Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Зашли однажды покушать в ресторан, а там в меню есть блюдо —
„Свирепый Дракон Переплывает Море“. Ну, думаем, новое что-то. Заказали.
В конце концов, приносят, смотрим — тарелка бульона и в ней одна луковица плавает.»
www.papahuhu.com

Об авторе

А. Терентьев-Катанский

ИЛЛЮСТРАЦИИ К КИТАЙСКОМУ БЕСТИАРИЮ


Мифологические животные древнего Китая.
К оглавлению »

ОБ АВТОРЕ


Анатолий Павлович Терентьев-Катанский родился в Архангельске, в семье ученого, известного специалиста в области герпетологии П. В. Терентьева. Их семья входила в те же культурные круги, что имногие деятели «серебряного века», с особым пиететом в доме Терентьевых произносилось имя А. А. Блока. Поэтому А. П. Терентьев-Катанский, обладавший к тому же отличной памятью, со школьных лет (хотя этому ине учили тогда в школах) знал наизусть множество стихов полузапретных тогда поэтов ичтил имена художников из «Мира искусства».

Может быть, под влиянием этих своих кумиров, не просто увлекавшихся Востоком, но и(как Н. К. Рерих) внесших серьезный вклад в его изучение, А. П. Терентьев-Катанский выбрал себе Восточный факультет Ленинградского (ныне Санкт-Петербургского) университета по части истории Дальнего Востока. Интерес к «серебряному веку» укрепился иразвился после его женитьбы на И. А. Фащевской, происходившей из семьи, в которой чтили память «тетушки» — известной певицы Л. А. Дельмас, воспетой А. А. Блоком, ивеликого певца П. З. Андреева. После окончания университета в 1958 г. он был принят в Ленинградское отделение Института народов Азии АН СССР (ныне СПбФ ИВ РАН), где и работал до своего выхода на пенсию в 1995 г.

Он стал членом так называемой «библиотечной группы», задачей которой было пересоставление каталога восточной библиотеки. Между писанием карточек Анатолий Павлович делал быстрые зарисовки-шаржи сотрудников института. Эти его рисунки (которыми он как будто не очень дорожил иразбрасывал где попало) многие исейчас хранят в своих столах ипапках. Они свидетельствуют о его незаурядном художественном таланте. Он с первого взгляда отмечал в человеке забавные черты иумел тут же перенести их на бумагу — рука у него как бы сама рисовала. Это пристрастие он сохранил до конца своих дней, последние годы пробуя силы уже не только в графике, но ив масляной живописи. Многие полагали, что он мог бы стать заметным профессиональным художником. Он умел также быстро писать стихотворные экспромты, не менее чем его рисунки отмечавшие смешные стороны институтской жизни. С середины 60-х гг. в институте было организовано несколько групп, задачей которых являлось изучение рукописных фондов в ЛО ИВАН. В одну из них — группу по изучению ипубликации рукописей иксилографов Дальнего Востока (впоследствии переименованную в группу дальневосточной текстологии) — вошел А. П. Терентьев-Катанский. Вместе с Е. И. Кычановым. К. Б. Кепинг, В. С. Колоколовым стал работать в подгруппе, изучавшей тангутские материалы, открытые П. К. Козловым во время его экспедиции в Центральную Азию 1908—1910 гг. в «мертвом городе» Хара-Хото. Он начал изучать тангутскую палеографию иисторию печатной книги в тангутском государстве Си Ся. В 1968 г. появляется ипервая его статья, посвященная тангутской бумаге. В коллективной публикации словаря «Море письмен» (1969) ему принадлежало введение с археографическим описанием издаваемого памятника. С этого времени главным направлением его исследований стала история тангутской книги. По этой теме в 1973 г. он защитил кандидатскую диссертацию «Книга из Хара-Хото как памятник тангутской культуры XI—XIII вв.», с ней связаны идве его монографии «Книжное дело в государстве тангутов» (1981) и«С Востока на Запад: Из истории книги икнигопечатания в странах Центральной Азии VIII—XII1 веков» (1990). Расширяя сферу своих исследований, он издает книгу «Материальная культура Си Ся» (1993). Наполненные до предела фактами, которые один к одному, как мозаику, подбирал автор, книги эти в то же время написаны легко, не без литературной выразительности. Они привлекли внимание не только отечественных специалистов, но итангутоведов в Китае. Накопленного материала вполне хватило бы для докторской диссертации, иАнатолий Павлович начал готовиться к защите — но болезнь, а потом исмерть не дали ему выполнить свое намерение.

Последние годы А. П. Терентьев-Катанский трудился над двумя темами. Одна из них — тангутский словник «Иероглифическая смесь» («Цзы цза»), имеющий также китайскую параллель. Его содержание значительно дополняет наши знания тангутской лексики (в том числе ив области материальной культуры). Другая тема связана с одной из его ранних статей «Китайская легенда о драконе» (1971). Увлекшись китайской иконографией животного мира, А. П. Терентьев-Катанский стал подбирать материал к «Китайскому бестиарию». Первая из названных книг в принципе завершена, вторая нуждается еще в редакционной доработке.

Сам легко ранимый, А. П. Терентьев-Катанский никогда никому не желал плохого, идаже его шаржированные зарисовки иэкспромты никого не обижали, ибо исполнены были доброго юмора. Таким отзывчивым, талантливым, легким в общении он останется в нашей памяти.

д. фил. н. главный научный сотрудник СПбФ ИВ РАН
Л. Н. Меньшиков