Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«[Идея] Творчества выражена в образе дракона, ибо он таков,
что непостижимы его чудесные превращения.
Вот почему он как образ выражает метаморфозы творческого пути,
прибавление и убыль силы света, выступление и отступление…»
Чэн И-чуань. Комментарий к «И-цзин»

Михаил Харитонов «Дракон XXI»

Пьеса в трёх действиях

ДЕЙСТВИЕ 1

Просторная, уютная кухня, очень чистая, с большим очагом в глубине. Пол каменный, блестит. Перед очагом на кресле дремлет кот.

ЛАНЦЕЛОТ (входит, оглядывается, зовёт): Господин хозяин! Госпожа хозяйка! Живая душа, откликнись! Никого...

КОТ: Вообще-то здесь есть я.

ЛАНЦЕЛОТ (вздрагивает, смотрит по сторонам, наконец, замечает кота): А, говорящий кот! Я опять попал в сказочное королевство. Ох, до чего же мне надоели такие места.

КОТ: Позвольте поинтересоваться, почему?

ЛАНЦЕЛОТ (садится в хозяйское кресло, вытягивает ноги к огню): Потому что в них всё ненастоящее. Как-то давно, в самом начале карьеры, я побывал в одном очень распонтованном герцогстве, где нужники отливали из золота, а изумрудами мостили улицы... Ну, я не удержался, сунул кое-что себе в мешок. И только я дёрнул через границу, как все сокровища превратились в...

КОТ: Не надо грязи...

ЛАНЦЕЛОТ: Вот именно в неё... А в другом королевстве я пробовал наладить экспортно-ориентированное производство. Делать из тыкв шестисотые "мерседесы". Комплектующие, между прочим, завёз родные.

КОТ: Какие комплектующие?

ЛАНЦЕЛОТ: Тыквы.

КОТ: Ну и как?

ЛАНЦЕЛОТ: Местные феи делали тачки на уровне. Ездили они, правда, часа четыре, а потом...

КОТ: Об этом ты мог бы прочесть в любой сказке. Колдовские чары - вещь непрочная.

ЛАНЦЕЛОТ (самодовольно): Хотя нескольких лохов я таким образом обул. Наварил, конечно, кой-чего. Но всё равно это не бизнес. Когда я попытался проделать такой же трюк с модными тряпками, меня крупно кинули. А я уже было собирался открыть эксклюзивный бутик.

КОТ: Неужели кто-то догадался?

ЛАНЦЕЛОТ (неохотно): Нет... Раньше. Видишь ли, меня вывели на каких-то хмырей, которые представились королевскими портными.

КОТ: Это которые делали волшебную ткань для голого короля?

ЛАНЦЕЛОТ: Они самые.

КОТ: Ну, это известные проходимцы.

ЛАНЦЕЛОТ (тяжело вздыхая):: И так всегда. В этих сказочных королевствах всё с каким-нибудь подвохом.

КОТ: В таком случае, что ты собираешься делать?

ЛАНЦЕЛОТ: Искать работу.

КОТ: Но, если я правильно понял, тебя интересует оплачиваемая работа?

ЛАНЦЕЛОТ: Я же не говорю, что в сказочных королевствах совсем нечего ловить. Просто надо иметь дело с конкретными людьми. Как правило, у любого сказочного чиновника есть небольшой счёт в реальном швейцарском банке.

КОТ (заинтересованно): Тут что-то не так. Ведь сказочные королевства ничего не производят на экспорт. Разве что фейерверки и хлопушки... это у нас покупают. Но на них много не заработаешь.

ЛАНЦЕЛОТ: Ну и что?

КОТ: Как что? Откуда же тогда у сказочных чиновников настоящие деньги?

ЛАНЦЕЛОТ (подозрительно): А то ты не знаешь?

КОТ: Откуда? Я простой кот, и никогда не состоял на государственной службе...

ЛАНЦЕЛОТ: Ну как тебе объяснить... (загибает пальцы). Во-первых, оффшоры. Половина сказочных королевств - это оффшорные зоны. Во-вторых, транзит. Через сказочные королевства много чего везут. В-третьих, контрабанда...

КОТ (недоумённо): Подожди... А зачем что-то везти через сказочное королевство? Ведь это же очень-очень далеко.

ЛАНЦЕЛОТ (привстав, пододвигает кресло поближе к огню): Как тебе сказать... Во-первых, везут-то не на самом деле, а по бумагам. Есть такая вещь, как таможня...

КОТ: Что значит "везут по бумагам"? Это какая-то магия?

ЛАНЦЕЛОТ (устраиваясь поудобнее): Типа того... Нет, постой, я всё-таки чего-то не понимаю. Ведь такие вещи у вас должна знать каждая собака.

КОТ (возмущённо фыркает).

ЛАНЦЕЛОТ (торопливо): Всё-всё-всё, я ничего не сказал. Извини, мужик. Всё время забываю про эти ваши межнациональные разборки. Я-то сам без предрассудков. Работаю со всеми. И с собаками, и с котами, и с чёртом лысым. И, кстати, ничего не имею против котов. Помню, в одном королевстве был такой, из ваших. На тебя похож, только в сапогах. Конкретно решал вопросы.

КОТ (успокаиваясь): Ты только не думай, я не расист. Просто не люблю собак. То есть среди них, конечно, попадаются нормальные... но...

ЛАНЦЕЛОТ: Эльфы вот тоже говорят, что среди людей попадаются нормальные, но...

КОТ: Что-то не припомню, чтобы люди загнали хоть одного эльфа на дерево. Или бок ему подрали. Или разорвали в клочья чьих-нибудь детей.

ЛАНЦЕЛОТ (торопливо): Так всё-таки - как у вас делаются дела? Раз уж я здесь...

КОТ: Какие дела?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну, что у вас тут есть? Оффшор? Контрабанда? Отмывание денег? Наркотики? Бордели для извращенцев? Должны же ваши крутые ребята с чего-то жить?

КОТ (задумчиво): Знаешь, у нас это всё как-то не принято. Здесь в основном капуста.

ЛАНЦЕЛОТ: Вот я про капусту и спрашиваю. Про зелень.

КОТ: У нас белокочанная. Очень вкусная, говорят. Я, правда, не ценитель. Я больше молочко люблю. Ну, или печёночку. У нас ещё куры есть И индюки.

ЛАНЦЕЛОТ: Какие индюки? Я про бабло...

КОТ: Про что?

ЛАНЦЕЛОТ (тяжело вздыхая): Кот, ты меня конкретно утомил. Я про деньги.

КОТ: Деньги? У нас тут в ходу магические фанты. Вряд ли они тебя заинтересуют. Правда, они очень красивые. Их рисуют лучшие художники королевства...

ЛАНЦЕЛОТ (раздражённо): На хрен мне ваши местные бумажки! Я по мягким валютам не работаю. Ты мне скажи, кто у вас тут ведёт настоящий бизнес?

КОТ: М-м-м... Судя по тому, что ты говорил... да наверное, никто.

ЛАНЦЕЛОТ (сдерживаясь): Ну как это никто?

КОТ: У нас тут всё тихо, мирно. А все эти дела, о которых ты говоришь... это же, наверное, всё очень рискованно и незаконно?

ЛАНЦЕЛОТ (откидывается в кресле, смеётся): Да ты, котяра, честный лох! Рискует тот, кто не делится с начальством.

КОТ (недоумённо): С начальством? То есть с господином драконом?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну да, с господином дра... (Осекается). Что-о? Как ты сказал?

КОТ: С господином драконом.

ЛАНЦЕЛОТ (ошеломлённо): Ни фига себе! Ты серьёзно? У вас тут дракон?

КОТ: А что в этом удивительного? Он живёт у нас уже четыреста лет.

ЛАНЦЕЛОТ (потирая руки): Не могу поверить... Дракон! Прелестно!

КОТ: Не понимаю, чему ты так радуешься.

ЛАНЦЕЛОТ: Видишь ли, я профессиональный герой.

КОТ: Герой? Что-то такое припоминаю... Когда я жил в другом королевстве...

ЛАНЦЕЛОТ: Так ты эмигрант?

КОТ: Беженец.

ЛАНЦЕЛОТ: А от чего может бежать кот?

КОТ (мрачно): Есть ещё такое неизжитое явление. Геноцид называется.

ЛАНЦЕЛОТ: Мои соболезнования.

КОТ: Ничего, ничего. Так в том королевстве был один герой. Раньше, кажется, работал в какой-то немецкой фирме... Что-то такое шил.

ЛАНЦЕЛОТ: А, Храбрый Портняжка... Ну, это же трикстер.

КОТ: Что-что?

ЛАНЦЕЛОТ: Извини. Профессиональная терминология. Все герои делятся на светлых, тёмных, и трикстеров. Светлые герои творят добро. Тёмные, они же злодеи, совершают зло. А трикстеры берутся и за то, и за другое, смотря по обстоятельствам. Ну, это как белые, чёрные, и серые маги. Понял?

КОТ: Интересно... А ты сам из каких?

ЛАНЦЕЛОТ: Я светлый. Сейчас таких почти не осталось.

КОТ (обеспокоенно): Неужели все подались в злодеи?

ЛАНЦЕЛОТ: Наоборот. Очень большая конкуренция. Я-то работаю по старинке, а эти...

КОТ: Кто именно?

ЛАНЦЕЛОТ: Общественные организации всякие. "Гринпис", например...

КОТ (злобно шипит).

ЛАНЦЕЛОТ: Что это с тобой?

КОТ: Не люблю зелёных пиписек.

ЛАНЦЕЛОТ: Кажется, среди вашего брата они популярны.

КОТ (неохотно): Мне пришлось эмигрировать сюда именно из-за них.

ЛАНЦЕЛОТ (недоумённо): Я не очень расположен к этим ребятам, но вам-то они чем не угодили? В конце концов, они защищают твоё право на жизнь. Тебе же не хочется, чтобы из тебя сделали шапку?

КОТ (уныло): Мне вообще не хочется, чтобы из меня что-то делали. Но, видишь ли, в том королевстве, откуда я родом, они почему-то стали очень влиятельны. И они запретили делать шапки из кого бы то ни было. В том числе и из собак...

ЛАНЦЕЛОТ: Ну так это логично.

КОТ: В результате бродячие собаки расплодились так, что съели всех кошек. Мою семью в том числе. Я еле ушёл.

ЛАНЦЕЛОТ: Очень жаль. Издержки гуманизма.

КОТ: Да ладно, что уж теперь-то. Главное, что здесь их нет.

ЛАНЦЕЛОТ: Как это нет?

КОТ: Господин дракон запретил деятельность "Гринписа" на территории королевства. Поэтому я сюда и перебрался.

ЛАНЦЕЛОТ (присвистывая): Вот так вот взяли и запретил? О как! Просто великолепно!

КОТ: Вот и я так думаю.

ЛАНЦЕЛОТ (оживлённо): А свобода прессы?

КОТ: Пресса? Ну да. У нас выходит газета "Вечерний Дракон". В первый четверг каждого месяца. Четыреста лет назад, говорят, она выходила чуть ли не каждый день. Но писать-то не о чем. У нас тут тихо. Ничего не происходит. Ну разве что капуста не уродится.

ЛАНЦЕЛОТ: А что же вы читаете?

КОТ: Книжки всякие. Я, например, люблю александрийскую поэзию. Очень вдохновляющее чтение. А уж как на кошечек действует... (закатывает глаза)

ЛАНЦЕЛОТ: Да тут у вас просто какой-то заповедник тоталитаризма! Как хорошо, что я до вас добрался первым. (Деловым тоном): Сколько у него голов?

КОТ: У кого?

ЛАНЦЕЛОТ: У дракона, разумеется.

КОТ: У дракона-то? Три.

ЛАНЦЕЛОТ: Порядочно. А лап?

КОТ: Четыре.

ЛАНЦЕЛОТ: Ну, это терпимо. С когтями?

КОТ: Да. Пять когтей на каждой лапе. Каждый коготь с олений рог.

ЛАНЦЕЛОТ: Серьезно? И острые у него когти?

КОТ: Как ножи.

ЛАНЦЕЛОТ: Так. Ну а пламя выдыхает?

КОТ: Да.

ЛАНЦЕЛОТ: Настоящее?

КОТ: Леса горят.

ЛАНЦЕЛОТ: Ага. В чешуе он?

КОТ: В чешуе.

ЛАНЦЕЛОТ: И, небось, крепкая чешуя-то?

КОТ: Основательная.

ЛАНЦЕЛОТ: Ну а все-таки?

КОТ: Алмаз не берет.

ЛАНЦЕЛОТ: Так. Представляю себе. Рост?

КОТ: С церковь.

ЛАНЦЕЛОТ: Ага, все ясно. Ну, спасибо, кот.

КОТ: Я что-то не понимаю, зачем тебе всё это.

ЛАНЦЕЛОТ: Мне нужно знать тактико-технические характеристики противника.

КОТ (в недоумении): Какого противника? Господина дракона?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну да.

КОТ (в ещё большем недоумении): То есть ты собираешься на него напасть?

ЛАНЦЕЛОТ: Просто хотелось бы знать детали. Мало ли что. В конце концов, я же герой. И обязан бороться со злом.

КОТ (совсем ничего не понимая): А что он сделал тебе плохого?

ЛАНЦЕЛОТ: Ничего. Я о нём впервые слышу.

КОТ (задумчиво): Ага... Ты, наверное, хочешь захватить власть?

ЛАНЦЕЛОТ: Ещё чего не хватало! У вас же тут, сам говоришь, одна капуста.

КОТ: Тогда зачем? Ты ведь, насколько я понимаю, человек практический? Учти, в государственной казне есть только фанты. И волшебные драгоценные камни. Мы ими украшаем дома на праздники. Плюс двести тридцать три доллара, четыре марки, и одна швейцарская крона экстренных государственных резервов. Но ты же не будешь сражаться с господином драконом из-за такой суммы?

ЛАНЦЕЛОТ (подозрительно): А откуда ты знаешь о состоянии госрезервов?

КОТ: Господин Главный казначей ежемесячно отчитывается в состоянии казны. В газете "Вечерний Дракон".

ЛАНЦЕЛОТ: И ты веришь казначею?

КОТ: А кому же тогда верить? Господин Главный казначей - самый честный человек в городе. Он до того честен, что не позволяет делать в хранилище ценностей влажную уборку.

ЛАНЦЕЛОТ: Почему?

КОТ: По инструкции, всё, что находится в хранилище, является священной и неприкосновенной собственностью королевства и лично господина дракона. В том числе и пыль. Поэтому, если оттуда нужно достать какую-то вещь, он сначала лично снимает с неё все пылинки, пересчитывает, составляет опись, после чего кладёт в несгораемый шкаф. А потом, когда вещь возвращается, сверяется с описью и раскладывает их по местам.

ЛАНЦЕЛОТ (заинтересованно): И в том же порядке?

КОТ (подумав): Наверное, всё-таки нет. В инструкции об этом ничего не сказано. И вообще, нельзя же доводить принципы до идиотизма, правда?

ЛАНЦЕЛОТ: Вот эта мысль мне нравится.

КОТ (настойчиво): И всё-таки, зачем тебе сражаться с драконом? Тебе же от этого никакой выгоды.

ЛАНЦЕЛОТ: Я не говорил, что обязательно буду драться. Я только рассматриваю возможности. (Наставительно): Не надо давать советы профессионалу. Я же тебе сказал, что я профессиональный делатель добра. И уж, наверное, умею заколачивать на этом свои бабки?

КОТ: Но всё-таки, каким образом?..

ЛАНЦЕЛОТ: Об этом потом. Я ещё не всё понимаю в ситуации. Но будь спокоен, мой пушистый друг, я себя не обижу.

КОТ (нервно): Встаньте. Да встаньте же с кресла!

ЛАНЦЕЛОТ: Что случилось?

КОТ: Они идут. Тише. Здравствуйте! Давайте ужинать, дорогие мои друзья.

Входят ЭЛЬЗА и ШАРЛЕМАНЬ.

Шарлемань - благообразный господин с седой бородой, одет старомодно, но элегантно. ЭЛЬЗА - хмурая, очень некрасивая девица с ненормально бледным лицом. Одета кое-как, на лице следы косметики. Видно, что она скверно себя чувствует, но старается держать себя в руках.

ЛАНЦЕЛОТ: Здравствуйте, добрый господин и прекрасная барышня.

ШАРЛЕМАНЬ: Здравствуйте, молодой человек.

ЛАНЦЕЛОТ (галантно): Ваш дом смотрел на меня так приветливо, и ворота были открыты, и в кухне горел огонь, и я вошел без приглашения. Простите.

ШАРЛЕМАНЬ: Не надо просить прощения. Наши двери открыты для всех.

ЭЛЬЗА: Садитесь, пожалуйста. Дайте мне вашу шляпу, я повешу ее за дверью. Сейчас я накрою на стол... Что с вами?

ЛАНЦЕЛОТ (сдержанно): Ничего. (Пристально смотрит на Эльзу.)

ЭЛЬЗА: Мне показалось, что вы... испугались меня.

ЛАНЦЕЛОТ: Нет, нет... Это я просто так.

ШАРЛЕМАНЬ: Садитесь, друг мой. Я люблю странников. Это оттого, вероятно, что я всю жизнь прожил, не выезжая из города. Откуда вы пришли?

ЛАНЦЕЛОТ: С юга.

ШАРЛЕМАНЬ: И много приключений было у вас на пути?

ЛАНЦЕЛОТ: Ах, больше, чем мне хотелось бы.

ЭЛЬЗА: Вы устали, наверное. Садитесь же. Что же вы стоите.

ЛАНЦЕЛОТ: Спасибо.

ШАРЛЕМАНЬ: У нас вы можете хорошо отдохнуть. У нас очень тихий город. Здесь никогда и ничего не случается.

ЛАНЦЕЛОТ: Никогда?

ШАРЛЕМАНЬ: Никогда. На прошлой неделе, правда, был очень сильный ветер. У одного дома едва не снесло крышу. Но это не такое уж большое событие.

ЭЛЬЗА: Вот и ужин на столе. Пожалуйста. Что же вы?

ЛАНЦЕЛОТ: Простите меня, но... Вы говорите, что у вас очень тихий город?

ЭЛЬЗА: Конечно.

ЛАНЦЕЛОТ: А... а дракон?

ШАРЛЕМАНЬ: Ах, это... Но ведь мы так привыкли к нему. Он уже четыреста лет живет у нас.

ЛАНЦЕЛОТ: Простите, еще только один вопрос. Неужели никто не пробовал драться с ним?

ШАРЛЕМАНЬ: А зачем?

Эльза достаёт сигарету и закуривает.

ЛАНЦЕЛОТ: То есть как это зачем? Вас не возмущает тот факт, что вами правит это чудовище?

ШАРЛЕМАНЬ: А кто нами должен править?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну, я не знаю... но не дракон же! По крайней мере, это должен быть человек, а не ящерица.

ШАРЛЕМАНЬ: Простите за некорректный вопрос, но... вы расист?

ЛАНЦЕЛОТ (поспешно): Ну что вы! Я лично убил девяноста девять расистов разных национальностей, и ищу сотого, чтобы сравнять счёт.

ШАРЛЕМАНЬ (подозрительно): Надеюсь, вы не собираетесь это делать в нашем городе?

ЛАНЦЕЛОТ: А что?

ШАРЛЕМАНЬ: Видите ли, у нас тут очень спокойно. Люди привыкли, расслабились. Если кто-нибудь начинает буянить, приезжает пожарная команда.

ЛАНЦЕЛОТ (профессиональным тоном): И сколько в ней пожарников?

ШАРЛЕМАНЬ: Двое. Но ведь с двумя-то вы легко справитесь?

ЛАНЦЕЛОТ (тоном компетентного человека): Норматив профессионального героя - одним махом семерых побивахом.

ШАРЛЕМАНЬ (извиняющимся тоном): Я это к тому, что, если вы начнёте кого-нибудь убивать, и пожарные не справятся, то придётся побеспокоить господина дракона. А он - человек... то есть, э-э-э, существо... старой закалки. Может съесть.

ЛАНЦЕЛОТ: Дракон? Он-то мне и нужен.

ШАРЛЕМАНЬ: А зачем, если не секрет? Впрочем, это не моё дело. Я могу записать вас к нему на приём. Господин дракон непременно найдёт время побеседовать с вами. Он чрезвычайно деликатен.

ЛАНЦЕЛОТ (подозрительно): Господин дракон то, господин дракон сё... Душечка такая... Неужели он популярен? Впрочем, если на него работают толковые пиарщики... Кто-нибудь знает, какой у него рейтинг? Хотя о чём я спрашиваю, у вас же диктатурка, независимых социологов днём с огнём не найдёшь... У вас опросы общественного мнения хотя бы проводятся?

КОТ: Простите, что?

ЛАНЦЕЛОТ (с досадой в голосе): Понятно, не проводятся.

КОТ: А что это такое?

ЛАНЦЕЛОТ: Я как-нибудь потом объясню на доступном уровне.

ШАРЛЕМАНЬ: Признаться, и я тоже не понял, о чём идёт речь.

ЛАНЦЕЛОТ (терпеливо): Ну как сказать... Вот вы читаете газету, про очередные подвиги вашего дракона...

ШАРЛЕМАНЬ: Какие подвиги?

ЛАНЦЕЛОТ (столь же терпеливо): Ну, или свершения... Что он там у вас делает на благо родины и народа?

ШАРЛЕМАНЬ (недоумённо): В последнее время - вроде бы ничего. Ничего ведь не происходит. Зачем же господину дракону беспокоиться?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну должен же он как-то поддерживать свою популярность?

ШАРЛЕМАНЬ: А зачем?

ЛАНЦЕЛОТ (раздражённо): Всё-всё-всё, больше не надо. Ох, как я ненавижу разговаривать о делах с лохами. Сами путаются, и меня путают. Хорошо, зайдём с другой стороны. Что хорошего вам сделал дракон? Конкретно, факты?

ШАРЛЕМАНЬ: Ну, если припомнить... Когда нашему городу грозила холера, он по просьбе городского врача дохнул своим огнем на озеро и вскипятил его. Весь город пил кипяченую воду и был спасен от эпидемии.

ЛАНЦЕЛОТ: Давно это было?

ШАРЛЕМАНЬ: О нет. Всего восемьдесят два года назад. Но добрые дела не забываются.

ЛАНЦЕЛОТ: Фу, какой дешёвый популизм. Это я говорю как специалист по добрым делам.

ШАРЛЕМАНЬ (сдержанно): Вам, наверное, виднее.

ЛАНЦЕЛОТ: А что он еще сделал доброго?

Эльза берёт сигарету, закуривает.

ШАРЛЕМАНЬ: Он избавил нас от цыган.

ЛАНЦЕЛОТ: Но цыгане - очень милые люди.

ШАРЛЕМАНЬ: Что вы! Какой ужас! Я, правда, в жизни своей не видал ни одного цыгана. Но я еще в школе проходил, что это люди страшные.

ЛАНЦЕЛОТ: Но почему?

ШАРЛЕМАНЬ: Это бродяги по природе, по крови. Они - враги любой государственной системы, иначе они обосновались бы где-нибудь, а не бродили бы туда-сюда. Они воруют детей. Они проникают всюду. Теперь мы вовсе очистились от них, но еще сто лет назад любой брюнет обязан был доказать, что в нем нет цыганской крови.

ЛАНЦЕЛОТ: Кто вам рассказал все это о цыганах?

ШАРЛЕМАНЬ: Наш дракон. А разве они не воруют?

ЛАНЦЕЛОТ: Допустим, воруют. Ну и что? Какое это имеет значение? Вы что, расист?

ШАРЛЕМАНЬ: Нет, что вы! Но ведь воровать, особенно детей... это ужасно.

ЛАНЦЕЛОТ: Вы так думаете?

ШАРЛЕМАНЬ: Конечно. А как же ещё?

ЛАНЦЕЛОТ (наставительно): То, что вы называете "кражей" - это национальной обычай, неотъемлемая часть цыганской культуры...

Эльза берёт сигарету, закуривает. В дальнейшем она курит непрерывно.

ШАРЛЕМАНЬ: Простите, но вот вы же сами говорите - неотъемлемая... То есть, получается, они всегда будут воровать?

ЛАНЦЕЛОТ: Конечно.

ШАРЛЕМАНЬ: Тогда господин дракон поступил с ними совершенно правильно.

ЛАНЦЕЛОТ: А что он конкретно сделал?

ШАРЛЕМАНЬ: Я не помню точно. Сколько-то выгнал, а самых нахальных - съел.

ЛАНЦЕЛОТ: То есть имел место акт геноцида. Поня-ятненько...

ШАРЛЕМАНЬ: Наверное, да... А что, это плохо?

ЛАНЦЕЛОТ: А ты спроси у своего дружка. Кот, как ты относишься к геноциду?

КОТ (злобно шипит).

ЛАНЦЕЛОТ: Сам видишь...

ШАРЛЕМАНЬ: Но ведь коты не воруют детей?

ЛАНЦЕЛОТ (язвительно): Ну да. Они их иногда едят. Маленьких пушистых котяточек. Что, кот, воротишь морду? Бывают у вас такие прискорбные явления?

КОТ (злобно шипит).

ШАРЛЕМАНЬ: Но они же едят своих детей, а не наших, правда?

ЛАНЦЕЛОТ (дожимая): А собаки иногда кусаются. И детей тоже кусают. Что ж теперь, из-за этих отдельных фактов уничтожать всех собак, а?

КОТ (тихо): Хорошая мысль...

ШАРЛЕМАНЬ (растерянно): Я не понимаю, зачем вы всё это говорите. Это же... это всё неправильно. Вы же сами в это не верите. Скажите мне, неужели вам и в самом деле так нравятся цыгане? Вы их действительно считаете очень милыми людьми?

ЛАНЦЕЛОТ: Во что я верю, это моё личное дело. Насчёт цыган... н-да, в некоторых ситуациях предпочитаю держаться от них подальше. Но это моё личное дело, и это мой личный выбор. Я же их не ел и никуда не изгонял, не так ли?

ШАРЛЕМАНЬ: Но вы же странник, господин Ланцелот, вы всегда можете уйти, если вам что-то не нравится. А куда идти нам? И почему мы должны уходить, если к нам пришли цыгане? Пусть лучше уйдут они. Вот господин дракон и...

ЛАНЦЕЛОТ: Ваш господин дракон - обыкновенный военный преступник и массовый убийца. Это вам скажут в любой правозащитной организации. Что касается вас, то вас никто не спрашивает, нравятся ли вам цыгане или нет. Они такие же люди, как и вы, и имеют такие же права, как и вы.

ШАРЛЕМАНЬ (совершенно сбитый с толку): Но ведь они не такие же, как мы. Они воруют детей. И они бродят туда-сюда, и не слушаются никаких законов. И проникают всюду. Ведь это же всё правда?

ЛАНЦЕЛОТ (назидательно): Да, они другие. Но вы должны принимать других такими, каковы он есть, не навязывая им своих представлений о чём бы то ни было.

ШАРЛЕМАНЬ: Что вы! Мы ничего никому не навязываем. Но ведь они воруют детей, господин Ланцелот. Нам очень не хочется, чтобы наши дети пропадали.

ЛАНЦЕЛОТ (раздражённо): В таком случае надо лучше смотреть за своими детишками, а не устраивать геноцид! В конце концов, не выпускать их из дому... Мало ли как можно приспособиться.

ШАРЛЕМАНЬ: А почему должны приспособиться именно мы? Пусть приспосабливаются они, или пусть они куда-нибудь уйдут, где им будут рады.

ЛАНЦЕЛОТ: Это обычная логика всех фашистов, расистов и ксенофобов.

ШАРЛЕМАНЬ (просящим тоном): Мы ведь никому не мешаем, никому не угрожаем. Мы просто хотим жить спокойно. Что же в этом плохого, господин Ланцелот? Ведь это же можно - жить спокойно. А вы говорите такие ужасные вещи...

ЛАНЦЕЛОТ (раздражённо): Как я уже сказал, это логика фашиствующего мелкого обывателя, латентного расиста и ограниченного ксенофоба. Ладно, всё, хватит, сменим тему. Что он ест, ваш дракон?

ШАРЛЕМАНЬ: Город наш дает ему тысячу коров, две тысячи овец, пять тысяч кур и два пуда соли в месяц. Летом и осенью сюда еще добавляется десять огородов салата, спаржи и цветной капусты.

ЛАНЦЕЛОТ: Он объедает вас!

ШАРЛЕМАНЬ: Нет, что вы! Мы не жалуемся. А как же можно иначе? Пока он здесь - ни один другой дракон не осмелится нас тронуть.

ЛАНЦЕЛОТ (самодовольно): Да другие-то, по-моему, все давно перебиты.

ШАРЛЕМАНЬ (с надеждой в голосе): А вдруг нет? Уверяю вас, единственный способ избавиться от драконов - это иметь своего собственного... Довольно об этом, прошу вас. Лучше вы расскажите нам что-нибудь интересное.

ЛАНЦЕЛОТ (ощущая себя хозяином положения): Э, нет. Так просто вы не отделаетесь. Сдаётся мне, не всё у вас так благостно... А как тут у вас обстоят дела со здоровьем нации? (Пристально смотрит на Эльзу). Экая у барышни нездоровая бледность лица... И ещё кое-что. Симптомчики-то узнаваемые.

ШАРЛЕМАНЬ (скороговоркой): Умоляю вас, не надо об этом.

ЛАНЦЕЛОТ (тихо): Какая стадия?

ШАРЛЕМАНЬ (неожиданно спокойно): Уже конец.

ЛАНЦЕЛОТ: Мне очень жаль.

ШАРЛЕМАНЬ: Вы ведь это поняли с самого начала. Когда увидели Эльзу.

ЛАНЦЕЛОТ: Да-да. Ужасная вещь. А как, э-э-э... ну вы понимаете, о чём я?

ШАРЛЕМАНЬ: Господин дракон считает, что это отчасти и его вина. Но этот иностранец выглядел так прилично... Ну вот прямо как вы, господин Ланцелот, простите за сравнение. И он разрешил ему пожить в нашем королевстве. А потом он начал ухаживать за нашей Эльзой...

ЭЛЬЗА (равнодушно): Папа, не надо. Мы с ним просто трахались. Вот и всё.

ШАРЛЕМАНЬ: Пожалуйста, не говори так. Хотя бы при госте.

ЭЛЬЗА (так же равнодушно): А срать я на вас всех хотела. Пожалуйста, передайте масло.

ЛАНЦЕЛОТ (передавая маслёнку): Прости, детка, но надо быть непробиваемой дурой, чтобы заниматься этим без резинки.

ЭЛЬЗА: Я рассчитывала залететь. Тогда бы этот урод на мне женился.

ЛАНЦЕЛОТ: Наивняк! Кто ж сейчас женится по залёту?

ШАРЛЕМАНЬ: Но ведь по законам королевства, отец ребёнка обязан взять в супруги его мать. Мы бы всё устроили. И девочка была бы замужем. Конечно, это был бы не самый лучший муж для Эльзы...

ЛАНЦЕЛОТ: Да этот парень бы сделал отсюда ноги на следующий день после свадьбы!

ШАРЛЕМАНЬ: Во всяком случае, девочка была бы официально замужем.

ЛАНЦЕЛОТ: Н-да, сложновато выскочить замуж с такой-то рожей... (спохватываясь, Эльзе): Извини, детка, не хотел.

ЭЛЬЗА (всё так же равнодушно): Потому я с ним и спала. Лучше такой муж, чем никакого. С моей рожей нормальный мужик мне не светил.

ЛАНЦЕЛОТ: А, кстати, кто был этот парень?

ШАРЛЕМАНЬ: Он представлялся как герр Шнайдер, визажист...

ЛАНЦЕЛОТ: Здрааасьте! Это же Храбрый Портняжка. Вот, значит, как оно получилось... Допрыгался чувак. Где он только подхватил эту гадость?

ШАРЛЕМАНЬ (осторожно): Господин дракон говорил мне, что этот тип... (переходит на неразборчивый шёпот).

ЛАНЦЕЛОТ: Ну да. Он на такие дела мастак. Задок у него раздатенький. Ну, значит, от случайного партнёра. Я всегда ему говорил, не трахайся с кем попало... А откуда об этом знает господин дракон?

ШАРЛЕМАНЬ: Согласно законам королевства, прежде чем испепелить преступника, господин дракон проводит тщательный допрос с пристрастием...

ЛАНЦЕЛОТ: Что-о?! Он убил Портняжку?!

ШАРЛЕМАНЬ: Ну конечно. Ведь он же заразил Эльзу СПИДом.

ЛАНЦЕЛОТ: Он убил Портняжку... (решительно): Чудовищно. Просто чудовищно. У меня, признаться, ещё были кой-какие сомнения, следует ли связываться с вашим господином драконом. Но теперь это уже вопрос корпоративной этики. Иначе меня не поймут коллеги. Я собираюсь вызвать его на бой. И будьте спокойны, я его убью.

ШАРЛЕМАНЬ (помолчав, с тяжёлым вздохом): Видимо, я ничего не понимаю в людях. Вы сначала показались мне симпатичным человеком. (Пауза.) Впрочем, будь по-вашему. Я обязан вам сообщить, что вы имеете законное право на поединок.

ЛАНЦЕЛОТ: Законное право? Очень интересно.

ШАРЛЕМАНЬ: У меня хранится документ, подписанный господином драконом триста восемьдесят два года назад. Этот документ не отменен. Там стоит подпись: "Дракон".

ЛАНЦЕЛОТ: Так-так-так.

ШАРЛЕМАНЬ: Всякий вызвавший дракона - в безопасности до дня боя, написано там и подтверждено клятвой. И день боя назначает не дракон, а вызвавший его, - так сказано в документе и подтверждено клятвой. А весь город должен помогать тому, кто вызовет дракона, и никто не будет наказан, - это тоже подтверждается клятвой...

ЛАНЦЕЛОТ: Всё-таки ваш дракон - редкостный кретин. Я, конечно, понимаю, столько лет на одном месте, можно расслабиться... но чтобы так подставляться?

ШАРЛЕМАНЬ (сдерживаясь): Господин дракон в молодости опасался чрезмерно прельститься властью и начать творить беззаконие...

ЛАНЦЕЛОТ: Вот так? Миленько, чудненько. Как я люблю эти старые, добрые, замшелые предрассудки! Они удивительно облегчают жизнь героя. Значит, устроим разборку завтра.

ШАРЛЕМАНЬ: Но... Нет, вы не понимаете. Драться с драконом сейчас - это совершенно невозможно... А как же свадьба? Господин дракон будет занят вашим поединком, и не успеет жениться на Эльзе... И Эльза умрёт вот так... Нет, нет, умоляю вас, не делайте этого.

ЛАНЦЕЛОТ: Что?! Какая ещё свадьба?!

ШАРЛЕМАНЬ (торопливо): Понимаете, у нас, если вы поняли, строгие нравы... Моя Эльза... она скоро... ну, вы понимаете. И если она умрёт опозоренной... это будет неправильно.

ЛАНЦЕЛОТ: Что значит опозоренной?

ШАРЛЕМАНЬ: Ну вот. Сначала мы не понимали вас. А теперь вы не понимаете нас. Видите ли, Эльза, по мнению общества... повела себя безнравственно. И теперь наша семья, извините, опозорена в глазах всего нашего королевства. Это, знаете ли, очень тягостно. Смею заметить, что в нашем роду было два генерала, четыре священнослужителя, один художник, довольно известный в нашем королевстве, и один помощник главного казначея...

ЛАНЦЕЛОТ: Какая-то дремучая чушь. Какие генералы? Какие художники? При чём тут всё это?

ШАРЛЕМАНЬ: Вот и я говорю, что совершенно не при чём. И господин дракон того же мнения. Не стоит портить добрую репутацию семьи из-за... неразумных действий моей дочери. Тем более, что...

ЛАНЦЕЛОТ (поучающим тоном): Чушь какая-то. Её личная жизнь - это её личное дело. Никто не имеет права вмешиваться в частные дела жизнь свободного человека. Впрочем, у вас же здесь тоталитарный режим...

ШАРЛЕМАНЬ (торопливо): Никто и не вмешивается, но это всё-таки очень плохо, когда в хорошей семье случается вот такое. Женщина должна быть замужней, понимаете? И господин дракон любезно согласился жениться на Эльзе. Разумеется, это всё чисто номинально, вы же понимаете. То есть это символический жест, не более того... Но всё-таки - о жене господина дракона дурно говорить не принято. Таким образом, вопрос будет закрыт, а честь Эльзы - спасена.

ЭЛЬЗА (впервые за всё время разговора с чувством): Дерьмо. Какое же везде дерьмо.

ШАРЛЕМАНЬ: Пожалуйста, не говори так. Тем более, при посторонних. К тому же ты всё-таки сама во всём виновата.

ЭЛЬЗА: В чём я виновата, папаша? В том, что меня никто не брал замуж? Потому что ты, папаша, женился на этой лахудре, моей маменьке?

ШАРЛЕМАНЬ (твёрдо): Прекрати, Эльза! Твоя мать была не красавицей, но мы очень любили друг друга. (обращаясь к Ланцелоту, неловко): Извините её, пожалуйста. Всё это... так некстати. Вам, наверное, тягостно смотреть на эту чужую жизнь...

ЭЛЬЗА (беря себя в руки): Ладно. Извини, папа. Извините (неохотно кивает Ланцелоту).

ШАРЛЕМАНЬ: Да, да, пожалуйста, простите нас. Просто... видите ли...

ЛАНЦЕЛОТ (решительно): Хватит комплексов. Значит, это чудище собирается жениться на вашей дочери?

ШАРЛЕМАНЬ (с искренним возмущением): Милостивый господин, выбирайте выражения! Как вы можете называть чудищем незнакомого вам человека или существо...

ЛАНЦЕЛОТ (торопливо): Всё-всё-всё, я ничего не сказал. Извини, мужик. Давай толком. Часто он оказывает услуги по спасению репутации? В смысле бракосочетаний?

ШАРЛЕМАНЬ (успокаиваясь): Ну что вы. Кажется, такое было всего один раз. Господин дракон сочетался браком с вдовой первого канцлера королевства...

ЛАНЦЕЛОТ (с интересом): А зачем?

ШАРЛЕМАНЬ: Ходили слухи, что она отравила своего мужа.

ЛАНЦЕЛОТ: А что, она его таки отравила?

ШАРЛЕМАНЬ (решительно): О супругах господина дракона не принято говорить дурно. Если господин дракон взял её в жёны, значит, она была достойна его доверия. Господин дракон в этих вопросах никогда не ошибается. Его репутация безупречна.

ЛАНЦЕЛОТ: И когда это было?

ШАРЛЕМАНЬ: Сто двадцать четыре года назад. Но добрые дела...

ЛАНЦЕЛОТ: ... не забываются. Слышал, слышал. Я тоже собираюсь совершить доброе дело. Которое вы тут не скоро забудете. Так я надеюсь, дракон явится на поединок?

ШАРЛЕМАНЬ (сдерживаясь, холодно): Господин дракон всегда держит своё слово.

ЛАНЦЕЛОТ: Мало ли что... Такие твари обычно только на словах молодцы. А когда дело доходит до конкретной разборки...

ШАРЛЕМАНЬ (кричит): Это возмутительно! Вы же обещали не оскорблять при мне господина дракона! Вы...

ЛАНЦЕЛОТ (злобно): Да прекрати ты свои истерики, папаша! Только этого нам тут не хватало! (берёт себя в руки): Ладно-ладно, извиняюсь. Всё-всё-всё, я ничего не сказал. Извиняюсь, правда, извиняюсь. Так вот, для начала мне надо повидаться с господином драконом. Побазарить о том, о сём. Надо же обговорить дельце... Перетереть по понятиям, как говорят в одном сказочном королевстве.

Раздается все нарастающий свист, шум, вой, рев. Стекла дрожат. Зарево вспыхивает за окнами.

КОТ (со вздохом): А вот и господин дракон. Легок на помине...

Вой и свист внезапно обрываются. Громкий стук в дверь.

ШАРЛЕМАНЬ: Войдите!

Входит богато одетый лакей.

ЛАКЕЙ. К вам господин дракон.

ШАРЛЕМАНЬ: Милости просим.

Лакей широко распахивает дверь. Пауза. И вот не спеша в комнату входит пожилой, но крепкий, моложавый, белобрысый человек, с солдатской выправкой. Волосы ежиком. Он широко улыбается. Вообще обращение его, несмотря на грубоватость, не лишено некоторой приятности. Он глуховат.

ЧЕЛОВЕК: Здорово, ребята. Эльза, здравствуй, крошка. А у вас гость. Кто это?

ШАРЛЕМАНЬ: Это странник, прохожий.

ЧЕЛОВЕК: Как? Рапортуй громко, отчетливо, по-солдатски.

ШАРЛЕМАНЬ: Это странник!

ЧЕЛОВЕК: Не цыган?

ШАРЛЕМАНЬ: Что вы! Это очень милый человек.

ЧЕЛОВЕК: А?

ШАРЛЕМАНЬ: Милый человек!

ЧЕЛОВЕК: Хорошо. Странник! Что ты не смотришь на меня? Чего ты уставился на дверь?

ЛАНЦЕЛОТ: Я жду, когда войдет дракон.

ЧЕЛОВЕК: Ха-ха! Я - дракон.

ЛАНЦЕЛОТ: Вы? А мне говорили, что у вас три головы, когти, огромный рост!

ДРАКОН: Я сегодня попросту, без чинов.

ШАРЛЕМАНЬ: Господин дракон так давно живет среди людей, что иногда сам превращается в человека и заходит к нам в гости по-дружески.

ДРАКОН: Да. Мы воистину друзья, дорогой Шарлемань. Каждому из вас я даже более чем просто друг. Я друг вашего детства. Мало того, я друг детства вашего отца, деда, прадеда. Я помню вашего прапрадеда в коротеньких штанишках. Эльза!

ЭЛЬЗА: Да, господин дракон.

ДРАКОН: Дай лапку.

Эльза отворачивается.

ДРАКОН (неожиданно серьёзно): Дочка, я всё прекрасно понимаю. Но надо держать лицо. У нас завтра свадьба. Люди будут смотреть. Ну-ка, давай ещё раз попробуем. Дай лапку!

Эльза протягивает руку Дракону.

ДРАКОН: Молодец, девочка. (фривольно): Плутовка. Шалунья. Какая теплая лапка. (Нормальным тоном): Мордочку выше! Улыбайся! Так. Ты чего, прохожий? А?

ЛАНЦЕЛОТ (с подчёркнутой иронией в голосе): Любуюсь.

ДРАКОН (тем же тоном): Молодец. Четко отвечаешь. Любуйся. У нас попросту, приезжий. По-солдатски. Раз, два, горе не беда! Ешь!

ЛАНЦЕЛОТ: Спасибо, я сыт.

ДРАКОН: Ничего, ешь. Зачем приехал?

ЛАНЦЕЛОТ: По делам.

ДРАКОН: А?

ЛАНЦЕЛОТ: По делам.

ДРАКОН: А по каким? Ну, говори. А? Может, я и помогу тебе. Зачем ты приехал сюда?

ЛАНЦЕЛОТ: Да вот, искал работёнку, а работёнка сама меня нашла. Кое с кем разобраться.

ДРАКОН: Громче!

ШАРЛЕМАНЬ (возмущённо): Вы же говорили, что не будете! Вы же...

ЭЛЬЗА (раздосадовано): Нет, нет! Он шутит! У него, козла, шутки такие.

ДРАКОН: Чего?

ЛАНЦЕЛОТ (нагло): Это я про тебя. Я вызываю тебя на бой.

ДРАКОН: Вот как? Хорошо же.

Делает легкое движение плечами и вдруг поразительно меняется. Новая голова появляется у Дракона на плечах. Старая исчезает бесследно. Серьезный, сдержанный, высоколобый, узколицый, седеющий блондин стоит перед Ланцелотом.

ЛАНЦЕЛОТ: Ещё что за чихня? Где дракон?

КОТ: У господина дракона три головы. Он их меняет, когда пожелает.

ДРАКОН: (голос его изменился так же, как лицо. Негромко. Суховато). Ваше имя Ланцелот?

ЛАНЦЕЛОТ: Да.

ДРАКОН: Вы потомок известного странствующего рыцаря Ланцелота?

ЛАНЦЕЛОТ: Это мой дальний родственник.

ДРАКОН: Значит, не потомок. Имя выбрано, скорее всего, из престижных соображений. Впрочем, Ланцелот Озёрный в конечном итоге оказался не очень хорошим рыцарем...

ЛАНЦЕЛОТ (нагло): Значит, так. Ты убил моего коллегу, Храброго Портняжку. Кроме того, ты...

ДРАКОН (брезгливо): Я никого не убивал. Я казнил мерзавца, который...

ЛАНЦЕЛОТ: Знаю-знаю. Между нами, девочками - Портняжка действительно был той ещё швалью. Но это мой коллега. Ничего личного.

ДРАКОН: Принимаю ваш вызов. Придётся вас уничтожить.

ЛАНЦЕЛОТ: Уничтожить? Испугал попа мудями. Ты ещё не знаешь, как серьёзно ты попал...

ДРАКОН: Подумайте вот над чем. Весь город будет смотреть на вас с ужасом и обрадуется вашей смерти. Вам предстоит бесславная гибель. Понимаете?

ЛАНЦЕЛОТ (брезгливо): Да срать я хотел, как эти местные будут на меня смотреть!

ДРАКОН: Вы - недостойный противник.

ЛАНЦЕЛОТ: Премного благодарен. А теперь давай поговорим насчёт боя...

ДРАКОН: Поэтому я не буду воевать с вами всерьез.

ЛАНЦЕЛОТ: Что?

ДРАКОН: Это значит, что я убью вас немедленно. Сейчас. Здесь.

ЛАНЦЕЛОТ (опешив): Стоп-стоп-стоп! Так не делается! Это не по правилам... И к тому же я безоружен!

ДРАКОН (язвительно): А вы хотите, чтобы я дал вам время вооружиться? Нет. Я ведь сказал, что не буду воевать с вами всерьез. Я нападу на вас внезапно, сейчас... Эльза, принесите метелку!

ЭЛЬЗА: Зачем?

ДРАКОН: Я сейчас испепелю этого человека, а вы выметете его пепел.

ЭЛЬЗА: Может, лучше на улице?

ЛАНЦЕЛОТ (храбрясь): Трус!

ДРАКОН: Я не знаю, что такое страх. В том числе - и страх показаться трусом. Особенно в глазах тех, кого не уважаешь. Эльза!

ЭЛЬЗА: Ладно, сейчас принесу.

ЛАНЦЕЛОТ (искательно): Дай мне сроку до завтра. Я найду себе оружие, и мы встретимся на поле.

ДРАКОН: А зачем?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну как же... Чтобы народ не подумал, что вы трусите.

ДРАКОН (иронически): Только что вам было безразлично мнение этого самого народа... Но не беспокойтесь. Народ ничего не узнает. Эти двое будут молчать. Вы умрете сейчас храбро, тихо и бесславно.

ЛАНЦЕЛОТ (собравшись с мыслями): Погоди, старик, ты сначала меня послушай. Во-первых, я не Портняжка. Я известная личность с отличной репутацией. И если со мной что-нибудь случится, ты не представляешь себе международный резонанс... Ваше поганое королевство просто замочат. (Уверенно:) Старик, если выяснится, что ты тут беспредельничаешь, ты не представляешь, что здесь будет. Просто не представляешь. Тебя просто сомнут. Ты был хорош в своё время, но против стратегических бомбардировщиков ты не потянешь.

ДРАКОН: Я знаю, что такое стратегические бомбардировщики. Но вряд ли они прилетят сюда из-за такого, как вы.

ЛАНЦЕЛОТ: Не, ты и в самом деле не понимаешь современных реалий.

ДРАКОН: Возможно. Я несколько старомоден. Эльза, где совок?

ЛАНЦЕЛОТ (быстро): Подожди. Подожди. Выслушай меня всё-таки. Дело совсем не во мне. Просто убийство странствующего рыцаря приравнивается Мировым Сообществом к убийству независимого журналиста. За это полагается гуманитарная бомбардировка.

ДРАКОН (задумчиво): О журналистах я что-то слышал. Кажется, это что-то вроде цыган.

ЛАНЦЕЛОТ (быстро): В общем, да. Строго между нами - у меня тоже с ними постоянно проблемы. Они совершенно по-уродски освещают мою деятельность. Но всё-таки ты имей в виду: если Портняжку тебе спустили, то меня - уже нет. Ты понимаешь, что такое гуманитарная бомбардировка?

ДРАКОН: С вашей стороны это блеф.

ЛАНЦЕЛОТ: А если нет? Ты серьёзно рискуешь не только своей задницей, но и всем своим королевством. К тому же - ты ведь в своё время подписал всякие документы на ту тему, что всякий вызвавший дракона - в безопасности до дня боя... И день боя назначает не дракон, а вызвавший его. А весь город должен помогать тому, кто вызовет дракона, и никто не будет наказан. Было дело?

ДРАКОН: Я совсем забыл об этом... Кажется, я старею. Начинаю забывать о своих глупостях. Но слово надо держать. Вы вправе вызвать меня на бой, хотя это и очень противно. Когда вы желаете это сделать?

ЛАНЦЕЛОТ: Завтра.

ДРАКОН: Что ж, придется подраться. (Зевает). Да откровенно говоря, я не жалею об этом, я тут не так давно разработал очень любопытный удар лапой эн в икс направлении. Попробуем его на теле.

Уходит, не прощаясь.

ШАРЛЕМАНЬ (подавленно): Время позднее... Пора спать.

ЭЛЬЗА (равнодушно): Правда, шёл бы ты, мужик... И без тебя тошно.

ЛАНЦЕЛОТ: Всё-всё-всё, ухожу. Тем более, мне сейчас придётся побегать. Всем спок ночи, спасибо за гостеприимство. (В дверях) Не, точно говорю, этот кызел ещё не понял, как он попал.

Уходит.

ЭЛЬЗА: Пап, а что, если этот поц действительно замочит нашего дра-дра?

ШАРЛЕМАНЬ (рассеянно): Не выражайся так, пожалуйста... Ну конечно, нет. Всё кончится хорошо. Четыреста лет у нас всё было хорошо - неужели сейчас что-то изменится? Нет, нет. Пойдём.

Уходят.

КОТ (тянется, зевает, устраиваясь поудобнее): Мрр... Всё-таки сбегаю завтра на площадь, разузнаю новости. Что-то у меня на душе неспокойно.

ДЕЙСТВИЕ 2

Центральная площадь города. Направо - ратуша с башенкой, на которой стоит часовой. Прямо - огромное мрачное коричневое здание без окон, с гигантской чугунной дверью во всю стену от фундамента до крыши. На двери надпись готическими буквами: "Людям вход безусловно запрещен." Налево - широкая старинная крепостная стена. В центре площади - колодец с резными перилами и навесом.

На переднем плане - большой, гладко обтёсанный камень с вырезанными на нём непонятными символами.

Из ратуши появляется Ланцелот. Он бодр, весел, насвистывает "Let my people go".

ЛАНЦЕЛОТ (в пространство): Уффф! Ну и денёк выдался. Хорошо, что я лёгок на подъём. Пришлось пробежаться по сотне республик, двадцати двум конституционным монархиям, дюжине стран с неизвестными науке режимами, и чёртовой уйме международных организаций. Выпито десять литров растворимого кофе, съедено два ящика крекеров, роздано три саквояжа визитных карточек. Всё-таки большие парни наверху про меня забыли. Ничего, ничего. Посмотрим, посмотрим, как они теперь забегают. (напевает): Посмотрим, посмотрим, посмотрим, чёрт возьми! И мы действительно посмо!..

Откуда-то из-под крепостной стены появляется кот.

КОТ: Извиняюсь, это ты мне?

ЛАНЦЕЛОТ: А, привет, кот. Нет, не тебе. Просто привожу мысли в порядок. Фууу, до чего же я устал.

КОТ: У тебя довольно бодрый вид.

ЛАНЦЕЛОТ (самодовольно): Ну ещё бы! Это дельце с драконом оказалось очень кстати. Ты не представляешь себе, какой это получило резонанс. Я, знаешь ли, очень опасался, что все заняты каким-нибудь интересным скандалом. Ну, скажем, американский президент обесчестил племянницу, или ещё что-нибудь в таком роде. Но, слава Богу...

КОТ: А что в этом интересного?

ЛАНЦЕЛОТ (пропуская реплику кота мимо ушей): Короче говоря, на моё счастье, сейчас у них медийный кризис: показывать нечего, писать не о чем. Так что дракон подвернулся очень кстати. Я уже продал эксклюзивные права на съёмку боя сиэнэнщикам. Продешевил, правда. С них можно было вдвое срубить, а я лоханулся. Ничего-ничего, зато за счёт рекламы наберём.

КОТ: Вот теперь я уже ничего не понимаю.

ЛАНЦЕЛОТ (смотря на часы): Сейчас они уже должны быть. Вот сейчас прямо. Они вообще-то пунктуальные.

Из ратуши выходит небольшая группа хорошо одетых господ. Ланцелот широко улыбается и делает руками пригласительные жесты.

Кот прячется.

Хорошо одетые господа обступают Ланцелота со всех сторон. Он улыбается, жмёт всем руки, бормочет приветствия.

1-Й ГОСПОДИН (подходит к Ланцелоту, вежливо): Sorry за небольшую задержку, господин Ланцелот. В этих сказочных королевствах вечно проблемы с транспортом. Итак, вы подтверждаете условия вчерашнего соглашения?

ЛАНЦЕЛОТ: Ничего-ничего, всё в порядке... Вы "Сименс" представляете? Я ничего не путаю?

1-Й ГОСПОДИН: Нет, я из "Майкрософт". Насчёт...

2-Й ГОСПОДИН (подходит к Ланцелоту, решительно): Простите, что помешал вашей беседе. Есть вопрос, не терпящий отлагательства.

ЛАНЦЕЛОТ: Э-э-э... Вы про оружие?

2-Й ГОСПОДИН: Да, именно. Может быть, вы всё-таки возьмёте тот вертолёт?

ЛАНЦЕЛОТ: Нет-нет-нет. Всё должно происходить на земле. Подумайте о телевидении!

2-Й ГОСПОДИН: Хорошо, не смею настаивать. Значит, остановимся на танках. (достаёт бумажку, читает): Эм-семь-ноль-два-четыре, наша последняя разработка. Пятьдесят две тонны. Комплекс вооружений и система управления огнём обеспечивают девяностапятипроцентное попадание при стрельбе прямой наводкой на дальностях до пяти километров. Около семидесяти километров в час по среднесложному рельефу. Круговое наблюдение за местностью через телеэкраны. Есть встроенный радар. Динамическая броня выдерживает...

ЛАНЦЕЛОТ: Хватит, хватит. Я всё равно в этом ничего не понимаю. Моё дело - организация акции, а не технические детали.

2-Й ГОСПОДИН: Как же вы собираетесь воевать, не зная характеристик оружия?

ЛАНЦЕЛОТ (снисходительно): Ну не полезу же я сам в танк. Я же говорю, моё дело - в основном организация. Ну, и представительские функции. Оружием займутся профессионалы.

1-Й ГОСПОДИН (решительно): Одну минуту, мне надо решить мой вопрос... Я из "Майкрософт". Мы беседовали об условиях размещения на вашем вооружении нашего логотипа...

ЛАНЦЕЛОТ: Ах да, припоминаю. Откровенно говоря, ваши условия меня не впечатлили. Но вы сказали, что свяжетесь с руководством...

1-Й ГОСПОДИН: Да-да. И должен вам сказать, что вопрос решён положительно. Мы готовы спонсорировать ваше мероприятие в размере...

ЛАНЦЕЛОТ (быстро): Тише. Мало ли что.

1-Й ГОСПОДИН (наклоняется к уху Ланцелота, шепчет).

ЛАНЦЕЛОТ: Это уже интереснее. Но мне поступали и другие предложения, и они тоже были очень интересными. Я не отказываюсь от сотрудничества, нет, - но дайте мне немного подумать...

3-Й ГОСПОДИН (подходит, не здороваясь): Я насчёт ракет "земля-воздух".

ЛАНЦЕЛОТ: Я уже сказал - нет. Мне нужен нормальный зенитный комплекс, а не это ваше барахло. Или хотя бы снизьте цену. У меня не такой большой фонд, чтобы позволить себе скупку устаревшего железа...

4-Й ГОСПОДИН (вклиниваясь): Только что звонили из Международного Женского Движения За Права. Они хотят, чтобы половину экипажа танков составляли женщины. Послать их к чёрту?

ЛАНЦЕЛОТ: Не нужно. С девочками я сам поговорю. Ссориться с ними нежелательно.

1-Й ГОСПОДИН: Решайте что-нибудь. Мне нужно доложиться руководству.

ЛАНЦЕЛОТ: Сейчас, сейчас, вы видите, меня рвут на части.

5-Й ГОСПОДИН (решительно приступая): Добровольцы прибыли.

ЛАНЦЕЛОТ: Откуда?

5-Й ГОСПОДИН: Сейчас скажу (перелистывает какие-то бумаги): Вот. Корпус Мира. Антидиффамационная Лига...

ЛАНЦЕЛОТ: Эти-то тут зачем? Они же занимаются только еврейскими делами?

5-Й ГОСПОДИН: Вот именно.

ЛАНЦЕЛОТ: (крайне обеспокоенно): Что, дракон - еврей?! Чёрт, надо было выяснить заранее... Могут быть неприятности.

5-Й ГОСПОДИН: Не беспокойтесь, эти ребята уже всё проверили. Дракон по крови, кажется, гунн. Это что-то вроде русских. Можете его хоть в соломку нарезать, никто и не пикнет.

ЛАНЦЕЛОТ: А что тогда здесь делает Лига?

5-Й ГОСПОДИН: Собираются принять участие в битве. Они раскопали сведения, что дракон принимал участие в Холокосте.

ЛАНЦЕЛОТ: Но он же вроде бы только цыган... того?

5-Й ГОСПОДИН: Как бы да. Просто вместе с цыганами попался один скупщик краденого...

ЛАНЦЕЛОТ: Ах вот оно что.

ЛАНЦЕЛОТ: То-то и оно. Короче, идём дальше по списку. Общество Открытого Сознания...

ЛАНЦЕЛОТ: Что? А эти-то нам зачем?

5-Й ГОСПОДИН: Они немножко помедитируют на фоне боя, и всё. Вреда никакого, зато хорошо смотрится.

ЛАНЦЕЛОТ: Ладно, пусть медитируют. Кто ещё?

5-Й ГОСПОДИН: Ребята из Гуманитарного общества "Албанский фронт национального освобождения". Владеют боевыми искусствами...

ЛАНЦЕЛОТ: Ну, это как-то ни к чему. Мы же не собираемся устраивать рукопашный бой.

5-Й ГОСПОДИН: Мало ли что. Пригодятся.

ЛАНЦЕЛОТ: А "зелёные"?

5-Й ГОСПОДИН: Тоже прибыли. Настоящие звери.

ЛАНЦЕЛОТ: Да, эти ребята спуску не дадут. А они за нас? Дракон всё-таки. Редкий, вымирающий вид.

5-Й ГОСПОДИН: Они же не дураки. Политически выигрышная ситуация... Да, ещё есть румыны и болгары. Парни из их спецподразделений.

ЛАНЦЕЛОТ: А им что надо?

5-Й ГОСПОДИН: Они очень хотят поучаствовать в какой-нибудь международно-одобряемой войне. Чтобы, так сказать, приобщиться к общеевропейским ценностям. У них, знаете ли, такая мания.

ЛАНЦЕЛОТ: А, ну да, понятно. Ладно, пусть будут. Девочки среди них есть?

5-Й ГОСПОДИН: Девочки? Вы хотите...

ЛАНЦЕЛОТ: Ну да, девочки. Ах, чёрт... я не в том смысле. Просто феминистки требуют равного участия...

5-Й ГОСПОДИН: С этим может быть проблема... Вот мы как сделаем... (отходит, звонит по сотовому телефону, что-то тихо обсуждает).

1-Й ГОСПОДИН (настойчиво): Так что вы решили с логотипом?

ЛАНЦЕЛОТ: Да, от вас так просто не отвяжешься. Двадцать процентов сверх названной суммы, и ваша блямба будет везде.

1-Й ГОСПОДИН: Мы и так пошли на экстраординарные уступки. Двадцать процентов - это невозможно.

ЛАНЦЕЛОТ: Я делаю вам хорошую рекламу, ребята. Когда ещё у вас будет возможность поучаствовать в свержении тоталитарного режима? Это всё равно что спонсировать разрушение Берлинской стены. Понимаете?

1-Й ГОСПОДИН: Я должен связаться с руководством.

ЛАНЦЕЛОТ: Это отговорки. Либо вы принимаете решение, либо мы прекращаем этот разговор.

1-Й ГОСПОДИН: Десять процентов сверху - это более реально.

ЛАНЦЕЛОТ: Нет, это невозможно.

5-Й ГОСПОДИН (подходя): Есть новости. С нами связался продюсер Донны Моники.

ЛАНЦЕЛОТ: Кто такая? Ах да, припоминаю. Это которая поёт, ну это, что-то там такое... упс, эпс, пепс... (размахивает руками, роняет сотовый телефон, нагибается).

1-Й ГОСПОДИН: Извините, но давайте сначала закончим с нашим делом. Допустим, мы согласны на ваши условия. В таком случае логотип...

ЛАНЦЕЛОТ: Не забивайте мне этим голову. Видите, что творится?

1-Й ГОСПОДИН: Тогда сейчас мы подпишем документы...

ЛАНЦЕЛОТ: Эй, эй, я должен сначала всё прочитать. Знаю я вас. Потом в каком-нибудь пятнадцатом пункте обнаружится не та запятая, и я ещё останусь вам должен.

5-Й ГОСПОДИН: Что будем делать с Моникой?

ЛАНЦЕЛОТ: Сказал бы я, что с ней надо сделать, но не при журналистах же... Что ей нужно?

1-Й ГОСПОДИН: С певичкой. Она хочет участвовать в бою.

ЛАНЦЕЛОТ: Она с дуба рухнула. Что тут делать этой бабе?

1-Й ГОСПОДИН: Покрасоваться на фоне сражения. Тем более, у неё новый альбом. Наверное, что-нибудь споёт.

ЛАНЦЕЛОТ: А нам от этого какая выгода?

1-Й ГОСПОДИН: Ну как же... Всё-таки Донна Моника - звезда. Нам это в плюс.

ЛАНЦЕЛОТ: Ладно, пусть красуется, только чтобы под ногами не вертелась. Не ссориться же с ней.

2-Й ГОСПОДИН (подходя ближе, решительно): Мне только что позвонили. Танк уже здесь. Дело за экипажем.

ЛАНЦЕЛОТ: Сейчас-сейчас, видите, я занят.

1-Й ГОСПОДИН: Не забудьте нанести на броню наш логотип!

2-Й ГОСПОДИН: Какой логотип? У вас есть разрешение от господина Ланцелота?

1-Й ГОСПОДИН: Он дал принципиальное согласие на нанесение логотипа фирмы "Майкрософт"...

ЛАНЦЕЛОТ: Э-э, мы ещё ничего не подписали.

3-Й ГОСПОДИН (вмешиваясь): Я про зенитки. Может быть, мы всё-таки договоримся по деньгам? Мы готовы снизить цену.

ЛАНЦЕЛОТ: Ваши зенитки - старьё. А я не знаю, какую высоту набирает этот дракон. Кстати, тут был один парень, он мог быть в курсе... Эй, кот! Где ты?

6-Й ГОСПОДИН (подходит к Ланцелоту, вежливо): Извините за беспокойство. Я представляю Транснациональную Радикальную Партию. Мы хотели бы...

ЛАНЦЕЛОТ: Вы добровольцы?

6-Й ГОСПОДИН: В общем, да. Мы хотели бы обратиться к дракону. С воззванием.

ЛАНЦЕЛОТ: И что вы собираетесь ему предложить?

6-Й ГОСПОДИН: Добровольно оставить власть и предстать перед международным судом. Мы уже сформировали трибунал...

ЛАНЦЕЛОТ: Э-э-э, ребята, это моё шоу. Вас тут не было.

6-Й ГОСПОДИН (решительно): Вы не можете помешать нам обратиться...

ЛАНЦЕЛОТ: Мешать? И не подумаю. Только не путайтесь под ногами, оки?

7-Й ГОСПОДИН (протискиваясь): Телевизионщики прибыли.

ЛАНЦЕЛОТ: Наконец-то! Где они?

7-Й ГОСПОДИН: Распаковывают аппаратуру. Сейчас будут.

ЛАНЦЕЛОТ: Зовите их сюда.

8-Й ГОСПОДИН (проталкиваясь): Это вы - Ланцелот? Прибыли добровольцы от Молодёжного Движения За Глобальную Демократию.

ЛАНЦЕЛОТ: Отлично! Вооружены? Боевой опыт есть?

8-Й ГОСПОДИН: А как же! Сражения с полицией в Вене, Гамбурге и Упсале... разгром сети "Макдональдсов" в королевстве Мумбук... штурм биологических лабораторий во Флориде...

ЛАНЦЕЛОТ: Понятно. Камни, палки, бутылки с коктейлем Молотова с собой?

8-Й ГОСПОДИН: Хех! Я вижу, мы понимаем друг друга!

6-Й ГОСПОДИН (встревая): Вы понимаете, к чему может привести участие в акции этих экстремистов? Вы должны немедленно отказаться...

ЛАНЦЕЛОТ: Я лучше знаю, что я должен делать, и чего не должен! Где этот тип из "Майкрософт"? Он мне нужен.

1-Й ГОСПОДИН: Я здесь. Вы собирались смотреть бумаги...

7-Й ГОСПОДИН: Телевизионщики идут!

Из ратуши выходит толпа людей, одетых кто во что горазд. Они тащат с собой камеры, осветительную аппаратуру, кабели, какие-то ящики. На сцене начинается шум и суета. Толпа густеет, появляются всё новые и новые люди. Шум становится всё громче. Ланселот продолжает разговаривать, но его не слышно.

Наконец, Ланселот вырывается из толпы. У него измождённый вид, в руке - пачка бумаг. Он садится на камень, и начинает их перелистывать.

Появляется кот.

КОТ: Что тут происходит? Кто все эти люди?

ЛАНЦЕЛОТ (устало): Бардак. Неразбериха.

КОТ: Это я вижу. Но ты же сегодня собирался драться с господином драконом?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну да. Это подготовка к бою.

КОТ: А что они тут делают?

ЛАНЦЕЛОТ (расслабленно): Как тебе сказать, кот. Одни дают мне оружие. Другие - деньги. Третьи прислали своих людей, чтобы они участвовали в бою. А теперь мы договариваемся по поводу некоторых деталей. Эх... вся проблема обычно в деталях. Дай-ка я посмотрю вот этот договорчик... (нахмурившись, просматривает какую-то бумагу)

КОТ: Но почему они тебе помогают?

ЛАНЦЕЛОТ (рассеянно): По разным соображениям. Одним нужен промоушен... другим реклама... третьим - напомнить о себе... есть, наверное, и идейные... В общем, цирк будет хоть куда. Тут самое главное - телевидение.

КОТ: Знаю. На моей исторической родине эта штука тоже была в ходу. Такой большой ящик, где всё время что-то мелькает.

ЛАНЦЕЛОТ (ворошит бумаги) Чёрт, куда я задевал эту справку...

КОТ (прикрыв глаза, вспоминает): Эти ящики у нас стали очень популярны. Все перед ними сидели целыми днями. А потом началась эта бодяга с гринписовцами.

ЛАНЦЕЛОТ: А ты сентиментален, кот... Чёрт, совсем забыл про Донну Монику. Никак не соображу, стоит ли связываться с этой бабой. Понимаешь, она хочет сняться на фоне боя. Может быть даже спеть.

КОТ: Ну и пусть себе поёт, если ей так хочется. Она тебе будет мешать?

ЛАНЦЕЛОТ: Вообще-то нет. Но тут есть сложности... Например, набегут какие-нибудь фанаты, их придётся как-нибудь отгонять...

КОТ: А зачем?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну, во время боя они могут пострадать...

КОТ: А разве это не их забота? Люди, лезущие на поле боя, должны понимать, что они делают...

ЛАНЦЕЛОТ: Да никому они ничего не должны. Припрутся, чтобы поприкалываться, и подохнут здесь, с них станется. А как это отразится на моём имидже? Особенно если по ним влупят наши? Чёрт, я предвижу проблемы...

КОТ: А нельзя их как-нибудь вежливо послать?

ЛАНЦЕЛОТ (мрачно): Очень хотелось бы, но уже невозможно. Моника скоро будет здесь. Ох, чёрт, мне тут лишнего вписали в спонсорское соглашение... (углубляется в бумаги)

Из-за кулис появляется Эльза. Она выглядит больной и измученной.

ЛАНЦЕЛОТ: Привет, детка.

ЭЛЬЗА (зло): Не называй меня деткой.

ЛАНЦЕЛОТ: А тебе не по барабану?

ЭЛЬЗА (так же): Слушай, я тут подумала. Короче, мне не нравится то, что ты делаешь.

ЛАНЦЕЛОТ: Вообще-то, это не твоё дело.

ЭЛЬЗА: Нет, мужик, это моё дело. В конце концов, я его невеста.

ЛАНЦЕЛОТ: Кого?

ЭЛЬЗА: Дракона, идиот. Не делай круглые глаза, ты всё прекрасно помнишь.

ЛАНЦЕЛОТ (раздражённо): Слушай сюда, тупая телченция. Мне похеру ваши дикие обычаи. Если тебе нужно расписаться с твоим любимым драконом, будь любезна, сделай это сейчас. Потому что очень скоро от него ничего не останется. Проваливай.

Эльза поворачивается и идёт к суетящейся толпе.

КОТ: Зря ты с ней так обошёлся...

ЛАНЦЕЛОТ: А, ну да, это же твои хозяева.

КОТ: Не в этом дело.

ЛАНЦЕЛОТ (раздражённо): Ну да, я знаю, что она подыхает от СПИДа! Мне её очень жаль, и всё такое. Но это ещё не повод слушать то, что она несёт. Я ей не жилетка. У неё папаша есть. Пусть ему и плачется.

КОТ: Я не про то. Она может здорово испортить твои планы.

ЛАНЦЕЛОТ: Каким образом?

КОТ: Не знаю. Но у неё был такой вид, как будто она хочет тебе напакостить. А если наша Эльза хочет кому-нибудь напакостить, у неё это обычно получается. Я живу в этом доме, я знаю.

ЛАНЦЕЛОТ: Котик, не глупи. Она никто, и зовут её никак. Что она может сделать?

КОТ: Не знаю. Но она что-нибудь придумает.

ЛАНЦЕЛОТ: У неё нет мозгов, чтобы думать. Были бы мозги, она не спала бы с Портняжкой.

КОТ: Как знать, как знать... А это что за люди?

ЛАНЦЕЛОТ (смотрит): Кажется, телевизионщики. Сейчас будет первое интервью. Хорошо, если сразу в прямой эфир.

КОТ: А что такое прямой эфир?

ЛАНЦЕЛОТ: Задолбал, котяра.

В это время телевизионщики устанавливают осветительные приборы и несколько камер. Кот прячется.

Появляется корреспондент с микрофоном.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Итак, мы беседуем с господином Ланцелотом, профессиональным...

ЛАНЦЕЛОТ: Стоп-стоп-стоп. Сначала представьтесь. Вы кто такие? Си-эн-эн?

КОРРЕСПОНДЕНТ (небрежно): Нет, мы - аналитическая программа Независимого Телевидения. У нас была договорённость об эксклюзивном интервью...

ЛАНЦЕЛОТ (морщит лоб, потом что-то вспоминает): Да-да, всё в порядке. Извините, в такие моменты трудно сосредоточиться.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Итак, мы беседуем с господином Ланцелотом, профессиональным героем. Господин Ланцелот, несколько слов о себе и о своих жизненных ценностях... (тихо, Ланцелоту) Политкорректно, пожалуйста.

ЛАНЦЕЛОТ (тихо): Сам знаю, не вчера родился. (торжественно): Экзистенциальная цель каждого свободного существа - самореализация, самооткровение, проявление себя в мире и принятие мира в себя. Так мы, человеческие и нечеловеческие существа, мужчины и женщины, достигаем гармонии с тем, что нас окружает, и с другими человеческими и нечеловеческими существами. Я не считаю себя выше или ниже других человеческих и нечеловеческих существ, я просто делаю своё дело, и стараюсь делать его наилучшим образом.

КОРРЕСПОНДЕНТ (подхватывая): Как бы вы определили суть вашего призвания?

ЛАНЦЕЛОТ: Мы, профессиональные герои, обеспечиваем всем человеческим и нечеловеческим существам, мужчинам и женщинам, возможности для самореализации. Нам часто говорят, что мы вмешиваемся в чужие дела. Я принимаю этот упрёк, и с гордостью повторяю - да, мы вмешиваемся в чужие дела. Мы помогаем тем, кому необходимо помочь. И уничтожаем тех, кого необходимо уничтожить.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Ваша деятельность связана с насилием. Нет ли здесь противоречия с вашими идеалами?

ЛАНЦЕЛОТ: Лично я не приемлю насилия. Насилие неконструктивно. Насилие - последнее прибежище некомпетентности. Насилие не может ничего создать - оно может только разрушить. К сожалению, кое-кто до сих пор думает, что насилие есть реальное средство решения проблем. Эта иррациональная и некомпетентная вера является причиной распространения насилия в мире. Этому должен быть положен конец. Моя деятельность не распространяет насилие, а пресекает его.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Но всё же вы совершаете насильственные действия. К тому же они не контролируются никакими общественными инстанциями.

ЛАНЦЕЛОТ: Это совершенно недопустимая трактовка событий. Все мои подвиги совершались под контролем общественных организаций, объединений, и иных органов гражданского общества. Я убеждён - только совокупное действие человеческих и нечеловеческих существ, мужчин и женщин, принимающих ответственность за этот мир, в котором они живут, может что-то изменить к лучшему.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Что вы думаете о...

ЛАНЦЕЛОТ (перебивая): Разумеется, никто не вправе навязывать другим свои убеждения и свой стиль жизни. Однако, есть явления, которые не могут быть терпимы. Ещё существуют тоталитаризм, фашизм, гомофобия, антисемитизм, коммунизм, расизм, жестокое обращение с животными, ксенофобия, гендерное угнетение, преследование инакомыслия. Подобные ужасные вещи никогда и ни при каких обстоятельствах не могут быть терпимы, и они не должны быть терпимы.

КОРРЕСПОНДЕНТ: А...

ЛАНЦЕЛОТ (не слушая): Фашизм, гомофобия, тоталитаризм, преследования по расовому, национальному, религиозному признаку - всё это начинается с нашего равнодушия. Равнодушие и терпимость - не синонимы, как полагают некоторые, а антиподы. Там, где возможны такие вещи, как...

КОРРЕСПОНДЕНТ (прорываясь): Да-да, я понял вашу мысль. Всё это очень важно, но нашим зрителям хотелось бы знать больше о сложившейся ситуации.

ЛАНЦЕЛОТ: О, да, я всё расскажу. Я появился в этом королевстве случайно. Я не имел и не имею здесь никаких материальных или иных интересов. Однако, то, что я узнал о происходящем здесь, было настолько ужасно и нетерпимо, что я просто не мог, что называется, пройти мимо. Есть явления, которые настолько отвратительны и ужасающи, что...

КОРРЕСПОНДЕНТ (вежливо): Да-да.

ЛАНЦЕЛОТ: Обратимся к фактам. Вот уже четыреста лет в королевстве у власти находится дракон. Все эти четыреста лет в королевстве не проводилось свободных выборов в какие бы то ни было органы власти. Абсолютно все назначения производятся исключительно по воле дракона.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Это очень серьёзное обвинение.

ЛАНЦЕЛОТ: Это не голословное обвинение. Это истина, который может подтвердить любой житель королевства. Но это ещё не всё. В королевстве полностью отсутствует свободная пресса. Выпускается единственная газета, содержание которой, очевидно, полностью контролируется драконом. Она выходит один раз в месяц. В месяц! Насколько мне известно, она не содержит никакой актуальной информации о внешнем мире. Разумеется, телевидения тоже не существует. Информационная блокада, длящаяся четыреста лет! Вы можете себе представить нечто подобное?

КОРРЕСПОНДЕНТ (подыгрывая): Нет.

ЛАНЦЕЛОТ: У меня это тоже не укладывалось в голове. Но то, что я узнал позже, было ещё ужаснее. Несмотря на столь совершенную информационную блокаду, многое не удалось замолчать. В частности, акты геноцида против цыганского народа.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Геноцид? Вы говорите о геноциде?

ЛАНЦЕЛОТ: Да, настоящий геноцид. Цыганская диаспора была частично изгнана из страны, частично уничтожена. Вина за это чудовищное преступление целиком и полностью лежит на драконе. Формальным поводом для репрессий послужили национальные особенности цыганской культуры.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Когда это произошло?

ЛАНЦЕЛОТ: По моим данным - в ранний период правления дракона. Но убийства продолжаются. Последней жертвой стал мой коллега, профессиональный герой, известный как Храбрый Портняжка. По словам самого дракона...

КОРРЕСПОНДЕНТ: Вы общались с драконом?

ЛАНЦЕЛОТ: Не могу сказать, что это общение доставило мне удовольствие, но я с ним общался... Так вот, Портняжка был убит. Сожжён заживо.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Это чудовищно.

ЛАНЦЕЛОТ: Не более, чем другие преступления диктатора. В частности, он замешан в сексуальном скандале, настолько отвратительном, что...

КОРРЕСПОНДЕНТ: Пожалуйста, подробнее.

ЛАНЦЕЛОТ: Я не могу вдаваться в некоторые подробности, они затрагивают частную жизнь людей, скажу больше - частную жизнь жертв...

КОРРЕСПОНДЕНТ (заинтересованно): Говорите прямо. Мы имеем право знать правду, мы обязаны знать правду.

ЛАНЦЕЛОТ: Я не уверен, что о таких вещах можно говорить. Однако, молчать о них тоже невозможно. Дракон собирается сочетаться браком - вы понимаете весь чудовищный цинизм этих слов?! - с юной девушкой, дочерью местного архивариуса.

КОРРЕСПОНДЕНТ (искренне): Это как же? Ведь они, э-э-э... (с интересом): ... но физические отличия...

ЛАНЦЕЛОТ: Я вижу, вы поняли. Разумеется, все знают, что вскоре после заключения брака девушка умрёт. Позвольте больше не развивать эту тему. Это слишком гнусно, вы не находите?

КОРРЕСПОНДЕНТ: Это просто не укладывается в голове...

ЛАНЦЕЛОТ: Скажу больше: несчастная девушка...

К Ланцелоту подбегают неприличной трусцой несколько господ солидного вида. За ними бежит высокий мускулистый парень в камуфляже.

1-Й ГОСПОДИН (радостно): Всё готово! Можете смотреть, господин Ланцелот!

ЛАНЦЕЛОТ: На что ещё смотреть?!

1-Й ГОСПОДИН: Мы разместили логотип нашей компании на вашем вооружении. С вашего позволения...

ЛАНЦЕЛОТ: Да-да, это уже решённый вопрос.

ПАРЕНЬ В КАМУФЛЯЖЕ: Эй, шеф! Тут лажа случилась!

ЛАНЦЕЛОТ: А вы кто, простите?

ПАРЕНЬ В КАМУФЛЯЖЕ: Я танкист!

ЛАНЦЕЛОТ: Какой ещё танкист?!

ПАРЕНЬ В КАМУФЛЯЖЕ: Иван меня зовут.

ЛАНЦЕЛОТ (заинтересованно): Вы, случаем, не мой коллега Ivan aka “Stupid”?

ИВАН: Вы только не подумайте, что я русский. Я доброволец из Болгарии.

ЛАНЦЕЛОТ: Это ещё что за сказочное королевство?

ИВАН (обиженно): Королевство как королевство, совсем даже не сказочное.

ЛАНЦЕЛОТ (вежливо): Да-да-да, я что-то припоминаю. Болгария - это ведь бывшая советская республика Казакстан? Поздравляю вас с независимостью, вы храбро сражались с советской оккупацией...

ИВАН: Да я не про то, шеф! Слышь, они тебя подставляют! Я, значит, в танк залезаю, а эти уроды (показывает на 1-го Господина) вместо всей цифири на приборах намалевали какую-то свою закозюльку! И на экранах тоже!

1-Й ГОСПОДИН: Мы подписали контракт о размещении логотипа "Майкрософт" на всех частях вашего вооружения. В том числе и на приборных досках.

ИВАН: Уроды! Как мне воевать прикажете?

1-Й ГОСПОДИН (плотоядно): Нарушение условий контракта влечёт за собой существенные неустойки...

ЛАНЦЕЛОТ (решительно): Вот что. Контракт я нарушать не буду. Хрен вам, неустойки ещё платить. А ты, Иван, повоюй как-нибудь... на глазок, понимаешь?

ИВАН: Да я же в танке! В танке!

ЛАНЦЕЛОТ: Я вижу, ты парень толковый. Справишься как-нибудь.

ИВАН: А стрелять как?

ЛАНЦЕЛОТ: Э-э-э... На звук!

ИВАН: На какой ещё звук?

ЛАНЦЕЛОТ: Ну, наверное, дракон будет рычать, или ещё как-нибудь... Слушай, ну ты сам сообразишь. Что, в первый раз в танке, что ли?

ИВАН (расстроенно): Я-то думал, хоть тут будет порядок...

ЛАНЦЕЛОТ: Победим дракона, будет порядок. Выступишь перед сиэнэнщиками, то-сё... Мы тебе всё сделаем. Только попади в дракона, и весь мир твой.

ИВАН: Ну ладно... Как-нибудь...

Лезет в открытый люк танка.

ЛАНЦЕЛОТ: Какие всё-таки тупые уроды эти восточноевропейцы.

Появляется кот.

КОТ: Ланцелот, там тебя разыскивает какая-то особа...

ЛАНЦЕЛОТ: Гнать её в шею! Хотя... может быть, это приехали феминистки? Зови её сюда!

КОТ: Она, кажется, называла себя Моникой. И ещё какой-то донной...

ЛАНЦЕЛОТ: Что? Моника? Ох...

КОТ: Кто она такая, эта Моника?

ЛАНЦЕЛОТ: Она страшно популярна.

КОТ: А занимается она чем?

ЛАНЦЕЛОТ: Я же тебе говорю - она страшно популярна.

КОТ: Нет, я про её работу.

ЛАНЦЕЛОТ: Вот и я про работу. Она страшно популярна. Это такая работа. А так она считается певицей.

КОТ: И что она такое поёт?

ЛАНЦЕЛОТ: Что-то там такое... упс, эпс, пепс... Не помню. Ну да не в этом дело.

КОТ: А в чём?

ЛАНЦЕЛОТ: Ей что-то от меня нужно. Вроде бы, она хочет спеть во время боя... Посмотрим.

В сопровождении целой свиты журналистов появляется Донна Моника. Это яркая блондинка, одетая в строгий деловой костюм. Пол-лица закрывают солнцезащитные очки, так что выражения глаз не видно.

ДОННА МОНИКА: (деловым тоном): Кто здесь Ланцелот?

ЛАНЦЕЛОТ: Я.

ДОННА МОНИКА: У меня есть деловое предложение. И я хотела бы обсудить его наедине.

ЛАНЦЕЛОТ: Котяра, брысь.

Кот исчезает.

ДОННА МОНИКА: Ты любишь животных? Это может помешать моим планам.

ЛАНЦЕЛОТ: Животные мне похрен. Это был местный кот, он в курсе всякой конкретики.

ДОННА МОНИКА: У меня аллергия на кошачью и собачью шерсть, а также на перо домашней птицы.

ЛАНЦЕЛОТ: Какой ещё домашней птицы? На кур, что ли?

ДОННА МОНИКА: Нет, на попугаев. Многие держат дома попугаев. Короче: никаких домашних животных не должно быть. Ясно?

ЛАНЦЕЛОТ: Нет, не ясно. В чём дело-то?

ДОННА МОНИКА: А, ну да. Я собираюсь выйти за тебя замуж. Сразу же после поединка.

ЛАНЦЕЛОТ (недоумённо): Зачем?

ДОННА МОНИКА: Пожалуй, в этом сезоне мне будет полезно выйти замуж. С этим согласны мой менеджер, мой юрист, и мой психоаналитик. А уж если эти трое в чём-то друг с другом согласны...

ЛАНЦЕЛОТ: Но почему я?

ДОННА МОНИКА: Ты в моём стиле. Я достаточно экстравагантна, чтобы восхищать поклонниц, но в то же время достаточно традиционна, чтобы не задевать чувства мужской половины аудитории. Выйти замуж за профессионального героя - это очень изящно.

ЛАНЦЕЛОТ: А всё-таки почему я?

ДОННА МОНИКА (с досадой в голосе): Я вращаюсь в очень узком кругу. Все всех знают. Я уже была замужем пять раз. И теперь попала в дурацкое положение: если я выйду за одного, обидятся семеро. Короче, требуется человек со стороны. Ты подходишь.

ЛАНЦЕЛОТ: Вот как... А что с этого получу я?

ДОННА МОНИКА: Ты что, идиот? Ты сразу выходишь на другой уровень!

ЛАНЦЕЛОТ: Благодарю покорно.

ДОННА МОНИКА: Не обольщайся. Сейчас ты главный в этом шоу, но по сути-то ты никто. Ты просто хваткий парень, который случайно получил пятиминутную известность. Завтра тебя забудут. Если, конечно, ты не успеешь зацепиться. Я - твой шанс сделаться модным человеком. Среди модных людей профессиональных героев ещё не было. Ты можешь стать первым. Если постараешься, конечно.

ЛАНЦЕЛОТ: Ну что ж, это интересное предложение. Твои условия?

ДОННА МОНИКА: Обсудишь с моим адвокатом.

ЛАНЦЕЛОТ: Вкратце, чтобы я мог ориентироваться.

ДОННА МОНИКА: Вкратце так. Продолжительность брака - где-то года два. При разводе я получаю половину твоего имущества, если у тебя к тому моменту что-нибудь будет. А у тебя что-то будет.

ЛАНЦЕЛОТ: Ну, допустим. Дальше.

ДОННА МОНИКА: Теперь условия брачного сожительства. Прежде всего - никакого секса.

ЛАНЦЕЛОТ: Почему? Я не в твоём вкусе?

ДОННА МОНИКА: Ничего личного. У меня аллергия на пот, сперму, и на прочие физиологические выделения.

ЛАНЦЕЛОТ: Я очень сожалею.

ДОННА МОНИКА: Да ничего страшного. Главное, что у меня нет аллергии на латекс. Так что я живу полноценной половой жизнью. И никаких психологических проблем. У меня аллергия на психологи...

ЛАНЦЕЛОТ: Да я уже понял. А что же мне делать?

ДОННА МОНИКА: Думаю, ты как-нибудь перебьёшься.

ЛАНЦЕЛОТ: Ладно, это мои проблемы.

ДОННА МОНИКА: Дальше: общение не чаще раза в неделю. Разговоры там всякие, то-сё - это не для меня. Лучше было бы жить раздельно, но журналисты пронюхают. Так что будем делить один дом. Просто постарайся не попадаться мне на глаза.

ЛАНЦЕЛОТ: А как же обещанные тобой знакомства в высших сферах?

ДОННА МОНИКА: Это другое дело. Будешь ездить со мной по разным местам, где бываю я. Ну а там уж не зевай.

ЛАНЦЕЛОТ: Не густо.

ДОННА МОНИКА: Пока что ты большего не заслужил. А там посмотрим. Да, ещё мне нужен ребёнок. Станешь отцом?

ЛАНЦЕЛОТ: А как же аллергия?

ДОННА МОНИКА: Я имею в виду - сдашь сперму. Я дам яйцеклетку. Потом объявим конкурс на суррогатную мать. Это будет хорошее шоу.

ЛАНЦЕЛОТ: Неплохо придумано.

ДОННА МОНИКА: И ещё...

Подбегает корреспондент. Из-за его спины выглядывает кот.

КОРРЕСПОНДЕНТ: О, господин Ланцелот! Вы не могли бы прокомментировать интервью вашей невесты?

ЛАНЦЕЛОТ: Вы очумели? Какой невесты? Какой, к чёрту, невесты?

ДОННА МОНИКА: Это ещё что за новости?

КОРРЕСПОНДЕНТ: Госпожа Эльза только что дала развёрнутое интервью. Она всё рассказала.

ЛАНЦЕЛОТ (рычит): О чём эта сучья манда рассказывала? Немедленно заткнуть ей пасть!

КОРРЕСПОНДЕНТ: Господин Ланцелот! Я понимаю ваше состояние перед боем, но телезрители!

ЛАНЦЕЛОТ (беря себя в руки): Всё-всё-всё, я ничего не сказал. Так что там за интервью?

КОРРЕСПОНДЕНТ: О, великолепное интервью. Она всё полностью раскрыла. И про вашу любовь... и про то, как вы, рискуя жизнью, пробрались в царство дракона, чтобы выручить её... И про то, что на сегодня намечена ваша свадьба... Зрители будут рыдать. А сейчас она выступает перед сиэнэнщиками, в прямом эфире.

ЛАНЦЕЛОТ (злобно): Вот что. Мне надо подготовиться к бою. Ферштейн?

КОРРЕСПОНДЕНТ: Да-да. Не забудьте всё-таки о комментариях (убегает, произнося последние слова уже на ходу).

ДОННА МОНИКА (сквозь зубы): Кретин. Я зря потратила на тебя время.

ЛАНЦЕЛОТ: Подожди! Эта девка меня подставляет!

ДОННА МОНИКА: Заткнись, я уже всё поняла. Ты не мог подержать свой отросток в своих зассаных трусах даже один день? Настоящий мачо. Все вы одинаковы.

ЛАНЦЕЛОТ: Нет! У нас с ней ничего не было! Она всё врёт!

ДОННА МОНИКА: Теперь это уже неважно. Ты попал. А я не люблю неудачников. Моё предложение отменяется. Извини за беспокойство.

Уходит не оглядываясь.

КОТ: Ну вот. Я же говорил...

ЛАНЦЕЛОТ: Чёрт, чёрт, чёрт! Эта сука теперь выдаёт себя за мою невесту.

КОТ: Это в её стиле.

ЛАНЦЕЛОТ: Я даже не могу отказаться. Это испортит всё мероприятие. Что теперь делать?

КОТ: Всё равно ей осталось недолго. Может быть, не спорить? Ну, женишься... потом похоронишь. В конце концов, может получиться хорошая романтическая история.

ЛАНЦЕЛОТ: Хм-м... В чём-то ты прав. Но она же со СПИДом! Хотя... спать я с ней всё равно не собираюсь.

КОТ: Вот именно.

ЛАНЦЕЛОТ: Эх... Ну до чего же сука! Так подставить...

КОТ: У неё свои интересы в этом деле, у тебя - свои. Сейчас она тебя обошла. Надо принимать реальность такой, какова она есть.

ЛАНЦЕЛОТ: Ладно, разберёмся как-нибудь... Но всё-таки какая сука!

Крик из толпы: "Господин Ланцелот! Вас ищут люди с Си-Эн-Эн!"

ЛАНЦЕЛОТ: Это прямой эфир! Пока, кот.

Бежит вглубь сцены, роняя бумаги и подбирая их на ходу.

КОТ: Ох, что-то теперь будет.

ДЕЙСТВИЕ 3

Центральная площадь города, заставленная разнообразной военной техникой. На переднем плане - танк с откинутой крышкой люка. Пушка наведена на ворота коричневого здания. Сцена заполнена людьми. Некоторые из них - в форме. Все суетятся, что-то делают, негромко переговариваются.

Появляется пёстро одетая толпа туристов во главе с экскурсоводом. У туристов - бинокли, фотокамеры, телекамеры. Они пытаются подойти поближе к воротам, но толпа их не пускает.

ЭКСКУРСОВОД: ... Именно здесь, на этом самом месте, и состоится этот исторический поединок. Здесь прольётся кровь дракона. Исторический момент. Вы видите танк, готовый к бою. Внутри него доброволец. Ещё десять добровольцев залегли в непосредственной близости от нас. Зенитные орудия...

1-Й ТУРИСТ: А где сам Ланцелот?

ЭКСКУРСОВОД: Он будет руководить сражением. После боя успеете на него насмотреться.

Один из туристов фотографирует танк. Вспышка.

2-Й ТУРИСТ (доставая бинокль): Ничего не видно. (Наводит бинокль на толпу.) А кто это там?

ЭКСКУРСОВОД (деловито): Выражайтесь яснее. Кто, где?

2-Й ТУРИСТ: Ну, вон те люди в оранжевом?

ЭКСКУРСОВОД: А-а. Это из общества Открытого создания.

2-Й ТУРИСТ: Что они там делают

ЭКСКУРСОВОД: Медитируют.

3-Й ТУРИСТ (смотря в глазок телекамеры): А вон там?

ЭКСКУРСОВОД: Это, кажется, радикальные экологисты.

2-Й ТУРИСТ: Может быть, отойдём? Очень уж они, э-э...

ЭКСКУРСОВОД: Ерунда. Они совершенно безопасны.

2-Й ТУРИСТ: Но у них ружья! И, кажется, огнемёты.

ЭКСКУРСОВОД: Они защищают природу от умирания.

1-Й ТУРИСТ: Но, простите, дракон ведь тоже часть природы?

ЭКСКУРСОВОД: Он - часть тоталитарного прошлого этого несчастного королевства.

4-Й ТУРИСТ: А правда, что дракон, хе-хе... того... с местными красотками?

ЭКСКУРСОВОД: Не знаю. Господин Ланцелот высказывается на эту тему очень уклончиво.

4-Й ТУРИСТ: Ага, понятно.

5-Й ТУРИСТ (задумчиво): Интересно было бы посмотреть...

4-Й ТУРИСТ: В смысле?

5-Й ТУРИСТ (тихо): Порнушку с драконом. Я, знаете ли, коллекционирую всякие такие фильмы... Ну, вы понимаете.

2-Й ТУРИСТ (заинтересованно): Типа как девочки с лошадьми?

5-Й ТУРИСТ (тихо): А представляете себе драконий размерчик? Вот бы посмотреть, как он эту... Эльзу... того самого.

4-Й ТУРИСТ: Гмм... Интересно, но...

5-Й ТУРИСТ: Я не вижу в этом ничего плохого. Что естественно, то не безобразно. И, разумеется, никакой детской порнографии. Меня интересуют исключительно совершеннолетние. И, э-э, белые. Чтоб без расизма.

3-Й ТУРИСТ (включаясь): С тинами тоже бывает интересные ленты. У меня самого, конечно, ничего такого нет, но, знаете, я слышал, что...

ЭКСКУРСОВОД: Вот идёт Ланцелот.

2-Й ТУРИСТ: Где?

ЭКСКУРСОВОД: Там... Попробуйте в бинокль.

2-Й ТУРИСТ: Ничего не вижу. Никто не одолжит мне камеру?

Громко звонит мобильный телефон. Экскурсовод хлопает себя по карманам, пытаясь его найти. Телефон продолжает звонить, всё громче и громче.

2-Й ТУРИСТ: Да одолжите же мне камеру!

ЭКСКУРСОВОД (наконец, находит телефон. В трубку): Это кто говорит? Что-что? Уже? Ага, сейчас.

2-Й ТУРИСТ: Какие-то проблемы?

ЭКСКУРСОВОД: Никаких проблем. Нам надо отойти отсюда. Сейчас начнётся бой.

Толпа начинает расходиться. Через несколько минут сцена пуста.

Из танкового люка высовывается голова парня в камуфляже.

ИВАН: Эй, тут есть кто? Закурить дайте! (оглядывается по сторонам). Блин, все смотали. Суки (прячется обратно в танк).

Ворота начинают со скрежетом открываться. Сцена стремительно пустеет.

Через несколько минут из ворот на инвалидном кресле выезжает крошечный, мертвенно-бледный, пожилой человечек.

ДРАКОН: Ланцелот! Полюбуйся на меня перед боем. Где же ты?

Появляется Ланселот в сопровождении кота.

Ланселот вооружён автоматом "Узи". На поясе - пистолет.

КОТ: (тоном консультанта). Не пугайся, Ланселот. Это его третья голова. Он их меняет, когда пожелает.

ЛАНЦЕЛОТ (направляя ствол автомата на Дракона): Пугаться? Этого уродца? Да нет, это не он. И где же его когти, зубы, или что там у него ещё?

КОТ: Хрен его знает. Может, он уже разучился принимать боевую форму? Очень жаль...

ЛАНЦЕЛОТ: Кого тебе жаль, дурачина? Этого лысого козла?

КОТ: Если честно, то себя. Кажется, мне всё-таки придётся эмигрировать. Вот только куда?

ЛАНЦЕЛОТ: А что тебе не нравится здесь?

КОТ: Очень скоро здесь станет, как везде. Я, кажется, видел среди всей этой толпы "зелёных". И когда они опять начнут защищать права собак, я хотел бы быть подальше отсюда.

ЛАНЦЕЛОТ: У тебя узкий обывательский взгляд на эти вещи.

КОТ: Я и есть обыватель. У меня узкие взгляды. Я хочу жить тихо и спокойно. Это плохо?

ДРАКОН: Уж извините, что прерываю вашу интересную беседу. Кажется, мы собирались сражаться, господин Ланцелот?

ЛАНЦЕЛОТ (вскидывая ствол автомата): Это всё-таки ты, дра-дра? Что это ты заявился в таком виде? Мог бы и показать когти, крылья, или что там ещё у тебя в загашнике...

ДРАКОН: А зачем? Чтобы в меня было удобно целиться тому идиоту в танке?

ЛАНЦЕЛОТ: Слышь, мужик, это неспортивно.

ДРАКОН (пожимая плечами): Здесь не Олимпийские Игры.

ЛАНЦЕЛОТ: Извини, чувак, но я тебя предупреждал. Если ты меня хотел разжалобить своим дурацким видом, то зря старался. Сейчас я тебя пристрелю.

ДРАКОН: Я просто хочу немного поговорить. Знаешь, есть такое старое правило: прежде чем убить кого-нибудь, сначала поговори с ним. В худшем случае ты потеряешь немного времени. В лучшем - поймёшь, что его всё-таки не стоило убивать.

ЛАНЦЕЛОТ: Ну, давай, валяй. Только учти, это тебя всё равно не спасёт.

ДРАКОН: Ты знаешь, в какой день я появился на свет?

ЛАНЦЕЛОТ: В невезучий, надо думать.

ДРАКОН: В день страшной битвы. В тот день сам Аттила потерпел поражение, - тебе понятно, сколько воинов надо было уложить для этого? Земля пропиталась кровью. Листья на деревьях к полуночи стали коричневыми. К рассвету огромные черные грибы - они называются гробовики - выросли под деревьями. А вслед за ними из-под земли выполз я. Я - сын войны. Война - это я. Кровь мертвых гуннов течет в моих жилах, - это холодная кровь. В бою я холоден, спокоен и точен.

ЛАНЦЕЛОТ: Вот только не надо гнать про несчастное детство. Меня тоже, знаешь ли, не в капусте нашли.

ДРАКОН (продолжая): О войне я знаю всё, что о ней можно знать. И почти так же хорошо я разбираюсь в её причинах и последствиях. Вот это меня сейчас и беспокоит.

ЛАНЦЕЛОТ: Давай, только быстро.

ДРАКОН: Сначала о причинах. Почему ты так хочешь меня убить? Сначала ты мне сказал, что мстишь за Портняжку. Мстить за мерзавца - недостойное занятие, но это хотя бы понятно. Но теперь, когда ты привёл сюда толпу посторонних людей, я начал в этом сомневаться.

ЛАНЦЕЛОТ: Ты только что догадался? Нахрен мне сдался этот Портняжка.

ДРАКОН: Неужели всё это - только из-за того, чтобы прославиться?

ЛАНЦЕЛОТ: В основном из-за этого, конечно. А что, этого не достаточно?

ДРАКОН: В моё время это считалось недостойной причиной для вражды.

ЛАНЦЕЛОТ: Времена изменились, старичок... Но не только в этом дело. Я всё-таки профессиональный герой, как-никак. Я, может, и не очень милый парень. Но среди людей нашей профессии милые люди не приживаются. Зато у меня есть кое-какие убеждения. Тебе это непонятно, дракон?

ДРАКОН: Вполне допускаю... Продолжай.

ЛАНЦЕЛОТ: А что тут продолжать? Не мог же я спокойно пройти мимо такого махрового рассадника тоталитаризма!

ДРАКОН: То есть тебе не нравится наше королевство?

ЛАНЦЕЛОТ: А ты как думал?

ДРАКОН: Жителям нравится.

ЛАНЦЕЛОТ: Между нами говоря, это уроды, покалеченные тоталитаризмом. Дырявые души, продажные души, прожженные души, мертвые души. С ними ещё придётся повозиться.

ДРАКОН: Так, теперь мы переходим в область следствий. Когда ты меня убьёшь, что с ними будет?

ЛАНЦЕЛОТ: Как что? Мы принесём сюда либеральную демократию. Конечно, местным это не понравится, но это их проблемы. Хотя вряд ли здесь будут какие-то сложности. Я уверен, что через пару недель настоящей жизни они всему научатся. Доллары, экспорт-импорт, социальные проблемы, планирование семьи, современная музыка, феминизм, спорт - как только это всё сюда хлынет, от ваших патриархальных нравов останутся рожки да ножки.

ДРАКОН: Что и неудивительно. Плохому учатся быстро.

ЛАНЦЕЛОТ: А вообще-то потребуется массовая дедраконизация. Работа предстоит мелкая. Хуже вышивания. В каждом из них придется убить дракона. В смысле, выкорчевать тоталитарные комплексы, ксенофобию, латентный фашизм, и всё такое прочее.

ДРАКОН: А им будет больно?

ЛАНЦЕЛОТ: Я же сказал, придется повозиться. Легко не будет, это уж точно. Зато потом они станут полноценными членами демократического общества. Ну не они, так их дети. Или внуки. Или правнуки. Или ещё как-нибудь. Но, вообще-то, я не вижу здесь проблемы. Человеческие души, любезный, очень живучи. Разрубишь тело пополам - человек околеет. А душу разорвешь - станет послушней, и только. Так что мы всегда добиваемся своего. Это небольшая цена за приход прогресса и цивилизации.

ДРАКОН: Хм... Всё хочу спросить: а тебе самому-то не противно?

ЛАНЦЕЛОТ: Кстати, с какой радости ты вообще так заботишься о человечках? В конце концов, это не твой народ. Я не расист, но ты же понимаешь, что люди - дерьмо. Зачем тебе с ними возиться?

ДРАКОН: Я тоже не очень хороший парень. Просто мне противно смотреть на бессмысленные и бесполезные страдания. И я постарался сделать так, чтобы их не было хотя бы там, где живу я... Люди дерьмо, ты прав. Но они всё-таки не заслужили того ада, что вы называете "прогрессом" и "цивилизацией". В моём королевстве можно было жить, не будучи дерьмом. И при этом не быть нищим, убогим, и всеми презираемым. Это немного. Но это лучше, чем ничего.

ЛАНЦЕЛОТ: Ха! Да у тебя мессианские комплексы! Ты что о себе вообразил? Что ты тут построил рай на земле? А ты спрашивал своих подданных, хотят ли они жить в такой благодати?

ДРАКОН: А в чём проблема? Границы открыты, уезжай - не хочу. Но сюда по большей части въезжают, а не выезжают. Как твой знакомый кот, например.

ЛАНЦЕЛОТ: В таком случае тебя действительно есть за что убивать.

ДРАКОН: За что же?

ЛАНЦЕЛОТ: Ты подаёшь дурной пример.

ДРАКОН: Чем же он дурен?

ЛАНЦЕЛОТ: Скажу тебе, как профессиональный герой. Люди должны быть уверены, что они живут при самых лучших порядках на свете, и не мечтать ни о чём другом. Никакие эксперименты в этой области не позволительны. За этим следим мы, профессиональные герои, прогрессоры, сеятели добра и света. И если бы не мы...

ДРАКОН: ...то они могли бы устроиться как-нибудь поудобнее?

ЛАНЦЕЛОТ: Даже если и так! Существующий порядок вещей хорош уже тем, что в него много инвестировано. На его создание и поддержание ушло столько сил и средств, что даже страшно подумать. Теперь мы уже не можем позволить себе сворачивать с накатанного пути и искать другие варианты. Может, они и лучше. Но теперь уже всё, поезд ушёл, флажок упал. Поэтому твоя консервативная утопия должна быть разрушена. Карфаго деленда эст. Понятно? Ну а теперь, извини уж, я тебя шлёпну. (поднимает автомат, целится)

ДРАКОН: Последний вопрос. Это ты всё сам придумал? Насчёт прогресса, цивилизации, и всего такого прочего?

ЛАНЦЕЛОТ (поводя стволом автомата): Меня так учили.

ДРАКОН: Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?

Внезапно выдыхает в лицо Ланцелоту струю пламени. Тот с тихим шипением превращается в кучку пепла.

ДРАКОН: Я всё-таки дракон, а не инвалид. Простейший приём. Куда проще, чем махать лапой эн в икс направлении.

Появляется кот.

КОТ: Уфф! Наконец-то ясность.

ДРАКОН: Ты думал, что я не смогу с ним справиться?

КОТ: Честно говоря, я волновался, господин дракон. Хорошо, что всё кончилось.

ДРАКОН: Нет, кот. Ничего не кончилось. Это был жест отчаяния.

КОТ: Но приезжий мёртв!

ДРАКОН: Да, мёртв. Зато он привёл сюда целую ораву сумасшедших ублюдков. Они больше не оставят нас в покое. Кстати, ты не забыл про танк?

КОТ: Ой!

ДРАКОН: Не пугайся. Я мог бы расплавить эту дурацкую железку одним вздохом. Но не хочу.

КОТ: Почему?

ДРАКОН: Потому что это ничего не изменит. А я, как профессиональный воин, не люблю убивать просто так.

Крышка люка откидывается. Показывается голова парня в камуфляже.

ИВАН: Ну что? Бой идёт, или как? Я там ничего не вижу, не слышу... Где дракон? Где все вообще?

ДРАКОН (вежливо): Дракон - это я. Ланцелота я только что испепелил.

ИВАН: Оппаньки! А я тут хлебалом щёлкаю... (скрывается в люке)

КОТ (обеспокоенно): Он будет стрелять!

ДРАКОН: Очень на это надеюсь... Я улетаю, кот. Здесь уже всё потеряно. То есть, конечно, можно было бы и посопротивляться, но воевать с трёхтонными бомбами, начинёнными окисью этилена, нет смысла. А до этого обязательно дойдёт. Они не отступятся: они слишком много инвестировали в свой отвратительный проект. Так что нужно будет поискать себе другое место для жизни.

КОТ (умоляюще): Возьмите меня с собой, господин дракон. Я уже эмигрант со стажем, мне не привыкать...

ДРАКОН: Ну хорошо. Тогда ле...

Танк стреляет. Через секунду в самом танке что-то взрывается.

Клубы дыма заволакивают сцену.

ЭПИЛОГ

Роскошно обставленный зал. На заднем плане, по обе стороны двери, полукруглые столы, накрытые к ужину. Над всем этим - огромный логотип фирмы "Майкрософт".

При поднятии занавеса гремит оркестр. Группа горожан кричит, глядя на дверь.

ГОРОЖАНЕ (тихо). Раз, два, три. (Громко.) Да здравствует победитель дракона! (Тихо.) Раз, два, три. (Громко.) Да здравствует наш повелитель! (Тихо.) Раз, два, три. (Громко.) До чего же мы довольны - это уму непостижимо! (Тихо.) Раз, два, три. (Громко.) Мы слышим его шаги!

1-Й ГОРОЖАНИН (тихо): При драконе такого маразма не было.

2-Й ГОРОЖАНИН (тихо): Придержи язык. Ты что, хочешь, чтобы до всех нас добралась комиссия по дедраконизации?

1-Й ГОРОЖАНИН (тихо): Ладно, замяли. (торжественно): О славный наш освободитель! Ровно неделю назад окаянный, антипатичный, нечуткий, противный сукин сын дракон был уничтожен вами.

ГОРОЖАНЕ. Ура, ура, ура!

1-Й ГОРОЖАНИН: С тех пор мы живем очень хорошо. Мы...

ШАРЛЕМАНЬ: Стойте, стойте, любезные. Сделайте ударение на "очень".

1-Й ГОРОЖАНИН: Слушаю-с. С тех пор мы живем о-очень хорошо.

ШАРЛЕМАНЬ: Нет, нет, любезный. Не так. Не надо нажимать на "о". Получается какой-то двусмысленный завыв: "Оучень". Поднаприте-ка на "ч".

1-Й ГОРОЖАНИН: С тех пор мы живем очччень хорошо.

ШАРЛЕМАНЬ: Во-во! Утверждаю этот вариант. Ведь вы знаете победителя дракона. Это простой до наивности человек. Он любит искренность, задушевность. Дальше.

1-Й ГОРОЖАНИН: Мы просто не знаем, куда деваться от счастья.

ШАРЛЕМАНЬ: Отлично! Стойте. Вставим здесь что-нибудь этакое... гуманное, добродетельное... Победитель дракона это любит. (Щелкает пальцами.) Стойте, стойте, стойте! Сейчас, сейчас, сейчас! Вот! Нашел! Даже пташки чирикают весело. Зло ушло - добро пришло! Чик-чирик! Чирик-ура! Повторим.

1-Й ГОРОЖАНИН: Даже пташки чирикают весело. Зло ушло - добро пришло, чик-чирик, чирик-ура!

ШАРЛЕМАНЬ: Уныло чирикаете, любезный! Смотрите, как бы вам самому не было за это чирик-чирик.

1-Й ГОРОЖАНИН (весело): Чик-чирик! Чирик-ура!

ШАРЛЕМАНЬ: Так-то лучше. Ну-с, хорошо. Остальные куски мы репетировали уже?

ГОРОЖАНЕ: Так точно, господин бургомистр.

ШАРЛЕМАНЬ: Ладно. Сейчас победитель дракона, президент вольного города выйдет к вам. Запомните - говорить надо стройно и вместе с тем задушевно, гуманно, демократично. Это дракон разводил церемонии, а мы...

ЧАСОВОЙ (из средней двери): Сми-ирно! Равнение на двери! Его превосходительство господин президент вольного города идут по коридору. (Деревянно. Басом.) Ах ты душечка! Ах ты благодетель! Дракона убил! Вы подумайте!

Гремит музыка. Входит Иван с Эльзой. На сей раз он одет не в камуфляжную форму, а в дорогой английский костюм. Левая щека у него обожжена, левый глаз закрыт чёрной повязкой. Левая рука висит плетью.

Эльза - в белом подвенечном платье, лицо густо покрыто косметикой. Её шатает.

ШАРЛЕМАНЬ: Приветствуем вас, господин победитель дракона!

ИВАН: Здорово, папаша, коли не шутишь. Чёрт, никак не могу привыкнуть...

ШАРЛЕМАНЬ (подобострастно, но с оттенком издёвки): Вы теперь большой человек, господин Иван. Вы убили дракона и освободили наш город от гнёта тоталитарного господства. Ценой собственного здоровья...

ИВАН (приосанившись): Я просто выполнял свой долг. Кто же знал, что в этом дурацком танке взорвётся боекомплект. Хорошо, что он был того... недоукомплектован. Найти бы ту суку, которая нам его продала.

ШАРЛЕМАНЬ: Не будем об этом в такой праздничный день. Зло ушло - добро пришло. А вы избавили мою дочь Эльзу от ужасного, отвратительного союза с похотливым чудовищем. Так что сегодня у вас свадьба.

ЭЛЬЗА (без выражения): Пиздец. Просто не могу поверить своему счастью.

ИВАН (тихо): Слышь, папаша, я всё хотел спросить, да не решался. Твоя дочура... она здоровая? Я смотрю, она на ногах не держится.

ШАРЛЕМАНЬ (так же): Обычное волнение. Это пройдёт.

ИВАН: А-а, ну да. Она, небось, девушка ещё? Ну ничего, я её сегодня ночью всему научу. (Смеётся). У нас в Болгарии этого уже давно и в заводе нет. Цивилизация, понимаешь. Почти что Европа. Девки СПИДом болеют...

ШАРЛЕМАНЬ (обеспокоенно): Ну, у нас этому неоткуда взяться. Во всяком случае, пока. У нас тут ведь было мракобесие... Ох, чёрт! Забыл! Тут к вам делегация граждан. Пришли поздравить... (делает знак горожанам).

ГОРОЖАНЕ (тихо). Раз, два, три. (Громко.) Да здравствует победитель дракона! (Тихо.) Раз, два, три. (Громко.) Да здравствует наш повелитель! (Тихо.) Раз, два, три. (Громко.) До чего же мы довольны - это уму непостижимо! (Тихо.) Раз, два...

ИВАН (взволнованно): Спасибо, спасибо, ребята, больше не надо. Мне приятно, честно. И моей Эльзочке тоже.

ШАРЛЕМАНЬ (умильно): Надо же, как вы сошлись характерами.

ИВАН (простодушно): Вообще-то, когда мне сказали, что я теперь должен жениться, я прямо так сразу и офигел. Но чего не сделаешь ради торжества либеральной демократии!

ШАРЛЕМАНЬ (торжественно, но с глумливой ноткой в голосе): Живите счастливо, дети. Чтобы всё у вас было, как в старых добрых сказках - они любили друг друга и умерли в один день.

На физиономиях некоторых горожан появляются нехорошие ухмылки.

Шарлемань бдительно зыркает в их сторону, и лица мгновенно становятся серьёзными.

ИВАН: Блин, у меня голова кругом от всех этих дел. Никогда не думал, что быть президентом - это так сложно.

ШАРЛЕМАНЬ: Нам тоже сложно привыкнуть к новой жизни. Но мы стараемся. Правда, господа?

1-Й ГОРОЖАНИН: Да, мы оччччень стараемся.

ШАРЛЕМАНЬ: Очень хорошее "ч"! Вы молодцы, господа. Всегда веселы и счастливы, как пташки. Ну и летите себе. Живо!

Горожане уходят.

ШАРЛЕМАНЬ: Ну что ж, теперь можно заняться делами. Сначала о реформе финансовой системы. После ареста Главного казначея... сейчас его делами занимается комиссия по дедраконизации...

ИВАН: А что, он что-то украл?

ШАРЛЕМАНЬ: Наоборот. Его обвиняют в том, что он честно служил дракону. Если ему удастся доказать, что он что-нибудь украл, его отпустят. Как борца с тоталитаризмом. А так ему светит пожизненное заключение. Как пособнику кровавого режима.

ИВАН: Сложная всё-таки вещь демократия.

ШАРЛЕМАНЬ: Я сначала тоже не понимал, а теперь понял. Ничего сложного. Дура лекс, сед лекс. Фо ве пипл, он ве пипл, бай ве пипл. Ну и так далее. Значит, о делах. После ареста Главного казначея и введения системы currency board наша финансовая система значительно окрепла. У нас такой экономический рост цен! Все так взволнованы! Даже простые торговки подняли цены на молоко втрое. Простые женщины, а понимают: жить по-старому больше нельзя.

ИВАН (простодушно): Но ведь это же плохо, когда цены...

ШАРЛЕМАНЬ: Мы все сначала тоже так думали. Но эксперты из Международного Валютного Фонда нам всё объяснили. Если цена на национальные товары в условиях стабильной валютной системы повышается, это значит, что они конкурентоспособны и пользуются спросом. А наша валютная система стабильна. Теперь в её основе теперь лежит доллар, а не эти магические фанты, которые рисовали наши горе-маляры. Зато доллары рисуют международно признанные живописцы. Так что у нас всё в порядке.

ИВАН (простодушно): Но ведь дорого же всё!

ШАРЛЕМАНЬ: Надо привыкать. Мы теперь живём по тем законам, которые приняты во всём цивилизованном мире. Это только при драконе...

ИВАН (перебивая): Я тут слышал такую байду, что дракон жив.

ШАРЛЕМАНЬ: Надо сообщить в комиссию по дедраконизации. Они разберутся, кто тут распускает такие слухи.

ИВАН: Не, серьёзно. Что вроде бы его видели над городом, в этом, как его... боевом состоянии. С когтями, клыками, крыльями, ну и так далее. И что он нёс в лапах кота. И что...

ШАРЛЕМАНЬ: Какая грязная клевета. Наш несчастный котик героически погиб во время боя... Хотелось бы поставить ему памятник. Где-нибудь в скверике, рядом с монументом господину Ланцелоту. Может быть, вы выделите на это мероприятие небольшую сумму?

ИВАН (пытаясь изобразить заинтересованность): А как там идёт строительство монумента?

ШАРЛЕМАНЬ: Ах, но ведь прошла всего неделя с того счастливого дня, как вы уничтожили чудовище! В общем, процесс идёт. Мы уже получили необходимую сумму на возведение мемориального комплекса от международных кредитных организаций, прежде всего - от Всемирного Банка. Половина суммы, - та, что предназначается международным консультантам, - уже освоена. Так что можно считать, что дело уже сделано, остались чисто технические вопросы.

ИВАН: Что конкретно сделано?

ШАРЛЕМАНЬ: Например, на месте будущего монумента Ланцелоту воздвигнут временный памятный знак. Он удостоверяет то, что монумент действительно находится в процессе строительства. Кроме того, выписаны все необходимые бумаги, что подписью и приложением печати удостоверяется. Вы предъявите их любой международной комиссии в случае проверки, и все кончится отлично... Кстати, кто подписывал договор с "Майкрософтом"?

ИВАН: Я ничего не подписывал!

ШАРЛЕМАНЬ: Значит, Ланцелот. Чёрт побери, мы теперь обязаны отвечать по его обязательствам.

ИВАН: А почему обязаны?

ШАРЛЕМАНЬ: Вам не стоит в это вникать, господин президент.

Входит Эльза.

ЭЛЬЗА: Ваня, мне нужно поговорить с папашей. Шёл бы ты отсюда.

ИВАН (робко): Да-да, конечно. Я сейчас того... погуляю немножко.

Поспешно уходит, стараясь не смотреть на невесту.

ЭЛЬЗА: Парень, конечно, мудаковатый. Попал в эту историю, как кур в ощип. Может, не надо его заражать, а?

ШАРЛЕМАНЬ: Ты опять? Мы уже с тобой обо всём так хорошо, так подробно переговорили. Этот ублюдок стрелял в господина дракона. И, скорее всего, убил его.

ЭЛЬЗА: А если нет? Старик был крепким. Я слышала, что он просто дал дёру.

ШАРЛЕМАНЬ: Всё равно. Помоги мне убить хотя бы этого. Тебе это не сложно. Просто потрахайся с ним в своё удовольствие, и всё.

ЭЛЬЗА: Раньше ты таким не был.

ШАРЛЕМАНЬ: Не был. За эту неделю я научился ненавидеть.

ЭЛЬЗА: Кого?

ШАРЛЕМАНЬ: Их всех.

ЭЛЬЗА: Мне всё равно.

ШАРЛЕМАНЬ: Надо будет потихоньку готовиться к избирательной компании. Когда этот ублюдок подохнет, я стану президентом. Я уже провентилировал этот вопрос с большими парнями наверху.

ЭЛЬЗА: А если вернётся дракон?

ШАРЛЕМАНЬ: Он не вернётся.

ЭЛЬЗА: Почему?

ШАРЛЕМАНЬ: А зачем? Я хорошо знал господина дракона - всё-таки я был его архивариусом. Он не фанатик и не гуманист. Он просто свил себе уютное гнездо. Так получилось, что рядом с ним жили мы. И он облагодетельствовал нас - глупых, подлых, несчастных. И хорошо с нами обращался. Теперь он совьёт гнездо в другом месте, куда ещё не добрались эти, с танками и микрофонами. Вообще говоря, люди не имеют права править людьми. В этом есть что-то противоестественное. Людьми должны править драконы... Ладно, замяли. У тебя сегодня свадьба, а ты в таком виде!

ЭЛЬЗА: Я выпью таблетки. На час-другой этого хватит.

ШАРЛЕМАНЬ: Да, ещё... Когда будешь трахаться, не забудь о главном. Изображай дикую страсть, доченька. Кусайся и царапайся, как кошка. Иначе он может остаться здоровеньким, а это будет очень обидно.

ЭЛЬЗА: Как скажешь, папа.

ШАРЛЕМАНЬ: Ну всё. Иди.

Эльза, пошатываясь, бредёт к краю сцены, и падает, не дойдя двух шагов. В этот момент вступает оркестр: исполняется "Свадебный Марш" Мендельсона.

Под звуки свадебного марша Эльза приподнимается, встаёт на четвереньки, и ползёт за кулисы. Белое платье волочится по сцене.

Опускается занавес. На нём - огромный логотип фирмы "Майкрософт". Оркестр продолжает играть - всё громче и громче.


Warrax Black Fire Pandemonium  http://warrax.croco.net   e-mail warrax@skeptik.net