Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Кстати, о драконах. Один десятилетний ребенок показал мне свой рисунок.
Я ему говорю: "Какой-то грустный дракон под дождем у тебя получился".
А он мне:"Это не дракон под дождем, это сущность времени, поглощающая пространство. Но вам этого не
Федор Ф.

SnowDragon «Тот, кто живёт в шкафу»

Как же всё-таки мало осталось на свете безопасных мест…

Филипп с облегчением констатировал, что успешно добрался до одного из них. Позади остались несколько сот миль, большую часть которых он прошёл на своих двоих – последняя машина, имевшаяся в распоряжении Агентства, рухлядь с водородным двигателем, дала дуба в самый неподходящий момент, оставив его буквально на съедение всем, кому ни попадя.

Впереди же был Манхеттен – только перейди мост, и вот он, один из последних оплотов цивилизации. Всё остальное – анархия, беспредел…

Армагеддон.

Филипп обернулся – Нью-Йорк всё ещё был жив. Но что это была за жизнь? В тесных коридорах офисных зданий, в подземных коллекторах, даже, порой, по улицам средь бела дня бродили жуткие мутанты, чей разум был выжжен, а тела изуродованы трансгенным агентом. Казалось бы, рассудок должен был подсказать этим бедолагам, что подобные препараты смертельно опасны вне автоклавов ТМЦ, но, как оказалось, зачастую он просто бессилен, когда на другой чаще весов лежит мечта, щедро сдобренная халявой чёрного рынка…

Временами Филипп слышал выстрелы. Он даже знал, кто стреляет: бывшие клиенты «ТрансМутагенКорп», вкупе с наиболее удачливыми клиентами относительно приличных камер всё того же чёрного рынка. Они жили в железобетонном трупе огромного города, поближе к цивилизации, отвергшей своих «генно-модифицированных» детей. В основном это были те мечтатели, что в прошлом принадлежали к определённой тусовке, можно сказать, к определённому мировоззрению «фурри». Чем не сказка: ты жил, жил, и вдруг узнаёшь, что некая фирма за неожиданно умеренную плату может исполнить мечту – сделать тебя не таким, как все, похожим на древнеегипетских богов…

Существо, заточённое в пыльных ящиках, там, глубоко в душе, на самом её дне, рвалось и вырывалось наружу ровно в том виде, в каком его могли просчитать компьютеры. А компьютеры в наш развитой век могли просчитать ох, как много всего…

Раньше Филипп относился к этим «клиентам», «фурри» - или как их прикажете именовать - с пренебрежением. Чего можно ждать от горе-мечтателей? Но та группка, что он имел возможность наблюдать в разбомбленном ко всем чертям «МакДоналдсе», заставила его взглянуть на детей новой эры иначе. Все, как один, гордые обладатели шакальих, лисьих, кошачьих голов, мохнатых тел и не менее мохнатых хвостов были упакованы в армейские бронежилеты, увешались оружием, даже добыли где-то древний военный джип с крупнокалиберным пулемётом на крыше. Вид пары раритетных «Эмок» и реликтового АК окончательно добили Филиппа – он решил, что фуррики успешно обчистили не то полицейский участок, не то военную базу, а на обратном пути не погнушались вломиться в музей…

Как бы то ни было, а мутантам теперь грозила на редкость весёлая и недолгая жизнь.

Это просто нельзя было не одобрить.

Как бы в унисон его мыслям, далеко в городе загрохотал старина-четырнадцатимиллиметровый.

Что-то взорвалось.

Филипп, зная, что на манхеттенском посту есть тепловые датчики, сбросил маскировку на полпути и побежал – кто знает, что может случиться на открытом всем ветрам пространстве?

Пост внешне напоминал хорошо укреплённый дот с одним узким входом, и иным путём проникнуть в малый город было нельзя. Филипп прошёл через сканер (он его не видел, но знал о нём всё до мелочей) и в конце коридора упёрся в стальную дверь.

- Подождите, идёт обработка данных… - дежурная реплика компьютера была одинакова для всех убежищ. Все его слова слышал как пришелец, так и охрана за дверью.

- Субъект опознан. Филипп Миллер. Оборонное Агентство. Высший приоритет.

Дверь открылась…

Молодой солдат, сидевший сбоку от прохода, пялился на него с нескрываемым любопытством.

Филипп на секунду остановился и посмотрел в ответ, сняв тёмные очки.

Под взглядом биомеханических имплантов бедняга едва не стёк на пол.

- Миллер? – Со спины к агенту подошёл другой солдат: офицер, куда как постарше этого салаги и, как видно, тоже не без модификаций.

- Такси будет через пару минут. Ждите.

Филипп коротко кивнул и посмотрел вверх, переключив глаза в коротковолновый режим. Силовой купол так и сиял в небе, обеспечивая счастливых горожан непревзойдённой защитой, ровным загаром и раковыми заболеваниями. Сейчас в нём открылось «окно» - тот самый порт, через который в город проходили воздушные транспорты. Именно один из них влетал сейчас на Манхеттен – красивый, блестящий… Реактивных сопел видно не было. Значит, из новеньких…

И почему для нужд Агентства нельзя было зафрахтовать один из таких красавцев? Что с того, что их единицы по всей планете, когда речь идёт о деле государственной важности?..

Он уже почти завершил проход, поле должно было сомкнуться, как вдруг рядом мелькнула размытая тень.

Терминал, перед которым сидел молодой солдат, выдал истерическую трель, из казармы высыпал десяток автоматчиков, где-то наверху гулко ухнули зенитки…

- Дракон?! Вот это уже наглость! – Офицер возник у терминала, как из-под земли, и схватил старомодное переговорное устройство.

Оператор беззвучно шевелил побелевшими губами.

- Проник-таки, - произнёс он через пару минут и посмотрел на Филиппа. – Вы ведь к нам по этому вопросу?

Филипп пожал плечами, по-прежнему глядя вверх. Дураки-зенитчики чуть не сбили свой же транспорт.

Вот так приём в «оплоте цивилизации»…

* * *

Когда-то всё было хорошо. Нет, просто замечательно! Всевозможные насмешки над божьим творением можно было воочию увидеть разве что в кино, люди старательно верили всему, что им внушали с «голубых» экранов, и даже Сверхдержавы грызлись между собой скорее по привычке, чем по необходимости, ибо поодиночке уже не вытягивали несущийся семимильными шагами научный прогресс…

Прогресс…

Откуда взялась «ТрансМутагенКорп»? Генетика, как наука, просто не могла тогда «подарить» человечеству столь сложную технологию, как «прямая скоротечная мутация посредством комплексного воздействия на живой организм». Формально все патенты принадлежали одному человеку, якобы не имевшему к компании никакого отношения, и вроде бы человек оный был генетиком от бога, но…

Но почти все его наработки и мысли возникали буквально из ничего, без ссылок на предшественников, зачастую – наперекор всему научному мировоззрению.

Возможно, так и должно быть, когда речь заходит о гениях… Но только не в этом случае.

Да. Не в этом. Слишком много странностей…

И, кстати, кто-нибудь когда-нибудь видел автора современного апокалипсиса вживую после того, как была создана штаб-квартира ТМК?

Нет, никто и никогда. Логично предположить, что он не преминул воспользоваться услугами собственного детища. Но что же он такое с собой сделал, что стал затворником уже в те дни, когда ещё было модно выходить на люди, щеголяя неформатной или, наоборот, «идеальной» внешностью?

Он даже не приехал за своей Нобелевской премией, которую получил, впрочем, не за львиные гривы и рыбьи жабры, а за возможность искоренения целого ряда опасных заболеваний.

А сейчас – что? А сейчас штаб-квартира Компании оказалась оккупирована драконами. И это – последний вопрос: общеизвестно, что компьютеры ТМК могли воссоздать кого и что угодно, имей они чёткое описание требуемого объекта. Описание объекта, этапы трансформации, перечень экстренных мер под непредвиденные ситуации…

Суперкомпьютер Манхеттенских генетиков, бывший на порядок мощнее своих коллег из Корпорации, разве что не задымился, когда ему предложили смоделировать дракона. И у самих учёных буквально закипали мозги, когда они изучали тела, доставленные на остров ударными группами. Как метко сказал руководитель проекта, Натан Джоули – «у них всё, не как у нормальных людей».

Разумеется. Даже мутанты чем-то напоминали Хомо… пусть даже ни разу не Сапиенс.

А тут имел место полный отказ от привычных рамок. Даже биологический вид, который всё тот же Натан сгоряча назвал «Рептилия Современная», ибо он и к рептилиям-то имел отношение не самое прямое…

Филипп получил на руки уйму документов. Доклады биологов, зарисовки, фотографии… «до 30% органов тела выполняют неизвестные нам функции» - приписка, отчего-то на рентгеновском снимке. Анализ уязвимых точек (с неутешительными результатами), анализ органики (с результатами ошеломительными) и, наконец, анализ потенциала драконов, как нового вида (после которого застрелился один престарелый медик). В последних исследованиях, проведённых нейробиологами, упоминалось о вероятном наличии у драконов высокоорганизованного разума, но солдатам по-прежнему рекомендовалось открывать огонь на поражение при первой возможности.

Кто его, этот «разум», знает…

Среди вороха бумаг нашлась фотокарточка Григория Ларина... Вот он, убийца человечества. Снимок был сделан в день открытия штаб-квартиры, виновник торжества скромно стоял с краю и глядел в сторону.

«Во всём виноваты русские!» - любимый лозунг Шефа как нельзя более кстати всплыл в голове Филиппа, и агент криво ухмыльнулся. Надо же, а весь мир… вернее, его жалкие остатки – все катили бочки на Америку… С чего бы это?

Излишним патриотизмом Филипп никогда не страдал, не идеализировал ни чужих, ни своих. И лучшей пилюлей от восторженных настроений была вся эта выданная ему пачка бумаги – ну почему, почему в эру компьютеров каждый бюрократ считал своим долгом обязательно распечатать целый архив, вместо того, чтобы просто усадить жертву бездумной «бумагомании» за терминал?..

Добрую половину макулатуры Филипп просто пролистал. Всё равно там больше не было ничего интересного, разве что поэтажный план штаб-квартиры был в руку.

- Да, пожалуй, этого достаточно… - Он прошёл к ящику у двери.

В маленькой комнатушке, куда его вселили всего на сутки, всё было рядом.

- Конечно, ничего лучше они не наскребли, - скривился он, увидев в первом свёртке пластид вместо пирогеля.

«Фил, вы, кажется, последний агент, подходящий для такого рода задания… я имею в виду не только ваш опыт, но и те модификации… биологические и электронные…»

Мэр Нью-Йорка… пардон, Манхеттена. Между прочим, военный. Генерал. Неужели нельзя было «последнему подходящему агенту» найти что-нибудь поприличнее?

Автоматический бесшумный пистолет, пистолет-пулемёт, пара гранат… против мутантов и, если придётся, «клиентов» это может и котировалось, но чем, извините, драконов бить?

На дне ящика обнаружился карабин. Филипп вытащил его с определённым недоумением – по диаметру ствол вполне тянул на пушку и весил соответственно. Двадцатимиллиметровые патроны с обеднённым ураном внушали уважение. Да, Филипп тоже не обошёл стороной трансмутагенные камеры, да, он прошёл модернизацию в рамках спецподготовки и был, в частности, намного сильнее любого обычного человека… Но тут его, кажется, переоценивали.

Вдобавок… что толку от тяжеленной пушки, если она однозарядная?

- Фил, вы готовы? – Лежавший на столе коммуникатор ожил и заговорил полковничьим голосом.

- Да, вполне. – Филипп проглотил ехидный комментарий и поинтересовался, скорее из вежливости:

- Вы уже поймали нарушителя?

- Его даже засечь не удаётся, - буркнул полковник. – Вроде, и прятаться особо негде… Имейте в виду… похоже, кое-кто из драконов сам себе невидимка.

- Он уже что-то натворил? – спросил Филипп, спокойно переварив неприятную новость.

То, как дракон проник в город, он видел и сам.

- Нет… Это уже третий случай, Фил. Думаю, как и всегда дракон уберётся восвояси, но ведь чем-то он тут занят!

- Это интересно…

- Более чем, - сухо сказал полковник. – Но я рассказал вам лишь потому, что вы решаете близкий вопрос…

Близкий…

Да, конечно, проникновение в штаб-квартиру Корпорации – очень близкий вопрос.

Заодно и теории нейробиологов проверим, и Ларина поищем, а вообще же Агентство было заинтересовано в получении материалов по трансмутации. Особенно – электронных шаблонов драконов.

А затем – гори она ярким пламенем, эта штаб-квартира…

- Простите, но у меня всё-таки есть пожелание, - твёрдо сказал Филипп. – Пластид не годится однозначно. Мне нужен пирогель!

* * *

Никакого эскорта. Невидимый одиночка, в вечерних сумерках спрятавший под «умным» плащом всё своё снаряжение, вплоть до урановых снарядов, по расчётам аналитиков имел больше шансов выполнить задачу и выжить на агрессивных улицах Нью-Йорка, нежели полноценная боевая группа.

Что ж… к счастью, Филипп никогда и не планировал обзаводиться семьёй.

Он ведь о родной сестре… и то, позаботиться не смог…

Мысли позитивно, Фил!

Ведь эти умники запросто могли бы снабдить тебя чем-то и похлеще…

Посреди перегороженной битыми авто улицы валялись несколько бесформенных тел – мутанты, наконец, обрели долгожданный покой.

Аминь.

Упокоившие их «клиенты» сидели на втором этаже одного из зданий, Филипп видел их буквально насквозь. Опять фуррики, судя по конструкции скелетов…

Опять АК. Наверняка тот самый реликт из «Мака».

Снайперская винтовка рядом. Ишь ты, чем пользуются… и ведь успешно, судя по дыркам в мутиках…

Филипп незаметно скользнул мимо. Мимикрия плюс бесшумный бег оставляли не у дел даже самого продвинутого фурри. Оставалось лишь надеяться, что среди гордых пантер и тигров не затесался поклонник служебно-розыскных собак…

Чуть дальше Филиппу пришлось на время залечь: улицу неспешно переползали несколько вездесущих мутантов. На них было больно смотреть – одежды не имелось вовсе, все уродства были налицо: генетический хаос… Способный к размножению хаос, вот, что ужасно. Иначе за двадцать лет все эти нелепые создания успешно канули бы в лету.

Мутанты замерли на полдороги. Филипп старался не дышать – некоторые из них обладали едва ли не экстрасенсорным восприятием.

Минуты тянулись нестерпимо долго. Чтобы хоть как-то себя занять, Филипп стал вспоминать многочисленные бюрократические шедевры, с которыми ему приходилось иметь дело, наиболее бездарные приказы… наконец, выдержку из последней поправки к Конституции.

«…кроме того, гражданином США может стать лишь человек, чьи генетические отклонения от нормы не выходят за рамки приведённых в Перечне Тёрнера…»

Сам Перечень Тёрнера был так длинен, что его хватило на четверть часа, хотя если бы спросили мнения Филиппа – так это словоблудие можно было ужать до нескольких строк.

Мутанты стояли, как вкопанные.

Поднялся ветерок. Филипп перевёл глаза в оптический диапазон и видел, как он выметает из переулков обрывки бумаги, полиэтиленовые пакеты, тучу мелкого мусора, который будет ещё долгие годы метаться по неухоженным улицам, как неприкаянный.

Мутики оживились и забубнили что-то гортанными голосами. Один из них вдруг с необычайной прытью бросился вперёд, потрясая пучком длинных когтей, и встретил своей головой выстрел армейского дробовика.

Его дружки растерялись. Кто-то бросился следом, кто-то побежал по улице, несколько забежали в бывшую кондитерскую.

Из замусоренного переулка вывалилась пара суровых волкоподобных фурри, не менее вездесущих, чем сами мутанты. Они угомонили сначала наиболее агрессивных, затем постреляли в спины убегающим и, наконец, зашвырнули в кондитерскую несколько гранат.

Улицу поверх прочей грязи усыпало мелкое цементное крошево.

- Всё, нет? – осведомился один из них с «акцентом», характерным для видоизменённого речевого аппарата.

- Сейчас… - из подворотни вылез ещё один их коллега, совсем невысокий и, пожалуй, самый необычный из виденных Филиппом. Определённо, он почитал Гора, а потому предпочёл «скрестить» себя с какой-то хищной птицей.

А вот крыльев не было. Халтура!

- Всё, – свистяще подтвердил «бог Гор», обменявшись парой реплик с видавшей виды рацией.

Разведка фурриков не подвела – Филипп, быстро продвигавшийся всё ближе к цели, действительно так и не встретил ни одного представителя «не-сапиенсов». Зато его ждал другой, куда более весомый сюрприз.

Высокое здание Корпорации открылось Филиппу неожиданно, когда он миновал огромный полуразрушенный торговый комплекс. Поначалу Фил не поверил своим глазам: полукруглое в плане сооружение охватывало собой свежий зелёный газон и маленькую кленовую аллею. В Нью-Йорке было множество мест, где оставшаяся без присмотра растительность творила, что хотела, но здесь всё было точно так же, как двадцать лет назад…

Усилием воли Филипп стряхнул с себя оцепенение и побежал туда, где по схеме должен был находиться въезд на подземную парковку. Все здания вокруг, кроме самой штаб-квартиры, пребывали в плачевном состоянии, так что по закону подлости он был просто обязан оказаться заваленным или просто забаррикадированным, но произошло чудо: въезд был лишь чуть запылён, а у обшарпанного шлагбаума дежурили… конечно же, фурри… Очередной волк и тигр.

Филипп аккуратно стал пролезать под шлагбаумом, но волк неожиданно что-то почуял и издал нечленораздельный звук беспредельного удивления.

«Пыль - следы», - щёлкнуло в голове Филиппа, и в следующую секунду он, не тратя времени на пистолет, рубанул волка ладонью по шее.

С тигром пришлось повозиться. Едва успев выбить из его лап рацию, Филипп немедленно столкнулся с воистину звериной силой; тигр нашёл его на ощупь и без особых изысков попытался «сломать».

К счастью для агента, классика жанра (удар коленом в пах) осталась и для фурри весьма актуальна. Тигр согнулся пополам и получил сокрушительный удар в основание черепа.

Едва живые тела пришлось оттащить и спрятать в навеки прилипшем к своему месту микроавтобусе. Для верности Филипп связал обоих их же ремнями.

Никто ничего не видел. Филипп выглянул наружу, чтобы окончательно развеять все сомнения на этот счёт.

Он сделал это как раз вовремя: над крышей торгового центра явился дракон. Более того, дракон, который нёс в своих лапах человека; более того, кажется, живого!..

Филипп чертыхнулся про себя и побежал к служебной лестнице. Пусть их, этих драконов; он не служба спасения. Да, занятно, как дракон, чьё тело в принципе сопоставимо с габаритами человека, может поднять в воздух такую массу, но не более того.

Подобное наблюдение, возможно, заинтересует биологов. Давненько у них мозги не кипели.

Трансмутагенные автоклавы располагались на этажах с десятого по пятнадцатый, а главный компьютер – на семидесятом, в закрытом блоке. Эта информация была сейчас для Филиппа куда актуальнее и, что греха таить, неприятнее.

Все семьдесят этажей предстояло преодолеть пешком. Возможно, лифты в здании всё ещё работали, но пользование ими в любом случае грозило проблемами со здоровьем.

- Быстро богу помолясь… - Филипп прошептал любимую присказку Шефа и побежал вверх по узким служебным лестницам. Они не охранялись, видеокамеры если и несли свою вахту, то только в оптическом диапазоне, поэтому пока Филипп был в безопасности.

А пыли то, пыли… Следов не было вовсе, кроме как на нескольких площадках.

За дверью четвёртого этажа, где находилась столовая, Филипп услышал голоса, но излишнего любопытства проявлять не стал.

За дверями всех пяти медицинских этажей тоже кто-то разговаривал. Фуррики… и люди?

Филипп всмотрелся в скелеты за стенкой внимательнее. Да, если это и были «клиенты», то на редкость «нормальные».

Противников было достаточно много, чтобы Филипп отказался от мысли пробраться к терминалам. Придётся работать по обстоятельствам, либо ждать… а тем временем пропажу охранников кто-нибудь обнаружит…

Хорошо же, посмотрим, как выглядят «закрытые» этажи…

Ноги вели себя самым наилучшим образом, лёгкие с сердцем – тоже. Филипп не устал, а лишь соскучился к тому времени, как добрался до первого препятствия – стальной двери на пятидесятом этаже. На поверку «препятствие» оказалось дутым – магнитный замок просто не работал.

Семидесятый этаж поначалу тоже был неинтересен. Дверь, выходившая на лестницу, так же оказалась не заперта.

Зато та, что стояла следом, поражала воображение. Толстый металл, замок исправен и работает (а значит, как и предполагал полковник, всё ещё функционирует собственный реактор в подвалах здания). Наконец, слой свинца напрочь лишал Филиппа рентгеновского зрения, превращая тем самым взятие преграды в лотерею.

Филипп вздохнул и провёл по двери руками. Термосканера у него не было, да он и не помог бы: судя по температуре металла, создатели сего сооружения были законченными параноиками, и в толстую сталь вмонтировали заодно и хороший плоский нагреватель.

Ну что ж… Приступим.

Филипп окинул взглядом скучную узкую шахту, посмотрел вниз. Охрана ещё не всполошилась.

Хорошо.

Теперь очередь за пирогелем…

Вязкая субстанция была нанесена по периметру двери за считанные секунды – Филипп всегда был докой в этом деле. Теперь осталось поджечь – и пошло дело!

Медленно тлеющий гель, детище нанотехнологий, достигал температуры в десятки тысяч градусов, но двигаться предпочитал в расплаве сугубо перпендикулярно к изначальной металлической поверхности. В отличие от пластида он работал тихо и незаметно, и не собирал вокруг толпы недружелюбного народа.

Металл закончился – реакция прекратилась. Пирогель прожёг дверь насквозь.

Филипп поднажал плечом, и она гулко ухнула на потёртый ковёр.

Целей для пистолета в широком коридоре не нашлось; Филипп изучил окружение в рентгене (всё, всё было освинцовано!) и тихо прошёл внутрь…

Непосредственно в воздухе перед его носом неожиданно медленно возник срез ствола. Филипп сморгнул – рентген подвёл?!..

Ярко сияя, край волновой «накидки» сдвигался всё дальше, оголяя мощное ружьё (плазменный инкапсюллятор, мама дорогая!..), чёрные чешуйчатые лапы, украшенные острыми когтями и, наконец, дракона целиком. «Накидка», сверкнув напоследок особенно ярко, «втянулась» в аккуратный браслет на запястье дракона, и тот слегка качнул стволом, дав тем самым понять: маскировка Филиппа в его глазах и гроша ломаного не стоит.

Теорию «высокоорганизованного разума» отныне можно было считать доказанной. Очевидно, мелкокалиберное оружие было слабо эффективно против драконов не столько из-за суперчешуи, сколько из-за полевой защиты, заискрившейся в УФ-диапазоне, едва спал покров…

Филипп бросил пистолет на пол.

О карабине можно было забыть.

* * *

С него сняли всё, кроме белья. Разрядили даже игломёт, вживлённый в руку. Мрачный тигровый фуррь, лично этим занимавшийся, в конце неожиданно одобрительно отозвался об ударе Филиппа и удалился, демонстративно прижимая к затылку грелку, набитую льдом.

Потрясающе.

Филипп сидел в чистом белом помещении и созерцал потолок уже почти час, когда неожиданно открылась широкая дверь, и на пороге возник дракон – возможно, тот самый… нет, покрупнее. Ходили драконы неторопливо, тщательно следя за огромными, даже в сложенном виде, крыльями, а уж когда при этом двигались на задних лапах – так вообще превращали простое перемещение в пространстве в шоу.

Дракон бросил на колени Филиппу фото Ларина и осел напротив.

- Как я вижу, ваше начальство по-прежнему жаждет получить мои шаблоны?

Филипп пристально вгляделся в узкие зелёные глаза.

- Ларин?..

- Разумеется, - ответил дракон. – Кажется, у вас были какие-то вопросы? Или вы просто хотите меня… придушить?

- Смешно, - кисло ответил Филипп. – Но такого приказа у меня не было…

- Разумеется, если они получат шаблоны – меня так и так можно будет взорвать заодно со всем городом… Правда же, это здорово – жить на сковородке, зная, что тебя не жарят лишь потому, что ты буквально сидишь на ценной информации? – Дракон наклонил рогатую голову. – Здоровое же у них шило отросло, что они такими кадрами разбрасываются… Миллер. Да…

- Оказывается, я суперзвезда, а сам того не знаю? – Филипп откровенно рассмеялся. – Вы мой поклонник?

- Почти, - Фыркнул Ларин. – Так, что, выходит, ваши гении так и не воссоздали дракона своими методами? Небось, до сих пор ломают головы, как мы вообще можем существовать?

- Вы – ясновидец, - сказал Филипп. – Я верно понимаю, что уже никуда никогда отсюда не выйду?

- Этот вопрос мы рассмотрим позже…

- Звучит обнадёживающе! Однако у меня возник вопрос. Я долго изучал вашу биографию… Кто же вы такой – гений мысли, или гений плагиата? Не сочтите за дерзость, но мне ужасно интересно!

- Серединка на половинку, - насмешливо сказал Ларин. – Чертежи трансмутагенной камеры, некоторые формулы и «плавающий» шаблон дракона принадлежат не мне. Все остальные достижения – например, разработка последовательностей, или изучение наследственных заболеваний, действительно мои.

- Тоже немало, - оценил Филипп, стараясь получить максимум удовольствия от спокойной светской беседы с живой легендой. – А то – что не ваше, оно откуда?..

- От драконов, - Ларин прикрыл один глаз, предвкушая реакцию Филиппа.

- Рекурсия, - припечатал тот. – Порочный круг!

- Вовсе нет. Если учесть, что настоящие драконы – вовсе не земляне…

- А кто?.. – Разговор перекочевал в совершенно неожиданное русло.

- Беженцы… Последний колониальный корабль с погибшей планеты… Их звезда взорвалась. Вам уже интересно?

Филиппу действительно стало интересно. Раскрыть тайну возникновения Корпорации – вот она, цель жизни, оказывается!

- Представьте себе – ничего из того, что происходит сейчас снаружи, не случилось бы, если б маленький драконёнок с корабля, исследовавшего нашу планету, не додумался угнать спасательную капсулу… Мне самому тогда было двадцать лет, я учился в МГУ на генетика, выехал летом на природу… Вернее, на то, что от неё осталось… Вы в курсе, что непролазные Сибирские леса остались разве что в ваших американских фильмах? Так вот, он ухитрился упасть именно в лесу, недалеко от моей палатки. Буквально в паре километров. Чем не знак судьбы? Я ему помог, накормил от пуза…

- И драконы подарили вам пару секретов? – Скептически осведомился Филипп. – Ну-ну! Они говорили по-русски?

- Нет. Но если вы не обратили внимания – за время нашей беседы я ни разу не раскрыл рта… - сказав это, дракон ярко ощерился – белоснежные клыки сильно контрастировали с угольно-чёрной чешуёй. – Ограниченная телепатия – это тоже телепатия.

Филипп растерянно примолк.

Меж тем в помещение вошёл ещё один дракон – кажется, они все были чёрные, для человека – на одно лицо. Филипп мог бы отличить их разве что по цвету глаз – зелёные у Ларина, серебристые у новенького.

Ларин оглянулся, и новоприбывший послушно прилёг у стены, глядя на Филиппа странным взглядом.

- Поразительно, - сказал, наконец, Филипп, снова вернувшись к разговору. – Итак… Вы как-то выудили у драконов эдакую информацию… Да, здорово… И что мы имеем? Вы в курсе, как вас величают люди?

- «Автор Апокалипсиса». Знаю. Ещё я знаю, что всем мирным жителям в ваших убежищах старательно внушают, что драконы – это угроза вроде мутантов, только страшнее. И, конечно же, мы неразумны…

- Не далее, как сегодня я видел дракона, нёсшего человека, - перебил Филипп Ларина. – Что вы на это скажете?

- Сейчас он подойдёт сюда, - сказал Ларин после короткой паузы.

Дракон у стены оскалился и поспешно спрятал голову под крыло.

- А возвращаясь к «тому, что мы имеем»… Фил – я лишь дал людям возможность воплотить в жизнь некоторые мечты. Технология сама по себе не зло, и я думал творить с её помощью только добро. Но когда вмешивается человеческий фактор… Думаете, это мы выбросили камеры на чёрный рынок? Или подарили дуракам с начальным химическим образованием данные по трансгенному агенту? Нет, всегда найдётся кто-то, кому захочется всеми правдами и неправдами «срубить бабло», а дальше – хоть трава не расти… Такие люди и здесь были, но им хотя бы было невыгодно…

- Вы меня звали?.. О!

На какой-то момент Филипп просто остолбенел.

На пороге комнаты переминался с ноги на ногу вчерашний салага с пропускного пункта.

- Да это же…

- Нашему гостю было интересно узнать, кого принесла Лора. Кажется, вы знакомы?.. Фил – это один из наших лучших разведчиков. Бывших. Больше они нам не понадобятся…

- Улетаете к звёздам? – Хмыкнул Филипп, быстро придя в себя.

В его насыщенной жизни случались и более неожиданные повороты.

- Да. Есть свободная планета, корабль уже на орбите… Ехидство бесполезно, - ответил Ларин, крылом делая «салаге» знак выйти. – Все наши камеры готовы к транспортировке, шаблоны, если вам интересно знать, из суперкомпьютера изъяты. Жаль, я не узнаю, как долго ещё «цивилизованное» человечество будет прятаться под колпаками, прежде чем начальнички поймут, что жизнь снаружи – вовсе не ад…

- Ага. Вспомнить только мутантов…

- Этот «вид» выродится через пару поколений. Он нежизнеспособен.

- Мне так и сказать манхеттенцам? – Иронично осведомился Филипп.

- Если вы решите к ним вернуться…

- А вы думаете, я захочу отправиться куда-то с драконами?!

- Нечто похожее ты говорил, когда Сид устраивал «поход на край света», - вдруг сказал второй дракон.

У Филиппа нервно дёрнулась щека.

Это замечание несколько… не укладывалось в голове.

- А в итоге сместил беднягу на месте начальника, - мечтательно продолжил дракон.

Но тут же мечтательность сменилась грустью:

- Жалко его… Это ведь он тогда приволок целую горку шприцов с агентом… доверчивый дурачина… Не смотри на меня так!

- Кэтрин умерла из-за агента! – Процедил Филипп, стиснув зубы. – Что за намёки?..

- Ты по-прежнему считаешь, что я ничего не понимаю в жизни?!.. Столько тебя не видела…

- Она явилась прямо сюда через пару дней после укола, когда увидела, что происходит с её другом… - вставил Ларин. – Мои люди не могли её проигнорировать.

- Григорий, - впервые за всё время Филипп обратился к Ларину по имени. – Я не верю в хеппи-энды. К чему это?

- А я люблю хеппи-энды, - грустно сказал Ларин. – Жаль, что это такая редкость в жизни…

Филипп долго молчал, глядя прямо в глаза драконице.

- У Кэтрин в детстве был маленький портсигар, в котором она хранила какие-то бумажки… И никого близко не подпускала…

- Это были мои руны для гадания! – Драконица ударила хвостом в стену и подошла ближе. - Ты думал, я не пойму, кто в нём порылся? А ты догадался, кто вечером насыпал в твоё какао столько соли?..

- Для чего ещё нужны младшие сёстры, - пробормотал Филипп.

- Чтобы мучить старших братьев! – Азартно подхватила Кэтрин.

- Но почему дракон?..

- Потому что агента она ввела море, после введения его ресурс нужно выработать полностью, … - начал Ларин, а Кэтрин закончила:

- А ещё на заднице у меня был вытатуирован дракон!..

На какую-то секунду воцарилось молчание, и затем в неловкой тишине прозвучал едкий до изжоги голос Филиппа:

- На этом месте можно было бы и покраснеть…

- Разучилась, - потупилась Кэтрин.

- В общем… Филипп, - Ларин поднялся с пола, потянулся, широко (от стены до стены) расправив мощные кожистые крылья. – У тебя есть выбор. Ты уже понял, какой… но предлагаю я его тебе лишь из-за Кэтрин, хотя, честное слово – ты мне нравишься, как личность… Я, знаешь ли, тоже успел изучить твоё досье. Отказы выполнять аморальные приказы любого начальства всегда стоили дорого…

- В первый раз встретил кого-то, кто меня понял, и тот – дракон, - Филипп тяжело вздохнул.

Ларин фыркнул и продолжил:

- Расскажу тебе притчу, прежде мы оставим тебя наедине с мыслями…

Жил-был мальчик. У него была маленькая комнатка, где была кушетка, низкий столик, древний неработающий телевизор в углу – и шкаф. Старый, обшарпанный; ключ от него был давно потерян, а дверцы заперты.

Мальчику было ужасно скучно. Он выделялся среди сверстников, они его сторонились, да и сам он их не понимал и чурался. Чтобы хоть как-то выжить духовно в этом мире, он придумал свой мир, своих друзей. Главным его другом был дракон – его привлекал сплав силы и мудрости, ему нравились крылья и сам облик, виденные им на очень красивой картинке, и он не слушал тех, кто говорил, что драконы – это те, кто похищали принцесс и сжигали целые города. Нельзя сказать, что если кто-то плох – то плохи все, или если кто-то добр – то добры все; мальчик понимал это уже тогда. Его дракон был добрый, и это было главное.

Шло время. Мальчик рос, верил в дракона, но вдруг задумался – почему он его не видит? И тогда он решил, что дракон живёт в шкафу, и общаться с ним он может лишь во сне. Эта мысль была хороша, но однажды совсем неожиданно нашёлся ключ… Шкаф открыли, но там не нашлось ничего – только несколько старых платьев.

Мальчик очень переживал, долго переживал… Но однажды ночью дракон ему приснился. Мальчик проснулся и понял, что всё в порядке. Просто когда дверцы открылись, дракон, чтобы его не увидели посторонние, прыгнул прямо в него. В его душу. И теперь жил там; мальчик стал драконом.

Ларин сложил крылья и внимательно, выжидающе посмотрел на Филиппа.

- Этот мальчик, конечно, вы? – Уточнил Филипп задумчиво.

Дракон молча кивнул головой, слегка изогнув длинную шею.

- В таком случае… вам сказочно повезло.

- Да. Я знаю… Но не только мне, - сказал Ларин. – Оглядитесь. Я всё же смог принести радость кому-то ещё, помимо себя… И мне жаль, что все мои старания, в конечном итоге, принеся добро, иными путями превратили Землю в поле боя… Вы помните Лас-Вегас? Там было особенно много наших друзей… я не зову их клиентами, это – друзья. И нежно любимое наше правительство в неустанной заботе о благе «настоящих» людей, едва лишь появилась проблема агента, малейший предлог – тут же отдало приказ об атомной бомбардировке… Произнося при этом в новостях речи с призывом «смириться перед лицом необходимости» и выражая витиеватые ханжеские сожаления…

- Я удивлён, как же удалось уцелеть вам, здесь…

- Это можно назвать везением… Бомбить нас не могли – я уже говорил, почему. Брать штурмом? Я рад за тебя, Фил, что тебе не пришлось видеть дракона в реальном бою… Армия была уже дезорганизована к тому времени. Настолько, что некоторые её части неожиданно стали переходить на нашу сторону – конечно, ведь и среди солдат многие их родственники уже не подпадали под определение «хомо». У нас появилось оружие, о котором теперь, спустя годы, все эти генералы и президенты только мечтают. И нас почти оставили в покое… А теперь, пожалуй, и мы оставим тебя в покое.

У тебя час, думай.

Кэтрин напоследок очень робко и немного неловко обняла Филиппа лапами и крыльями, и он остался один.

Что ж. Час назад ему казалось, что «последний подходящий агент» отпрыгался, завершил свою карьеру, как и положено, отнюдь не добром.

А теперь…

Вот, как оно порой бывает. Кэтрин когда-то была первой красавицей в округе… среди людей. В итоге же – хищное крылатое существо, не лишённое, следует отметить, определённого шарма, вполне… да, чего уж там – весьма ничего себе.

Может, это казалось глупым, но Филипп надеялся, что и среди драконов она не на последнем месте.

А его начальство? То приставлявшее его к наградам, а то – едва ли не к стенке...

Наконец… когда его в последний раз подводила интуиция?

- Да что тут думать! К чёрту! – Он в сердцах рассек воздух ладонью и пошёл к двери, не дожидаясь истечения условленного срока.

* * *

Существо, живущее глубоко в душе, рвётся и, в конечном счёте, вырывается – когда-то раньше, когда-то позже, когда-то в этой жизни, когда-то…

- Наверно, на Земле до сих пор крутится твоя запись…

- Всегда мечтал стать известным, не поверишь!

За широким обзорным окном открывался прекрасный вид на цветущую планету. Совсем как Земля в лучшие её времена – с полями и лесами, с чистыми реками и белыми горными вершинами…

- Фил… Тут такое дело… Ты видел, как на тебя Марта смотрит?..

- Это вот та, что при первой встрече меня ружьём поприветствовала?..

- Ну… а как бы иначе всё обернулось…

- Однако… мне и двигаться-то ещё трудновато… мягко говоря. Два дня, как из камеры – что ж вы со мной делаете?!

- Кто о чём!..

Два чёрных дракона, беззвучно беседуя, в сопровождении насупившегося тигра медленно удалились на спальные ярусы.

Филипп порой вспоминал притчу, рассказанную Лариным, но в конце концов прекратил изводить себя попытками понять – жил ли в его «шкафу» дракон, кто-нибудь ещё, или там лежали только старые ненужные платья…

Главное - теперь он был доволен и спокоен за свою судьбу.

Кажется, впервые в этой сумасшедшей жизни… 1