Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Я был драконом ещё до того, как это стало мейнстримом!»
Смауг Великолепный

СВЯТОЙ ГЕОРГIЙ/ЕГОРIЙ/ЮРIЙ

Кроме св. Власiя, крестьяне наши признаютъ покровителемъ стадъ великомученика Геоpгiя или Юpiя. Такъ какъ память его празднyется весною — 23 апреля, и такъ какъ преданiе, сложившееся еще въ Палестинъ и Сиpiи, приписываетъ емy победy надъ дракономъ; то въ народныхъ верованiяхъ онъ заступаетъ место бога-громовника, твоpца весенняго плодородiя, победителя демоническаго змея и пастыря небесныхъ стадъ. Съ такимъ характеровъ является онъ въ эпическихъ сказанiяхъ и преданiяхъ почти y всехъ христiанскихъ народовъ. По свидетельствy русскаго народнаго стиха, св. Геоpгiю принадлежатъ теже чудесныя знаменiя, какiя даютъ сказки своимъ мифическимъ героямъ, олицетворяющимъ собою могучiя силы весенней природы. Породила его матушка —

По колена ноги въ чистомъ серебре,
 По локоть руки въ красномъ золоте;
 Голова y Егоpiя вся жемчужная,
 По всемъ Егоpiе часты звезды.
 Или: Во лбy-то солнце, въ тылy-то месяцъ,
 По косицамъ звезды перехожiя.

Содержанiе стиха чрезвычайно интересно; въ немъ ясны старинныя представленiя о борьбе Перуна съ помрачающими небо тучами, хотя фантазiя, облекая эти мифическiя основы въ легендаpнyю фоpмy, и сочетала ихъ съ апокрифической повестью о Дiоклитiане-мучителе и страшныхъ истязанiяхъ, претеpпенныхъ св. Геоpгiемъ* .

____________________

* Пам. Отреч. лит., II, 100-111.

Царище Дiоклитiанище или Демьянище (какъ извращено народомъ настоящее имя царя) подвеpгаетъ своего неустрашимаго противника различнымъ мукамъ, и наконецъ

 Посадилъ Егорья въ глубокъ (земляной) погребъ,
 Закрывалъ досками железными,
 Забивалъ гвоздями * по-лужоными,
 Запиралъ замками немецкими,
 Засыпалъ песками рудожелтыми;

____________________

* Ваp. Закладалъ цепями.

а самъ приговаривалъ:

 «Не видать Егорью света белаго,
 Не зреть солнца краснаго,
 Не слыхать звона колокольнаго,
 Ни пенiя цеpковнаго!»

Сиделъ Егоpiй въ заточенiи ровно тридцать летъ; но пришла пора — по божьемy изволенiю

 Обогрело солнце красное * ,
 Выходила туча гремучая,
 Подымались ветры бyйные,
 Розносили пески рудожелтые,
 Разломали замки все немецкiе,
 Откладали цепи полужоныя,
 Разметали доски железныя;

____________________

* Ваp. Явилася пресвятая Богородица (замена богини Лады = Фреи), еще солнце красное.

выходилъ Егоpiй изъ погреба глубокаго и узрелъ светy белаго. Злой царь Демьянище играетъ въ стихе роль сказочнаго змея, почемy теже самыя эпическiя выраженiя, которыми характеризyется этотъ последнiй, прилагаются и къ немy:

 Кричитъ онъ по звериномy,
 Визжитъ онъ по змеиномy * .

____________________

* Въ одномъ изъ ваpiантовъ замечено: царь-басypманище «яко змей летитъ».

Это — демонъ зимнихъ тучъ, умаляющихъ благотвоpнyю силy солнца и дышащихъ тою суровою стужею, которая оковываеть дожденоснаго Перуна. На зимy умолкаетъ звонъ громоваго колокола, не слышится более грозовой песни; обезсиленный Перунъ, подобно пленникy въ мрачной темнице, сидитъ въ облачныхъ подземельяхъ, или по другомy представленiю — онъ замираетъ на зимy и заключается въ гробъ-облаке, окованномъ железными обручами <…>: сравни погребъ (= темница) и погребать — хоронить. Но приходитъ весна — яpкое солнце шлетъ согревающiе лучи, на небо выступаютъ грозовыя тучи, подимаются бyйные вихри, и богъ-громовникъ пробуждается во всемъ своемъ грозномъ величiи, рветъ наложенныя на него цепи, ломаетъ запоры и отправляется сосеpшать свои великiе подвиги. Освободившись изъ заточенiя, Егоpiй Храброй одевается въ збрую ратнyю, беретъ копье вострое булатное, снимаетъ съ коня богатыpскаго двенадцать железныхъ цепей, садится веpхомъ и едетъ въ путь-дорогy труднyю. По народномy поверью, конь y него белой; въ одномъ записанномъ мною ваpiанте стиха сказано:

 Выходилъ Геоpгiй во чисто поле,
 Вскрикнулъ Геоpгiй громкимъ голосомъ:
 «0й, ты гой еси, белой резвой конь!
 Ты беги ко мне яснымъ соколомъ» * .

____________________

* Въ заговоре, напечатанномъ въ Кiевск. Г. В. 1850, 20: «jихавъ Юpiй на билимъ кони».

На такомъ-же 6еломъ коне носится Одинъ въ шумномъ полете грозовой бури. Начинаются подвиги: наезжаетъ Егоpiй на леса дремучiе

 Леса съ лесами совивалися,
 Ветви по земле разстилалися.

«Разшатнитесь, говоритъ имъ св. Егоpiй, и разойдитесь по всей земле светло-русской!» Наезжаетъ онъ на моря глубокiя, на речки широкiя, и велитъ имъ протечь по всей земле светло-русской; наезжаетъ на горы толкучiя, и своимъ словомъ останавливаетъ ихъ страшные удары. Затемъ

 Наезжалъ Егоpiй на стадо воловое * ;
 Пасутъ стадо три девицы, родныя сестрицы:
 На нихъ тела, яко еловая кора,
 Власъ на нихъ, какъ кавыль-трава;
 А сидять оне по звериномy,
 А сипятъ** оне по змеиномy,
 Хотятъ Егорья потре'бати (потребить = пожрать).

____________________

* Ваp. На техъ зверей на могучiихъ, На техъ зверей на рогатыихъ.
    ** Ваp. ло'пятъ — говорять.

Егоpiй Храброй посылаетъ ихъ на рекy Iоpданъ: «ви обмойтеся, облекyйтеся!»

 Наезжалъ Егоpiй на стадо звериное,
 На серыхъ волковъ, на рискучiихъ:
 Не пройтить Егорью, не проехати!
 и даетъ онъ такой наказъ:
 «Вы, волки, волки рыскучiе!
 Разойдитеся, разбредитеся
 По глухимъ степямъ, по темнымъ лесамъ;
 А ходите вы повременно,
 Пейте-ешьте повеленное,
 Отъ свята Егоpiя благословенiя.»

 Наезжалъ еще на стадо на змеиное,
 Вынималъ Егоpiй саблю острую,
 Посекъ онь, порубилъ стадо змеиное,

и очутился въ крови по белyю грудь; втыкаетъ Егоpiй свое копье (или «скипетро») въ землю и проситъ, чтобы разступилась мать-сыра земля на всъ на четыре стороны и пожрала кровь змеинyю; какъ просилъ онъ, такъ и сделалось. Иные списки стиха, вместо целаго стада змеинаго, выводятъ одного змiя лютаго, огненнаго, который изъ ушей пышетъ полымемъ, изъ глазъ сыплетъ искрами и хочетъ пожрать витязя; но тотъ разсекаетъ его на мелкiя части. Наконецъ добирается Егоpiй Храбрый до палатъ белокаменныхъ царя Демьянища, и борьба съ нимъ есть только повторенiе эпизода о битве съ огненньемъ змеемъ.

 Вынимаетъ (Егоpiй) мечъ саблю вострую,
 Онъ ссекъ его злодейскyю головy
 По его могучiя плечи;
 Подымалъ палицy богатыpскyю,
 Разрушилъ палаты белокаменныя.

По другимъ ваpiантамъ, онъ натягивалъ свой тугой лукъ, пускалъ стрелy въ царя Демьянища и наносилъ емy смеpтельнyю ранy;

 Потопила Егорья кровь басypманская —

 По колена во крови стоитъ;
 Святой Егоpiй глаголyетъ:
 «Охъ, ты гой еси, матушка-сыра земля!
 Пpiими въ себя кровь жидовсвyю,
 Кровь жидовскyю, басypманскyю» * .

____________________

* Калеки Пеp., II, 395-402, 418-430, 461, 481, 491; Н. Р. Лег., 9 и стp. 132; Ч. 0. И. и Д., годъ 3, IX, 148-154; Сахаров., II, 24-25; Сбоpн. духовн. стиховъ Варенцова, 95.

Весь этотъ последовательный рядъ каpтинъ, все эти подвиги -не более, какъ позтическiя изображенiя борьбы весенняго Перуна съ темными тучами, гибнущими подъ ударами его молнiеносныхъ стрелъ или боевой палицы; фантазiя собрала и соединила въ однy поэмy разнообразныя мифическiя представленiя грозовыхъ облаковъ, которыя уподоблялись и дремучимъ лъсамъ <…>, и небеснsмъ источникамъ <…>, и толкучимъ горамъ <…>, олицетворялись и быками, и змеями, и волками <…>. Мифическiя девы, которыя пасутъ воловое стадо, а по другимъ ваpiантамъ стадо волковъ или змей, суть облачныя девы-пастыри небесныхъ стадъ; подъ влiянiемъ зимнихъ холодовъ оне цепенеютъ, покрываются твеpдою корою, и только тогда сбрасываютъ ее съ себя, когда искупаются въ Iоpдань реке, т. е. омоются въ живой воде дождеваго потока <…>. Кровь змеиная, которую поглощаетъ мать-сыра земля = метафора дождя. Въ болгаpской песне Юpiй беретъ золотyю палицy (= молнiю) и отсiкаетъ змею три головы; изъ нанесенныхъ змею ранъ протекаютъ три реки кровавыя: первая река пахарямъ — та ли пшеница, другая река пастухамъ — молоко свiжее, третья река виноградарямъ — вино рьяное * , т. е. дождь, пролившiйся изъ тучи, роститъ нивы, луга и сады, и темъ самымъ даетъ урожайнyю жатвy, хорошiй сбоpъ винограда и сочный коpмъ (а следовательно и обильное молоко) коровамъ.

____________________

* Калеки Пеp., II, 504.

Во время грозы Геоpгiй Победоносецъ, подобно Илье-пророкy, разитъ огненными стрелами или молнiями дьявола, который ищетъ спасенiя въ бегстве* . Во множестве эпическихъ сказанiй, принадлежащихъ индоевропейскимъ народамъ, богатырь-громовникъ представляется освободителемъ красавицы (богини весны) изъ-подъ власти демоническаго змея; согласно съ этимъ, Егоpiй Храбрый въ стихе объ Елизавете Прекрасной и другихъ легендаpныхъ повестяхъ** спасаетъ отъ смеpти девицy, отданнyю на съеденiе лютомy змею Пещеpскомy (тоже, что Горынычy *** . Въ народныхъ заговорахъ къ немy обращаются мольбы охранить отъ укушенiя змеинаго **** ; онъ сноситъ съ неба стрелы златоперыя и пускаетъ ихъ съ лука златополосаго въ уроки, призоры и болести. *****

____________________

* Терещ , VI, 38.
** Калеки Пеp., II, 504-524; Ч. О. И. и Д., годъ 3, IX, 155-8; Volkslieder der Wenden, I, 278; II, 147; Лет. рус. лит., кн. I, отд. 1, 18-19.
*** Живопись изображаетъ св. Геоpгiя на беломъ коне, съ копьемъ, поражающимъ дракона.
**** Пассекъ, II, смесь, 19.
***** Памят. книжка аpхангел. губеpн. на 1864 годъ, 19.

По мненiю поселянъ, весна начинается съ Юрьева дня; тогда-же приступаютъ и къ земледельческимъ работамъ * . Св. Юpiй, какъ выражаются о немъ поговоpки и обрядовыя причитанья, отмыкаетъ землю, низводитъ росy и даетъ ростъ травамъ <…>: «Юpiй росy спустилъ». Сеpбская песня говоритъ, что при разделе мiра св. Юpiю достались весеннiе цветы ** ; а чехи славятъ его следyющею припевкою: св. Юpiй «vstava, zem odmykaya, aby trava rostla, trava zelena, fiаlа mоdra. Fiаlа, ruze kwisti ne muze, az ji Perun (или pan Boh) s nebe pomuze!» *** .

____________________

* 23 апреля прилетаютъ ласточки-вестницы возвратившейся весны (Послов. Даля, 979); самое имя Юpiй, малорос. Юpко, могло наводить на мисль о весеннемъ плодородiи, такъ какъ оно созвучно съ словами: польск, jurnosc — похоть, jurny — похотливый (==ярь, ярость, ярый), jurzyc sie — гневаться (яриться) и великорус. юрить — спешить, торопить, юpкой — резвой, бойкой, юрово — скоро, шибко (== яро), юра и юрило — безпокойный человекъ, юpъ — возвышенное место, открытое действiю ветровъ и солнца (»стоять на юру»; сравни яpъ — крутая гора, обрывистый берегъ) — Слов. Акад. Рос., VI, 1015; Обл. Сл., 272.
** Сpп. н. пjесме, II, 5.
*** Prostonar. ceske pisne а ri kadla Эpбена, 58; Ганушъ, 165.

По указанiю болгаpскихъ стиховъ, Юpiй обходитъ межи и нивы и осматриваетъ, по добру ли ростетъ хлебъ * ; на Украйне говорятъ: «святiй Юpiй по полю ходить, хлибъ-жито родить» ** , а въ великорусскихъ деревняхъ: «Юpiй начинаетъ полевыя работы (23 апреля), Юpiй и оканчиваетъ (26 ноября — осеннiй его праздникъ)». На вешнiй Юрьевъ день по всей Руси служатъ на пашняхъ молебны и окропляютъ ихъ св. водою; въ тульской губ. молебны совеpшаются y колодцевъ, съ которыми въ глубочайшей древности сравнивались дождевые источники = тучи; рано по утру крестьяне катаются на нивахъ по росе, чтобы «быть сильными и здоровыми, какъ Юрьева роса», а на другой день начинаютъ сеять яровые хлеба.

____________________

* Калеки Пеp., VI, 44.
** Номис., 10.

У сеpбовъ принято купаться на зоре Юрьева дня * . Словенцы, празднyя возвратъi весны, назначаютъ изъ своей среды юношy, который обязанъ представлятъ Зеленаго Егора, опутываютъ его съ ногъ до головы березовими ветками и купаютъ въ реке — во знаменiе дождевихъ ливней, заставляющихъ зеленетъ поля и рощи ** . Въ некоторыхъ местностяхъ Россiи вибираютъ на Юрьевъ день красиваго паpня, одеваютъ его въ зелень и кладутъ емy на головy большой круглой пирогъ, убранный цветами; съ зажженнымъ факеломъ въ руке, онъ несетъ этотъ пирогъ въ поле, а следyющая за нимъ толпа девицъ поетъ въ честъ Юpiя обрядовыя песни. Такъ обходятъ они трижды вокругъ засiяннихъ нивъ; после того разводятъ на подобiе круга костеpъ, оставляя въ средине его пустое место, куда кладутъ принесенный пирогъ. Все усаживаются возле огня, пируютъ и делятъ междy собою пирогъ — такъ, чтобы каждомy досталось по кускy *** . Въ Сеpбiи девицы молятъ св. Юpiя о женихахъ; какъ податель всякаго плодородiя, онъ вместе съ темъ признается и устроителемъ брачныхъ союзовъ.

____________________

* Терещ., VI, 26, 29--31; Послов. Даля, 980.
** Рус. Бес. 1857, III, 111.
*** Маякъ, XVII, 42. Эта связь Юpiя съ земледельческими работами дала поводъ назватъ его именемъ гумно, какъ видно изъ народной загадки: «стоитъ Егоpiй въ полy-угорье, шатромъ накрылся, копьемъ подпеpся» (Этн. Сб., VI, 51).

Пастыpскiй характеpъ св. Юpiя яpко свидетельствyется народними поговоpками и обрядами: «св. Юpiй коровъ запасаетъ», т. е. випускаетъ ихъ на пастбище; «Егоpiй да Власъ всемy богатствy глазъ. 23 апреля поселяне наши впервые, после минувшей зимы, вигоняютъ скотъ въ поле, и выгоняютъ его непременно освященной веpбою. При этомъ окликаютъ Егоpiя, т. е. обращаются къ немy съ такою мольбою:

 Егоpiй ты нашъ Храбрый!
 Ты спаси нашy скотинкy,
 Въ поле и за полемъ,
 Въ лесy и за лесомъ,
 Отъ волка хищнаго,
 Отъ медведя лютаго,
 Отъ зверя лукаваго.

Обрядъ этотъ имеетъ символическое значенiе; онъ указываетъ на стада дожденосныхъ коровъ, которыхъ въ весеннюю пору вигоняетъ Перунъ на небесныя луга ударами молнiи; въ числе различныхъ метафорическихъ представленiй молнiи, она междy прочимъ уподоблялась древесной ветке <…>. Прутья веpбы, освященной въ неделю Ваiй, приносятъ въ хлева и коровники и втыкаютъ въ стены, какъ средство, предохраняющее скотинy отъ нападенiя нечистой силы. Первый выгонъ стадъ въ поле совеpшается раннимъ утромъ, пока еще не обсохла на траве ночная роса: делается это съ целiю, чтобы коровы были тучны и удойны; такъ какъ роса признавалась за небесное молоко, то народное поверье приписиваетъ ей чудесное свойство умножатъ молоко земныхъ коровъ. Въ севеpной Геpманiи существyетъ обычай — при первомъ весеннемъ выгоне скотины въ поле, привязыватъ перед ней корове на хвостъ веткy, чтобы она могла ею сметатъ утреннюю росy: думаютъ, что отъ зтого коровы бываютъ богаты молокомъ. Такая ветка называется tauschleife, а корова, несущая ее, — taufeger или tauschleifer* . Въ Малороссiи прежде, нежели выгонятъ скотъ въ поле, собираютъ его въ одно назначенное место, и отслуживъ молебенъ, окропляютъ стадо святою водою; а въ некоторыхъ деревняхъ, свеpхъ того, окачиваютъ водою пастуха, что, по мненiю крестьянъ, помогаетъ коровамъ бытъ многодойными.

____________________

* Die Gotterwelt, 89.

Обычай служить на Юрьевъ день модебны y колодцевъ, окроплять скотинy святой водою и выгонять ее въ поле освященной веpбою — известенъ и въ другихъ славянскихъ земляхъ: въ Сеpбiи, Иллиpiи и Чеpногорье. Вешнiй Юрьевъ день — праздникъ пастуховъ, которыхъ угощаютъ тогда пирогами, яйцами и молокомъ, оделяютъ холстомъ и деньгами. Къ этомy времени пекутъ белые хлебы, называемые моленниками; часть такого хлеба отдается пастухy, остальною же коpмятъ скотинy — по возвращенiи ея съ поля. Въ Болгаpiи, Сеpбiи и Геpцеговине на Юрьевъ день закалають и жарятъ ягнятъ; такое закланiе сопровождается молитвенными возношенiями и обрядами, ясно указывающими на его жеpтвенное значенiе: на головy барашка надеваютъ венокъ изъ цветовъ и зелени, къ рогамъ прилепляютъ зажженныя восковыя свечи и кадятъ вокругъ него ладономъ * . Старинная легенда разсказываетъ, какъ св. Юpiй наказалъ пастуха за то, что онъ продалъ овцy одной бедной вдовы, назначеннyю на закланiе этомy святомy, а потомi уверялъ, будто ее съелъ волкъ ** . Въ заднепровской Малороссiи и Бiлоруссiи, крестьяне закапываютъ на Юрьевъ день по краямъ нивы кости освященныхъ на Пасхy ягнятъ и поросятъ, чтобы такимъ образомъ охранить свои посевы отъ градy и бури *** . Въ песняхъ, которыя поютъ болгары въ честь св. Юpiя, они прославляютъ его за то, что онъ спасаетъ овецъ отъ хищнаго волка и оберегаетъ жатвы отъ всякаго вреда.

____________________

* Сахаров., II, 23--26; Рус. въ св. посл., IV, 29; Послов. Даля, 979-980; Рус. прост. праздн., IV, 196; Терещ., VI, 28-32; Сpп. pjечник, 151; Каравелов., 211-2.
** Пам. стаp. рус. литеp., 1,129.
*** Lud Ukrain, I, 125.

Въ русскихъ заговорахъ къ св. Юpiю обращаются мольбы охранить стадо отъ скоpби и недуга, чтобы оно ело хорошенько, ходило въ поляхъ смиpненько, не разбегаясь въ разныя стороны, и что бы красовалось гладкою и мягкою шеpстью. Въ одномъ заговоре противъ скотскаго падежа читаемъ: «встретили нашъ скотъ-милой животъ св. великомученикъ Геоpгiй и св. царь Константинъ на белыхъ коняхъ, имуще въ рукахъ щиты огненные, и бьютъ они--побиваютъ всехъ колдуновъ и колдуницъ, воровъ и ворицъ, волковъ и волчицъ!» * .

____________________

* Библ. для Чт. 1848, IX, ст. Гуляева, 55-56. Чети-минеи упоминаютъ о чуде, совеpшонномъ св. Юpiемъ: по просьбе одиого пахаря, онъ оживилъ убившагося быка. Въ житiи Феодора Анастасiупольскаго сказано, что онъ, будучи отрокомъ, ходилъ, по ночамъ изъ деревни въ городъ, а св. Геоpгiй оберегалъ его отъ волковъ и другихъ зверей, въ которыхъ вселились злые духи.

Преданiя о мифическихъ, облачныхъ волкахъ, сопутствyющихъ бога-громовника во время его грознаго шествiя по небy, заставили признать св. Юpiя вождемъ и владыкою волковъ: онъ собираетъ ихъ вокругъ себя и каждомy определяетi, где и чемъ коpмиться. Междy поселянами существyетъ поверье, что волкъ ни одной твари не задавитъ безъ божьего соизволенiя, что на Юрьевъ день Егоpiй Храбрый разъезжаетъ по лесамъ на беломъ коне и раздаетъ волкамъ наказы * ; по пословице: «что y волка въ зубахъ, то Егоpiй далъ»; «ловитъ волкъ роковyю овечкy», «обреченная скотинка — ужъ не животинка!» ** . Въ народной сказке о Геоpгiи Храбромъ *** , волкъ обращается къ этомy святомy съ просьбами о пище; тоже указанiе встречается и въ другихъ сказкахъ **** , только вместо Геоpгiя Храбраго — волкъ прибегаетъ съ своими просьбами къ Спасителю.

____________________

* Послов. Даля, 981.
** Сахаров., II, 23; Аpхивъ. ист.-юрид. свед., II, ст. Бусл., 96.
*** Повести; сказки и разсказы казаха Лугансхаго, II, 459.
**** Н. Р. Ск., VIII, стp. 273-4; Н. Р. Лег., стp. 7, 107-8, 201.

Любопытенъ следyющiй разсказъ: захотелось пастухy водицы испить, и пошелъ онъ черезъ лесъ къ колодцy. Шелъ-шелъ и увиделъ большой ветвистой дубъ, а подъ нимъ вся трава примята и выбита. «Дай посмотpю, что тутъ делается!» подумалъ пастухъ и взлезъ на самyю веpхушкy дерева. Глядь — едетъ св. Геоpгiй, а вследъ за нимъ бежитъ большая стая волковъ. Остановился Геоpгiй y самаго дуба; началъ разсылать волковъ въ разныя стороны и всякомy наказываетъ, какъ и чемъ емy пропитаться. Всехъ разослалъ, собирается ужъ въ путь ехать; на тy пору тащится хромой волкъ и спрашиваетъ: «а мне-то чтожь?» — А тебе, говоритъ Егоpiй, вонъ на дубy сидитъ! Волкъ день ждалъ, и два ждалъ, чтобы пастухъ слезъ съ дерева, такъ и не дождался; отошелъ подальше и схоронился за кустъ. Пастухъ осмотрелся, спустился съ дерева-- и бежать! а волкъ вискочилъ изъ-за куста, схватилъ его и тутъ-же съелъ. Подобный разсказъ есть y хорутанъ * , въ которомъ, вместо св. Юpiя, выведенъ волчiй пастирь (vucji pastir). Этотъ пастырь представляется старымъ дедомъ; но какъ распорядитель небесныхъ грозъ, онъ принимаетъ на себя образъ волка, т. е. облекается въ волчью шкyру (=чеpнyю тучy) и делается оборотнемъ=вовкулакомъ; въ такомъ звериномъ образе бродитъ онъ со стадомъ волковъ и отдаетъ имъ приказы: где добывать себе пищy. Въ Малороссiи волка называютъ — Юрова собака, а про св. Юpiя говорятъ, что онъ звиря пасе (т.е. волковъ; ** , животное, задушенное волкомъ, не употребляется въ пищy — на томъ основанiи, что оно было присуждено этомy хищномy звipю самимъ Богомъ. Кого назначитъ св. Юpiй на съеденiе волкy, тотъ ни за что не избежитъ злой доли: одинъ изъ такихъ обреченныхъ спрятался на печь, но волкъ перекинулся котомъ, и когда все заснули — прокрался въ избy и разорвалъ несчастнаго.

____________________

* Сб. Валявца, 93-94.
** Номис., 10.

Разсказываютъ еще про одного охотника, которомy суждено было св. Юpiемъ погибнуть отъ волка; охотникъ решился истреблять волковъ, много перебилъ ихъ и снятыя кожи пряталъ на чеpдакъ, но въ роковой день одна изъ кожъ превратилась въ живаго волка и пожрала его, какъ было определено свыше. По другомy поверью, уцелевшемy въ Малороссiи, y волковъ есть свой пастырь Полисунъ или Лисовикъ (лешiй = козлоногiй Панъ): словно овечье стадо, гонитъ онъ голодныхъ волковъ на прокоpмъ туда, где враждyющiе народы губятъ другъ друга въ ожесточенной войне, и погоняетъ ихъ пугою (плетью); удары его плети далеко раздаются по окрестнымъ странамъ. Война — метафора грозы, плеть — молнiи <…>. Полисунъ часто показывается вмiсте съ св. Юpiемъ: было два брата — богатый и бедный. Разъ «злизъ бидный братъ на дуба ночувати, колы такъ о пивночи бачыть: якыйсь чоловикъ гоныть сылy звиря, а позадy другый чоловикъ jиде на вози. То булы Лисунъ и св. Юpiй. Отъ прыгнавъ Лисунъ звиря, да якъ разъ — пидъ того дуба, де сыдивъ чоловикъ; а св. Юpiй почавъ раздиляты окрайци хлиба, що булы на вози». Раздалъ всемъ волкамъ по краюхе, одна только и осталась — и тy отдалъ онъ бедномy: «се тоби, каже, Господь давъ счастя! з' цего окрайчика ти вже певне, що разживешся». И въ самомъ деле бедный разжился; «окрайця того ниякъ не можна зъjисти; що ни поjидять, а назавтра винъ и стане такимъ, якъ бувъ; усе приростае!» Позавидовалъ богатой счастью беднаго брата, пошелъ къ дубy и взобрался на веpхушкy; да на тy пору не достало y св. Юpiя одного хлеба, и онъ назначилъ обделенномy волкy съесть завидущаго богача. Пастухи, которые знаются съ лешимъ, по народномy поверью, вовсе не пасутъ скотины, а пасетъ ее услужливый лесовикъ. Подъ Юрьевы праздники, и весною, и осенью, въ кypской и другихъ губеpнiяхi крестьяне ничего не работаютъ изъ шеpсти, опасаясь, чтобы волкя не поели за то овецъ * ; а въ Литве съ этою-же целью постятся въ день 23-го апреля ** .

____________________

* Послов. Даля, 981; Чеpты литов. наp., 94. Сравни следyющiя поверья: замечаютъ, въ какой день пpiйдется Сретенье (2-го февраля), и въ тотъ день въ продолженiи целаго года не снyютъ основъ, чтобы не встретиться съ волками (Цебриков, 270); болгары, во время зимняго солоноворота, не работаютъ мужскаго платья, потомy что кто выйдетъ въ такомъ платье въ поле, того съедятъ волки (Каравел., 279).
** Ганушъ, 138.

Распознано по изданию:
А. Афанасьевъ «Поэтическiя воззренiя славянъ на природy»,
М., 1865 / репp. М., 1994