Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Бойся не дракона девятиглавого, а человека двуличного.»
Морская пословица

Старший брат человека

Не смейте убивать дракона!

© Юрий БОРЗОВ

Бывает так: идешь вечером по улице, с головы до ног заляпанный плесенью срочных дел, скачешь мыслями о том-сем-пятом-и-десятом и вдруг, краем глаза скользнув вокруг и вверх, замираешь, онемев. Это сон, это бред, обман зрения… Предзакатное видение, тающий, тягучий, плывущий оттиск на сетчатке. Драконов не бывает!.. Облако исчезает, а ты не двигаешься. Что-кто-там, в небе, — был? Почему ты чуть дрожишь — но расправляешь плечи, как будто внезапно вырос, и шепчет трава, и камни спокойно молчат, и можно постичь все — все, кроме него. Дракон уплыл, как всегда, неуловимый, непостижимый. Да-да, еще ты понимаешь, что знал про него всегда. И… откуда у тебя такое чувство, будто ты остался сиротой?

Дом дракона — небо. Дом дракона — земля. Дом дракона — вода. Внутри дракона — огонь. Четыре в одном: все сущности в одном существе. Ему некого — и незачем — бояться. Он везде свой, он всюду дома. Он был до человека и, наверное, будет и после. Может быть, понимая это, человек пытается отрицать дракона. Бунт!.. Сначала мы с ним бились на мечах и копьях, потом просто вычеркнули из списка живых, определив в разряд вымыслов, химер, сказочных созданий.

Но старший брат мудр. Три-четыре тысячи лет для дракона не срок. Полуприкрыв веки, лениво взмахивая крылом, подгоняя облака и века, дракон ждет, когда человек образумится. Какой смысл ронять волшебную чешую перед теми, кто нарочно закрывает глаза?

Однако под закрытыми глазами живет сон. В снах истина возвращается даже к тому, кто от нее отказался. И тогда приходит дракон. Именно о нем бредит человечество. В разных уголках земного шара живут, свиваясь по углам в еле слышный шепот, легенды о драконе — о том, кто вплетен в самую ткань мироздания, кто знает и может больше — неизмеримо больше человека. Легенды о старшем брате, которого забыли, но который обязательно вернется…

Логикой сказку не меряют. Но как скальпель, вскрывающий слабые места, она хороша. Примеримся к китайскому календарю, из-за которого, собственно, и поднялась пурга воспоминаний о драконе. Вот компания хозяину наступающего года: Петух, Коза, Лошадь, Кабан, Обезьяна, Кот, Собака, Тигр, Буйвол, Крыса, Змея. Все до боли привычны и узнаваемы — если не во дворе топчутся, так на соседнем дереве висят. Все — из жизни, и только Дракон из мифа. Нелогично, казалось бы, — но дело в том, что для китайцев дракон абсолютно реален, он друг и покровитель, он всегда поблизости и не прочь угоститься чашкой молока. Оставим пока китайцев — у них свой трепет. Но ведь и другим народам без дракона невмоготу — иначе зачем строить добрую половину мифов о сотворении мира на хребте дракона?

…Когда индийский бог-творец Тваштар устроил грандиозный пир, бог грозы Индра остался без приглашения. Индра-громовержец оказался на редкость наглым и самоуверенным богом — он явился незваным и выпил все имевшееся на столах священное зелье — сому. Тваштар разгневался и создал орудие мести — гигантского дракона Вритру. Вритра свернулся кольцами и лег в горах, преградив путь рекам, несущим себя в океан. Засуха была неминуема. Но Индра не растерялся и поразил Вритру своим чудесным оружием. Воды вырвались из плена и устремились к океану. А Индра разрубил тело дракона на две части. Одна вознеслась на небо, чтобы стать Луной, другая превратилась в чрево всех живущих на земле существ. Поэтому говорят так: когда индиец много и вкусно ест, он не просто давится угощением — он приносит жертву дракону.

…Йормунганд был изгнан Одином, и от досады обиженный змей опутал землю своим телом, ухватил себя за хвост и опустился в морскую пучину. А в День Последней Битвы, когда боги сражались с гигантами, духи — с демонами, люди — с чудовищами, подлый змей выпустил хвост из пасти, распутал кольца и вышел на берег — сразиться с Тором. Тор победил, но и сам умер в тот же день, поскольку отравился ядовитым дыханием дракона.

…Племена алгонкинов поклонялись Пиасе. Это был дракон с человеческой головой и гривой льва, он жил в долине Миссисипи и не беспокоил людей. Но однажды Пиаса нашел тело мертвого индейца и решил отведать его мяса. С тех пор люди потеряли покой и обрели смерть — Пиаса начал охотиться, утаскивая жертвы в свою берлогу.

…Литовского Вижунаса трудно заподозрить в мягкосердечии. Но он справедлив. Когда человек умирает, душа его должна явиться на божеский суд — чтобы предстать на этот суд, душе нужно вскарабкаться на высокую-высокую гору Анафиелас, причем не налегке — приходится тащить на себе весь груз богатства, какое было у человека. Если богач был добрым и помогал другим людям, то души этих людей ему помогают в восхождении на Анафиелас. Но если человек был скуп, ему гору никак не осилить. Тогда Вижунас-дракон отнимает у злой души все богатства, и ветры уносят ее в ад.

…Гильгамеш со своим другом Энкиду отправился в кедровый лес, чтобы сразить чудовищного великана Хумбабу, не дававшего проходу всем древним шумерам. Хумбаба — существо с семью «шейными одеяниями», семью «ужасами», каждое из которых — самостоятельное полубожественное существо, а вместе они составляли подобие гигантского дракона.

…Огромный змей Нидхогг скрывался в берлоге Хвергльмер и злоумышлял против мира. Он вечно глодал корни ясеня Иггдрасиль, который поддерживает ветвями вселенную и под сенью которого боги издавна решали судьбы людей.

…Великий мудрец и первоучитель Фу Ши сидел в глубоком раздумье на берегу Хуанхэ. Он пытался найти символы, которыми можно было бы описать сразу все существующие философские понятия. Решение не приходило. И вдруг Фу Ши увидел, как из воды медленно поднимается огромный дракон, а на спине у него начертан загадочный, но предельно простой знак — перемежающиеся черточки. Дракон вновь скрылся в воде, а Фу Ши понял, как можно обозначить все процессы и предметы. Так появились основополагающие символы ян и инь и знаменитая «И цзин», «Книга перемен».

И так далее, и тому дракону подобное. Пифон и Гидра у греков, мбиелу-мбиелу у африканских негров, наш родной Змей Горыныч, исландское божество Локи, Гвелл-вещал у грузин, надменная и упрямая Мооинанеа — «дракониха-мать» гавайских аборигенов. Викинги рисовали драконов на щитах и вырезали драконьи головы на носах своих кораблей. У римлян дракон служил значком когорты. Драконы жили на знаменах саксонских королей — и до сих пор красный дракон служит национальным символом Уэльса. Множество городов в самых разных местах названо в честь дракона; а знаете, как переводится «Друк-Юл»?.. Страна драконов. Так называют горный Бутан, притаившийся между Индией и Китаем. Даже не город — страна.

И после этого вы продолжаете утверждать, что драконов не было?

Разумеется, нельзя исключить вариант массового психоза. Плод воображения, галлюцинация, до безобразия распространенная и удивительно схожая у тысяч племен и народов, — вот что такое дракон. Однако данная версия удручающе неправдоподобна.

Компас разводит Запад и Восток по противоположным сторонам. По дракону выверять стороны света едва ли не проще, чем по компасу: на Западе он всегда плохой, на Востоке — хороший. Как будто сотни лет назад произошла реакция драконизации — и плюсы остались там, где восходит солнце, а Запад воинственно ощерился минусами, подняв в воздух мечи и копья. Где, когда ошиблись жители континента Европа — сейчас копать не время и не место. Возможно, погрешность была мала и все началось с одного-единственного не в меру ретивого рыцаря, возжелавшего непременно славы земной, а потому бросившего вызов дракону. Позже это стало модой; толпы рыцарей бродили по белу свету, изнывая от жажды отыскать дракона в личное пользование и убиение. Охота на дракона овладела массами — и тут уж дракону стало неуютно. Когда год за годом тебя ищут исключительно для того, чтобы ткнуть в брюхо копьем, — сожжение пары населенных пунктов не кажется чрезмерным. По большому счету, и экзотическая закуска в виде первой красавицы на деревне (поверьте, драконов вполне устраивали обычные овцы!) — всего лишь предупреждение. Большими буквами: «Не трогайте меня! Не подходите близко!» А бравым рыцарям мнилось, что драконы специально нарываются на неприятности, потому что характер у них дурной и привычки сплошь вредные. И пошло-поехало — непонимание ведь тоже представляет собой обычную цепную реакцию…

Скорее всего, истерика по поводу «драконьей угрозы» началась именно в средние века. Нельзя же, в самом деле, обвинить во всем Геракла, прилежно исполнявшего оброк в 12 подвигов и по ходу дела загубившего Ладона и Лернейскую гидру. Драконы тех времен были довольно безобидны, подвизались в основном в роли стражей, охраняя что придется — то яблоки Гесперид, то дельфийский источник, то развешанное на просушку золотое руно. Мифические герои драконов устраняли по необходимости, а не по зову сердца, да и не напрягались особо при совершении подвигов — препятствие как препятствие, зачем весь этот шум?

А вот средневековые рыцари картинно пыжились, побрякивая доспехами, чем в конце концов драконов утомили. Были, впрочем, и счастливые исключения. Город Гейдельберг — свидетельство того, что с драконами вполне можно было поладить. Жители города искали и собирали яйца драконов по берегам реки Неккар. Из них выводили ручных дракончиков, которые охраняли дома, как сторожевые собаки. Немалую пользу приносили драконы и внутри дома — они разжигали огонь, аккуратно пыхая на дрова; во времена отсутствия спичек умение более чем ценное. Гейдельбергцы склонялись к разведению драконов скромных размеров, так как карликовые драконы не занимали много места, да и прокормить их было ненакладно. Почти у каждого жителя славного города Гейдельберга был свой дракон. Кузнецу он помогал раздувать горн, рыбаку — ловить рыбу, фермеру — пасти скот. У самочек не было крыльев, зато они прекрасно плавали, а самцы могли взмывать высоко в небо. Все драконы были невероятно умными, и некоторые могли говорить на языке людей. Местные алхимики, философы и врачи часами вели с ними философские беседы.

Нельзя с уверенностью утверждать, что драконы, обитавшие среди западных славян, всегда отличались свирепым нравом. Наверняка попадались и вполне добродушные экземпляры. «Озорные сказки» Йозефа Лады не могут, конечно, пройти по классу достоверных свидетельств, тем не менее надо учитывать, что за любой сказочной фигурой тянется шлейф реальных поступков данного подвида живых существ. Так, скажем, в русских сказках были бы совершенно неуместны щедрая лиса или вегетарианец волк. Ну а молодой господин Кабрахар — дракон очаровательный, трогательный и милый; при исторически подмоченной репутации такое вряд ли возможно. На ужин дракон предпочитал картофельные лепешки с мармеладом, а к десерту из барышень был равнодушен. Зубы Кабрахар исправно чистил, на ночь мазался нетопырьим салом, «чтобы кожа была мягкой и не походила на шкуру носорога». Словом, дракон был весьма чистоплотным, элегантным и слегка бестолковым. Разумеется, никакой угрозы дракон не излучал и считался вполне спокойным соседом.

Как известно, сказка — ложь, да в ней намек. Не меньше намеков присутствует в самой нашей речи. Язык — память и опыт народа, и если умело потянуть слово за хвостик, оно сначала завертится волчком, раскрутится, а потом остановится, подставив солнцу совершенно неожиданный бок. Вот простые примеры: слово «драгун» когда-то обозначало «наездник на драконе» (значит, было у драконов и славное боевое прошлое; по преданиям, в войсках крестоносцев имелись верховые драконы), а Влад Дракула считался сыном дракона. А теперь чуточку посложнее: есть мнение, что этимология слов «драка» и «друк» (друг) также восходит к дракону. Отсюда следует: драконы были существами неоднозначными, противоречивыми, в них всего было намешано — добра и зла, черного и белого, света и тьмы. Они были кем угодно, только не примитивными существами. В общем-то, как и люди.

На Востоке дракона обожают и дракону поклоняются. Если в западной традиции драконы, как правило, ужасны, злобны и коварны, то восточные драконы — мудрые, красивые, дружелюбные и могущественные существа. Вероятно, западный практицизм и нетерпение помешали европейцам наладить взаимопонимание с драконами — но на Востоке все по-иному. Здесь не гонятся за сиюминутными благами и не торопятся с принятием решений — пожив с драконами бок о бок несколько сотен лет, люди убедились, что драконы не так уж плохи. Даже скорее хороши. И даже, можно сказать, божественно прекрасны.

В Азии драконов издавна любили и почитали, в их честь строили храмы. Во многих китайских городах есть пагоды, где курятся благовония и люди возносят молитвы драконам. Когда-то в древности в Часовне Заводи Черного Дракона, что рядом с Пекином, первого и пятнадцатого числа каждого месяца проводилась служба в честь дракона для императрицы и ее двора. Восточная традиция рекомендовала подкармливать драконов. В буддистских хрониках говорится, что в часовне дракона на берегу Инда был специальный медный сосуд, всегда наполненный сливками для белоухого речного дракона.

Первое изображение дракона, сложенное из мелких речных раковин, насчитывает около 7 тысячелетий; оно обнаружено в Китае, в провинции Хэнань. Дракон был всегда; символы ян — мужчина, небо, верх, голубой цвет, горы, столбы, дракон. Иероглиф дракона прост, напоминает стандартные формы его тела. Императоры многих азиатских стран утверждали, что ведут свой род от могущественных драконов. Самым изысканным комплиментом для любого правителя было — «драконоликий». А когда в Китае пришла к власти династия Тан, вышел указ о том, что дракон может символизировать только императора и его двор. Изображение дракона стало привилегией высшей власти — и тот, кто осмеливался вышить дракона на своей одежде, карался смертной казнью.

Мудрость драконов делала их королевскими советниками. Камбоджийский король, живший в XIII веке, проводил ночи в золоченой башне, где советовался с настоящим правителем страны, девятиглавым драконом. Но горе тому правителю, кто попусту отвлекал дракона от его собственных дел и раздумий! Считалось, что если ты побеспокоил дракона и спросил у него совета, то обязательно должен последовать драконовым рекомендациям. Драконы мудры, но тщеславны и обидчивы, как дети. А если оскорбить дракона… Он может наслать засуху, надышать туч и облаков, которые зальют землю потопом. На Востоке верили, что солнечные затмения тоже дело драконовых лап. Словом, дракону лучше не перечить. Строго говоря, ситуация была такова (хоть и не предавалась огласке): не дракон был особой, приближенной к императору, напротив, император был особой, приближенной к дракону. Поэтому, чтобы ублажить и умилостивить драконов, устраивались в их честь пышные парады и факельные шествия, а также гонки на лодках в форме драконов.

Драконы обладали магической властью над водой и воздухом во всех их формах и состояниях. Драконы выдыхали туман, дождевые облака, вызывали цунами, грозы и ураганы. Озера, реки, ручьи, небо, ветры, погода находятся в безграничной власти драконов. Азиатских драконов столько, сколько рыб в океане. Они бывают маленькими, как личинки тутового шелкопряда, и огромными, как горы. Малютки могут прятаться под стрехами крыш и в складках одежды. Гигантские драконы сильны и могущественны, они легко управляют природными стихиями. Подземные драконы, выгибая спину, могут создавать холмы и сопки. Голос дракона похож на звон монет, перезвон колоколов или удары гонга.

У драконов своя иерархия. Небесный Король не дает упасть небесному своду; Духовный Король отвечает за ветер и дождь; Земной Король — за реки и ручьи; а Король Тайных Сокровищ — за подземный мир. Пять Королевских Драконов управляют океаном, разделив свою территорию на пять частей: северное, южное, восточное, западное и центральное моря. Так выглядит высший эшелон драконьей власти.

Драконы попроще круглый год странствуют по морям и океанам. Драконы земли и неба, не привыкшие к холоду, предпочитают проводить зимы на дне океана. Всплывают они лишь весной и либо выбираются на сушу, либо улетают в небо. С наступлением осенних холодов они снова спешат в свои подводные берлоги. Несмотря на их многочисленность, драконов почти никто не видит, потому что они очень робки и застенчивы и, как только чувствуют взгляд человека, сразу прячутся под водой.

Дракон велик и непостижим, и у него девять ипостасей. Барельефы драконов помещают на колоколах и гонгах, потому что эти животные необыкновенно громогласны: когда на них нападают, драконы издают громкие вопли. Драконы изображаются на музыкальных инструментах, потому что большинство драконов обожают музыку. Драконов вырезают на каменных скрижалях, потому что драконы очень любят литературу. Драконов высекают на постаментах памятников, так как драконы способны выдержать неимоверные тяжести. Дракон свешивается с навеса крыши храма, потому что дракон всегда настороже, бдителен и готов к встрече с опасностью. Дракон живет и на балках мостов, потому что драконы очень любят воду. Седьмой дракон вырезан на троне Будды, потому что драконы любят отдыхать. Восьмой — на эфесе меча, потому что драконы — искусные мастера в боевых искусствах. Наконец, изображения дракона можно найти на воротах тюрем, потому что драконы любят ссориться, браниться и доставлять друг другу всяческие неприятности.

Все, что связано с драконом, на Востоке священно. Год Дракона считается особенно счастливым.

Так почему же так не повезло западному дракону? Как бы мы ни пытались объяснить его исчезновение, очевидно одно — дракона нам не хватает. Взрослые, умные и цивилизованные, мы нуждаемся в старшем брате, огнедышащем, всевидящем, подчас суровом. Тоска по прекрасному зверю выливается в книгах. После волшебников и магов дракон — самый распространенный герой фэнтези. Саймак и Маккафри, Ле Гуин и Толкин, Асприн и Сапковский — дракон мнится любому, обладающему вкусом и воображением. Дракон — это древняя истина, спокойная реальность, так и не доставшаяся нам в ощущениях. Жаль, смертельно жаль. Неужели уже ничего нельзя сделать?

С тех пор как США в 1972 году приняли закон об охране исчезающих видов животных, Международная Ассоциация Любителей Драконов стала бороться за включение в него пункта об охране кладок драконьих яиц на территории США. С 1988 года эта организация пытается провести через ООН мораторий на охоту на драконов, но пока это не удается из-за протестов Международной Ассоциации Охотников на Драконов. В настоящее время на рассмотрение ООН передан проект «Международные драконьи заповедники». В качестве будущих драконьих территорий указаны: озеро Лох-Несс в Шотландии и озеро Оканаган в канадской провинции Британская Колумбия; гора Фудзияма со всеми окрестными озерами и реками; полуостров Юкатан и Карибские острова. Идеальными условиями для драконов были бы Камчатка и горные массивы Сибири.

Дракон не должен исчезнуть с лица земли. Драконы — цветы этого мира. Диво дивное, чудо чудное. Не человек, дракон — лучшая песня природы. Человек непоправимо отличается от дракона тем, что дракону не нужно выяснять отношения с этим миром. Дракон знает, что он прекрасен. Прекрасное в комментариях не нуждается. Слова, которыми мы пытаемся догнать и объяснить дракона, — лишь тщетные попытки стать вровень с совершенством.