Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Дракон, хотя и будучи священным и достойным почитания,
имеет в сущности своей нечто еще большее от божественного естества,
о котором лучше оставаться в неведении»
Элианий, «De Natura Animalium»

Кунманнгур

(Рассказал Кьяну Тьимаири, племя муринбата)

Время сновидений. Пер. с англ. и франц. Т. А. Черниловской и А. М. Давыдова. М., Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1987. 143 с. с ил.

Кунманнгур, Змей-Радуга — самый значительный культурный герой мифологии племени муринбата. Этот миф относится ко времени Кардураир1. События, о которых идет речь в этом мифе, завершают это время.

Миф начинается с греховных отношений между человеком из тотемической группы летучей мыши и двумя дочерьми Кунманнгура. Затем девушки убегают от этого человека и совершают религиозные обряды. Они поют магические песни, посредством которых напускают на человека мух, жалящих его, а потом заманивают его в реку, чтобы утопить. Под влиянием их магических песен гора, с которой срывается человек, становится гладкой и высокой.

Все это приводит к тому, что их отец Кунманнгур получает смертельную рану от удара копьем во время сна после ритуального обряда, совершенного людьми всех тотемических групп птиц. В этот момент большинство участников обряда принимают облик птиц своих тотемических групп.

Умирающий Кунманнгур со своими женами, дочерьми и сыновьями отправляется к реке, где становится Змеем Радугой. Во время путешествия Кунманнгур создает плодородные равнины и оставляет различные ритуальные предметы. Он посылает двух своих дочерей жить в реку, и они становятся Муринбунго, водяными женщинами, русалками.

Кунманнгур пытается погасить огонь, так как эта эра ("эра, когда все формы жизни были людьми") заканчивается. Кунманнгур уходит в воду, забрав с собой палочку для добывания огня. Однако один из его сыновей спасает палочку. Кунманнгур становится Змеем-Радугой, а его жены и сыновья превращаются в птиц своих тотемических групп.

* * *

Это произошло на реке Киммул, которую белый человек называет Фицморис. Кунманнгур сказал двум своим дочерям-Попугаям:

— Идите осмотрите все вокруг и найдите себе мужа. А я.буду ждать вас здесь.

— Хорошо, отец, — ответили девушки и отправились на поиски.

Они обошли и осмотрели все окрестности, но не нашли ни одного мужчины. Никто не пришел на дым от их костра. Тогда сестры нарезали коры дерева, сделали две большие связки и положили их в своем лагере. Затем сестры отправились ловить рыбу. Они наловили огромное количество рыбы. Ее было так много, что сестры решили остаться на некоторое время на берегу биллабонга, в котором они ловили рыбу.

Тем временем один мужчина шел по следам этих девушек. Это был Тьинимин-Летучая Мышь. Он убил кенгуру, зажарил его и нес на своих плечах. Он шел и думал: "Я возьму обеих сестер себе в жены".

Вскоре он увидел две связки коры. Тогда он спрятал в буше свое копье, вомеру и зажаренного кенгуру. Тьинимин нашел красную охру и нарисовал на своей груди и бедрах красные полосы. Затем он разукрасил себя белой краской: провел полосы по носу и скулам. После этого он лег на землю в лагере двух сестер и накрылся корой из связок, принесенных сестрами.

Когда девушки вернулись в свой лагерь, они очень удивились:

— Сестра, сестра, где же наши связки коры?

— О, вот они, лежат на месте.

— Но что же случилось с корой?

— Может быть, здесь бушевал ветер?

— Сестра, давай разберем эту кучу коры.

Одна из девушек начала растаскивать куски коры, под которыми прятался Тьинимин.

— Эта кора тебе, эта — мне, эта кора тебе, эта — мне.

Она брала из кучи по одному куску до тех пор, пока Тьинимин-Летучая Мышь не вскочил и не предстал перед ними.

— Ай! Ай! — закричала девушка, — Сестра, кто это?

— Это я, это я. Меня зовут Тьинимин.

— Ай! Ай! — закричали сестры, — Уходи! Мы не хотим тебя!

— Чего вы испугались? — спросил Тьинимин.

— Уходи. Уходи прочь. Мы не хотим тебя, — кричали сестры.

— Нет. Я искал вас.

— Уходи. Мы не хотим тебя. Наш отец отправил нас на поиски мужчины, который принадлежит к нашему роду. Но это не ты.

— Чего вы испугались? Я принес кенгуру. Пойдемте. Вы будете есть вместе со мной.

— Нет. Иди своей дорогой. Нам не нужен твой кенгуру. У нас есть много рыбы.

Так разговаривали Тьинимин и сестры.

Затем сестры начали шептаться между собой:

— Может быть, мы устроим лагерь вместе с этим мужчиной?

— Мы притворимся, что остаемся с ним. А потом что-нибудь предпримем.

— Кто будет спать рядом с ним?

— О, сестра. Ложись ты с ним. Ведь ты старшая. А я очень боюсь.

— Хорошо, сестра. Я попробую.

Затем заговорил Тьинимин-Летучая Мышь:

— Вы хотите спать. Идемте. Вы ляжете у огня рядом со мной.

Тьинимин лег у костра со старшей сестрой. Младшая сестра легла с другой стороны костра. Ночью Тьинимин овладел старшей сестрой.

— Ты теперь моя жена, — сказал Тьинимин.

Затем Тьинимин овладел младшей сестрой. Он сказал:

— Теперь вы обе — мои жены.

Утром сестры стали шептаться:

— Сестра, мы не можем оставаться с этим человеком.

— Мы должны что-то сделать.

— Нам надо уйти от него.

Сестры обратились к Тьинимину:

— Теперь мы должны идти, о, охотник. Возьми этого кенгуру. Ты понесешь его.

Но Тьинимин ответил:

— Нет, это вы, мои жены, понесете кенгуру.

— Нет, ты должен нести кенгуру, — упорствовали сестры.

— Ну, хорошо, — согласился Тьинимин,— Куда мы пойдем?

— Нам надо пересечь этот крик. Ты посиди на этом чистом и удобном месте. А мы поищем брод.

— Хорошо,— ответил Тьивимин,— Я подожду здесь.

Сестры начали магической песней вызывать речную муху Калигуну. Они созывали мух со всего крика к тому месту, где сидел Тьинимин.

— Пойдем, о, охотник, — закричали они.

И в тот момент, когда Тьинимин последовал за сестрами, в крик начала прибывать соленая вода, начался прилив. Речные мухи налетели на Тьинимина со всех сторон, облепили его тело и стали кусать. Тьинимин нес свое копье, вумеру и кенгуру. Он шел и все время отбивался от мух. Они кусали его и в глаза, и в нос. А сестры сидели на своем родном берегу, хлопали себя по бедрам, пели магические песни и кричали Тьинимину:

— Ну, иди же, о, охотник! Иди скорей! Уже начался прилив. Вода поднимается!

Когда Тьинимин попытался перейти крик, вода прилива налетела на него, подхватила и понесла. Сестры вскочили и кинулись бежать, а вода последовала за ними.

— Бежим, сестра, к этой большой горе. Мы подождем здесь. Скоро мужчина из нашего рода найдет нас, — крикнула старшая сестра.

Тем временем поток унес Тьинимина в другой крик. Он протягивал из воды руки и звал сестер на помощь. Наконец ему удалось выбраться из воды, и он принялся искать следы сестер.

Тьинимин шел по следам девушек до горы. Гора встала перед ним крутая и неприступная. Он увидел, что сестры расположились на самой ее вершине. Тьинимин крикнул им:

— Неужели вам меня ни капельки не жаль? Я хочу, чтобы вы снова стали моими женами.

— Подожди немного! — крикнули они ему сверху,— Мы сплетем веревку и втащим тебя сюда. Мы ждем тебя, мы хотим, чтобы ты снова стал нашим мужем.

Затем сестры сплели веревку. Они опустили ее вниз по гладкому склону горы. Тьинимин дотянулся до веревки, ухватился за нее, и сестры стали тащить его вверх на гору. Они втащили Тьинимина почти на самую вершину горы. Он уже собирался ухватиться за их руки, когда они перерубили веревку каменным топором.

Тьинимин полетел вниз с вершины. Он рухнул на дно скалистого ущелья и разбился. Он лежал там изувеченный, и только голые скалы окружали его.

Сестры бросились бежать. Они вернулись обратно на то место на реке Киммул (Фицморис), где их ждал Кунманнгур, их отец.

Кунманнгур спросил:

— Ну, как, мои дочери? Вы нашли своего мужчину?

— Нет, отец, — ответили они.

— Значит, мужчина вашего рода сам нашел вас? — спросил Кунманнгур.

— Нет, отец, — ответили сестры,— Мы развели костер, но он не увидел дыма от него. Он не пришел.

— Хорошо, — сказал Кунманнгур,— В таком случае ждите его здесь, вместе со мной. Вероятно, он придет.

Тем временем Тьинимин сел среди скал, на которые он упал. Он поправил свои руки, ноги, шею и голову. И стал опять здоровым. Долгое время сидел Тьинимин там, у подножия горы. Затем встал и оглянулся вокруг в поисках копья. Он нашел камень, выточил из него наконечник для копья и проверил его остроту: провел им по своему носу, чтобы убедиться, острый ли он. Но наконечник оказался недостаточно острым. Тогда он сломал его и выбросил. Тьинимин нашел другой камень и выточил из него новый наконечник. Он провел наконечником по своему носу: наконечник оказался таким острым, что отрезал нос.

"О, этот камень достаточно острый, — подумал Тьинимин, приставил свой нос на место и вытер кровь с лица. Он взял бамбуковую палочку и проткнул ею свой нос, — О, это острый камень. Именно из него я и сделаю свое копье".

Тьинимин нашел несколько черных людей, принадлежащих к его роду. Это были Варк, люди-Вороны. Тьинимин крикнул им:

— Вы видели, как я попал сюда? Вы знаете, почему я такой тощий? Две женщины обманули меня и дважды пытались убить.

Люди Варк заплакали, увидев, как похудел Тьинимин. Они дали ему бамбуковое древко для копья. Они дали ему пчелиный воск и веревку, и он прикрепил каменный наконечник к древку.

— Дайте мне вомеру, — сказал он, — я опробую это копье.

Он вложил копье в вомеру.

— О, это копье как раз по моей руке, — заявил он.

Затем люди Варк и Тьинимин держали совет.

— Завтра мы все выступим и убьем обеих сестер,— решили они.

На следующее утро они двинулись в дорогу. Вскоре они встретили на пути многочисленную группу людей-Птиц всех видов: они совершали большую церемонию.

Это Кунманнгур, Змей-Радуга, созвал всех этих черных людей. Люди-Птицы танцевали. Все они раскрасили себя. Мамайн-Манга, Утка-Нырок, был главным запевалой. Кунманнгур играл на свирели.

Когда Тьинимин и люди Варк подошли к ним, Кулаиркук, человек-Бролга, танцевал, а рядом с ним танцевали две его сестры.

Тьинимин обратился ко всем. Он говорил очень быстро. Внезапно он повернулся к сестрам и сказал им:

— Я убью вашего отца и вас обеих.

— Что ты такое говоришь? — закричали сестры.

— Принесите мне воды, — велел им Тьинимин, не обращая внимания на их крики.

Все люди-Птицы танцевали. И все они очень устали. Но Кунманнгур любил танцы. Ему нравилось устраивать церемонии, посвященные ему самому.

— Танцуйте еще три времени,— велел он.

Когда танцы закончились, все попадали на землю от усталости. Все люди-Птицы расположились вокруг Кунманнгура и заснули. Кунманнгур, его жена и обе дочери спали около костра. Тьинимин устроился отдельно от всех. Через некоторое время он спросил:

——Вы уже спите?

Он позвал людей-Бролга:

— Кулаиркук! Кулаиркук!

Он позвал людей-Пеликанов:

— Варрандук! Варрандук!

Никто ему не ответил. Тогда он позвал людей-Дьябиру и людей-Уток-Чирков:

— Тьимейри! Тьимейри! Наньянтан! Наньянтан! — И опять никто ему не ответил.

— Что случилось? — крикнул Тьинимин, — Вы не можете мне ответить?

Тьинимин взял свое копье и прополз на коленях половину пути к общему лагерю.

— Паньи Варк!— позвал он людей-Воронов.

Никто ему не ответил. Никто не встал на его зов.

Тьинимин подполз к лагерю. Кунманнгур, его жена и его дочери спали вокруг костра. Тьинимин метнул свое копье, и оно пронзило всех четверых. Кунманнгур и его семья принялись кричать. Все вскочили:

— Кого убили? Кого убили? — спрашивали люди-Птицы.

— Меня, меня, меня, — кричали Кунманнгур и его семья.

Этой ночью на реке Киммул, или Фицморис, все черные люди превратились в различных птиц и, громко крича, разлетелись во все стороны. Тьинимин превратился в летучую мышь и улетел прочь.

Кунманнгур забрал свое копье, жену и двух дочерей и отправился вниз по реке. Некоторые племена последовали за ним. Они шли вдоль реки до места, называемого Пиррим Катут. Кунманнгур остановился и сказал обеим сестрам:

— Здесь ваше место, идите в эту воду. Вы останетесь здесь. А я отправлюсь искать другое место. Скоро, когда я тоже уйду в воду, я найду вас. Меня будут называть Кунманнгур и Кунамгерк.

Копье Тьинимина пронзило Кунманнгура насквозь, и он с трудом двигался. Он шел дальше вместе с женой Катпурр, Пестрым Сорокопутом, и тремя другими людьми-Птицами. Это были Картьин-Черный Сокол, Биллей-рин-Пустельга и Байа-Ястреб-Перепелятник. Они дошли до биллабонга Куллейриндан, и Кунманнгур сказал:

— Я посижу здесь некоторое время.

Согнувшись из-за раны в спине, Кунманнгур сел на берегу, и вода в биллабонге начала подниматься. Спутники Кунманнгура нагрели камни и положили ему на рану. Но Кунманнгур сказал:

— Это не поможет. Уберите камни. Мы сейчас отправимся дальше.

Кунманнгур и его спутники подошли к крику Куб-бунго. Кунманнгур опять сел, согнувшись от боли. Бил-лейрин и люди-Птицы положили горячие камни ему на рану. Кровь из раны все еще продолжала идти.

— Это не поможет, — сказал Кунманнгур,— Уберите камни. Мы идем дальше.

Вскоре они подошли к биллабонгу Тиминдирридьи, в котором ни один черный человек не мог плавать. Спутники Кунманнгура опять нагрели камни и положили ему на рану. Но кровь все сочилась и сочилась. Кунманнгур сказал:

— Я оставляю здесь одно яичко.

Теперь это большой круглый камень, называемый Варбурр. Кунманнгур оставил там свою сеть для ловли рыбы и свою свирель из бутылочного дерева.

Кунманнгур чувствовал себя все хуже. Он сел и прислонился спиной к большому камню, чтобы остановить кровь, которая сочилась из раны.

Так Кунманнгур и его спутники переходили с места на место, и никакое место не казалось ему достаточно хорошим. Наконец они устроили лагерь на реке Виктория, там, где она впадает в море, Биллейрин, сын Кунманнгура, сказал:

— Я иду охотиться на кенгуру.

Когда он ушел, Кунманнгур собрал в одну кучу все костры, которые они развели.

— Отец, зачем ты это делаешь? — спросил Байа.

Кунманнгур положил палочку для добывания огня около углей. Он сидел, согнувшись от боли, стеная и тяжело дыша. Кунманнгур велел Байа принести куламон воды. Он взял куламон из рук Байа и вылил его на огонь.

— Отец,— закричал Байа, — зачем ты убил огонь?

— О,— сказал Кунманнгур, держа в руке палочку для добывания огня, — Ее я тоже убью.

Кунманнгур завязал узлом свои волосы и воткнул в них палочку для добывания огня. Затем он встал.

— Куда ты, отец?— спросил Байа.

— Я иду туда, — ответил Кунманнгур и двинулся к воде.

Кунманнгур зашел в воду по пояс. Затем по грудь. Вода уже дошла ему до подбородка, до глаз, затем накрыла его с головой. И только палочка для добывания огня возвышалась над водой.

Байа и Катпурр громко звали Биллейрина:

— Скорее сюда! Твой отец забрал огонь. Брось свое копье! Брось кенгуру! Беги сюда! Сюда!

Биллейрин услышал их. Он помчался обратно и видел, как палочка для добывания огня уходит под воду. Биллейрин кинулся в воду и выхватил палочку. Затем он выскочил на берег, раздул огонь на палочке и сунул ее в траву.

— Что мы теперь будем делать? — закричал Байа.

— Мы должны развести огонь,— ответил Биллейрин.

— Что мы будем теперь есть? — спросили они у Катпурр.

— Ну что же,— сказала Катпурр,— Ваш отец ушел в воду. А мы станем птицами. Когда мы увидим дым или огонь, мы будем летать вокруг него. Если мы увидим ящериц, бандикутов или кузнечиков, мы будем хватать их, и это будет наша пища.

Так на этом (месте под названием Тиррибиллим, где река Виктория впадает в море, Кунманнгур ушел в соленую воду и стал Змеем-Радугой. Биллейрин превратился в пустельгу, Картьин — в черного сокола, Байа — в ястреба-перепелятника, а их мать Катпурр стала пестрым сорокопутом.

----------------------------------------

1) Первоначальное время, время сотворения мира.— Примеч. Авт

Время сновидений. Пер. с англ. и франц. Т. А. Черниловской и А. М. Давыдова. М., Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1987. 143 с. с ил.

Оцифровка: Дракон Рассвета