Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Чжу Пинмань учился закалывать драконов у Чжили И. Он лишился всех семейных богатств
стоимостью тысячу золотых, но за три года в совершенстве овладел этим искусством.
Одно было плохо: мастерству своему он так и не нашел применения».
«Чжуан-цзы» в пер. В.В.Малявина.

из Теософии Е. П. Блаватской

Из «Вступительного слова к «Пистис Софии»
в коментариях Е. П. Блаватской»

<…>В дальнейшем человек, содержа в себе божественную искру, стремился к Небесному Человеку, от которого она пришла. Поэтому Ильда Баоф взревновал и создал Еву (Лилит), чтобы лишить Адама его Светосил. И шесть «Звездных», почувствовав страстное желание из-за ее красоты, породили через нее сыновей. После этого София послала змея (ум), чтобы Адам и Ева нарушили заповеди Ильда Баофа, который в ярости изгнал их из Рая в Мир, вместе со змеем (четвертый цикл и четвертая раса). В то же самое время она лишила их присущей им Светосилы, так, что она не могла бы подпасть под это «проклятие». Змей ослабил мировые силы под ее влиянием и породил шесть сыновей, которые постоянно препятствовали и вредили человеческой расе, из-за которой был изгнан их отец (змей). Адам и Ева в самом начале обладали чисто духовными телами, которые постепенно становились все более и более грубыми. Их дух также ослабевал, ибо у них не было ничего, кроме дыхания низшего мира, которое вдохнул в них Ильда Баоф. Однако в конце концов София вернула им назад их Светосилу, и они осознали, что они были наги.<…>


136. …Исхождения Своевольного, находящиеся в Хаосе, сжимали ПИСТИС СОФИЮ и приобретали исключительное доверие, и вновь преследовали ее с великим ужасом и разрушениями: так, некоторые из них сжимали ее, один из них превращался в обличье Великого Змея, другой в обличье Василиска с семью головами…я1

____________________________

Василиск с семью головами. Логи или «Спасители» всех народов изображаются наступающими на голову или головы змеи или дракона, или пронзающими монстра присущим им оружием силы. Таким образом представляется победа Духа над Материей (»Старым Змеем» или «Великой Бездной»), которая при помощи духовных превращений в конце концов подчиняется божественной воле прославленного посвященного, и «боги», или силы природы побеждаются, божественным «Повстанцем», Асурой, «Драконом Мудрости», который сражается против девов; то есть, активность манаса одерживает триумф над пассивностью чистого духа. Кришна сокрушает семиглавого змея Калинага. Геркулес отрубает головы Гидры, водяной змеи; египетский Оранте наступает на змею, в то время как его руки растянуты на распятии, а Гор пронзает голову дракона Тифона или Апопа; скандинавский Тор разбивает череп змеи своим крестообразным молотом, а Аполлон пронзает Пифона, и т.д., и т.д. Все это обозначает в одном из аспектов расширение планов сознания и соответственное преобладание планов материи (символически, воды), причем основных планов насчитывается семь.<…>


<…>Однако, подобно логоям и иерархиям сил, «змеи» должны отличаться один от другого. Шеша, или Ананта, «ложе Вишну»,я — это аллегорическая абстракция, символизирующая бесконечное время в пространстве, которое содержит зародыш и периодически вызывает прорастание и цветение этого зародыша, создавая проявленную Вселенную; в то время как гностический Офис содержит тот же самый троичный символизм в своих семи гласных, как и односложный, трехсложный и семисложный Oeaohoo Древней доктрины; то есть, Один Непроявленный Логос, Второйя- проявленный, треугольник, превращающийся в Квартернарий или Тетраграмматон, и в существование последнего на материальном плане. (»Тайная Доктрина», I, 73, примечание).<…>


<…>Таким образом, если Гуань-Ши-Инь или Авалокитешвара в китайском символизме увенчан семью драконами и несет на себе надпись, «вселенский Спаситель всех живых существ» (»Тайн. Доктр.», I, 471), семиглавый Василиск данного текста несомненно символизирует низший и материальный аспект этого типа эманации вселенной, а не примордиального духовного змея в ореоле семи его лучей, или семи гласных. И так же, как существовал высший Хебдомад семи высших планетарных духов или эонов, был и нижний Хебдомад. Офиты представляли это аллегорически, говоря, что Змей, в наказание за то, что он научил Адама и Еву (третью расу) восстать против Ильда Баофа, был изгнан в нижний мир и породил шесть сыновей, то есть, должен был воплотиться в телах древних рас. Практически во всех системах, общему постулату древней астрономии о том, что существуют семь планетарных сфер и восьмая (сфера неподвижных звезд) над ними, учили под различными аллегорическим покровами, и все они туманно излагали эзотерическую истину о семи состояниях материи, семи небесных телах планетарной цепи, семи принципах в человеке, и т.д., и т.д.<…>

Е. П. Блаватская «Тайная доктрина»

Среди христианских гностиков, называемых наазениянами, или почитателями Змия, он был Вторым Лицом Троицы, Сыном. Его символом было созвездие Дракона.

Летящий Дракон, прекрасный и восставший, страдает ныне, и гордость его наказа; он думал царствовать на Небе, но он царствует лишь на Земле (И-цзин ).

В этом случае становится интересной сама причина падения, которую весьма тщательно проанализировала еще Е. Блаватская, исследовав древние описания восстания Дракона.

…с точки зрения космологии, все Драконы и Змеи, пораженные своими Победителями, по происхождению своему являются непокорными, буйными, беспорядочными началами в Хаосе, которые приведены в порядок Солнечными Богами или Творческими Силами. <…>


<…>»…говоря иносказательно, Астральный Свет, Млечный Путь, а также Путь Солнца к тропикам Рака и Козерога, так же как и Циклы Сидерального или Тропического Года, всегда назывались Змиями в мистической и аллегорической терминологии Адептов.

…не раз Змий и Дракон были наименованиями, даваемые Мудрецам, Посвященным Адептам древних времен.

Примитивный Змий символизировал Божественную Мудрость и Совершенство и всегда означал психическое Возрождение и Бессмертие.

<…>Дракон… есть Мудрость Хаоса»


<…>«Древние космогонические мифы утверждают, что вначале был лишь холодный туман (Отец) и плодоносный ил (Матерь…), из которого выполз Мировой Змий (Материя).»


Указатель (теософских) понятий
к «Тайной доктрине».
Составлен Дж. Мидом
Перевод с английского А.П. Хейдока

ДРАКОН (Греч.) или Драгон. Теперь считается «мифическим» чудовищем, увековеченным на Западе лишь на печатях и т.п., как геральдический грифон, и Дьявол, умертвляемый Св. Георгием, и др. На самом деле — вымершее допотопное чудовище. В вавилонских древностях к нему обращаются как к «чешуйчатому», и на многих геммах связывают его с Тиамат, морем. «Дракон Моря» упомянут неоднократно. В Египте это есть звезда Дракона (тогда — Северная Полярная Звезда), источник связи почти всех богов с Драконом. Бэл и Дракон, Аполлон и Пифон, Озирис и Тифон, Сигурд и Фафнир, и наконец — Св. Георгий и Дракон, представляют одно и то же. Все они были солнечными богами, и там, где мы находим Солнце, там и Дракон, символ Мудрости — Тот-Гермес. Иерофанты Египта и Вавилона именовали себя «Сынами Змия-Бога» и «Сынами Дракона». «Я Змий, я Друид», восклицал друид кельто-британских областей, ибо и Змий, и Дракон были символами Мудрости, Бессмертия и Возрождения. Как змея сбрасывает свою старую кожу лишь для того, чтобы появиться в новой, так и бессмертное Эго сбрасывает одну личность лишь для того, чтобы принять другую.<…>


АСТРАЛЬНЫЙ СВЕТ (Оккульт.) Невидимая сфера, окружающая наш земной шар, также как и любой другой, соответствующая как второй Принцип Космоса (третий есть Жизнь, чьим проводником она является) Линга Шарире, или Астральному Двойнику в человеке. Тонкая сущность, видимая лишь ясновидящему оку, и низший, за исключением одного (а именно, земли), из Семи Акашных или Космических Принципов. Элифас Леви называет это великим Змием и Драконом, из которого на Человечество излучаются все злые воздействия. Это так, но почему не прибавить, что Астральный Свет выдает лишь то, что получил; что он является великим земным тиглем, в котором все низкие эманации земли (моральные и физические), которыми напитан Астральный Свет, преобразовываются в их тончайшую сущность и посылаются обратно усиленными; таким образом, становясь эпидемиями — моральными, психическими и физическими. в конечном счете, Астральный Свет есть то же, что Сидеральный Свет Парацельса и других герметических философов. «Физически это есть эфир современной науки. Метафизически и в его духовном, или оккультном смысле, эфир есть нечто гораздо большее, чем обычно предполагают. В оккультной физике и алхимии наглядно доказано, что он включает в свои безбрежные волны не только «перспективу и мощь каждого качества жизни» м-ра Тиндаля, но также и реализацию мощи каждого качества духа. Алхимики и герметисты считают, что их астральный, или сидеральный эфир, кроме вышеупомянутых свойств серы и белой и красной магнезии, или magnes, есть анима мунди, мастерская Природы и всего Космоса — как духовно, так и физически. Этот «гранд магистериум» утверждает себя в феноменах месмеризма, в «левитации» людей и инертных предметов; и в своем духовном аспекте может быть назван эфиром. Обозначение астральный является древним и употреблялось некоторыми неоплатониками, несмотря на утверждение некоторых, что это слово было изобретено мартинистами. Порфирий описывает небесное тело, которое всегда соединено с душою, как «бессмертное, лучистое и звездо-подобное». Корень этого слова можно найти, наверное, в скифском Aist-aer, что означает звезда, или в ассирийском Istar, которое, согласно Бюрнуфу, имеет то же значение.» («Разоблаченная Изида».)

Из рукописи Е.П. Блаватской
«НЭБО БИРС-НИМРУДА»

«Sed et Serpens (Однако змей)… Какой капитал нажила на этом Церковь! Но где же то место, которое древность, с ее любящими добродетель философами и святыми мудрецами, оставила бы без этого символа? Дракон или Змей всегда использовался для аллегорического выражения божественного разума и скрытой мудрости. Древний звездный и астрономический Змей у это сегодня падший Юпитер, прототип падшего архангела; Князь Воздуха стал на средневековых изображениях своего рода фантастическим Draco volans (дракон летучий), одной из разновидностей райского искусителя. Драконы и Змеи повсюду, и это даже Светоносец, ослепительный Люцифер, который стал ныне Князем Тьмы и «адским» змеем. Когда христианские народы, разрушая учебные заведения и языческие храмы, утратили ключ к истинному значению этого символа и древним Драконическим структурам, их духовенство захотело видеть дьявольские рога и копыта, которые выглядывали бы [из-под] основания всякого величественного храма, любого древнего нехристианского святилища.

Истинное философское значение легенд и аллегорий о священном змее ныне совершенно утрачено. Причина того, почему древние египтяне находили в драконе и его многочисленных разновидностях-офидиях (змеях) нечто «божественное», объяснялась самыми разными способами, но никогда не была истолкована удовлетворительно. Божественное, — говорит Элиан в своей «Природе животных» (кн. 11, гл. 17), — да; но в то же самое время было бы лучше оставить его одного, divinius quodque praestet ignorari; и он добавляет как бы мимоходом, что истинная цель, ради которой афиняне вскармливали больших змей в своих храмах, заключалась в том, что «они хотели всегда иметь у себя ~пророков~». Но то же самое по сей день делают не только «язычники»-индусы, но также и теистические мусульмане-унитарии Каира и других исламских центров, чьи мудрецы дают точно такие же объяснения этому, как и мудрецы древности. Священный дракон жителей Эпидавра, который, согласно легенде, сам пришел на зов людей из этого города, потребовал, чтобы ему был сооружен храм на Тибре, у подножия горы Палатин; где изменил свой вид, «чтобы они никогда не перестали советоваться с ним как с пророком» (Val. Mak. кн. 1, 8, п. 2).

Слово «дракон», как говорят, это некий термин, который имеет у каждого из древних народов такой же смысл, как тот, что придают ему по сей день китайцы — длинный, или 'существо', которое выдается по своему уму, и в греческом языке drakwn означает «того, кто видит и наблюдает». Согласно Ж. де Камбри («Monumens Celtiques», стр. 299), drouk на языке Британии, во Франции, означает ~дьявола~, отсюда происходит и droghedanum sepulcrum, или 'дьявольская могила'. В Лангведоке духи стихий назывались drac, во Франции drogg, а в Бретони слова dreag, wraie Wran имели безусловно то же самое происхождение, и замок Drogheda в Британии имеет ту же самую этимологию [, но] в каждом из вышеприведенных случаев связь этих терминов с 'дьяволом' имела христианское, а следовательно более позднее происхождение. Ни одно их процитированных слов не несло такого смысла в дохристианское время. (де Мирвиль, «Des Esprits», том II, стр. 423, прим. 1).

Е. П. Блаватская. «История одной планеты»

<…>Фаэтон, или Фосфор, «светящееся утреннее небесное тело», был унесен в ранней юности Афродитой (Венерой), которая сделала из него ночного стража своего святилища (Theog. 987-991). Он является «прекрасной утренней звездой» (см. Откровение Иоанна, XXII. 16), и его полюбила за лучезарное сияние богиня рассвета, Аврора, которая, постепенно затмевая свет своего возлюбленного, таким образом, выглядит похитительницей звезды, вновь выпускающей ее на вечерний небесный горизонт, где она служит смотрителем небесных врат. Ранним утром Фосфор «появляется из вод Океана, поднимает в небеса свою священную голову, чтобы возвестить о приближении божественного света» (Илиада, XXIII. 226; Одиссея, XIII. 93; Виргилий, Энеида, VIII. 589; Mythol. de la Grece Anticue: 247). Он держит в своих руках факел и летит через пространство, так как он предшествует колеснице Авроры. Вечером он становится Геспером, «самой великолепной из звезд, сверкающих на небесном своде» (Илиада, XXII. 317). Он отец гесперид, хранительниц золотых яблок вместе с драконом (Ладоном); прекрасный дух с золотыми вьющимися локонами, которого воспевали и прославляли во всех древних эпиталамах (свадебных песнях как у ранних христиан, так и у языческих греков); тот, кто на исходе ночи правит свадебным кортежем и доставляет невесту в объятия жениха. (Carmen Nuptiale. См. Декхарм, «Mythol. de la Grece Antique»).<…>


<…>Кажется, что до сих пор здесь не было никакой возможности для rapprochement (сближения) или какой-либо аналогии между этими поэтическими персонификациями звезды, чисто астрономического мифа, и сатанизмом христианской теологии. На самом деле, тесная взаимосвязь между этой планетой как Геспером, вечерней звездой, и греческим Садом Эдемом с его драконом и золотыми яблоками, может при наличии некоторого полета фантазии навести на мысль о некоем мучительном сходстве с третьей главой Книги Бытия. Но этого недостаточно для того, чтобы оправдать воздвижение теологической стены для защиты от язычества, стены, сложенной из клеветы и ложных толкований.<…>


<…>Но из всех греческих эвгемеризаций, Люцифер-Эосфор является, однако, наиболее сложной и запутанной. Эта планета стала у римлян Венерой, или Афродитой-Анадиоменой, богиней, появившейся в море, «Божественной Матерью», одинаковой с финикийской Астартой, или еврейской Астарот. Все они назывались «Утренней Звездой», и Девами Моря, или Maр (отсюда — Мария), бездонной Синью, - имена, которые ныне дает Деве Марии римско-католическая церковь. Все они были связаны с луной и полумесяцем, с драконом и планетой Венерой, так же как и мать Христа была соотнесена со всеми этими атрибутами. Если финикийские мореплаватели путешествовали, укрепив на носу своих судов изображение богини Астарты (или Афродиты, Венеры Эруцины) и рассматривая вечернюю и утреннюю звезду как свою путеводную звезду, «глаз своей богини-матери», то же самое делают римско-католические моряки и по сей день. Они выставляют на носах своих кораблей Мадонну, и благословенная Дева Мария называется тогда «Морской Девой». Признанная покровительница христианских моряков, их звезда, «Stella Del Mar», и т. д., она устанавливается на лунном серпе. Подобно древним языческим богиням, она есть «Королева Небес» и «Утренняя Звезда», каковыми были и они.<…>


<…>Таким образом, чисто астрономическая персонификация, построенная на оккультном значении, которое по-видимому не удалось разгадать никому за пределами восточной мудрости, стала сегодня догмой и составной частью христианского откровения. Грубое перенесение характерных свойств не может привести к тому, что мыслящий человек допустит пребывание в одной и той же тринитарной группе с одной стороны — «Слова», или Иисуса, Бога и Михаила (изредка дополненных Девой Марией), а с другой стороны - Митру, Сатану и Аполлона-Абадона: и все это по прихоти и по желанию католических комментаторов. Если Меркурий и Венера (Люцифер) являются (астрономически, в своем обращении вокруг Солнца) символами Бога Отца, Сына, и их Наместника, Михаила, «Победителя дракона», согласно христианской легенде, почему же тогда, когда они называются Аполлоном-Абадоном, «Царем Хаоса», Люцифером, Сатаной или Венерой, они должны немедленно становиться дьяволами и демонами? Если нам говорят, что «победитель», или «Меркурий-Солнце», или, опять-таки, св. Михаил в Откровении, получил добычу побежденного ангела, а именно, его планету, то почему же этот позор должен и в дальнейшем иметь отношение к небесному телу, которое было таким образом очищено? Люцифер является ныне «предстоящим Лику Господа»,* потому что «этот лик отражается в нем». Но мы полагаем, что скорее потому, что солнечные лучи в семь раз больше отражаются от Меркурия, чем от Земли, и в два раза больше, чем от Люцифера-Венеры: христианский символ снова доказывает свое астрономическое происхождение. Но в астрономическом ли, мистическом, или же символогическом аспектах, Люцифер является столь же добрым, как и любая другая планета. Выдвигать в качестве доказательства демонического характера этой планеты и ее идентичности с Сатаной форму Венеры, придающую сходство серпу этой планеты с укороченными рогами — это явная чушь. Но связывать это с рогами «мистического дракона» в Откровении — «один из которых был сломан»** — во что хотели бы заставить поверить своих читателей во второй половине нашего века поборники воинствующей церкви: маркиз де Мирвиль и шевалье де Муссо — это просто оскорбление публики.

Е. П. Блаватская. «Элементалы»

<…>Поруту-мадан — это демон «борьбы»; он самый сильный из всех; и там, где нужно мастерство, требующее физической силы, например, левитация и дрессировка диких животных, он будет помогать исполнителю, приподнимая его над землей, или оказывая на дикое животное сильное воздействие, прежде чем дрессировщик начнет действовать на него своими чарами. Таким образом, каждое «физическое проявление» имеет свой собственный класс элементальных духов, надзирающих за ними. Помимо вышеуказанных в Индии имеются пишачи, даймоны гномов, гигантов и вампиров; гандхарвы, добрые даймоны, небесные серафимы, певцы; и асуры и наги, титанические духи и драконы, или змееголовые духи.

Все они семиричны и связаны с пластической формацией и МАТЕРИЕЙ — своей «невестой». Последняя является «низшей матерью», аймой, «женщиной с ребенком» из 12-й главы Откровения, которую преследует великий дракон (Мудрости). Кто этот дракон? Есть ли он дьявол-Сатана, как этому учит нас Церковь? Конечно, нет. Это дракон эзотерической Мудрости, который возражает против появления ребенка, рожденного «женщиной» (вселенной), ибо этот ребенок — это его человечество, следовательно, невежество и иллюзия. Но Михаил и его ангелы, или Иегова Савоаф (»Воинство), которые отказываются творить,  — как это сделали и семеро бесстрастных, рожденных разумом сынов Брахмы, потому что они желали воплотиться как люди, чтобы стать выше, чем боги, — сражаются с драконом, побеждают его, и этот ребенок рождается. «Дракон» Эзотерической Мудрости поистине опускается во тьму!*

_____________________________________

* Ключ, который открывает эту тайну, — это седьмой ключ, и он соотносится с седьмым звуком трубы седьмого ангела, после которого св. Иоанн увидел женщину и «Войну на Небесах». (См. Откровение, гл. XI, стих 15, и попытайтесь понять). Эта аллегория «Войны на Небесах» имеет шесть других значений; но данное значение относится к наиболее материальному плану и объясняет септенарный принцип. «Женщина» увенчана двенадцатью звездами и облечена при помощи солнца и луны (дважды семь), представляя собой вселенную; дракон имеет семь голов, семь корон и десять рогов, — вот другой оккультный символизм, — и является одним из семи ЛОГОСОВ. Возможно те, кто размышлял о странном поведении Нарады, смогут понять эту аналогию. Поистине, Прародитель и великий ведийский Риши, и все же тот, кто всегда связан с физическим порождением людей, он дважды соблазнил тысячи сынов Дакши на отказ от безбрачия и йоги, за что был обречен на перерождение и рожден во чреве, и те, кто что-либо знает о цифрах и циклах, теперь лучше поймут смысл этой аллегории.