6). Разработанные им правила классификации и систематизации эпических текстов изложены в ряде статей исследователя (7). Единицей классификации (распределение материала по устойчивым признакам) выбрана тема, а систематизации (распределение материала по изменчивым признакам) - сюжеты, сюжеты-дубли, версии сюжетов. В отличие от предшествующих данный указатель носит открытый характер: он легко может быть дополнен новыми формами. Открытость системы, основанной на таком естественном признаке фольклорного материала как изменчивость во времени (эволюция) — главные качественные показатели этой работы.

Опыт Ю. И. Смирнова при систематизации сюжетов заговорных текстов восточных и южных славян был применен В. Л. Кляусом (8).

Нами составлен "Указатель сюжетов восточнославянских быличек о мифическом любовнике" (УС). Для того, чтобы нагляднее показать, в чем заключается разница между предложенной системой и системой

С. Г. Айвазян сравним принципы составления указателей.

С. Г. Айвазян материал классифицирован по персонажам. Это диктует необходимость помещать однотипные сюжеты (и даже одни и те же) в разные разделы только потому, что в них действуют разные мифические существа. Возьмем, к примеру, форму "Бабушка-повитуха принимает роды у жены мифического существа". Она отмечена в двух разделах: АI 31 (леший);ВI 10 (черт). Сюжет "Парень жениться на проклятой девушке" помещен под индексами АII 4 (парень женится на девушке, утащенной водяным); БII 7 (парень женится на девушке из бани); ВII 3 (парень женится на проклятой девушке). Мотив "Мифическое существо похищает ребенка" составители вынуждены были включить в 5 разделов: АI 7 (леший); АII 2а (водяной); АIII 11 (русалка); БI 11 (домовой); ВI 15 (черт). Такое расположение не только затрудняет поиск нужной формы, заставляет включать в указатель однотипные формулировки и многочисленные отсылки, но и разрывает естественные связи между эволюционно близкими, родственными текстами, не дает возможности показать произведение в развитии.

В УС в качестве классификационного выбран тематический принцип. Тема "Мифический любовник" объединяет былички и поверья, в которых так или иначе присутствует мотив "Мифическое существо вступает (пытается вступить) в любовные отношения с девушкой (женщиной). Исконным персонажем в этой тематической группе, на наш взгляд, является огненный змей. Однако в роли любовника женщины в быличках выступают черт, покойник, леший, домовой, водяной. Кроме того не все сюжетные формы в пределах темы изначально связаны со змеем: некоторые из них появились на поздних эволюционных ступенях и уже в связи с чертом или, например, покойником.

Ответ на вопрос, какой из персонажей является "традиционным" (9) в том или ином типе сюжета, часто может дать только специально предпринятое исследование. И в этом УС окажет помощь, так как в отсылках указано, с каким мифическим существом связан каждый из учтенных вариантов.

При классификации необходимо соблюдать логические уровни, до конца придерживаться того уровня, на котором произошло выделение объектов.

Уровень этнический. С. Г. Айвазян назвала свою работу "Указателем сюжетов русских быличек и бывальщин. . . ", хотя на деле в нем учтены и некоторые украинские и белорусские тексты. В УС учитывался восточнославянский материал без разделения его на русский, украинский и белорусский., т. к. подобное разделение искусственно и разрывает естественные связи между родственными текстами. Часто невозможно определить этническую принадлежность текста только по месту его записи. Особенно это касается сибирских материалов, которые неоднородны и могут представлять традиции разных этнических групп или их смешение. Однако отказ от такого разделения материала совсем не означает, что вопрос о генезисе той или иной формы нами игнорируется. Чтобы проследить, вырисовывается ли у какой-либо формы ареал, в отсылках УС указывается место записи (или прочерк, если оно не отмечено в источнике). Для сибирских текстов отмечаются также (если это возможно) этнические традиции семьи исполнителя или населенных пунктов, где текст бытовал (10).

Соблюдение жанрового уровня потребовало включения в УС только тех форм, которые разрабытывались в пределах жанра былички. В указателе С. Г. Айвазян показаны и легендарные сюжеты и мотивы (например: БII 6: змей (лягушка) присасывается к человеку, сделавшему или пожелавшему кому-либо зла). Здесь же нужно отметить, что в силу спорности и неразработанности вопроса мы отказываемся от предложенного Э. В. Померанцевой выделения в отдельный жанр так называемых "бывальщин" (11). Целесообразней говорить о разной повествовательной форме внутри жанра былички. В зависимости от мастерства рассказчика, от воспринятой им традиции один и тот же мифологический сюжет может быть в одном случае передан в форме мемората, в другом — в форме фабулата (к тому же этим не исчерпывается все многообразие повествовательных форм). И это делает тексты не произведениями разных жанров, а, скорее, разными версиями одного и того же сюжета в пределах одного жанра. Ассортимент сюжетов и мотивов один и тот же как для меморатов (чистых быличек), так и для фабулатов (бывальщин).

Особенно важно было соблюсти уровни повествования. В системе

С. Г. Айвазян в одних случаях сюжет разбивается на мотивы, детали, которые помещаются под отдельными индексами, в других — учитывается вся форма в целом. Различий между индексами сюжетов и мотивов нет, они находятся на одном уровне.

Мы отказались от двойной терминологии "сюжет-мотив", принятой в системе С. Г. Айвазян, четко разграничив эти понятия.

В УС учтены только сюжетные формы о мифическом любовнике. Уровень мотивов, деталей и атрибутов должен быть показан указателями другого типа.

За единицу систематизации принимаем сюжет, определяя его как повествование, в котором события изложены в хронологической последовательности, имеющее завязку и развязку. Сюжетный тип — общая схема ряда сюжетов, передающая стереотип мышления.

Каждое фольклорное произведение, имея сюжет, представляет собой совокупность его версий и вариантов. Связь и последовательность их сложения должен продемонстрировать систематический указатель (12).

В качестве временного критерия в УС выбраны изменения в самом сюжетном действии. Сюжет былички — не просто та или иная комбинация мотивов, в которой один является главным. Все элементы здесь подчинены единому стержню, который организует сюжетные ходы определенным образом. Таким стержнем в повествовательном произведении является конфликт, связывающий в единую цепь все мотивы и элементы, придающий им динамику. Основу конфликта былички составляют отношения между человеком и мифическим существом. В формах о мифическом любовнике — между ним и женщиной (а также ее родными, близкими, односельчанами). В зависимости от характера разрешения конфликта все сюжеты В УС делятся на две большие группы: "А" — Подчинение и "Б" — Избавление.

Схема развития конфликта в группе "А" следующая: мифическое существо вступает (пытается вступить) в любовные отношения с девушкой (женщиной). Она пассивна (не сопротивляется, не борется, выполняет все его требования и т. п.) — полностью попадает под его власть (беременеет, рожает, гибнет). В сюжетах группы "Б" активная роль принадлежит людям: девушка (женщина) (или родные, односельчане) сопротивляется, применяет оберег и избавляется от мифического существа.

Внутри названных групп показаны сюжетные типы. В основе выделения сюжетного типа лежит конкретизация развязки. Это отражено в названии и аннотации, раскрывающей общую схему развития конфликта: "А" — Подчинение (каким образом?):

I. Поступает во власть мифического существа;

II. Беременеет;

III. Рожает;

IY. Гибнет;

Y. Мифическое существо добровольно отказывается от женщины.

"Б" — Избавление (каким образом?):

I. Женщина губит мифическое существо;

II. Применяет оберег;

III. Выведывает способ избавления и применяет его;

IY. Разоблачает мифического любовника;

Y. "Увещевают" мифического любовника (убеждают в алогичности его поведения (появление в мире людей))

YI. Мифическому любовнику вредят и тем самым заставляют отказаться от женщины;

YII. Женщина его отвергает.

Каждый сюжетный тип раскрывается последовательностью соответствующих сюжетов. Сюжет представляет собой конкретное, живое наполнение всех этапов конфликтной схемы. Каждому дано название, отражающее его особенность, "изюминку", отличие от других однотипных форм.

Сюжеты представлены версиями и вариантами. Текст былички изменчив, устойчиво сюжетное ядро, по которому она каждый раз как бы воссоздается заново. Если при этом традиция соблюдена точно, то мы имеем дело с вариантом. Если происходит временной сдвиг, обусловленный изменением мировоззрения, переосмыслением, забвением каких-либо существенных моментов повествования — то с версией (название версии дано в скобках).

В статичных, закрытых системах изменчивый и разнообразный материал заключен в одну неподвижную формулировку, часто при этом отражающую не суть формы, а представление составителя о ней. Попытки расширить, дополнить (или, наоборот, разъединить) такие формулировки (как, например, это сделал В. П. Зиновьев, применяя систему С. Г. Айвазян к забайкальскому материалу (13) при помощи графических обозначений, дополнений к аннотациям положения не меняют.

Аннотации УС составлены так, чтобы отразить основные этапы развития действия. Подробная аннотация необходима для того, чтобы показать различие версий (т. е. изменчивость формы, эволюционный сдвиг), а также для того, чтобы суть формы была ясна не только составителю, но и каждому, кто возьмет в руки данный указатель. Если версия представлена одним вариантом, то аннотация более детальна, так как отражает содержание конкретного текста. Чем больше вариантов, тем легче выделить устойчивые и изменчивые компоненты формы, и аннотация в этом случае становится более обобщенной. Непостоянные или варьирующиеся элементы сюжета в аннотации заключены в скобки.

Варианты показаны отсылками на источники. Отсылки включают также сведения о качестве учтенного текста. Отмечены пересказы, стилизации, тексты, подвергшиеся литературной обработке, самозаписи (собиратель=исполнитель). Если подлинность записи не вызывает сомнения, то указание опускается. Понятно, что и подлинная запись может быть разной по качеству в зависимости от опытности собирателя, таланта и осведомленности исполнителя и проч. факторов. Но внесение этих сведений слишком бы отяжелило отсылки, так как мы сочли необходимым указать также персонаж, место записи (если оно известно), этническую принадлежность (для сибирских текстов) (об этом см. выше) и номер текста в Приложении.

Открытость УС придает принятая в нем нумерация. Римской цифрой обозначен сюжетный тип внутри групп "А" и "Б". Первой арабской — сюжет, второй арабской, стоящей рядом с первой — версия. Например: в индексе Б. YI. 1. 3. "Б" — группа с конфликтной схемой "избавление"; YI — сюжетный тип "Мифическому любовнику вредят"; 1 — первый сюжет этого типа "Спрятанная шкурка (крылья)"; 3 — третья версия этого сюжета "(змей и работник)". Если сюжет о мифическом любовнике контаминируется с какими-либо другими формами, то это показано введением цифры 0, например, индекс Б. I. 0. 1. 0. означает, что в тексте, представляющем первый сюжет первого типа группы "Б", он находится между двумя сюжетными частями, не имеющими отношения к теме.

Сюжеты могут иметь несколько версий, а версии — множество вариантов, а могут быть и уникальными, представленными лишь одной формой. Ее традиционность или исксусственность покажет дальнейшее привлечение материала, который, благодаря открытости системы, легко войдет в Указатель.

Сюжеты того или иного типа и версии сюжетов расположены в относительной эволюционной последовательности, которая, однако, не соответствует эволюционному ряду, т. к. эволюционная схема далека от линейной. Кроме того в УС показана эволюционная последовательность только представленной в Приложении совокупности текстов. Ввведение в него большого количества новых записей позволит полнее и точнее показать историческую жизнь мифологических рассказов.

Любая тема в мифологических представлениях не является системой закрытой, отграниченной от других непреодолимым барьером. И сами мифологические представления, и формы, в которые они облачены, постоянно взаимодействуют между собой: происходит взаимовлияние, взаимопроникновение, приспособление их друг к другу. Эти процессы частично отражены в разделе "С" Указателя — смежные и параллельные формы. Здесь показано создание (возникновение) сюжетов и их версий в пределах темы "Ходячий покойник" под влиянием сюжетов о мифическом любовнике (и наоборот). При этом если форма параллельная (т. е. практически повторяющая основную), то после обозначения "С" ставится двоеточие и приводится индекс основной: С:А. IY. 3. 1. При учете смежной (схожей с сюжетами о мифическом любовнике развитием действия, многими повествовательными деталями и проч.) — первая арабская цифра обозначает сюжет, вторая — его версию: С. 2. 1. В аннотацию же основной формы вводится отсылка на параллельную. Такая же работа может быть проделана относительно сюжетов "Жених-мертвец"; "Нечистые на вечеринке"; других сюжетов, в которых важную роль играет мотив обнаружения у мифического существа, принявшего облик человека, копыт и хвоста, и проч.

УС имеет три "путеводителя": перечень основных сюжетных форм и схождений; указатель ипостасей и названий мифического существа; указатель статуса героини.

УС составлен на основе выявленных в печатных источниках ХIХ — ХХ веков текстов (см. список принятых сокращений) и современных записей, сделанных в Прииртышье и ставших во многом результатом многолетней и целенаправленной собирательской работы автора. Этот материал представлен в Приложении. Сюда мы включили все учтенные в Указателе тексты (даже очень близкие друг к другу варианты). Исключение составили лишь те публикации, где в обзоре поверий схематично передана или просто упомянута та или иная форма. Общее количество текстов, расположенных в соответствии с отсылками УС, — 247. Группа "С" не представлена. Формируя Приложение, мы руководствовались следующим: 1) оно призвано проиллюстрировать выполненный этап работы по созданию корпуса восточнославянских быличек о мифическом любовнике; 2) в научный оборот вводятся тексты, многие из которых извлечены из труднодоступных источнико, а также неизвестные региональные прииртышские записи; 3) если показывая систему, мы показываем и материал, лежащий в ее основе, то это позволит исследователям объективно оценить предложенные принципы; проверить, насколько они соответствуют естественным свойствам объекта.

Итак, в основу УС положены следующие принципы: тематическая классификация; разграничение понятий "сюжет" и "мотив", выбор первого в качестве единицы систематизации; соблюдение логических уровней (этнического, жанрового, формального); подробное аннотирование форм, дающее представление об их сути; показ изменчивости сюжетов при помощи выделения их версий; эволюционный принцип расположения материала; открытый характер системы.

Указатель показывает своеобразное преломление мифологических представлений в сюжетах быличек, историческую жизнь этих представлений и форм, на них основанных.

Сюжеты о мифическом любовнике разнообразны и не могут быть сведены к одному мотиву или одной общей абстрактной схеме. Каждый из них представляет собой самостоятельное фольклорное произведение, имеющее свою историческую судьбу.

ЛИТЕРАТУРА

1. Айвазян С. Г. Указатель сюжетов русских быличек и бывальщин о мифологических персонажах// Померанцева Э. В. Мифологические персонажи в русском фольклоре. — М., 1975.

2. Зиновьев В. П. Указатель сюжетов сибирских быличек и бывальщин// Локальные особенности русского фольклора Сибири. Новосиб-к., 1985; Гордеева Н. А. Указатель сюжетов быличек и бывальщин Омской области (1978-1984)// Актуальные проблемы сибирской фольклористики. — Иркутск, 1991.

3. Кербелите Б. П. Принципы систематизации сказок и произведений несказочной прозы в Каталоге литовского повествовательного фольклора// Труды АН Литовской ССР. Серия А. — 1983.

4. Виноградова Л. Н., Толстая С. М. К проблеме идентификации и сравнения персонажей славянской мифологии// Славянский и балканский фольклор. — М., 1994.

5. Котельникова Н. Е. Состав несказочной прозы о кладах и ее традиционная образность в жанровообразующем отношении/ Диссертация на соискание ученой степени к. ф. н. — МГУ, 1996.

6. Смирнов Ю. И. Восточнославянские баллады и близкие им формы/ Опыт указателя сюжетов и версий. — М., 1988.

7. Смирнов Ю. И. Сходные описания в славянских эпических песнях и их значение// Славянский и балканский фольклор. — М., 1971; Смирнов Ю. И. Славянские эпические традиции. _ М., 1974; Смирнов Ю. И. Направленность сравнительных исследований по фольклору// Славянский и балканский фольклор. Обряд. Текст. — М., 1981; Смирнов Ю. И. О классификации и систематизации эпических произведений// Македонски фолклор. — 1981 и др.

8. Кляус В. Л. Указатель сюжетов и сюжетных ситуаций заговорных текстов восточных и южных славян. -М.,1997.

9. Кербелите Б. П. Принципы. . . . С. 101-102.

10. В этом отношении тексты быличек из сборника В. П. Зиновьева "Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири" (Новосибирск, 1987) "закрыты" для исследователя, т. к. примечания сборника не содержат сведений об этнических традициях произведений, бытующих в Восточной Сибири.

11. Померанцева Э. В. Народные верования и устное поэтическое творчество// Фольклор и этнография. — Л., 1970. С. 165-166.

12. См. сноску № 6.

13. Зиновьев В. П. Указатель. . . .


СПИСОК ПРИНЯТЫХ В РАБОТЕ СОКРАЩЕНИЙ


ИСТОЧНИКИ


Афанасьев — Афанасьев А. Н. Русские народные сказки в 3-хтт. — М., 1957

Богатырев — Богатырев П. Г. Верования великоруссов Шенкурского уезда Архангельской губ. // ЭО. - 1916. — N

Бондаренко. Очерки — Бондаренко В. Очерки Кирсановского уезда Тамбовской губ. // ЭО. — 1890. — N 3.

Бондаренко Поверья — Бондаренко В. Поверья крестьян Тамбовской губернии// ЖС — 1890 — В. I.

Бурцев ПСЭТ — Бурцев А. Е. Полное собрание этнографических трудов. — СПб., 1910. — ТТ. 1-5.

Водлозерье — Памятники русского фольклора Водлозерья: Предания и былички/ Изд. подгот. В. П. Кузнецова. Петрозаводск: Изд-во Петрозаводского университета, 1997.

Вятский ф-р — Вятский фольклор. Мифология / Изд. подготовила А. А. Иванова. — Котельнич, 1996.

Гнатюк. Знадоби — Гнатюк В. Знадоби до галицько-русскоi демонольогii. — Т. I; Т. II, В. 1-2// Етнографичний збiрник. — Львов, 1904. — Т. ХY; Львов, 1912. — ТТ. ХХХIII — ХХХIY.

Гнатюк. Легенди — Гнатюк В. Галицько-руськи народни легенди. — ТТ. 1-2// Етнографичний збiрник. — Львов, 1902. — ТТ. ХII-ХII.

Гринч. Из уст — Гринченко Б. Д. Из уст народа. — 1901.

Гринч. Мат-лы — Гринченко Б. Д. Этнографические материалы, собранные в Черниговской и соседних с ней губерниях. — В. I. — Чернигов, 1895; В. II. — Чернигов, 1897.

Демидович — Демидович П. П. Из области верований и сказаний белорусов// ЭО. — 1896, N 2-3.

Добровольский — Добровольский В. Н. Некоторые поверья, песни и обряды Орловской и Калужской губерний// ЖС. -1902. — В. 2.

Добровольский СЭС — Добровольский В. Н. Смоленский этнографическийсборник. — СПб., 1891. — Ч. 1.


Драгоманов — Драгоманов М. Малорусские народные предания и рассказы. — Киев, 1876.

ЖС — Живая старина

Забылин — Забылин М. Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. — М., 1880.

Зиновьев — Зиновьев В. П. Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири / Сост. В. П.

Зиновьев. — Новосиб-к, 1987.

Иванов НРОВУ — Иванов П. В. Народные рассказы о ведьмах и упырях//СХИФО. — 1891. — Т. 3.

И. П. Мат-лы — И. П. Народные представления и верования, носящиеся к внешнему миру/ ХС. — 1888. — В. 2.

Карнаухова.

Суеверия — Карнаухова И. В. Суеверия и бывальщины// Крестьянское искусство СССР. — Пг., 1928.

Кемерово — Фольклор Кемеровской области/ Сост. Е. И. Лутовинова. — Кемерово, 1997.

Колчин — Колчин А. Верования крестьян Тульской губернии// ЭО. — 1899. — N 3.

ЛА — личный архив

МАиЭ ОмГУ — архив Музея археологии и этнографии государственного университета

Максимов — Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. — СПб., 1903.

Манжкра — Манжура И. И. К легендам о летающих змеях// ЭО. — 1892. - N 2-3.

Манжура. Сказки — Манжура И. И. Сказки, пословицы и т. п., записанные в Екатеринославской и Харьковской губерниях// СХИФО. — Харьков, 1892. — Т. 2.

МГУ ФА — фольклорный архив МГУ

Мил-ч. Заметки — Милорадович В. Заметки о малорусской демонологии// Киевская старина. — 1899. — В. 8, 9.

Минх — Минх А. Н. Народные обычаи, обряды, суеверия и предрассудки Саратовской губернии // Зап. РГО по ОЭ. — СПб., 1910. — Т. ХIХ. В. 2.

Мошков МНВИ — Мошков В. А. Миросозерцание наших восточных инородцев: вотяков, черемисов и мордвы // ЖС. - 1900. — В. I.


МЭИХГ — Материалы для этнографического изучения Харьковской губернии.

Номис — Номис. Украiнскi прыказкы, присливья и такеинше. — СПб., 1864.

Ончуков — Ончуков Н. Е. Северные сказки// Зап. РГО по ОЭ. — СПб., 1903. — Т. 33.

П. И. Легенды — П. И. Из области малорусских народных легенд// ЭО. - 1891. - N 2; 1892. - N 2-3; 1893. — N 3-4; 1894. - N 2.

Пинежье — Мифология Пинежья/ МГУ им. М. В. Ломоносова,

Пинежский районный отдел по культуре и искус-

ству, Пинежское районное общество книголюбов. — Каргаполы, 1895.

Попроц. — Попроцкий М. Материалы для географии и статистики России. Калужская губерния. - СПб.,1864.

— Ч. 2.

Потанин — Потанин Г. Н. Юго-западная часть Томской рнии в этнографическом отношении// ЭС. - 1864. — В. 6.

ПЭС — Полесский этнолингвистический сборник / АН СССР Институт славяноведения и балканистики — М., 1983.

Романов БС — Романов Е. Р. Белорусский сборник. 1885-1912.

— В. 1-6,8.

Садовников — Садовников Д. Н. Сказки и предания Самарского края. Собраны и записаны Д. Н. Садовниковым// Зап. ИРГО по ОЭ. — СПБ., 1884. — Т. ХII.

Смирнов А. — Смирнов А. М. Сборник великорусских сказок архива РГО, издал А. М. Смирнов. — Пг., 1917.

Смирнов В. — Этнографические заметки и записи. Черт родился // Труды Костромского научного общества.

— Кострома, 1923. — В. 29.

Смирнов М. — Сказки и песни Переяславль-Залесского уезда. - М., 1922.

СХИФО — Сборник Харьковского историко-филологического общества.

ФА ОмГПУ — фольклорный архив Омского государственного педуниверситета.


ХС — Харьковский сборник

Черепанова — Мифологические рассказы и легенды Русского Севера/ Сост. О. А. Черепанова. — СПб., 1996.

Чуб. — Чубинский П. П. Труды этнографическо-статистической экспедиции в Западно-русский край. Материалы и исследования, собранные П. П. Чубинским. — СПб., 1872-1878. — ТТ. 1-7.

Шейн. Мат-лы III — Материалы для изучения быта и языка русского населения Северо-Западного края. - Т. III. - Верования, обычное право, чародейство, колдовство, знахарство, лечение болезней, средства от напастей, поверья,суеверия, приметы и т. д. - СПб., 1902.

ЭО — Этнографическое обозрение ЭС — Этнографический сборник

Яворск. Упыри — Яворский Ю. Галицко-русские поверья об упырях// ЖС. — 1897-98. — В. 1.

Ястребов — Ястребов В. Н. Из народных уст// ЭО. — 1896. -N 4.


ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НАЗВАНИЯ

(В алфавитном порядке расположены названия губерний и областей. Если за названием губернии или области следует название уезда или района, набранные курсивом, значит они принадлежат к этой губернии или области)

Арх. губ. — Архангельская губерния

Шенкур. у. — Шенкурский уезд

Витеб. губ. — Витебская губ.

Влад. губ. — Владимирская губерния

Пер. -Зал. у. — Переславль-Залесский уезд

Вологод. губ. — Вологодская губерния

Кадник. у. — Кадниковский уезд

Никольск. у. — Никольский уезд

Вологод. обл. — Вологодская область

Волын. губ. — Волынская губерния

Острож. у. — Острожский уезд

Воронеж. губ. — Воронежская губерния

Вятск. губ. — Вятская губерния

Екатериносл. губ. — Екатеринославская губерния

Александр. у. — Александровский уезд

Мариуп. у. — Мариупольский уезд

Новомосков. у. — Новомосковский уезд

Ирк. обл. — Иркутская область

Усть-Уд. р. — Усть-Удинский район

Калуж. губ. — Калужская губерния

Жиздр. у. — Жиздринский уезд

Перемышл. у. — Перемышлянский уезд

Карел. — Карелия

Пудож. р. — Пудожский район

Кем. обл. — Кемеровская обл.

Белов. р. — Беловский район

Киров. обл. — Кировская область

Белохол. р. — Белохолуницкий район

Даров. р. — Даровский район

Котельн. р. — Котельниковский район

Луз. р. — Лузский район

Нагор. р. — Нагорский район

Опарин. р. — Опаринский район

Шабал. р. — Шабалинский район

Костр. губ. — Костромская губерния

Люблин. губ. — Люблинская губерния

Гребеш. у. — Гребешовский уезд

Минск. губ. — Минская губерния

Минск. у. — Минский уезд

Могилев. губ. — Могилевская губерния

Климов. у. — Климовский уезд

Сен. у. — Сеннинский уезд

Новг. обл. — Новгородская область

Любыт. р. — Любытинский район

Пест. р. — Пестовский район

Старорус. р. — Старорусский район

Новосиб. обл. — Новосибирская область

Олонец. губ. — Олонецкая губерния

Ом. обл. — Омская область

Большеук. р. — Большеуковский район

Большереч. р. — Большереченский район

Горьк. р. — Горьковский район

Знамен. р. — Знаменский район

Калач. р. — Калачинский район

Муром. р. — Муромцевский район

Называев. р. — Называевский район

Нижнеом. р. — Нижнеомский район

Нововарш. р. — Нововаршавский район

Одес. р. — Одесский район

Саргат. р. — Саргатский район

Седельн. р. — Седельниковский район

Таврич. р. — Таврический район

Тарск. р. — Тарский район

Тевриз. р. — Тевризский район

Тюкал. р. — Тюкалинский район

Усть-Ишим. р. — Усть-Ишимский район

Оренбург. обл. — Оренбургская область

Пензен. губ. — Пензенская губерния

Подол. губ. — Подольская губерния

Каменец. у. — Каменецкий уезд

Литин. у. — Литинский уезд

Полтав. губ. — Полтавская губерния

Лубен. у. — Лубенский уезд

Сарат. губ. — Саратовская губерния

Сев. -Казах. обл. — Северо-Казахстанская область

Бишк. р. — Бишкульский район

Тамбов. губ. — Тамбовская губерния

Томск. губ. — Томская губерния

Тульск. губ. — Тульская губерния

Тюмен. обл. — Тюменская область

Тобол. р. — Тобольский район

Харьк. губ. — Харьковская губерния

Купян. у. — Купянский уезд

Староб. у. — Старобельский уезд

Херсон. губ. — Херсонская губерния

Елисаветград. у. — Елисаветградский уезд

Черниг. губ. — Черниговская губерния

Черниг. у. — Черниговский уезд

Читин. обл. — Читинская область

Нерч. р. — Нерчинский район

Срет. р. — Сретенский район

Газимур. р. — Газимурозаводский район



ОБОЗНАЧЕНИЯ РЕГИОНАЛИНЫХ ТРАДИЦИЙ



белорус. белорусская (если не известно географическое название)

брян. брянская

витеб. витебская

воронеж. воронежская

вятск. вятская

казан. казанская

кор. сиб. традиция русского старожильческого населения Сиьири

курск. курская

минск минская

пензен. пензенская

рязан. рязанская

саратов. саратовская

смол. смоленская

тамбов. тамбовская

укр. украинская (если неизвестно географическое название)


Обозначения административных единиц

вол. волость

г. город

губ. губерния

д. деревня

м. местечко

п поселок

пов. " повiт" (укр)

с. село

сл. слобода


Обозначения качества текста


л. литературная обработка

п. пересказ

сз. самозапись

ст. стилизация


ОБОЗНАЧЕНИЯ ХАРАКТЕРА ФОРМ


оппозиц. оппозиционная

паралл. параллельная

смеж. смежная


ПРОЧИЕ


г. р. год рождения

зап. записали

не опред. персонаж не определен

неч. сила нечистая сила




УКАЗАТЕЛЬ СЮЖЕТОВ


А. ПОДЧИНЕНИЕ

Мифическое существо вступает (пытается вступить) в любовные отношения с девушкой (женщиной) — она не сопротивляется, не борется, выполняет его требования — полностью попадает под его власть (овладевает ею, она беременеет, рожает, гибнет).

А. I. Р о к о в о е л е г к о м ы с л и е

Мифическое существо стремится овладеть девушкой (женщиной): прикидывается каким-либо предметом (подкидывает предмет); просит убрать защитное средство; уговаривает идти с ним и проч. Девушка (женщина) поступает легкомысленно: поднимает (не перекрестясь) предмет, выполняет просьбу — попадает под власть мифического существа.

А. I. 1. Веночек из тои

Девушка украшает голову цветами тои и выходит играть с подругами на улицу в день Ивана Купалы. Пролетающее мимо мифическое существо кричит: "Гоя, гоя, всяка дивка моя. " В том же веночке девушка встречает его в образе красивого парня в лесу. "Парень" заводит с ней любовный разговор и просит скинуть венок. Она выполняет просьбу. Мифическое существо ею овладевает.

(Чуб. I, в. 1, с. 80; п.; черт; Литин. у. Подол. губ. (1).)

А. I. 2. Опасный предмет

Мифическое существо принимает образ какого-либо предмета (или связан с каким-либо предметом). Девушка (женщина) поднимает его (не перекрестясь, на перекрестке). Он начинает к ней летать. (См. оппозиц.: Б. YII. I.)

(П. И. Легенды. 1894, с. 91-92; змей; г. Купянск Харьк. губ. (2).)

А. II. С т р а ш н а я б е р е м е н н о с т ь

Мифическое существо вступает в любовные отношения с девушкой (женщиной) — Она беременеет от него. До смерти остается беременной или умирает, но не рожает.

А. II. 1. Вечная беременность

Женщина тоскует об умершем муже. Мифическое существо, принимая его образ, ходит к ней. Она не в силах сопротивляться ему. Беременеет. Знающая старуха лечит ее. До смерти остается беременной (а могла бы родить чертенка).

(Потанин, с. 144; п.; черт; ст. Шульбинская Томск. губ. (3).)

А. II. 2. Черт замучил вдову

Вдова живет с "черным", принявшим образ ее мужа. Его не видят даже дети (каждый раз, садясь обедать, кладет ложку и для него). Беременеет. Соседи видят, как мифический любовник летит к ней (огненным шаром). Умирает до родов — черт замучил вдову. (Могла бы родить "страсть").

(Бурцев ПСЭТ II; с. 128-131; ст.; черт; д. Шатенино, губ.? (4).)

А. II. 3. Божья помощь

Женщина вечером переходит мостик на лугу. Черт принимает образ мужа, выходит к ней, вступает в "плотскую связь". После этого она с ужасом обнаруживает, что это был не муж, а "нечистый дух". Начинает ходить по монастырям и молить бога, чтобы не допустил беременности. Сходит с ума, умирает, но не рожает.

(П. И. Легенды. 1892, с. 81-82; ст.; черт; сл. Кабанье Харьк. губ. (5).)

А. II. 4. Безрезультатная операция

Мертвый муж ходит к жене после смерти. Спит с ней. Она беременеет. Два года ходит беременной, никто не может ей помочь. Уезжает (во Львов) на операцию. Оперировали, но умерла.

(Гнатюк. Знадоби I, N 266; упырь; Дрогобичи (6).)

А. III. Р о д ы ж е н щ и н ы

Мифическое существо вступает с женщиной в любовные отношения. Она беременеет и рожает (при этом умирает) страшное существо (змея, чертенка, страшного ребенка и проч.)

А. III. 1. Рождение змея на голом току

Вдова, состоящая в любовной связи с мифическим существом, семь лет ходит беременной. По совету знающих людей идет рожать на голый ток. Над ней 7 человек читают псалтырь, молится повитуха. В страшных муках рожает змея, который, поблагодарив мать за свое появление на свет, исчезает. (Женщина к утру умирает).

(МЭИХГ 7, с. 434 = П. И. Легенды 1892, с. 81 (б); ст.; черт-змей; сл. Кабанье Харьк. губ. (7).)


А. III. 2. Чертенок от черта

Женщина тоскует об ушедшем на войну муже. Черт принимает его образ, живет с ней как муж. Она беременеет. Замечает, что муж " какой-то не тот ". Возвращается настоящий муж, черт сразу же исчезает. Женщина рожает чертенка.

(Смирнов В., с. 2О; черт; Кострома (8).)

А. III. 3. Страшный младенец

Черт принимает образ мужа (уходящего рано в поле) и живет с женщиной. Она беременеет и рожает страшного ребенка, с рогами на голове. Дает грудь — он больно кусает, т. к. уже большие зубы. Просит хлеба — дают снега. Предсказывает, что теперь 7 лет не будет снега. Ребенка убивают и хоронят как упыря.

(Демидович, с. 102-103; черт; Никольск Минск. у. Минск. губ.

(9).)

А. III. 4. Ребенок от мертвеца

К женщине ходит мертвый муж. От него рождается ребенок. Знающий человек (колдун) производит определенные действия (ударяет по зыбке рябиновыми "батожками"). Ребенок превращается в пепел (исчезает).

(Водлозерье, N 108; покойник; Карел., Пудож. р.,д. Пога (10).)

А. IY. Т р а г и ч е с к а я с м е р т ь ж е н щ и н ы

Мифическое существо вступает в любовные отношения с женщиной (девушкой). Она не сопротивляется ему, подчиняется и погибает.

А. IY. 1. Смерть = замужество

А. IY. 1. 1. Смерть = замужество (невеста черта)

Девушка и парень любят друг друга. Родители против их отношений. Парня отсылают, девушка начинает тосковать. Мифическое существо в образе ее возлюбленного начинает к ней ходить, вступает в любовные отношения. (Сноха на поле слышит его голос и поцелуи, но его не видит). Девушка забирает подвенечную одежду, уходит из дома и пропадает. Ее находят через год мертвой (лежащей на расстеленном подвенечном платье под кустом рябины, на ветвях которой развешаны ее ленты).

(ЭК-23/79 N 64; черт?; Алексеевка Горьк. р. Ом. обл. (укр.)

(11).)

А. IY. 1. 2. Смерть = замужество (невеста мертвеца)

Завязка та же, что и в А. IY. 1. 1.,только парень умирает.,девушка тоскует, ходит плакать на могилу. Мифическое существо (мертвец) начинает ходить и ней, вступает в любовные отношения. Посторонние не видят его, когда он приходит на вечеринку. Зовет ее замуж. Она шьет свадебное платье, говорит о предстоящем замужестве подруге, спорит с ней о том, что он живой. До договоренности с " милым" приходит к нему в дом и видит его мертвого, накрытого саваном. Здесь же умирает. Утром хватились. Подруга передает разговор. Девушку находят на могиле "милого" мертвой, свадебное платье на крестах развешано.

(Ончуков, N 289; покойник; Тижим-озеро (12).)

А. IY. 2. Отданная черту

Парня женят насильно. Он перед венчанием желает, чтобы с его молодой черт венчался. Когда едут от венца, рядом со свадебным поездом всю дорогу бежит заяц. Каждую ночь после этого к молодой летает змей и живет с ней. Она хворает, желтеет и умирает. Перед ее смертью змей не прячется и днем: огненным петухом сидит на сундуке до тех пор, пока она не умирает.

(П. И. Легенды, 1892, с. 82 (г); черт=змей; сл. Араповка Купян. у.

Харьк. губ. (13).)

А. IY. 3. Неминуемая гибель

А. IY. 3. 1. Неминуемая гибель (тоскует — сохнет — умирает)

Девушка (женщина) тоскует о парне(муже), умершем (ушедшем на войну, в армию, уехавшем, бросившем ее). Мифическое существо в образе парня (мужа) начинает посешать ее, вступает с ней в любовные отношения. (Летает огненным, рассыпается искрами.) Наказывает никому не говорить о нем (успокаивает, утешает, носит подарки, превращающиеся в гадость). Женщина скрывает свою связь (иногда, наоборот, рассказывает) Родные, близкие (замечают странности в ее поведении: разговаривает о кем-то невидимым, обнимает столб, уходит по ночам во двор и проч.) пытаются принять меры — безрезультатно. Женщина сохнет (чахнет, желтеет, болеет) и умирает. (См. паралл.: С:А. IY. 3. 1.)

(Бондаренко, с. 118; сатана-любостай в виде огн. змея.; Тамбов.

губ. (14). Бурцев ПСЭТ III, с. 120-121; п.; змей; Ветлуга (15).

Иванов НРОВУ, с. 225; змей; сл. Тарасовка Купян. у. Харьк. губ. (16). 3К-16/92 N 79; черт; Утьма Тевриз. р. Ом. обл. (белорус.) (17).)

А. IY. 3. 2. Неминуемая гибель (убил, задавил, задушил)

То же, что в версии А. IY. 3. 1, но только в развязке мифичеcкий любовник убил, задавил или задушил женщину (девушку). (См. паралл. сюжет: С:А. IY. 3. 2)

(Смирнов М.,с. 72-73(б); п.; черт; Пер. -Залес. у. Влад. губ.

(18). 3К-3/91 N 162; змей; Еланка Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.);

(19). 3К-58/80 N 16; бес; Михайловка Седельн. р. Ом. обл.

(кор. сиб. + воронеж. + вятск. + белорус.) (20). ЭК-4/91 N 49; не

опред.; Борки Усть-Ишим. р. Ом. обл. (21). ЭК-29/88 N 43; мертвец

Розовка Одес. р. Ом. обл. (из Пензен. губ.) (22).

А. IY. 3. 3. Неминуемая гибель (женщина кончает жизнь самоубийством, задавилась, сходит с ума)

Действие развивается как в версии А. IY. 3. 1. В конце тоскующая женщина кончает жизнь самоубийством ("задавилась") или сходит с ума.

(ЭК-23/79 N 40; черт; Алексеевка Горьк. р. Ом. обл. (укр.?)

(23). ЗК-16/92 N 77; черт; Утьма Тевриз. р. Ом. обл. (белорус.)

(24). ЭК-2/90 N 41; МАГ-1/90 N 20; черт; Загваздино Усть-Ишим. р.

Ом. обл. (кор. сиб. + казан.) (25). ЭК-12/81 N 103; ст.; черт;

Фирстово Большеук. р. Ом. обл. (кор. сиб.?) (26); Максимов, c.

221; змей (27). Забылин, с. 266; змей (28).)

А. IY. 3. 4. Неминуемая гибель (зовет с собой).

Действие развивается как в версии А. IY. 3. 1. В конце: муж зовет женщину идти (уехать) с ним. Она соглашается и погибает. 3К-28/81 N 82; не опред.; Покровка Нижнеом. р. Ом. обл. (смол.) (29). ЭК-2/90 N 75; МАГ-2/90 N 9; не опред.; Загваздино Усть-Ишимск. р. Ом. обл. (кор. сиб. + казан.) (30). ЭК-9/83 N 60; не опред. Глуховка Калач. р. Ом. обл. (31). 3К-24/88 N 11; п.; покойник; Нововарш. р. Ом. обл. (укр.) (32).)

А. IY. 3. 5. Неминуемая гибель (опасный предмет)

Девушка (женщина) поднимает (не перекрестившись)(на дороге, на перекрестке и т. п.) какую-либо вещь (ее может подбросить мифический любовник или превратиться в нее). К ней начинает летать змей (черт). Вступает в любовные отношения, (сосет грудь). Девушка (женщина) сохнет, чахнет, умирает.

Гнатюк. Знадоби II, в. I, N 465; змей; Бориславская вол., Волуйский пов. Воронеж. губ. (33). Гнатюк. Знадоби II, в. I, с.

XXXII; змей (34).

А. IY. 4. Смерть в бане

А. IY. 4. 1. Смерть в бане (основная версия)

Действие развивается или как в сюжете А. IY. 3. или "муж" при ходит один раз. Просит вытопить баню. Идут в баню вместе. И там мифическое существо губит женщину (задавил, снял кожу, угорела)

(См. паралл.: С:А. IY. 4. 1.)

(Романов БC IY N 78; не опред.; Братьковичи Климовский у. губ.?

(35). МГУ ФЭ 1989,т. 20, N 84; нечистая сила; д. Филино Луз. р.

Киров. обл. (36). ЭК-4/89 N 105; МАГ-1/89 N; леший=черт; Малая Бича Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб. + вятск.) (37).

А. IY. 4. 2. (Смерть в бане + " копыта и хвост ")

У двух женщин мужья на войне. Боятся. Ночуют вместе. Одна получает похоронку, остается в этот день одна. Ночью приходит черт в образе мужа. Женщина ставит самовар, роняет сахар, сын поднимает и видит у "отца" "нечеловеческие ноги". Говорит матери. Муж просит вытопить баню (и уходит. Жена идет в баню, не может попасть — дверь закрыта. Наутро рассказывает подруге. Та приходит к ней ночевать. Опять приходит ночью муж, которого видит и подруга. Просит вытопить баню), зовет с собой жену. Уходят и долго не возвращаются. Подруга идет в баню и обнаруживает женщину без сознания. (Еле отходили. Дом отмаливали.)

(МГУ ФЭ 1989,т. 14, N 49; черт; д. Угол Луз. р. Киров. обл. (38).)

А. IY. 5. Двойное убийство.

Женщина тоскует по мертвому мужу. Каждую ночь в 12 часов к ней летает змей, рассыпается искрами,падает в трубу. Мать слышит по ночам, что дочь с кем-то разговаривает. Спрашивает, та скрывает. Решила подсмотреть. Услышав стоны дочери, соскакивает с печи. Змей душит дочь и убивает мать. (Как их похоронили, дом сразу сгнил).

(ЭК-3/91 N 163; змей; Еланка Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.) (39).)

А. IY. 6. Убийство за непокорность

Женщина тоскует об умершем муже. Мифическое существо принимает его образ, начинает ходить к ней, вступает в любовные отношения. Люди замечают, вмешиваются, пытаются заставить женщину применить оберег или принимают меры сами (приходят ночевать, не пускают ее, привязывают к ней защитное средство). Мифический любовник приходит в ярость, бушует и, выбрав удобный момент (когда женщина снимает оберег, слезает с печи, выходит из дома и т. п.), убивает ее. (См. парелл.: С:А. IY. 6.)

(С-5/92 N 67; не опред.; Чередово Муром. р. Ом. обл. (кор. сиб.)

(40). ЭК-11/92 N 24; неч. сила; Журавлевка Тевриз. р. Ом. обл.

(кор. сиб.) (41). Мошков МНВИ, с. 199; п.; "шейтан"; Вятск. губ.

(вотяки + удмурты) (42).)

А. IY. 7. Убийство из ревности.

А. IY. 7. 1. Убийство из ревности (не пускает к себе — убивает)

Змей влюбляется во вдову, летает к ней. Она выходит замуж и не пускает больше к себе мифического любовниика, несмотря на его просьбы и уговоры. Змей в ярости ударяется о землю, рассыпается искрами, осветив весь двор. С этого момента женщина заболевает. Через год умирает.

(Бурцев ПСЭТ Y, с. 8-9; п.; змей (43).)

А. IY. 7. 2. Убийство из ревности (дворовый и старая дева)

Дворовый любит старую деву. Плетет ей косы, запрещает обрезать, ходит к ней спать по ночам. Женщина собирается замуж. Подруги в бане расплетают ей косы. Наутро ее находят мертвую в постели. Задушил дворовый.

(Максимов, с. 46 = Бурцев ПСЭТ II, с. 120; ст.; дворовый; д. Куровская из-под Кадникова Волог. губ. (44).)

А. IY. 7. 3. Убийство из ревности (плохой совет)

Женщина тоскует о погибшем на войне муже. Черт начинает ходить к ней. Люди советуют выйти замуж, чтобы не тосковать. Мифический любовник запрещает. Выходит эамуж. Черт встречает ее вне дома и убивает. Нужно было не замуж выходить, а лечиться. (ЭК-3/88 N 86; МАГ-5/88 N 17; нечистый; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.) (45).)

А. IY. 8. Убийство за то, что вытянула слезами из могилы

Женщина три года плачет по умершему мужу. Во время жатвы мертвый муж появляется на поле, помогает сжать весь хлеб. Вместе возвращаются в деревню, где мертвый рассказывает о том,как долго шел до жены, наказывает всем не тосковать, т. к. это великий грех.

Оставшись наедине с женой, разрывает ее. Исчезает с пением петухов. Бабы дают зарок не плакать о мертвых мужьях.

(Драгоманов, с. 391-392; покойник; д. Нескучное Мариуп. у. Екатеринб. губ. (46).)

А. IY. 9. Последнее свидание

Черт принимает образ парня, которого любит девушка (или о котором тоскует). Назначает ей свидание. (Предупреждает, чтобы была одна). Ночью является, страшно издевается над ней (искусал лицо, пробил тело насквозь, — высосал кровь и т. п.). Ее наутро находят мертвой (или умирает на следующий день).

(Гнатюк. Знадоби II, в. I, N 129; черт; Зап. у Вовкови Перемишлянского пов. губ.? (47). ЭК-14/92 N 93; ст.; черт; Кип Тевриз. р. Ом. обл. (белорус. + кор. сиб.) (48).)

А. Y. Д о б р о в о л ь н ы й о т к а з о т ж е н щ и н ы

Мифическое существо вступает с женщиной в любовные отношения. Она полностью в его власти, не сопротивляется, подчиняется. По истечении определенного срока (или когда надоедает) мифический любовник оставляет женщину сам.

А. Y. 1. Трехлетняя связь

Умирает молодой мужчина, который женился на самой лучшей девушке села и очень любил ее. (На третью ночь) после смерти прилетает и рассыпается искрами, улетает с пением петухов. На расспросы вдова отвечает, что каждую ночь приходит муж, ложится с ней, ласкает ее и очень плачет. Она не может сопротивляться. Имеет от мертвого двоих детей. Проходит три года — мертвый перестает ходить.

(Гнатюк. Знадоби I, с. 48, N 216; покойник; Зап. в с. Беньк. Каменецького пов., губ.? (49).)

А. Y. 2. Леший и девушка

Люди снимают с высокого дерева девушку, которая рассказывает, что ее посещал леший в образе молодого парня и был ее

любовником. Когда она забеременела и сообщила ему об этом, предложил бежать с ним. Девушка странствовала с лешим пять месяцев. Надоела ему. Он посадил ее на вершину высокого дерева и исчез. (Бурцев ПСЭТ II, с. 72; п.; леший=черт; д. Загатино Никольск. у. Волог. губ. (50).)

Б. ИЗБАВЛЕНИЕ

Мифическое существо вступает (пытается вступить) в любовные отношения с девушкой (женщиной) — она (или родные, близкие, знающие люди) применяет те или иные меры — избавляется от него.

Б. I. Г и б е л ь м и ф и ч е с к о г о л ю б о в н и к а

Мифическое существо вступает в любовные отношения с девушкой, она не желает этой связи, мифический любовник гибнет по ее вине.

Б. I. 0. 1. 0. Гибель змея от "хмары"

О. Первая контаминируемая часть: змей живет в камне, он очень хороший портной. Если принесут ему сукно и попросят сшить плохо, он сошьет так хорошо, как никто никогда не шил. Если кто попросит сшить хорошо, чтобы в церковь можно было ходить — то пришьет один рукав сзади, другой — на плече.

1. Основной сюжет: этот змей любит девушку, она от него прячется, но он всюду ее находит, и она вынуждена жить с ним как с мужем. Змей над озером летит дугой, а на земле принимает образ красивого паныча.

Девушка пасет свиней на поле. Змей прилетает к ней, собирает свиней в кучу, просит ее поискать у него в голове и следить, чтобы не появилась "хмара". Засыпает. С запада натягивает тучу, но девушка, желая избавиться от мифического любовника, не предупреждает его об опасности, не будит. Змей просыпается от ударов грома. Упрекает девушку в том, что она его сжила со света, бьет по щеке, оставляя смоляной след на всю жизнь. Выгибается дугой над озером и летит в сторону своего камня. Два раза его бьет "пярун" (гром), но он, упав в озеро, снова поднимается и летит. Третий удар грома настигает змея в лесу и оказывается для него смертельным.

О. Вторая контаминируемая часть: трое суток после этого идет дождь. Гибель змея видит старик. Он подсказывает людям, где искать труп. Находят, закапывают — дождь перестает. Через сутки змей — снова на поверхности, и снова идет дождь. Продолжается так несколько раз, и каждый раз змей оказывается на несколько сажень ближе к своему камню. По совету старика, которому приснился вещий сон, землю возят малые дети, "незнатки" в "топках" и "приполах" и однолетние ("сяголетние") жеребята в "торбочках" и засыпают труп змея. Курган этот и ныне там.

(Романов БС IY N 30; змей; с. Лимчино Сен. у. Могилев. губ. (51).)

Б. II. П р и м е н е н и е о б е р г а

Общая схема развития конфликта: мифическое существо вступает в любовные отношения с девушкой (женщиной); она (или родственники, близкие люди) применяет защитное средство и избавляется от него (он прекращает посещения).

Б. II. 1. Терлыч и тоя

Мифическое существо влюбляется в девушку. Приняв образ красивого юноши, становится ее любовником. Решает забрать ее к себе. Мать, подготавливая дочь к отъезду, убирает ее голову цветами терлыча и тои, после чего любовник не может к ней подступиться и просит ее сбросить с себя цветы. Девушка тянет время до петухов, сбрасывая с себя вещи по одной. Сказав: " Каб не терлыч и тоя, была б дивчина моя" ("каб не терлыч, был бы я твой паныч") мифическое существо исчезает.

(Чуб. I, в. 1, с. 80; п.; черт; Гребеш. у. Люблин. губ. (52). Номис, с. 5; перелестник-черт.)

Б. II. 2. Сила защитного средства

Б. II. 2. 1. Сила защитного средства (знахаркино зелье)

К замужней женщине летает огненный змей. Принимая образ молодого, красивого парубка, тешится с ней. Она ласкает, ублажает змея, а мужа "за чуб таскает". Сохнет. Решает избавиться от мифического любовника, но что только ни делает — ничего не помогает. Рожает от змея двоих детей: до пояса — человеческое тело, а дальше — все в шерсти. Они сразу же умирают. Проходит несколько лет, прежде чем узнает о знахарке. Знахарка дает ей зелье, наказывает, как его приготовить, и окропить все в доме и во дворе. Женщина выполняет указания. Змей бушует, сыпет искрами, но не может попасть в дом и навсегда улетает. Женщина благодарит знахарку и наказывает всем не думать о других мужчинах.

(МЭИХГ 9, с. 272-273; змей; сл. Бело-Куракино Староб. у.

Харьк. губ. (53).)

Б. II. 2. 2. Сила защитного средства (своевременное вмешательство).

Девушка (женщина тоскует об умершем (отсутствующем) возлюбленном (муже). Мифическое существо принимает его образ, начинает посещать женщину, вступает с ней в любовные отношения. Односельчане (родственники) видят полет мифического существа (как летит, как рассыпается искрами над трубой, крышей, домом, во дворе, в огороде); семейные (мать, отец, свекор, свекровь, дочь и проч.) замечают изменения в облике женщины (сохнет, худеет, чахнет, растет живот) или странности в ее поведении (разговаривает о кем-то невидимым.). (Допытываются правды у тоскующей), обращаются к знающим людям (знахаркам, колдуньям) или сами знают, что предпринять.) Родственники или соседи применяют то или иное защитное средство. Мифическое существо не может попасть к женщине, приходит в ярость, бушует (ветром проносится по избе, в трубу, вокруг дома, срывает крышу, бьет в окна, стены, дверь и проч.) (Иногда произносит: "А! Догадалась!" или: "Вовремя очухалась. ", " Рано хватилась, а то бы задавил!" и т. п. . Улетает и прекращает посещения. (См. паралл.: С:Б. II. 2. 2.)

(ЭК-12/82 N 110; черт; Коновалиха Большеук. р. Ом. обл. (из Тамбов. губ.) (54). Смирнов. М., с 72а; п.; змей; Пер. -Залес. у. Влад. губ. (55). Ястребов, с. 153 (1); змей; м. Глодоссы Елисаветград. у. Херсон. губ. (56). ЭК-3/91 N 102; черт; Борки Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.) (57). ЭК-26/81 N 8; нечистый дух; Новологиново Большереч. р. Ом. обл. (кор. сиб.) (58). ЗК-1/82 N 8; ст.; не опред.; Омск (кор. сиб.) (59). ЭК-4/91 N 36; МАГ-1/91 N25; неч. сила; Березянка Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.) (60). ЭК-27/79 N 43; МАГ-9/79 N 2; не опред.; Алексеевка Горьк. р. Ом. обл. (из Черниг. губ.) (61). ЭК-4/89 N 8; покойник; Большая Бича Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.) (62). ЭК-33/86 N 18; не опред.; Ингалы Большереч. р. Ом. обл. (укр. + кор. сиб.) (63). ЭК-8/88 N 12; МАГ-1/88 N 26; неч. сила; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (64). Зап. Мельникова М. Н.; черт; Венгрово Новосиб. обл. (65). ЭК-1/82 N 7; не опред.; Омск (кор. сиб.) (66). ЭК-1/85 N 80; п.; домовой; Курган (67). ЭК-8/88 N 109; МАГ-4/88 N 21; черт; Утускун Усть-Ишим р. Ом. обл. (белорус. + кор. сиб.) (68). ЭК-5/92 N 73; черт; Екатериновка Тевриз. р. Ом. обл. (белорус.) (69). ЗО-1/96-96 N 1; п.; черт; Омск (70). С-1/95 N 95; черт; с. Ермиловка Тевриз. р. Ом. обл. (белорус.) (71). ЗО-11/96-97 N 14; п.; дьявол; Омск (кор. сиб.?) (72). ЛА Плахотнюк М. А., N 8, л. 22; не опред.; Никольское Бишк. р. Сев. -Казах. обл. (73). Черепанова, N 9; покойник; Пест. р. Новг. обл. (74). Вятский ф-р, N 151; черт; с. Полом Белохол. р. Киров. об. (75). Водлозерье, N 106; домовой=нечистый; Карел., Пудож. р., д. Кугановолок (76).)

Б. II. 2. 3. Сила защитного средства (помощь собаки)

Действие развивается как в предыдущей версии вплоть до развязки. Но далее женщина идет сторожить и снова желает увидеть мужа. "Он" прилетает, пристает к ней, начинает душить. Спасает набросившаяся на него собака. Тоскующую лечат, больше не летает.

(С-5/92 N 57; черт; Чередово. Знамен. р. Ом. обл. (кор. сиб.)

(77).)

Б. II. 2. 4. Сила защитного средства (сумасшествие тоскующей)

Действие развивается так же, как в версии Б. II. 2. 2. Но здесь девушка влюбляется в парня и тоскует о нем. После применения оберега и прекращения посещений мифического существа девушка, не желающая этого, сходит с ума.

(МГУ ФЭ 1989,т. 2, N 56; огн. змей; д. Боровица Луз. р. Киров.

об. (78).)

Б. II. 2. 5. Сила защитного средства (осиновый кол против упыря (покойника))


Действие развивается так же, как в версии Б. II. 2. 2. до того момента, когда родственники женщины решают применить защитное средство. Далее: идут к священнику, вместе с ним — на кладбище. Разрывают могилу — покойник лежит "ниц". 3абивают осиновый кол в спину — брызгает кровь. (Или: просто вбивают осиновый кол в могилу (нечистая сила в это время пытается помешать).) Покойник перестает ходить.

(Ястребов, с. 153 (2); упырь; Елисаветград. у. Херсон. губ.?

(79). С-10/92 N13; покойник; Заречное Нововаршав. р. Ом. обл.

(80).)

Б. II. 2. 6. Сила защитного средства (неудавшееся похищение)

Женщина тоскует о погибшем муже. Черт принимает его образ и посещает ее. Обещает увезти. Но, когда приезжает за ней, бдительные семейные не спят и не пускают женщину. Мифический любовник в ярости бушует за дверью. Наутро тоскующую везут к знахарю. Он вылечивает ее.

(ЭК-2/90 N 42, МАГ-1/90 N 21; черт; Загваздино Усть-Ишим. р. Ом.

обл. (кор. сиб.) (81). ЛА Плахотнюк М. А. N 8, л. 29; черт; с. Новоникольское Бишк. р. Сев. -Казах. обл. (82).)

Б. II. 2. 7. Сила защитного средства (женщина действует по настоянию родственников (соседей)).

Действие развивается так же, как в версии Б. II. 2. 2., с той лишь разницей, что оберег применяет сама женщина по настоянию родных и близких. (См. паралл.: С:Б. II. 2. 7.)

(ЛА Козловой Н. К. 1976 N 11; черт; Омск (из Пензен. губ.) (83). Бурцев, ПСЗТ III, с. 149; ст.; черт (84). ЭК-2/89 N 61; не опред.; Малая Бича Усть-Ишимск. р. Ом. обл. (вятск.) (85). ЭК-1/90 N36, МАГ-4/90 N 18; не опред.; Паново Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.) (86). Мат-лы Тобольск. педин-та, 1987, N 1; черт; Тобольск (87). ЭК-6/88 N 49; черт; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.) (88). Бурцев ПСЭТ III, с. 144-145; п.; змей; упом. г. Ветлуга (89). Богатырев,с. 55; домовой; Ярашно (Зеленинская) Ямско-Горская вол. Шенкур. у. Арх. губ. (90). Гнатюк. Знадоби II, в. 2, N 618; покойник; Колинки, пов. Городенка, губ.? (91). ЭК-19/88 N 269; ст.; покойник; Омск (из Знаменск. р. Ом. об. (белорус.) (92). Максимов, с. 25; бес. Вятский ф-р, N 152; нечистый; д. Остальцы Даров. р. Киров. обл. (93). Вятский ф-р, N 179; змей; д. Антипята Белохол. р. Киров. обл. (94). Вятский ф-р, N 180; огн. сноп; с. Всехсвятское Белохол. р. Кировск. обл. (95). Вятский ф-р, N 198; покойник; с. Всехсвятское Белохол. р. Киров. обл. (96). Вятский ф-р, N 199; покойник; с. Березино Луз. р. Киров. обл. (97). ЗО-15/96-97 N 141; не опред.; Красноярка Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб. + вятск.) (98).)

Б. II. 2. 8. Сила защитного средства (женщина сама замечает неладное)

Женщина (девушка) тоскует об умершем (отсутствующем) муже (или появление мифического любовника не мотивировано). Мифическое существо вступает с ней в любовные отношения. Она замечает странности в поведении "мужа" (он гасит огонь в печи; исчезает с пением петухов; подарки, им принесенные, обращаются в гадость; видит, что ест, а еда нетронута; крестится, читает молитву неправильно и проч.) Обращается за советом к знающим людям. Применяет оберег. (Мифический любовник бушует за дверью.) Прекращает посещения. (См. также: Б. II. 2. 9.; Б. II. 3. 2.; Б. II. 3. 4.; паралл.:

С.:Б. II. 2. 8.)

(МИНХ, с. 23-24; п.; мертвец=змей; с. Колено Саратов. губ. (99).

Гнатюк. Знадоби II, в. 2 N 576; покойник; с. Сушковка, губ.? (100). ЭК-17/90 N 54; п.; не опред.; Батареевка Называев. р. Ом. обл. (укр.) (101). ЭК-17/90 N 55; змей; Батареевка Называев. р. Ом. обл. (102). Гнатюк. Знадоби II, в. 2, N 577; покойник (103). ЭК-2/88 N 22; черт; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.) (104). ЭК-2/89 N 3; не опред.; Большая Бича Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.) (105). ЭК-1/90 N 4 (повтор. зап. предыдущ. текста) (106). МГУ ФЭ 1989, т. 31, N 97; не опред.; д. Кузьминская Луз. р. Киров. обл. (107). 3К-38/84 N 18; п.; домовой; г. Омск (от. обрус. мордовки) (108). 3К-11/90 N 8; не опред.; Покровка Называев. р. Ом. об. (смол.) (109). Зиновьев, N 385; не опред.; с. Знаменка Нерчин. р. Читин. обл. (110). Садовников, с. 236(б); змей; Сим-бирск (111). ЭК-5/92 N 24; не опред.; Екатериновка Тевриз. р. Ом. обл. (белорус. + кор. сиб. + вятск. + тамбов.) (112). Зиновьев, N 139; змей; с. Пешково Нерчин. р. Читин. об. (113). Вятский ф-р, N 178; змей; с. Овсяниково Луз. р. Киров. обл. (114). Вятский ф-р, N 184; лесной; с. Полом Белохол. р. Киров. обл. (115).)

Б. II. 2. 9. Сила защитного средства ("спина корытом")

То же сюжетное действие, что в версии Б. II. 2. 8., но устойчивая деталь: странностью в поведении " мужа " оказывается то, что он не дает обнимать себя за спину, т. к. у него колючая, открытая спина — "спина корытом"

(ЭК-30/81 N 18; черт; Старомалиновка Нижнеом. р. Ом. обл. (кор.

сиб. + смол.) (116). ЭК-6/88 N 14; змей; Никольск Усть-Ишим. р.

Ом. обл. (вятск.) (117). ЭК-7/88 N 47; нечистый; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (118). ЗК-7/88 N 14; леший=черт; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (119). ЭК-17/82 N 21; п.; черт; Шухово Знамен. р. Ом. обл. (кор. сиб. (?)) (120). Вятский ф-р, N 150; черт; с. Полом Белохол. р. Киров. об. (121)

Б. II. 2. 10. Сила защитного средства (влюбленный черт)

В доме "заводится" черт, влюбляется в девушку (ухаживает за ней, преследует ее). Охотники (целую неделю) стреляют в подпол. Черт уходит.

(Черепанова, N 256; черт; Виджа Старорус. р. Новг. обл. (122).)

Б. II. 2. 11. Сила защитного средства (мемораты)

Поздняя версия, производная от Б. II. 2. 8. Героиня повествования — сама рассказчица. Любовных отношений поэтому нет. Мертвый муж приходит один-два раза. Женщина сразу же испытывает страх и применяет защитное средство (реже — обращается за советом). "Муж" больше не появляется. (См. паралл.: С:Б. II. 2. 11.)

(ЭК-4/91 N 92; не опред.; Паново Усть-Ишим. р. Ом. обл.

(кор. сиб.) (123). ЭК-8/88 N 22-24; черт; Никольск Усть-Ишим. р.

Ом. обл. (вятск. + чуваш.) (124). ЭК-2/88 N 3; черт; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (казан. + вятск.) (125). ЭК-7/88 N 94; черт; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.) (126). ЭК-11/75 N37а; не опред.; Андреевка Саргат. р. Ом. обл. (укр.) (127). ЭК-31/79 N 46; не опред.; Cягаевка Горьк. р. Ом. обл. (кор. сиб. + укр.) (128). С-10/92 N 4; не опред.; Заречное Нововарш. р. Ом. обл. (129). ЭК-3/91 N 21; дух=черт; Паново Усть-Ишим. р. Ом. обл. (из Костр. губ.) (130). ЭК-18/88 N 90; черт; Интенис Саргат. р. Ом. обл. (укр.) (131). 3К-7/88 N 24; не опред.; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.) (132). ЭК-3/88 N 8; неч. сила; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.) (133). 3К-5/92 N 120; не опред.; Бичили Тевриз. р. Ом. обл. (белорус. + кор. сиб.) (134). Вятский ф-р, N 195; покойник; п. Нижняя Паломица Опирин. р. Ки-ров. обл. (135).).

Б. II. 3 Копыта и хвост

Б. II. 3. 1. Копыта и хвост (две вдовы и черти. Одна гибнет, вторая применяет оберег)

Две вдовы (подруги) тоскуют об умерших (уехавших) мужьях (парнях). Черти принимают их образ и начинают посещать тоскующих (вступают в любовные отношения). Однажды одна из женщин роняет под стол какой-либо предмет (или это делает ребенок одной из вдов) и видит у пришедших копыта (конские, лошадиные ноги, хвосты и когти, верблюжьи ноги и т. п.). Черти сразу исчезают. Одна из женщин выходит на крыльцо. Ее разрывают. Вторая сразу же при-меняет оберег (все закрещивает). Черти (говорят: " А! Догадалась!") уходят и больше не появляются. (Cр. версии смежного сюжета: С. 2.)

(3К-5/92 N 68; черти; Екатериновка Тевриз. р. Ом. обл. (из Моги-лев. губ.) (136).) _

Б. II. 3. 2. Копыта и хвост (две вдовы и черти. Обе спасаются)

Действие развивается так же, как в версии Б. II. 3. 1. Но после того, как у пришедших обнаруживают копыта и хвосты, женщины не подают вида, а на следующий день рассказывают об этом людям (знающему человеку). По их совету применяют оберег (или их лечат). Черти прекращают посещения. (Cр. со смежной формой: С. 2. 6.)

(ЭК-24/88 N 9; черти; Нововарш. р. Ом. обл. (укр.) (137).

ЭК-4/91 N 37, МАГ-1/91 N 26; черти; Березянка Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.) (138).)

Б. II. 3. 3. Копыта и хвост (находчивая вдова)

Женщина тоскует по мужу. Черт принимает его облик и приходит (один раз). (Помогает по хозяйству.) Садятся ужинать. Она (или ребенок) роняет под стол ложку (или другой предмет) и обнаруживает копыта и хвост. Бежит к курам, тормошит петуха, он кричит

— черт убегает (или начинает читать молитвы — черт убегает, за-лезает на печь и проч.).

(ЭК-2/80 N 2; черт; Атирка Тарск. р. Ом. обл. (из Витеб. губ.) (139). 3К-7/88 N 26; черт; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.) (140). Черепанова, N 23; не опред.; Своятино Любыт. р. Новг. об. (141). Кемерово, N 249; черт; Яшкино Кем. об. (142).)

Б. II. 3. 4. Копыта и хвост (женщина сама замечает неладное).

Мифическое существо, приняв образ умершего или отсутствующего мужа, начинает посещать тоскующую женщину, вступает с ней в любовные отношения. Однажды она случайно роняет какой-либо предмет (ложку, сахар, веретено и т. п.) и видит у мужа копыта и хвост (или один из атрибутов). Она не подает вида. На следующий день идет к людям (священнику, матери, свекрови, знающему человеку) и рассказывает о случившемся. Получив совет, применяет оберег (или сама на следующий день применяет оберег, или ее отчитывает священник, или ее лечат). (Мифическое существо бушует, кричит: " А! Догадалась!" (или что-либо подобное).) Прекращает посещения. (Ср.: Б. II. 2. 8. Cм. паралл.: С:Б. II. 3. 4.) (Бурцев ПСЭТ III, с. 83; черт; (143). ЭК-2/89 N 85; змей; Бакшеево Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.) (144). ЭК-8/88 N 110, МАГ-4/88

N 22; не опред.; Утускун Усть-Ишим. р. Ом. обл. (белорус.) (145).

ЭК-10/82 N 164, МАГ-2/82 N 28; черт; Форпост Большеук. р. Ом. обл. (белорус. + кор. сиб.) (146). ЗО-15/96-97 N 142; черт; Красноярка Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск. + кор. сиб.) (147).)

Б. II. 3. 5. Копыта и хвост (опасный "ухажер")

Женщина знакомится с мужчиной. Вступает с ним в любовные отношения. Однажды дочка, уронив игрушку, замечает у пришедшего копыта и хвост. Когда гость уходит, говорит об этом матери. Мать перестает с ним встречаться.

(3К-5/92 N 44; подл. з.; черт; Екатериновка Тевриз. р. Ом. обл. (белорус.) (148).)

Б. II. 3. 6. Копыта и хвост (своевременный совет)

Мифическое существо в образе умершего или отсутствующего мужа посещает тоскующую женщину. Люди замечают неладное (или женщина сама рассказывает о посещениях) и советуют ей уронить что-либо под стол (или просто заглянуть под стол, когда будет его кормить) Женщина следует совету, видит копыта и хвост (или один из атрибутов) и понимает, что ходит к ней не муж. Применяет оберег. Мифический любовник бушует. Кричит: "А! Догадалась!") (Или женщина убегает из дома.) Прекращает посещения. (Cр.: Б. IY. 3. 3. Cм. паралл.: С:Б. II. 3. 6.)

(3К-5/89 N 105, МАГ-1/89 N 22; неч. сила; Бакшеево Усть-Ишим. р.

Ом. обл. (вятск.) (149). ЭК-2/89 N 81; черт; Бакшеево Усть-Ишим. р. Ом. обл. (150). Афанасьев, N 373; л.; бес; (151). С-10/92 N5; сатана; Заречное Нововарш. р. Ом. обл. (кор. сиб.) (152). ЭК-31/81 N 2; черт; Старомалиновка Нижнеом. р. Ом. обл. (смол.) (153). ЭК-23/79 N 23; черт; Алексеевка Горьк. р. Ом. обл. (укр. + кор. сиб.) (154). Мил-ч. Заметки, с. 381-382; черт; Листвяки Лубен. у. Полтав. губ. (155). ЭК-15/92 N 10; черт; Утьма Тевриз. р. Ом. обл. (белорус.) (156). Вятский ф-р, N 149; не опред.; с. Полом Белохол. р. Киров. обл. (157).)

Б. II. 3. 7. Копыта и хвост (верные (правильные) действия)

Женщина тоскует о муже. Ее посещает черт в образе мужа. По совету знающих людей она применяет оберег. Когда после этого мифический любовник уходит, она замечает у него копыта и хвост.

(ЭК-3/89 N 48; черт; Большая Бича Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.) (158). 3К-2/91 N 73; черт; Паново Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.?) (159).)

Б. II. 4. Конопля и вши

Б. II. 4. 1. Конопля и вши ("психологический" тип концовки)

Мифическое существо, приняв образ молодого парня (умершего или отсутствующего мужа, любимого девушки), начинает летать (приходить) к девушке (женщине), т. к. она или (на перекрестке, не перекрестясь) поднимает вещь, принадлежащую ему (в которую он обращается, связанную каким-либо образом с ним), или

тоскует об умершем (отсутствующем) любимом (муже). Вступает

с ней в любовные отношения (сосет грудь). Люди (соседи, свекровь, мать) замечают, что она сохнет (худеет, чахнет, желтеет) или видят летящего к ней огненного змея. Обращаются за советом к знающим людям (сами дают совет), следуя которому, девушка (женщина) садится на порог (реже: у окна, на печь, на кровать), распускает волосы, расчесывает их над конопляным семенем (жареным), насыпанным в фартук, (подол); щелкает семя, на вопрос мифического существа: " Что ты делаешь? "— отвечает: " Вшей ем ". Мифическое существо или плюет на нее, или бьет в дверь (стену, саму женщину), (страшно ревет, смолит ей волосы — и проч. проявления гнева) и сразу же улетает. И больше не появляется. (Cм. парал.: С:Б. II. 4. 1.)

(ЭК-23/79 N 63; змей; Алексеевка Горьк. р. Ом. обл. (укр.) (160). Гринч. Из уст. С. 123; змей; Зап. в Выблях Черниг. у. Чер-ниг. губ. (161). СЗ-7/90 N 227а; л.; змей; Омск (кор. сиб.) (162). Мил-ч. Заметки, с. 400; змей; с. Хитцы, губ.? (163). Бурцев ПСЭТ Y, с. 97; п.; змей; (164). ЭК-46/80 N 207; п.; домовой; Анд-реевка Таврич. р. Ом. обл. (укр.) (165). Манжура, с. 254; змей; Новомосков. у. Екатеринослав. губ. (166). Зиновьев, N 396; не оп-ред.; с. Молдовск Сретен. р. Читин. обл. (167). ЭК-29/78 N 36; черт; Малиновка Тюкалин. р. Ом. обл. (укр.) (168). 3К-5/92 N 25; огн. змей; Екатериновка Тевриз. р. Ом. обл. (белорус. + тамбовск. + вятск.) (169).)

Б. II. 4. 2. Конопля и вши ("психологический" тип концовки. Женщина замечает неладное)

Действие развивается так же, как в версии Б. II. 4. 1. Но здесь женщина сама или по совету людей замечает неладное в своих отношениях с любовником (нет спины, подарки превращаются в гадость и проч.). Обращается за советом к знающим людям. Далее то же, что и в Б. II. 4. 1.

(Бурцев ПСЭТ IY, с. 80-81; п.; змей (170). Зиновьев, N 397; не

опред.; Знаменка Нерч. р. Читин. об. (171). Гринч. Мат-лы, в. 2, N

79; мертвец; Харьк. губ. (172).)

Б. II. 4. 3. Конопля и вши ("психологический" тип концовки. Копыта и хвост)

То же, что в версии Б. II. 4. 2. Только неладное — замеченные женщиной у посетителя копыта (и хвост).

(ЛА Козловой Н. К., 1987 N 9; черт; Покровка Нижнеом. р. Ом. обл.

(смол.) (173). Максимов, с. 221; змей (174). Кемерово, N 246; неч.

сила; с. Старо-Бачаты Белов. р. Кем. об. (175).)

Б. II. 4. 4. Конопля и вши ("разоблачительный" тип концовки)

Действие развивается так же, как в версии Б. II. 4. 1. Но на от-вете женщины " Вшей ем " разговор не кончается, а следует продол-жение типа:

— А разве люди едят вшей?

— А разве змеи живут с женщинами? Или:

— Разве можно крещеной кости вшей есть?

— А разве можно некрещеной кости к крещеной ходить? (" нечистой силе до благочестивой души летать" и т. п.)

Змей после этого бушует, злится (ударяется оземь и приобретает свой настоящий облик) и улетает навсегда. (Cм. паралл.:

С:Б. II. 4. 4.)

(Гнатюк. Знадоби II, N 468; змей; Борисовская вол. Волуйского

пов. Воронеж. губ. (176). Мил-ч. Заметки, с. 398-399; змей;

д. Листвяки Лубен. у. Полтав. губ.? (177). Мил-ч. Заметки, с. 400;

змей; м. Снетино (178). Добр. Орл. и Калуж., с. 208-209; п.;

змей-любак; с. Теребень Жиздр. у. Калуж. губ. (179). П. И. Легенды,

1892, с. 82(д); л.; змей; Купянск Харьк. губ. (180).)

Б. II. 4. 5. Конопля и вши ("разоблачительный" тип концовки. Копыта и хвост)

То же, что в версии Б. II. 4. 3., только концовка как в Б. II. 4. 4. (С-10/92 N 1; черт; Заречное Нововарш. р. Ом. обл. (181).)

Б. II. О. 4. 6. (контаминация: копыта и хвост + конопля и вши, железный блин)

Первая часть текста представляет собой усеченную форму версии Б. II. 3. 4. Но, только, увидев " кониные ноги ", женщина мер не принимает. Мифический любовник продолжает посещения. Не помогает и богородицкая трава. Женщина сохнет. Второй оберег, который принимает тоскующая по совету знающей бабушки, состоит в следующем: сидит на пороге, расчесывает волосы над конопляным семенем. Но традиционного диалога о вшах нет. Мифический любовник три раза просит ее снять крест, на что она три раза отвечает: " Сейчас железный блин испеку и тебя накормлю. " Он плюет, бушует, произносит: " А! Догадалась!" И больше не ходит.

(3К-4/89 N 104, МАГ-1/89 N 2; черт; Малая Бича Усть-Ишим. р. Ом.

обл. белорус. + курск. + кор. сиб.) (182).)

Б. III. В ы в е д ы в а н и е и п р и м е н е н и е о б е р е г а

Мифическое существо вступает в любовные отношения с девушкой (женщиной). Она выведывает у него средство, которого оно боится и которое может погубить его. Применяет и избавляется.

Б. III. 1. Крашеный сардак

Женщина пасет на поле коз и овец. К ней является "парубок", который на самом деле — "закаменник". Вступает с ней в любовные отношения. Однажды она приходит на толоку с сардаком, окрашенным красной растительной краской. Мифический любовник разрывает его на мелкие части. На вопрос, почему он так поступил, отвечает, что сардак покрашен таким зельем, от которого он может сгореть. Женщина выпытывает, какое это зелье. Рассказывает все мужу (?). Решают сгубить " закаменника ". Варят зелье. Она приглашает мифического любовника к себе домой. Он приходит, ложится на кровать. Муж обливает его отваром, обсыпает зельем. " Закаменник " сгорает. (Горит так, что кажется, что горит хата. Люди решают, что это " куриж " (?) того человека (мужа?). С тех пор варят это зелье и с его помощью выкапывают клады.)

(Гнатюк. Знадоби II, в. I, N 28; закаменник; Ростiк, пов. Вижниця

(?) (183).)

Б. III. 2. " Не образумясь, да сам себя! "

Б. III. 2. 1 "Не образумясь да сам себя!" (настой травы чертополоха

(дедовника))

Женщина тоскует о муже (уехавшем, погибшем, отданном в ре-круты). Мифическое существо принимает его образ (посещает ее в полночь), вступает в любовные отношения. (Наказывает никому о нем не говорить). Заболевает корова. Мифический любовник подсказывает, что (причина — козни домового) ее нужно окропить на-стоем дедовника или чертополоха, т. к. его боится нечистая сила. Женщина вылечивает корову и окропляет тем же настоем дом и всю обстановку в нем. Мифическое существо прекращает посещения.

(Попроцкий, с. 158; п.; змей; Калуж. губ. (184).)

Б. III. 2. 2. "Не образумясь, да сам себя!" (обороть от жеребца)

Женщина тоскует об уехавшем (умершем) (на чужбине) муже. (Выражает желание увидеть его, хоть мертвого.) "Муж" возвращается (сам покойник-упырь; черт, принявший его облик). И живут с женою по-прежнему.

Умирает сосед. Идут на похороны. У покойника он странно себя ведет: (ржет по-конски — покойник отвечает; усмехается, глядя, как родные снимают с мертвого покрывало; заставляет жену встать левой ногой на его левую ногу и смотреть в могилу). По возвращении жена спрашивает причину. Объясняет, что покойник будет упырем ("хлопотуном"), (т. к. он видел, что черти влезли в его кожу), (или это видела сама женщина, стоя на ноге "мужа"). Женщина понимает, кем является ее "муж" и выпытывает средство избавления: взять обороть (которая 7 лет была на сивой кобыле; от " некладанного " жеребца), (парную узду). Накинуть ее на упыря, сказав " тпру " (или бить ею наотмашь, или просто хлестнуть). Женщина применяет выведанное средство к "мужу". Он падает, исчезает (разливается смолою), произнеся напоследок:

(" Счастлива, что догадалась "; " сгубила ты меня "; " эх, не

образумясь, да сам себя! ").

(Гринч. Мат-лы, в. 2, N 83; упырь; с. Курозвон Острож. губ. (185).

Ончуков, N 87; хлопотун-черт; Олонец (186). Бурцев ПСЭТ II, с. 131-132; с.; черт (187).)

Б. IY. Р а з о б л а ч е н и е м и ф и ч е с к о г о л ю б о в н и к а

Мифическое существо вступает (пытается вступить) в любовные отношения с девушкой (женщиной), принимая человеческий облик. Его разоблачают. Он исчезает (улетает, прекращает посещения).

Б. IY. 1. Разоблачение с помощью кольца

Мифический любовник летает к девушке, тоскующей о своем погибшем возлюбленном. Принимает его образ. Кроме нее его никто не видит. Сама девушка не замечает странностей в его поведении. Подружка, спрятавшись под печь и глядя в кольцо, видит настоящий облик мифического существа. Он, почуяв посторонний дух и поняв, что его разоблачили, расшибает печь и улетает.

(ЭК-2З/79 N 62; змей; Алексеевка Горьк. р. Ом. обл. (укр.) (188).)

Б. IY. 2. Разоблачение с помощью внезапно открытого источника света

Б. IY. 2. 1. Разоблачение с помощью внезапно открытого источника света (четверговая свеча)

Женщина скучает, тоскует о муже, отданном в солдаты. Мифическое существо принимает его образ и посещает ее, наказывая никому не говорить. Свекор замечает неладное (соседи видят летящего к ним огненного змея), берет четверговую свечу, прикрывает ее (шапкой) и подглядывает за снохой, ушедшей в сенницу. Услышав голос своего сына (крестится, читает молитву) открывает свечу. Мифическое существо (шипит, проносится огненным вихрем, обдает сноху и свекра смрадом) и улетает. (Сноха понимает, что ее посещал по ночам змей, а не " муж ").

(Бурцев ПСЭТ N 4, с. 32-33; ст.; змей (189).)

Б. IY. 3. Копыта и хвост

Б. IY. 3. 1. Копыта и хвост (два черта и женщина)

Женщина тоскует о муже. Ночью приходит он с товарищем (или два его товарища). Она садит их за стол, наклоняется случайно и видит вместо ног копыта. (Хочет уйти, но они ее не пускают.) Поев, уходят сами. (Или: выбегает. Когда возвращается — нет никого). Больше не приходят.

(ЭК-5/89 N 54, МАГ-1/89 N 28; лешие=черти; Бакшеево Усть-Ишим.

р. Ом. обл. (кор. сиб. + вятск.) (190). ЭК-З8/85 N 266; черти; Ма-линовка Тюкалин. р. Ом. обл. (укр.) (191).

Б. IY. 3. 2. Копыта и хвост (случайное разоблачение)

Действие развивается как в Б. II. 3. 4. Но после того, как женщина, уронив предмет, обнаруживает копыта (и хвост), мифичес-кое существо — сразу же исчезает (или больше не появляется).

(Ср.: Б. II. 2. 8.; Б. II. 3. 4. Cм. паралл.: С:Б. IY. 3. 2.)

(ЭК-9/91 N 39; черт; Красноярка Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор.

сиб.) (192). ЭК-49/80 N 106; черт; Голубовка Седельн. р. Ом. обл.

(белорус.) (193). ЭК-8/89 N 154; черт; Евгащино Большереч. р. Ом.

обл. (из Новг. обл.) (194). ЭК-4/89 N 63; не опред.; Большая Бича

Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб. + казан.) (195). МАиЭ ОмГУ, 93-4, N 40, 51; огн. змей; Бергамак Муром. р. Ом. обл. (кор. сиб.?) (196). Черепанова, N 24; змей; Ивановское Старорус. р. Новг. об. (197).)

Б. IY. 3. 3. Копыта и хвост (своевременный совет)

Дейcтвие развивается как в Б. II. 3. 6. Только до применения оберега дело не доходит, т. к. " муж " исчезает сразу же, как только у него обнаруживают копыта и хвост. (Ср.: Б. II. 3. 6. Cм.

паралл.: С:Б. IY. 3. 3.)

(3К-7/91 N 27; черт; Утускун Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.)

(198). С3-13/90 N 515; змей; Заливино Тарск. р. Ом. обл. (199).

Вятский ф-р, N 154; черт; д. Галкины Шабал. р. Киров. обл. (200).

)

Б. IY. 4. Пустое объятие

Женщина тоскует об умершем (отсутствующем) муже. Мифичес-кое существо принимает его образ и начинает посещать ее. Ей со-ветуют резко подойти и поймать (обнять) его. Она ловит (обни-мает) — в ее руках никого не оказывается (или видит, что обни-мает столб). (Иногда мифическое существо говорит: " А! Догада-лась !") Больше не появляется. (См. паралл.: С:Б. IY. 4.)

(ЭК-2/88 N 74; не опред.; Утускун Усть-Ишим. р. Ом.

обл. (кор. сиб. + укр.) (201). ЗК-2/89 N 122; п.; не опред.; Большая Бича Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.) (202). ЭК-2/91 N 194, МАГ-3/91 N 2; змей; Паново Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб. + ка-зан.) (203). ЭК-2/91 N 16; ручн. запись предыдущ. текста (204). ЭК-2/89 N 70; не опред.; Малая Бича Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.) (205).)

Б. IY. 5. "Подсмотрела!"

Мифическое существо ходит к женщине (у которой муж в отъез-де). Вступает с ней в любовные отношения. Уходит утром до пету-хов. Она удивляется этому, т. к. раньше подобного не было. Решив подсмотреть, выходит потихоньку за ним за калитку. Поют петухи — и она видит настоящий облик "мужа". (Ее насилу отливают водой. Настоящий муж возвращается домой). Мифическое существо больше не появляется.

(Вятский ф-р, N 153; черт; д. Лунданка Луз. р. Киров. обл.

(206).)

Б. IY. 6. Холодное тело

Девушки и парни собираются у одной из подруг на вечерку. Од-на из них ждет своего парня (которого все время пускала в ок-но). Стучат в окно. Выходит — стоит ее парень. Заводит в дом, сидят обнимаются. Он дает ей гостинцы. Она трогает его за зад, — а тело у него холодное, как лед. Подняла крик. " Парень " выска-кивает в окно и говорит: " Счастье твое, что догадалась, а то я бы тебе показал, как домового до себя принимать. "

(Манжура. Сказки, с. 129; домовой; Ново-Григорьевка Александ-ров. у., Екатериносл. губ. (207).)

Б. Y. М и ф и ч е с к о г о л ю б о в н и к а " у в е щ е в а-ю т" (у б е ж д а ю т в а л о г и ч н о с т и е г о

п о в е д е н и я)

Мифический любовник посещает жен-щину. (По совету знающих людей) она совершает какие-либо дейс-твия, противоречащие здравому смыслу (нарушающие обычный порядок вещей). Далее обычно следует диалог между женщиной и мифическим существом. На его удивленный вопрос: разве можно так делать?, следует ее ответ типа: "А разве может мертвый к живой ходить?". Мифический любовник прекращает посещения.

Б. Y. 1. Сборы на свадьбу

Б. Y. 1. 1. Сборы на свадьбу (сообщение об инцесте: женщина собира-ется на свадьбу брата и сестры)

Женщина (девушка) тоскует об умершем муже (возлюбленном). Мифическое существо (упырь,покойник) начинает посещать ее (по ночам). Женщина обычно сама хочет избавиться от него и обраща-ется за советом к знающим людям. Следуя совету, делает вид, что собирается на свадьбу. (Иногда применяется дополнительный способ разоблачения: с помощью внезапно открытого источника света (см.:Б. IY. 2.) или обереги (венчальная одежда и свечи, зеркало, повернутое " навыворот " и проч.)). Между женщиной и мифическим любовником происходит диалог типа:

— Что ты делаешь?

— Собираюсь на свадьбу.

— Что за свадьба?

— Брат сестру берет.

— А разве может брат сестру брать?

— А разве может мертвый к живой ходить?

После этого обычно мифический любовник сильно бьет по двери (столу), выбивая доску, (говорит: "А! Догадалась!") и улетает.

(Яворск. Упыри, с. 109-110; упырь; Галиция, с. Головецк, губ.?

(208). ПЭС, с. 68; покойник; Полесье. Б. Пн. Лисятичи(?) (209). Гна-тюк. Знадоби I, N 220; покойник; Коропци Бучацького пов., губ.? (210). Гнатюк. Знадоби II, в. 2 N 575; покойник; Ревнiй, пов. Чернiвц., губ.? (211).)

Б. Y. 1. 2. Сборы на свадьбу (сообщение об инцесте: "женит" брата и сестру)

Женщину посещает мифическое существо (умерший муж). Знающий человек (старичок, попросившийся ночевать) советует вечером сде-лать вид, что она женит своих сына и дочь (брата и сестру). Диа-лог между стариком (женщиной) и мифическим существом:

— Где это видано, чтоб брат на сестре женился?

— Где это видано, чтобы мертвый ходил?

Мифический любовник уходит (сказав: "А! Догадался (лась)!").

(Черепанова, N 21; покойник; Охотна Пестов. р. Новг. об. (212).

)

Б. Y. 1. 3. Сборы на свадьбу (сообщение об инцесте: сама

"выходит замуж" за родного брата)

То же, что в версии Б. Y. 1. 2., только в роли невесты выступает сама женщина. Родственники надевают на нее свадебный наряд. Они же и ведут диалог с мифическим существом.

(3К-11/92 N 73; не опред.; Журавлевка Тевриз. р. Ом. обл.

(минск. + витеб.) (213).)

Б. Y. 1. 4. Сборы на свадьбу (сама "выходит замуж")

Действие развивается так, как в версии Б. Y. 1. 3. Женщина в подвенечном наряде садится за стол (а на голову кладет горшок). Диалог:

— Тебе можно выходить замуж?

— Мертвому можно ходить к жене?

— Раз ты выходишь замуж, я больше не приду.

(Хватает с головы горшок. Если бы его не было — оторвал бы голову.)

(Гнатюк. Знадоби I, N 219; покойник; зап. у Видинови Снятинського пов., губ.? (214).)

Б. Y. 1. 5. Сборы на свадьбу (свадьба в великий пост)

То же,что в Б. Y. 1. 1. Только действие происходит в великий пост, и конец диалога следующий:

— Где ты видела, чтобы кто-нибудь в великий пост свадьбу играл?

— Где ты видел, чтобы умерший к живой ходил?

Мифическое существо уходит и больше не возвращается.

(Гнатюк. Знадоби II, в. 2, N 574; покойник; зап. в Бандровi Лiського пов., губ.? (215).)

Б. Y. 1. 6. Сборы на свадьбу (мать вьет венок (венец?))

Сначала действие развивается как в версии Б. Y. 1. 1. Получив совет ворожки, женщина берет приемную дочь (?) и в полдень вьет венок. Мифический любовник приходит в полдень. Диалог между ними:

— Что ты делаешь?

— Видишь: венок вью.

— Еще такого не видел, чтобы мать венок вила.

— А кто такое видел, чтобы мертвый к живой ходил?

Больше не приходит.

(Гнатюк. Знадоби II, в. 2, N 572; упырь; зап. в Бандровi Лiського

пов., губ? (216).)

Б. Y. 2. Белье наизнанку

Сначала действие развивается как в сюжете Б. Y. 1. Получив со-вет, женщина (зажигает свечу и закрывает ее горшком) белье на-чинает надевать наизнанку. Приходит мифический любовник (она снимает горшок). Диалог:

— Я не видел, чтобы кто-то наизнанку надевал белье.

— Я еще не видела, чтобы умерший ходил к живой.

Исчезает (с ветром) и больше не появляется.

(Гнатюк. Знадоби I, N 218; покойник; Дрогобичи (217).)

Б. Y. 3. Горячие горшки и сорочка мертвого

Умирает муж, жена остается с маленьким ребенком. Мертвый приходит качать ребенка. Жена боится и просит совета у людей. По совету бабушки, ходяшей по миру, золит в понедельник белье, а кипяток носит к зольнице рукавами его сорочки. Диалог:

— Что ты делаешь?

— Белье золю.

— Я еще не видел, чтобы кто-нибудь рукавами сорочки горшки вытаскивал.

— Я еще не видела, чтобы мертвый к живой ходил.

Бьет рукой по двери, оставляя на ней след (Говорит: "Как ты меня вылапала" (отбила?)) И больше не приходит.

(Гнатюк. Знадоби I, N 217; покойник; Пушники Бучацьского пов., губ.? (218).)

Б. Y. 4. Мытье лавки

Действие развивается как в сюжете Б. Y. 1. По совету знающих людей, когда приходит мертвый муж и садится на лавку, женщина начинает мыть ее. Льет воду под него то с одного конца, то с другого — так, что ему уже невозможно сидеть. Диалог:

— Что это значит? Мы столько лет прожили, и ты мне того не делала, что сейчас делаешь?

— Что это значит? Чтобы мертвый до живой ходил — еще такого нигде не было.

Уходит и больше не появляется.

(Гнатюк. Знадоби II, в. 2, N 573; покойник; Раранчу (?) (219).)

Б. YI. М и ф и ч е с к о м у л ю б о в н и к у в р е д я т

Мифический любовник летает к женщине. Люди замечают это, караулят и вредят ему: прячут крылья, останавливают полет и проч. Он вынужден просить о милости. Мифическому существу ставят условие, которое он выполняет, и отпускают. Больше не летает.

Б. YI. 1. Спрятанные шкурка (крылья)

Б. YI. 1. 1. Спрятанная шкурка (змей и деревенские парни)

Змей летает к женщине (тоскующей о своем муже). Деревенские парни замечают это и караулят его (или люди замечают, что она сохнет, и караулят змея). Видят, куда он прилетает, и, приняв человеческий облик, прячет огненную шкурку (одежду, крылья). Похищают и перепрятывают. Змей, выйдя от женщины, не находит шкурки (плачет), просит вернуть. (Ему возвращают — он поджигает или то место, где она была спрятана, или дом, постройки обидчика.) (Не может уже долететь обратно до места.) (Конец во всех трех вариантах сюжета в имеющихся текстах разрушен.)

(ЗК-5/88 N 110, МАГ-4/88 N 2; змей=черт; Никольск Усть-Ишим. р.

Ом. обл. (вятск.) (220). ЭК-7/88 N 17; змей=леший; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (221). ЭК-8/88 N 91, МАГ-4/88 N 24; змей; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (222).)

Б. YI. 1. 2. Спрятанная шкурка (змей и цыган)

Змей вступает в любовные отношения с женщиной, летает к ней (рассыпается искрами около двора), снимает крылья и прячет их под крышу. Цыган подсматривает. Уносит крылья. Змей просит цыгана вернуть украденное и выполняет его условие: после возвращения крыльев больше к женщине не летает.

(Колчин, c. 55-56; п.; змей; Тульск. губ. (223).)

Б. YI. 1. 3. Спрятанная шкурка (змей и работник)

Начало то же, что в Б. YI. 1. 2., только змея подстерегает работник, который крестит крылья. Змей не может их взять и просит работника продать ему крылья. Тот ставит условие: насыпать шапку денег. Шапку подсовывает дырявую. Змей насыпает огромную кучу денег. Работник возвращает крылья, пригрозив, чтобы больше не ле-

тал, а то вообще без них останется.

(Гринч. Из уст. N 6; змей; зап. в Выблях? (224). Гнатюк. Знадоби

II, в. I, с. XXXII (упоминание о тексте Гринч. в обзоре).)

Б. YI. 1. 4. Спрятанная шкурка (муж и змей)

Змей летает к замужней женщине. Она сохнет. Люди дают мужу совет, как увидеть, куда змей прячет крылья. Муж, следуя совету, забирает их и созывает людей. Змей не может улететь без крыльев, просит вернуть. (Конец разрушен; сжигает дом.) От жены змея отлучил.

(Манжура. Сказки, с. 9; змей; Мануйловка Новомосковск. у. Екатери-носл. губ. (225). Мил-ч. Заметки, с. 398; упом. о тексте Манжуры.)

Б. YI. 2. Прерванный полет

(К дочери мельника), тоскующей об умершем муже, летает змей. (Идущий в гости к мельнику) знающий человек видит летящего змея и при помощи каких-то магических действий (или слов) останавливает его на лету. Змей вынужден спуститься. Рассказывает, куда и зачем летит, просит отпустить, сетует на то, что теперь не сможет долететь, и наказывает человеку впредь этого не делать, т. к. " получит смерть ". (Видимо, должен быть мотив условия: не летать больше к женщине. Но в данном тексте его нет. Конец разрушен.)

ЭК-2/90 N 33-МАГ-1/90 N 12, ЭК-2/90 N 50-МАГ-1/90 N 28; змей; Загваздино Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб. + казан.) (226).)

Б. YI. 3. Пойманный любовник

Черт (огненным змеем) летает ко вдове, принимает образ умершего мужа, вступает с ней в любовные отношения. Односельчане подкарауливают его, дожидаются, когда он (огненным шаром) спустится в трубу, кропят трубу, двери, окна, обстановку в избе святой водой. Мифический любовник мечется по избе, обращается в муху, забивается в горшок. Мужики накрывают горшок сковородой, выносят на улицу. Но он улетает через дырку в горшке.

(Бурцев ПСЭТ IY, с. 35-36; п.; черт, летающий огн. змеем, (227).)

Б. YII. М и ф и ч е с к о г о л ю б о в н и к а

о т в е р г а ю т (н е у д а в ш а я с я п о п ы т к а)

Мифическое существо пытается вступить с девушкой (женщиной) в любовные отношения. Она или не отвечает на его попытки или сразу же применяет защитное средство. Мифическое существо вынуждено отступиться ни с чем.

Б. YII. 1. Опасный предмет

Девушка уходит из дома до пения утренних петухов. Змей (рассыпается искрами) обращается перед ней серебряной плиткой (здесь может быть любой другой предмет). Она отходит — плитка опять перед ней. Крестится — змей (сыпет искрами) исчезает (рванувшись бурею) (сказав: " Догадлива "). (Девушку лечат от испуга.) (Ср. оппозиц.: А. I. 2.)

(Мил-ч. Заметки, с. 397-398; змей; с. Листвяки Лубен. у. Полтав.

губ. (228).)

Б. YII. 2. Опасный ухажер

Девушка поздно возвращается домой. Мифическое существо принимает образ знакомого парня (который перед этим ее домогался), заигрывает с ней. Она отвергает все его попытки, упоминая все время Бога и Богородицу. Он злится, грозит, но вынужден отступиться. (Девушка приходит домой и от испуга долго болеет.)

(Гнатюк. Знадоби I N 71; не опред. - "страх"; Коропци Бучацького

пов., губ.? (229).)

Б. YII. 3. Мнимое возвращение

Девушка тоскует о парне, взятом в армию. Мифическое существо принимает его образ, приходит и зовет ее с собой (3 раза). Она все время отказывается. Начинает ее " темлевити " (?). Девушка кричит. На крик прибегает мать. " Парубок " убегает. (Когда парень возвращается из армии, она упрекает его. Но тот отвечает, что не был дома ни разу.)

(Гнатюк. Знадоби II, в. 2, N 125; неч. сила; зап. в Вовкови Перемишлянского. пов., губ.? (230).)

Б. YII. 4. " Не привадила "

Б. YII. 4. 1. "Не привадила" (основная версия)

Женщина тоскует о муже (умершем, ушедшем на фронт). Мифическое существо пытается вступить с ней в любовные отношения (окликает ее голосом мужа, приходит (во всем солдатском), просится к ней на печь (в дом), просит накормить ужином, срезает люльку с ребенком, проносится ветром, пугает (принимая вид разных домашних животных), рассыпается искрами и проч.). Она не отзывается, "не приваживает" его (защищается от него на печи, молитвой). После (по совету знающих людей) применяет оберег (крестит окошки и печку, зааминивает окна и двери, читает псалтырь, лечится у знахарки, идет к священнику (который ее отпевает) и проч.). Мифическому существу остается убраться ни с чем. (Иногда произносит при этом: "А! Догадалась!")

(Смирнов М., с. 73 (в); п.; черт; Пер. -Зал. у. Влад. губ. (231).

Вятский ф-р, N 196; покойник; д. Глушковы Котельн. р. Киров. обл.

(232). Вятский ф-р, N 197; не опред.; с. Молома Опарин. р. Киров.

обл. (233). ЗК-11/75 N 33-34; неч. сила; Андреевка Саргат. р. Ом.

обл. (укр.) (234).

Б. YII. 4. 2. "Не привадила" (защита — безгрешное дитя)

Женшина тоскует об умершем муже. Покойник (или мифическое существо, принявшее его облик,) появляется. Она берет на руки своего маленького ребенка. Он не может подойти к ней (или вооб-ще зайти в дом). Уходит ни с чем. (Говорит:" Счастлива ты, что ангела взяла в руки").

(Мил-ч. Заметки, с. 202; не опред.; Лукомье (235). ЭК-33/86 N 17;

покойник; Ингалы Большереч. р. Ом. обл. (укр. + кор. сиб.) (236).

Вятский ф-р, N 193; покойник; с. Полом Белохол. р. Киров. обл. (237).)

Б. YII. 4. 3. "Не привадила" (быстрая реакция)

Женщина тоскует о муже. Мифическое существо принимает образ мужа и приходит к ней. Она сразу же применяет оберег (упоминает Бога, читает молитву, крестится и проч.). Он исчезает (ветром). (См. паралл.: С:Б. YII. 4. 3.)

(Романов БС IY, с. 9; черт; д. Бацуни Витеб. губ. (238). ЭК-49/80

N 101; черт; Голубовка Седельн. р. Ом. обл. (белорус.) (239). ЭК-2/89 N 62; не опред.; Малая Бича Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.) (240). Пинежье, N 145; не опред.; Пинежье, д. Чакола (241).)

Б. YII. 4. 4. "Не привадила" (помогла случайность)

Женщина тоскует о муже. Мифическое существо принимает его образ и приходит к ней. Она его принимает (кормит, ложатся спать, хочет уехать с ним). Случайно упоминает Бога (в ответ на " чих " сына, садясь на коня и проч.). Мифическое существо тут же исчезает (с ветром).

(Зиновьев, N 175; не опред.; с. Атланка Усть-Уд. р. Ирк. обл.

(242). Зиновьев, прим. к тексту N 174; N 174; не опред.; с. Ат-ланка Усть-Уд. р. Ирк. обл. (243), (244).)

Б. YII. 5. Несостоявшаяся свадьба

Девушка долго сидит в девках. Выражает желание пойти за лю-бого. Мифическое существо принимает образ парня и сватается к ней. (Водит ее за собой, заставляет есть то, что оставлено не-благословясь.) Собирается свадьба. Во время венчания девушка осеняет себя крестным знамением — все исчезает, перед ней — пет-ля.

Зиновьев, N 164; черт; с. Курумдюкан Газимур. р. Читин. обл. (245).)

Б. YII. 6. Таинственный визит

Девушка ждет поздно (ночью, вечером) жениха. В назначен-ный час кто-то стучит. Видит черную фигуру. Открывает — никого (Или: приходит нечистая сила в его образе. Сидит молча, а затем исчезает.) Попытки вступить в любовные отношения нет.

(Мил-ч. Заметки, с. 384; не опред.; м. Снетино, губ.? (246),

(247).)

С. СМЕЖНЫЕ И ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ФОРМЫ К УКАЗАТЕЛЮ СЮЖЕТОВ

(в теме " Х о д я ч и й п о к о й н и к ")

Во всех параллельных формах аннотацию заменяет отсылка к форме основной. При этом нужно помнить, что вместо пары: женщина — мифический любовник, пара: человек, тоскующий по умершему (от-сутствующему родственнику), — мифическое существо в его образе. Любовных отношений между персонажами, естественно, нет.

С:А. IY. 3. 1. Неминуемая гибель (тоскует — сохнет — умирает)

(паралл. А. IY. 3. 1.)

ЭК-22/79 N 37; не опред.; Алекссевка Горьк. р. Ом. обл. (укр.). ЭК-2/9О N 73, МАГ-2/90 N 7; не опред.; Загваздино Усть-Ишим. р.

Ом. обл. (кор. сиб.). ЭК-23/79 N 43; черт; Алексеевка Горьк. р. Ом. обл. (укр.). Бондаренко, с. 118; сатана; Тамбов. губ.

С:А. IY. 3. 2. Неминуемая гибель (задушил, задавил, убил)

(параллельно А. IY. 3. 2.)

(ЭК-22/79 N 35; неч. сила; Алексеевка Горьк. р. Ом. обл. (укр.). ЛА Козловой Н. К. 1987, N 99; лукавый; Покровка Нижнеом. р. Ом. обл. (смол.). ЭК-33/86 N 19; не опред.; Ингалы Большереч. р. Ом. обл. (укр.). ЭК-9/82 N 69, МАГ-2/82 N44; не опред; Становка Боль-шеук. р. Ом. обл. (кор. сиб. + рязан.). С-5/92. N 36; не опред; Чередово Знамен. р. Ом. обл.)

С:А. IY. 4. 1. Смерть в бане. (паралл. А. IY. 4. 1.)

(ЭК-30/81 N 21; не опред.; Старомалиновка Нижнеом. р. Ом. обл. (кор. сиб. + смол.). С-5/92 N 66; не опред.; Чередово Знамен. р. Ом. обл. Садовников, N 69г, с. 231; змей; Симбирск.

С:А. IY. 6. Убийство за непокорность (за применение оберега)

(паралл. А. IY. 6.)

(ЭК-7/89 N 206; черт; Фирстово Большеуков. р. Ом. обл. (кор. сиб. + рязан.).

С:Б. II. 2. 2. Сила защитного средства (своевременное вмешательство) (паралл. Б. II. 2. 2.)

(C-5/92 N 75; не опред.; Чередово Знамен. р. Ом. обл. ЭК-27/79 N

42, МАГ-9/79 N 1; темный дух; Алексеевка Горьк. р. Ом. обл. (из Черниг. губ.). ЗК-1/81 N 33; не опред.; Чебаклы Большереч. р. Ом. обл. 3К-1/90 N 38; не опред.; Паново Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.). 3К-22/79 N 11; неч. сила=змей; Алексеевка Горьк. р. Ом. обл. (из обрусев. зырян). ЛА Козловой Н. К. 1987, N 66; неч. сила; Покровка Нижнеом. р. Ом. обл. (кор. сиб. + смол.). 3К-5/92 N 20; черт; Екатериновка Тевриз. р. Ом. обл. (белорус. + тамбов. + вятск). Черепанова, N 22; нечистый; Своятино Белозер. р. Вологод. об. Кемерово, N 243; покойница; Усть-Кобырза Кем. обл.)

С:Б. II. 2. 7. Сила защитного средства (тоскующая (щий) действует по настоянию родственников) (паралл. Б. II. 2. 7.)

(ЭК-10/82 N 194, МАГ-3/82 N 24; неч. сила; Решетино Большеук. р. Ом. обл. (кор. сиб.). ЭК-11/81 N 50; ст.; не опред.; Фирстово Большеук. р. Ом. обл. (кор. сиб.).

С:Б. II. 2. 8. Сила защитного средства (тоскующая (щий) сама (сам) замечает неладное и применяет оберег) (паралл. Б. II. 2. 8.) (Бурцев ПСЭТ Y, с. 96-97; ст.; не опред. ЭК-11/92 N 18; не опред. Журавлевка Тевриз. р. Ом. обл. (белорус. + саратов.). ЭК-24/88 N 10; покойник; Нововарш. р. Ом. обл. 3К-23/88 N 45; покойница; Дробышево Нововарш. р. Ом. об. (из Казан. губ.).

С:II. 2. 11. Сила защитного средства (мемораты) (паралл. Б. II. 2. 11.) (3К-17/82 N 22; покойник; Шухово Знамен. р. Ом. обл. 3К-12/82 N 109; черти; Коновалиха Большеук. р. Ом. обл. (тамбов.). ЭК-1/92 N 31; покойница; Иванов Мыс Тевриз. р. Ом. обл. С-3а/92 N 3; покой-ница; Дмитриевка Щуч. р. Кокчетав. об. (брян.). ЭК-13/80 N 8в; покойница; Любино-Малороссы Любин. р. Ом. обл. (укр.). 3К-35/80 N 31; не опред.; Ложниково Тарск. р. Ом. обл. (кор. сиб. + обрус. эстонц.). ЭК-1/9О N 122; покойница; Загваздино Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.). ЭК-2/91 N 143; покойница; Скородум Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.).)

С:Б. II. 3. 4. Копыта и хвост (человек сам замечает неладное) (паралл. Б. II. 3. 4.)

(ЭК-9/82 N 70, МАГ-2/82 N 45; черт; Становка Большеук. р. Ом.

обл. (кор. сиб.).)

С:Б. II. 3. 6. Копыта и хвост (своевременный совет)

(паралл. Б. II. 3. 6.)

(Колчин,с. 22-23; леший; Тульск. губ.)

C:Б. II. 4. 1. Конопля и вши ("психологический" тип концовки)

(паралл. Б. II. 4. 1.)

(ЗК-13/88 N 31; не опред.; Черлакское Нововарш. р. Ом. обл.

(укр.).)

С:Б. II. 4. 4. Конопля и вши ("разоблачительный" тип концовки)

(паралл. Б. II. 4. 4.).

(ЭК-9/88 N 13; покойница; Глуховка Калач. р. Ом. обл. (из Полтав.

губ.). ЛА Плахотнюк М. А., N 8, л. 29; покойница; Новоникольское

Бишк. р. Сев. -Казах. об. (из казаков).)

С. 1. Конопля и вши (мертвая ведьма и кума)

Умирает ведьма, у которой остаются малые дети. Начинает ходить по ночам, мыть детей, одевать им белые сорочки. Дети стали желтеть и сохнуть. Их крестная мать — кума умершей — надевает на себя белую сорочку, сбрызнутую святой водой, набирает в подол семян конопли, садится на порог и ест семя. В полночь появляется ведьма. Пугает куму, грозится снять сорочку. Следует диалог о вшах. Но после этого ведьма опять пытается пройти, пу-гает куму. Это продолжается до петухов, после чего она исчезает и больше не появляется.

(МЭИХГ 8, с. 291-292; покойница; Никольское Староб. у. Харьк. губ.)

C:Б. IY. 3. 2. Копыта и хвост (случайное разоблачение)(паралл. Б. IY. 3. 2.)

(ЭК-2/91 N 22; черти; Паново Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб. + казан.). ЭК-2/91 N 203, МАГ-3/91 N 11; черти; Паново Усть-Ишим. р. Ом. обл.)

C:Б. IY. 3. 3. Копыта и хвост (своевременный совет) (паралл. Б. IY. 3. 3.)

(3К-15/88 N 1; черт; Платоновка Нововарш. р. Ом. обл. (из Орен-бург. обл.). ЭК-32/81 N 45; черт; Старомалиновка Нижнеом. р. Ом. обл. (смол.).)

C:Б. IY. 4. Пустое объятие (паралл. Б. IY. 4.)

(ЗК-8/88 N 116, МАГ-2/88 N 15; не опред; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск.). ЭК-3/80 N 8; не опред; Ложниково Тарск. р. Ом. обл. (кор. сиб.). ЭК-29/81 N 49; не опред.; Хуторское Нижнеом. р. Ом. обл. (кор. сиб.). ЭК-5/75 N 178; не опред.; Сиб-Саргатка Сар-гат. р. Ом. обл. (кор. сиб.).)

C:Б. YII. 4. 3. "Не привадила" (быстрая реакция) (паралл. Б. YII. 4. 3.)

(ЭК-29/81 N 102; черт; Хуторское Нижнеом. р. Ом. обл. (кор. сиб.). ЭК-2/88 N 2; не опред.; Никольск Усть-Ишим. р. Ом. обл. (вятск. + казан.). ЗК-11/89 N 218; не опред.; Пустынное Нижнеом. р. Ом. обл. (кор. сиб.). ЭК-2/90 N 57, МАГ-1/90 N 34; неч. сила; Загваздино Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.).)

С. 2. Вдовы и мертвые мужья

(ср.: Б. II. 3. 1.; Б. II. 3. 2.)

С. 2. 1. Вдовы и мертвые мужья (мудрость старшей снохи)

Живут две вдовы: старшая и младшая снохи. Жнут, ходят мимо кладбища. Младшая, припозднившись, возвращается ночью одна. Выскакивают с кладбища мертвые мужья и обещаются в гости. Она рассказывает старшей. Та топит поздно печь. Являются мертвецы. Старшая все время делает работу по дому, заставляет следовать ее примеру и младшую. Но младшую муж уводит в клеть. Старший брат ругается на жену, заставляет гасить огонь в печи. Та тянет время до петухов. Пропел петух — муж бараном покатился с хаты. Она зовет соседку, и обнаруживают в клети растерзанную младшую невестку. (Романов БС IY, N 68; покойники; Братковичи Климов. у. Могилев. губ.?)

C. 2. 2. Вдовы и мертвые мужья (спасение в работе)

Старшая и младшая снохи тоскуют о погибших мужьях-братьях. Ночью покойники приходят. Старшая сноха роняет под стол ложку и обнаруживает у пришедших железные когти. Заставляет младшую делать какую-нибудь работу, но та, отказавшись, идет с мужем на поветь. Старшая же все время находит какую-нибудь работу, молится и тянет время до петухов. Муж, теряя терпение, начинает ее бить. Поет петух — он падает, чернеет. Жена созывает народ, идут на поветь и обнаруживают загубленную младшую сноху.

(Карнаухова. Суеверия. С. 87; подлинность текста вызывает сомнение; покойники; Пинега, д. Немнюга.)

С. 2. 3. Вдовы и мертвые мужья (защита в свином гнезде)

Сначала действие может развиваться как в первой или как во второй версии, или снохи изначально знают, что к ним приходят мертвецы (в этом случае мотив обнаружения копыт и хвоста опущен), или одна из снох обнаруживает копыта и хвост. В первом случае она действует по заранее полученному от людей совету, во втором — сама. Но во всех случаях она убегает (c ребенком), прячется у свиней и спасается. Оставшаяся сноха гибнет.

(ЭК-3/79 N 55; покойники; Астыровка Горьк. р. Ом. обл. (из Чер-ниг. губ.). ЭК-1/89 N 26; покойники; Малая Бича Усть-Ишим. р. Ом. обл. (укр.). ЭК-23/79 N 41; черти; Алексеевка Горьк. р. Ом. обл. (укр.).)

С. 2. 4. Вдовы и мертвые мужья (защита — пение петуха)

Действие развивается так же, как в версии С. 2. 2. Но, обнару-жив копыта и хвост (или медные глаза, железные зубы), женщина убегает (с ребенком) в сарай (амбар). Черти, задушив одну, броса-ются в погоню за другой. Ломятся в сарай (амбар). Ищут в бане, в клети, прогрызают двери. Она прячется за коня — загрызли коня. Ткнула иголкой петуха, он запел (покойники падают, им в спины за-бивают осиновый кол.) Или просто черти исчезают.

(Карнаухова. Сказки. N 31; покойники; Заонежье, д. Космозеро.

Зиновьев. N 176; не опред.; Атланка Усть-Уд. р. Ирк. об.)

С. 2. 5. Вдовы и мертвые мужья (одна убегает — вторая гибнет)

Живут две вдовы (две подруги, две сестры, две снохи). Мужья умирают(погибают, уезжают). Однажды ночью мужья приходят. Мотивация может быть разной (ее может и не быть): незаклятая земля, тоска, желание увидеть и проч.

Вдовы садят их за стол. Падает ложка (или другой предмет). Одна из вдов (или ребенок) наклоняется и видит копыта и хвост у пришедших. Убегает за помощью. Когда возвращается — находит оставшуюся вдову растерзанной.

(Романов БС IY. N 66; не опред.; г. Сенно Могилев. губ.?)

C. 2. 5. 0. Контаминация: вдовы и мертвые мужья + "жених-мертвец"

Контаминация: предыдущая версия, только в конце оставшаяся вдова не погибает, а продолжает встречаться с мифическим существом. Он ее сватает. Далее — одна из версий сюжета "Жених-мертвец".

(ЭК-1/90 N 39; покойники; Паново Усть-Ишим. р. Ом. обл. (кор. сиб.).)

С. 2. 6. Вдовы и мертвые мужья (благополучный конец)

Действие развивается как в версии С. 2. 5. Но конец благопо-лучный: обе спасаются (на печи, посадив с краю безгрешное дитя; прочитав молитву и проч.) (Черти могут крикнуть: " А! догада-лись!") (ср.: Б. II. 3. 2.)

(ЛА Козловой Н. К. 1976. N 12; черти-"призраки"; Омск (из Пензен.

губ.). Мат-лы Тобольск. пединститута; черт-"окаянный"; с. Байка-лово Тобол. р. Тюмен. об.)

С. 2. 7. Вдовы и мертвые мужья (упавшая карта)

Действие сначала развивается как в версии С. 2. 5. Но вдовы не угощают мужей ужином, а играют с ними в карты. Падает карта, одна из вдов наклоняется и видит у "мужей" копыта и хвосты. Черти уходят и больше не появляются.

(С-1/95 N 47; черти; Ермиловка Тевриз. р. Ом. обл. (белорус.,

витеб.).)

С. 3. Черти на сундуке

Сюжет, возникший, очевидно, под влиянием детских страшилок: к старухе, живущей с дочерью, просятся на ночлег два солдата. Они кормят их. Старуха роняет ложку и обнаруживает у пришедших копыта и хвост. Закрывает дочь в сундуке, сама бежит за милицией. Когда возвращается, обнаруживает на сундуке мертвых чертей, а в сундуке поседевшую от страха дочь.

(ЭК-20/84 N 196; п.; черти; г. Омск (записано от ребенка).)


ПОСЛЕСЛОВИЕ

УС может служить инструментом исследования темы "Мифический любовник", которое предполагает ретроспективное рассмотрение трех эволюционных пластов: прииртышского материала, отражающего современный уровень бытования форм; русского; восточнославянского в целом. Восточнославянские мифологические рассказы являются эволюционно производными общеславянского наследия. Поэтому тема "Мифический любовник", как и любая тема в пределах мифологической прозы, объединяет разновременной материал: от сюжетов с древней основой до новообразований, а внутри — от ранних версий до поздних форм. Так, в группе "А" первый сюжетный тип "Роковое легкомыслие" можно считать формой ранней, а тип II "Страшная беременность" — поздней. Тип III "Роды женщины" при древности конфликтной схемы не сохранил ранних сюжетов (каким можно считать, например, сюжет о рождении богатыря от змея в былине "Волх Всеславьевич"). В четвертом типе "Трагическая смерть" почти все формы возникли под влиянием поздних христианских воззрений. В указатель включены и очень поздние сюжеты, уже с легендарными мотивами, с сильно выраженной дидактикой, как, например, А. IY. 8 "Убийство за то, что вытянула слезами из могилы" и А. IY. 9 "Последнее свидание". Они связаны уже с покойником и чертом и состоят из нагнетания ужасов, ожидающих тех, кто тоскует о мертвых. Хотя они и не имеют отношения к изначальному образу мифического любовника, но хорошо показывают эволюционный путь, который прошли сюжетные формы о нем.

В группе "Б" к древним, несомненно, относится первый сюжет первого типа «Гибель змея от "хмары"». Во втором типе "Применение оберега" сюжеты разновременные. Первый — "Терлыч и тоя" — напоминает по своему характеру болгарские мифологические песни. Второй — "Сила защитного средства" — представлен как ранними, так и поздними версиями. К самым поздним в этом эволюционном ряду относятся мемораты, в которых уже и речи нет о змее, а есть повествования о том, как самой рассказчице "блазнился" умерший муж и как она из-бавилась от этого (Б. II. 2. 11.). Древнюю основу имеет сюжет "Ко-нопля и вши" (Б. II. 4.). Но она не осталась неизменной, испытав влияние форм соседнего типа и поздних сюжетов, связанных с чертом и покойником.

Конфликтная схема третьего сюжетного типа "Выведывание и применение оберега" встречается в южнославянских мифологических пес-нях. Мотив выведывания того, кого боится змей, встречаем в сербской песне "Царица Милица и змей с Ястребаца" и в древнерусской "Повести о Петре и Февронии". Фольклорные же сюжеты восточнославянских быличек, входящих в этот тип, могут быть как ранними (Б. III. 1. "Крашеный сардак"), так и поздними (Б. III. 2. "Не образумясь, да сам себя!").

Пятый сюжетный тип мы назвали "Увещевание" мифического любовника" по характеру его поздних сюжетов: 2,3,4, в которых мифичес-кое существо убеждают в алогичности его действий, в нарушении ес-тественного порядка вещей — возвращение мертвого в мир живых — и тем самым вынуждают покинуть этот мир уже навсегда. К этим позд-ним формам был приспособлен и первый сюжет "Сборы на свадьбу бра-та и сестры", содержащий древний мотив инцеста.

Поздний характер в целом имеет шестой сюжетный тип "Мифическому любовнику вредят". Но в нем первый сюжет "Спрятанная шкурка (крылья)" содержит ранние элементы (огненная змеиная шкурка (крылья), гибель змея, потерявшего ее), которые мы встречаем, например, в сербской песне "Змей-жених". Сама же разработка сюжета поздняя, о чем говорят вторая, третья и четвертая версии ("Змей и цыган", "Змей и работник", "Змей и муж"). Любовница мифического существа здесь вообще остается за кадром, а на первый план выступает человек посторонний. Иногда это тип сказочного "ловкого" человека (работник, цыган), не только добивающегося отлучения змея от женщины, но и извлекающего в этой ситуации выгоду для себя.

И, наконец, последний, седьмой тип "Мифического любовника отвергают" даже по конфликтной схеме относится к новообразованиям. Он входит в тему лишь по мотиву стремления мифического существа вступить в любовные отношения с женщиной. Но сама мотивировка этого стремления поздняя: не ради любви, а из желания погубить христианскую душу, что уже к изначальному образу змея, конечно же, отношения не имеет. Но в составе Указателя этот тип показывает эволюцию самих представлений, самой темы любовной связи женщины и мифического существа.

Таким образом, учтенный восточнославянский материал сохранил небольшое количество древних форм. И даже в них мы обнаруживаем следы поздних переосмыслений, переделок, контаминаций. Ранние сюжеты, как правило, уникальны ("Гибель змея") или представлены небольшим числом вариантов и версий. Наиболее распространенными в настоящее время являются вторая, седьмая и восьмая версии сюжета Б. II. 2 "Сила защитного средства".

Ранниее сюжеты в первую очередь связаны со змеем. В них, чаще, чем в других, сохраняется исконная пара персонажей (змей/ девушка). Но в то же время присутствие змея еще не указывает на древность формы. И в ранних сюжетах он может быть заменен чертом, лешим или домовым и, наоборот, появиться в поздних сюжетах, изначально связанных, например, с чертом ("Копыта и хвост").

Однако именно змей (и это хорошо демонстрирует Указатель), а не "заложный покойник" (такая точка зрения излагается в статьях Л. Н. Виноградовой и Е. Е. Левкиевской в сборнике "Секс и эротика в русской традиционной культуре" (М., 1996)) является изначальным персонажем исследуемой мифологической темы. Появление в "змеиных" сюжетах лешего, покойника, домового, черта — явление эволюционно более позднее.

Став персонажами сюжетов о мифическом любовнике, эволюционные преемники змея иногда сохраняют присущие только им черты, которые часто определяют и специфику сюжета. Например, леший, обращаясь молодцем, посещает девушку, а потом заводит ее и бросает. Домовой плетет косички своей любовнице; покойник подает голос из могилы, встает из гроба, появляется в белом саване и проч. В некоторых сюжетах замена змея другим персонажем приводит к явному алогизму: например, появление лешего в рассказе о том, как он, прилетев к женщине, прячет свою огненную шкурку "под стреху"; домового — в форме "Конопля и вши", где весь защитный комплекс, применяемый женщиной, направлен на то, чтобы не впустить мифическое существо в дом. В одном из текстов женщину посещает упырь, принявший вид ее живого, но отсутствующего мужа.

Самый активный заместитель змея в быличках — черт. Настойчивая замена змея чертом в сюжетах с древней основой и появление новых форм, в которых последний становится уже исконным персонажем, привело к тому, что именно он стал восприниматься постоянным женским соблазнителем, а змей — его ипостасью, разновидностью.

Благого змея-покровителя мы встречаем в мифологических песнях южных славян. В нашем материале древняя трактовка образа удержалась лишь в одном тексте, повествующем о гибели змея от "хмары" из сборника Е. Р. Романова (см. Приложение, N 51). В некоторых записях отношение к персонажу нейтральное. Иногда нет его прямой оценки со стороны рассказчика, но по реакциям (действиям) второстепенных героев или по развитию сюжета мы воспринимаем змея как злое, враждебное существо. И, наконец, прямая оценка образа как силы нечистой: "Змей — це нечиста сила".

Еще более поздним следует считать представление, согласно которому змей вообще теряет самостоятельность и подается как одна из форм, которую могут принимать его аллоперсонажи: "Некоторых женщин посещают черти, прилетая к ним по ночам в виде огненного змея. . . " В то же время эта формула, на наш взгляд, говорит и о былом первенстве змея.

Для современного состояния текстов характерна и полная неопределенность образа, когда без уточняющих вопросов нельзя понять, о каком персонаже идет речь; передача действий обобщенной нечистой силе; смешение образов мифических существ; стремление дать происходящему какое-либо "рациональное" объяснение типа: "Это просто блазнит, сдается. . . ", или: "Это все дума: думашь — вот и кажется" — что характерно для поздних образований, в первую очередь, меморатов.

Переосмысление образа мифического любовника на поздних эволюционных ступенях привело к тому, что появление змея в мире людей стало связываться не с его желанием овладеть полюбившейся ему женщиной, а со стремлением погубить человека, нарушившего запрет тосковать о мертвых. Утрата первоосновы (любовной коллизии) привела к созданию параллельных форм, в которых тоскующая одинокая женщина была заменена любым тоскующим о мертвом родственнике человеком (мать, сын, дочь и проч.) уже в пределах другой темы — "Ходячий покойник".

Не только "змеиные сюжеты" проникают в другие темы и приспосабливаются к ним — происходит и обратный процесс, когда сюжеты других тематических групп, связанные с другими мифическими существами, оказываются приспособленными к теме "Мифический любовник", например, "Леший и девушка", "Дворовый и старая дева".

В процессе эволюции изменяется и образ любовницы мифического существа (см. Указатель статуса героини). Изначально это была девушка. Именно ее, молодую, красивую и свободную, выбирал змей. Но с вытеснением версии любовного чувства версией тоски по умершему произошло и изменение "статуса" героини. Из незамужней девушки она превратилась во вдову. При этом, с одной стороны, сохранилось условие свободы, незанятости, "ритуальной чистоты" вдовствующей женщины, что сближало ее с девственницей и было важно для змея. С другой — на образ героини накладывался весь комплекс сакральных значений, присущих вдове и связанных уже с миром мертвых, а значит, в большей степени — с покойником, чем со змеем.

Считалось, что вдовы чаще других занимались колдовством. Это могло послужить отправной точкой для восприятия женщины, состоящей в любовной связи со змеем, колдуньей. Такое представление подкрепляется уже устоявшейся трактовкой змея как нечистой силы, с которой как раз колдуньи и связаны, а также параллелизмом и смешением образов змея-любовника и змея-помощника (выпаренного из яйца), влиянием последней ипостаси на первую.

Утрата змеем характера благожелательного существа и приобретение им свойств нечистой силы, которой все равно, какую человеческую душу губить, привело к еще более позднему эволюционному явлению: змей посещает замужнюю женщину при живом муже. При этом она часто подается как прелюбодейница, изменяющая мужу со змеем. А это, в свою очередь, приводит к конструкциям типа: женщина изменяет мужу — в наказание за это к ней начинает летать змей. Последнее возникает не без влияния легендарного мотива о наказании прелюбодейниц в аду змеями. На связь этих мотивов указывал в свое время еще А. Н. Афанасьев.

Таким образом эволюционных подход к исследованию темы показывает, как из змея, любящего девушку (на ранних эволюционных ступенях) он превращается в злого демона-искусителя, стремящегося погубить тоскующую женщину (на поздних). Героиня же сюжетов, в свою очередь, из чистой целомудренной девушки, предназначенной змею в любовницы в качестве платы за покровительство, в восточнославянских быличках постепенно превращается в распутницу, прелюбодейницу, ведьму. От сочувствия к ее резкому осуждению ведут нас мифологические рассказы.

В изучении темы "Мифический любовник" сделаны только первые шаги. Необходимы дальнейшие поиски в определении этнической принадлежности форм и представлений; требует продолжения начатая работа по составлению корпуса восточнославянских текстов; необходим учет всех печатных источников и освоение материалов центральных и региональных архивов, что дополнит круг выделенных сюжетов и их версий. Не должна прерываться и экспедиционная работа, пока еще дающая возможность делать новые записи и наблюдать над современными процессами в бытовании народной мифологической прозы.

Все это расширит возможность изучения генезиса и последовательности форм. Для этого, в свою очередь, необходимо широкое привлечение материала других славянских народов.



© http://www.ruthenia.ru/