Страшный, добрый дракон...
На главную страницу
Dragon's Nest. Добро пожаловать в мир драконов
«Дракон, которого иногда видят в небе китайцы, — он же не просто выдумка.
Это не мифология. Это реальность, которую видят даже дети...»

Тензин Вангъял Ринпоче «Чудеса естественного ума»
Страшный, добрый дракон...
Страшный, добрый дракон...
Страшный, добрый дракон...
Страшный, добрый дракон...
Страшный, добрый дракон...  Dragon's Nest / Драконы в разных частях света / Восточные драконы /
Страшный, добрый дракон...
Страшный, добрый дракон...
Страшный, добрый дракон...
Страшный, добрый дракон...

Страшный, добрый дракон...

© С. Швецов, ДАО 1/98


Специалисты считают, что в Китае символично буквально все: форма и цвет в национальной живописи «гохуа» и декоративно-прикладном искусстве, элементы орнамента, реальные мифологические животные и растения, металлы и числа полны скрытого смысла, глубокого культурно-исторического подтекста. Но если задаться вопросом, что же является наиболее характерным символом самого Китая, его истории и культуры, то можно с полной уверенностью сказать: дракон.

Каждый, кому довелось побывать в Китае, наверняка обратил внимание на изображения этого «предводителя» мифических животных, наделенного, по народным поверьям, неукротимой мощью, стремительностью и внутренней силой. Его грациозный и свирепый лик можно увидеть в любых магазинах и лавках на изделиях из керамики и фарфора, традиционных лампах-фонарях, прогулочных лодках и воздушных змеях, вырезках из бумаги и лубочных картинах… Искусные народные поделки из глины и камня и дорогие безделушки из нефрита, драгоценных металлов и слоновой кости, картины, каллиграфические свитки и открытки, названия замысловатых изысканных блюд, рассчитанных на гурмана, — всe напоминает о мифическом животном, созданном фантазией народа в глубокой древности и ставшей символом китайской нации, синонимом силы, динамики, добродетели, вечного движения вперед. Многочисленные научные исследования и популярные публикации в китайской печати подчеркивают роль, которую образ дракона столетиями играл в духовной, культурной и даже политической жизни Китая.

Самое раннее изображение дракона из мелких речных раковин обнаружено китайскими археологами в провинции Хунань в культурном слое, относящемся к середине V тысячелетия до нашей эры. Исследователи считают, что прообразом дракона была змея, от которой он унаследовал длинное, извивающееся тело. По народным поверьям, змея, прожив 500 лет, превращается в дракона «цзяо», через тысячу лет — в дракона «лун», у которого еще через 500 лет вырастают рога, а через тысячелетие — крылья, после чего он становиться священным драконом «шень луном», посылающим на Землю дождь, самым главным из всего многочисленного драконьего рода. Считалось, что дракон так же, как и змея, рождается из яйца, зимой впадает в спячку, а весной меняет кожу. Чаще всего дракона наделяли «девятью сходствами»: рога оленя, глаза демона (зайца, креветки), голова лошади (верблюда), шея змеи, когти орла (собаки), лапы тигра, живот лягушки (моллюска, шелковичного червя), чешуя рыбы, уши вола (коровы). Кроме того, считалось, что у него были борода, усы и длинный, как у тигра, хвост и зубастая пасть. Тело дракона от головы до хвоста было покрыто шипами-гребнями, а на голове возвышалась мифическая пятиглавая гора Бошань. Нередко дракон изображался играющим с пламенеющей жемчужиной «хочжу» — средоточием его сверхъестественной силы и магии, часто ассоциировавшейся с громом, солнцем, луной и «знаком Высшего Предела» — «тайцзиту». Чтобы никто не мог выкрасть у него эту жемчужину, дракон, погружаясь в зимнюю спячку, прятал еe в своей бороде. Считалось также, что он слышал не ушами, а рогами да и то был глуховат, поэтому слово «глухой» — «лун», в китайском омонимично слову «дракон».

По народным поверьям, дракон обладал громким голосом, слышным при грозе в раскатах грома, его дыхание выходило из пасти в виде дождевых туч или огня. Он метал молнии и устраивал потопы, мог уменьшаться до размеров шелковичного червя или заполнять своим телом расстояние от Неба до Земли. Он был храбр и неудержим, вдохновлял людей на ратные подвиги. Свирепый и непобедимый, он мог в то же время быть кротким и послушным, находясь в услужении святых и небожителей, которых перевозил на своей могучей спине или в колеснице. Дракон поддерживал Небесные чертоги и охранял их от злых духов. В послужной список дракона входила и перевозка людских душ на Небо, охрана подземных сокровищ. Питаясь ласточками, дракон мог передвигать горы и менять течение рек, быть невидимым и перевоплощаться, слыл богатым, щедрым и неподкупным. В день осеннего равноденствия дракон нырял в пучину, зарывался в ил и погружался в долгий сон. Просыпаясь весной от зимней спячки, дракон своим появлением знаменовал пробуждение сил Земли, которая, оплодотворенная посланными им дождями, давала новую жизнь природе, а людям — обильный урожай. Отсюда ясно, почему дракон, в конечном счете, связывался у древних китайцев с изобилием, процветанием и благоденствием.

Несмотря на свои многочисленные способности, большие и малые обязанности, дракон в Китае всегда ассоциировался главным образом с дождем и вообще с водой. В жизни такой традиционно земледельческой цивилизации, как Китай, мучительно переживавший частые засухи и губительные наводнения, вода и водная стихия, находившиеся в непосредственном ведении дракона, играли исключительно важную роль. Народная фантазия расселила дракона в моря и реки, озера, пруды и болота, и даже в колодцы, откуда он распоряжался водными запасами. В засуху и наводнения взоры всех людей, от императора до простолюдина были обращены к дракону. Только он, по единодушному представлению, мог послать благодатный дождь, приостановить разливы рек или усмирить морскую бурю. Не случайно храмы царя-дракона "Лун-вана" были одними из самих многочисленных в старом Китае.

Важно заметить, что в отличие от западной мифологии, наделившей дракона жестокостью и кровожадностью, китайский дракон был символом добра. По всей видимости, это связано с тем, что дракон в глубокой древности на протяжении многих столетий был предком-тотемом, а затем особо почитаемым и обожествленным животным, перед которым древние люди испытывали благоговейный ужас и трепетное уважение, связывали с ним надежды на перемены к лучшему. Хотя в народной мифологии порой встречаются образы злых драконов, вызывающих беды и чинящих зло, чаще всего он выступает как честное и благородное существо, способное исполнить желание и мечты людей, для спасения которых он иной раз даже нарушает Законы Неба. В китайском языке дракон стал синонимом понятия «лучший». Великий мыслитель Древнего Китая Конфуций называл не менее великого мудреца Лао-Цзы, основателя даосизма, драконом вознесшимся на Небо, а самого Конфуция после его смерти стали величать «драконом среди людей».

По традиционным китайским представлениям, дракон возглавлял группу «четырех благовещих животных», духов-хранителей сторон света — «сы шэнь», куда, кроме него, входили единорог-цилинь, птица феникс и черепаха. В этой четверке дракон символизировал Восток и Весну.

Хотя в настоящее время дракон «лун» ассоциируется чаще всего с одним мифическим существом, в старом Китае «лун» был обобщающим названием многочисленного и разнообразного «драконьего племени». Невозможно сосчитать, сколько драконов поселила богатая народная фантазия на Земле в Небе, в водной стихии.

У дракона большое разноликое семейство. Среди сыновей чаще всего фигурируют следующие: Цюню — любитель музыки, чьё изображение встречается на музыкальных инструментах; Чивэнь (или Маньвэнь) — зоркий наблюдатель и непоседа, поселившийся на коньках крыш, часто пригвожденный мечом, чтобы не оставил свой пост; Биси — дракон-черепаха, силач и любитель словесности, поддерживавший на своей спине-панцире массивные каменные стелы; Пулао — горластый карлик, восседавший на колоколах в виде ушка; Бихань — однорогий драчун, похожий на тигра, страж Ада, изображавшийся на вратах тюрем; Яйзы — кровожадный и злой монстр, поселившийся на эфесах мечей и рукоятках кинжалов; Чаофэн — чувствовавший приближение опасности и несущий свою вахту под карнизами жилых построек; Бася — любитель воды, изображения которого вырезали на столбиках мостов; Суаньни (или «Золотой Нипа») — питавший слабость к огню, благовониям и проповедям, его изображения можно увидеть на курительницах и пьедесталах Будды в храмах. Одним из сыновей дракона считался и Цзяоту — нелюдимый грубиян, никого не пускавший в дом, поселившийся на воротах с кольцом в зубах.

Древние китайцы искренне верили в существование этого существа. Народные мифы и буддийские легенды наполнены сведениями о драконе, даосские притчи описывают его деяния, упоминания о нем встречаются в древних летописях, серьезных исторических и лингвистических исследованиях, классических книгах и литературных произведениях. Дракон и разнообразные представители драконьего рода являются постоянными и любимыми персонажами традиционного и декоративно-прикладного искусства начиная с незапамятных времен. В стилизованном виде он предстает на бронзовых изделиях эпохи Шан-Чжоу (ІІ — І тысячелетия до н.э.), на светильниках и сосудах периода «Сражающихся царств» (V — ІІІ века до н.э.), на каменных барельефах, печатях, фигурных кирпичах и шелковых свитках династий Цинь и Хань (ІІІ век до н.э. — ІІІ век), позже — на предметах изобразительного искусства, керамике и фарфоре, зеркалах и тканях.

Созданный коллективной фантазией многих поколений китайцев, дракон издавна был тесно связан с духовной жизнью народа и прочно вошел в его культуру, язык, обычаи и обряды. Являясь олицетворением мужского начала, дракон был символом жениха. Изображение дракона и птицы феникс (символ невесты, женского начала) ассоциировалось с новобрачными, со свадебной церемонией. Связывая с сыном-наследником большие надежды, родители желали ему «стать драконом» , имея в виду высокие моральные качества этого животного, и «взлететь на Небо», то есть сделать карьеру. По этой причине в имени сына часто фигурировал иероглиф «лун» — «дракон». Фамилия Лун была почетной и по сей день входит в число ста самых распространенных в стране. С драконом связывали особо одаренных и выдающихся людей, прославивших нацию, «детенышами дракона» называли способных и талантливых людей. Знак «лун» входит в число более семиста топонимов: почти в каждой провинции Китая есть Луншань — «гора Дракона», Лунцюань — «Драконов источник», Лундун — «Пещера дракона», Лунцяо — «Драконов мост». Иероглиф «лун» входит в названия блюд китайской кухни, фруктов, растений, животных, предметов быта. По всей стране известный лунцзинский зеленый чай — «чай драконова колодца» из Ханчжоу, бумага «драконов колокол», лапша «драконовы усы», деликатесное блюдо «схватка дракона с тигром»… Перечисление таких примеров заняло бы целую страницу.

Богатый и образный китайский язык содержит сотни крылатых фраз, пословиц и поговорок, речевых оборотов, включающих понятие «дракон». Выражение «у дракона рождается дракон» означает «у хорошего отца — хороший сын», «убивать дракона» — «бесполезное занятие», напрасную трату времени. О смелом или способным человеке говорят, что ему удалось «схватить дракона», благородный подвиг или энергичный каллиграфический почерк сравнивали с полетом дракона.

Дракон занимает не последнее место в народных обрядах. В глубине веков теряется происхождение танца дракона, который в настоящее время приурочивается к Празднику фонарей — «Юань сяо». Во время этого праздника, отмечаемого 15 числа первого месяца по лунному календарю, танец с многометровым чучелом дракона — один из основных номеров в программе народных гуляний. Гонки на драконовых лодках были известны еще в І тысячелетии до н. э. в период Чжоу. Позже они стали центральным зрелищем мероприятием Праздника лета — «Дуань у», отмечаемого 5 числа пятого месяца по лунному календарю в Центральном и Южном Китае. Длинные лодки-пироги, разукрашенные в виде дракона, управляемые командой по 40-50 человек, сновали по водной глади, олицетворяя стремительность и неудержимость владыки водной стихии.

Начиная с династий Цинь и Хань дракон стал ассоциироваться с императорской властью. Вплоть до падения монархии в 1911 году дракон рассматривался как первопредок императорской фамилии, а сам император получил статус «живого воплощения дракона», «сына Неба». Дракон стал синонимом понятия «императорский». Все предметы обихода, утварь, одежда, посуда, музыкальные инструменты, предназначенные для использования императором и членами его семьи, архитектурные постройки, мебель, предметы искусства во дворце были украшены изображением дракона. Причем только император и императрица имели право носить дракона с пятью когтями. Все остальные члены царствующей семьи, родственники и особо приближенные чиновники получали право пользоваться эмблемой дракона с четырьмя или тремя когтями…