Китайские драконы Лун
На главную страницу
Dragon's Nest. Добро пожаловать в мир драконов
«Тигр выпускает когти, не думая о них, но жертва не может скрыться.
Дракон использует силу, не замечая её, однако гора не может устоять.»
Из поучений мастеров

Г. Л. Олди «Мессия очищает диск»
Китайские драконы Лун
Китайские драконы Лун
Китайские драконы Лун
Китайские драконы Лун
Китайские драконы Лун  Dragon's Nest / Драконы в разных частях света / Восточные драконы /
Китайские драконы Лун
Китайские драконы Лун
Китайские драконы Лун
Китайские драконы Лун

Китайские драконы Лун

Типографское начертание иероглифа. 'По-русски' лун (в отличие от аглийского 'lung) будет траскрибировано как 'long'(с ударением на 'o')
Типографское начертание иероглифа. 'По-русски' лун (в отличие от аглийского 'lung) будет траскрибировано как 'long'(с ударением на 'o')

Лун, в китайской мифологии фантастическое существо, дракон. Образ Луна сложился в Китае в древности. Начертание иероглифа Лун, представляющее собой пиктограмму, изображающую животное с длинным телом и головой, увенчанной рогами (по мнению некоторых ученых — гребнем), обнаружено уже в надписях на гадательных костях эпохи Инь (с 14 в. до н. э.).

Существуют предположения о том, что прообразом этих пиктограмм была ящерица (Лю Чэн-хуай и др.), а также о связи образа Луна с крокодилом (голландский ученый де Гроот). В надписях на гадательных костях Лун связан с названиями прототибетских племен цян, населявших западную и центральную части современной провинции Хэнань и, возможно, южную часть провинции Шаньси.

Импровизация кистью (тушь) в стиле 'передача смысла' на тему иероглифа 'лун/дракон'
Импровизация кистью (тушь) в стиле 'передача смысла' на тему иероглифа 'лун/дракон'

Вероятно, Лун считался тотемом ряда древних племен, что является редким исключением в общемировой системе первобытных верований, в которой тотем — обычно существо реальное. Возможно, образ Луна заменил более ранние представления о тотеме — змее, ящерице или крокодиле. Сравните связанные с тотемическими представлениями обычай татуировки в виде Луна у племен юэ на восточном побережье, легенды о поедании мяса дракона и о разведении и кормлении драконов подобно домашним животным при дворах некоторых легендарных правителей; многочисленные предания о рождении мифических первопредков и государей от связи женщины с драконом (вариант: встреча женщины с драконом, один только взгляд на него или просто видение дракона во сне, а также появление дракона в небе над домом, где должен родиться герой; рождение героя из крови дракона, наличие драконовой меты (лун янь) на челе древних государей (в средневековом Китае Лун — символ императора, его изображали на троне, на халате государя).

Особенно велика роль Луна в древних космогонических представлениях. На одном бронзовом блюде эпохи Инь изображены два дракона: на дне — безногий, покрытый чешуйками, каждая из которых имеет рисунок спирали-молнии, а по краю — дракон с лапами, а также птица и рыба. Некоторые исследователи (Л. П. Сычев) считают, что во втором случае Лун олицетворяет землю (птица — небо и рыба — водную стихию). Связь Луна с землей зафиксирована и в «Ицзине» («Книге перемен»). Однако с развитием мифологических и космогонических представлений Лун стал мыслиться как воплощение светлой, небесной мужской силы ян и утратил связь с землей как воплощением темного женского начала инь (см. Инь и ян). Реликты древнейшей связи Луна с землей заметны в некоторых преданиях, где Луны живут под землей, в колодцах, стерегут там клады, знают расположение т. н. земных жил, помогают герою выбраться из подземелья, а также в представлении о зимней спячке драконов и змей под землей (в некоторых поздних легендах Лун осенью возвращается в море, лето проводит в небесах). Как символ силы ян и небесного начала Лун часто изображается крылатым существом, повелителем облаков, туч, дождя, парящим в облаках или плывущим в волнах и объятым языками пламени, — видимо, символ грозы как соития неба и земли (в древнекитайской космогонии дождь есть слияние неба и земли, столь важное для земледельческого населения). Ср. также цветовую характеристику крови Луна — «черно-желтая» [сюаньхуан, сюань — «черный» (цвет неба) и хуан — «желтый» (цвет земли)].

С распространением (особенно с 4 в. до н. э.) учения о пяти первоэлементах и соответствующей пятеричной классификационной системы появилось представление о драконах пяти цветов: хуанлун — желтые, цинлун — зеленые, чилун — красные, байлун — белые и сюаньлун — черные. В преданиях фигурируют главным образом цинлун (символ востока) и хуанлун, связанный с землей и центром. Луны различались и по внешнему виду: цзяо — чешуйчатые, ин — крылатые, цю — рогатые, чи — безрогие («Бо я», «Описание изящного», 3 в. н. э.). Ван Чун («Лунь хэн», «Критические суждения», 1 в.) сообщает, что художники его времени изображали Луна с головой коня и хвостом змеи. В некоторых древних преданиях есть упоминание о лунма («конь-дракон»), живущем в воде, о превращении Луна в коней и быков.

В раннесредневековых преданиях герои нередко подымаются в небо верхом на Луне В «Бэньцао ган му» («Основные сведения по фармакологии», 16 в.) Ли Ши-чжэня со ссылкой на Ван Фу (1-2 вв.) о Луне говорится: «Голова, как у верблюда, рога, как у оленя, глаза, как у зайца, уши, как у коровы, шея, как у змеи, живот, как у морского зверя шэнь, чешуя, как у карпа, когти, как у ястреба, лапа, как у тигра… На спине 81 шип, полностью девятью девять, как подобает силе ян… под подбородком светящаяся жемчужина, а на голове гора Бошань» [Бошань; по-видимому, означает некий нарост в центре лба Луна, именуемый также чиму (букв. «плотницкий аршин») и являющийся магическим знаком Луна, благодаря которому он имеет возможность подыматься в небо]. В средневековой традиции Лун рассматривался как прародитель всех зверей и птиц, от которого пошли «пернатые, покрытые шерстью, чешуйчатые и панцирные» («Эръя и» — «Пояснения к словарю Эръя», 11-12 вв.).

Лун — доброе существо, его появление рассматривается как благоприятный знак, хотя в древних мифах встречаются упоминания о борьбе со злыми Лунами. В средние века существовали представления о земных драконах, в наказание за дурные дела лишенных возможности подняться на небо.

Образ Луна чрезвычайно популярен в изобразительном и прикладном искусстве Китая. Он встречается в легендах и сказках, в средневековых новеллах, в поэзии.

Лит.: Тай-пин юй лань (Императорское обозрение годов Великого спокойствия), т. 4, Пекин, 1960, с. 4128-36; Ли Янь, Лун чунбай-ды циюань (Происхождение поклонения дракону), «Сюэшу яньцзю (шэхуй кэсюэ бань)», Куньмин, 1963; ь 9, с. 22-35; Лю Чэн-хуа, Люэ тань лун-ды шнцзочжэ хэ мотэр («Коротко о прообразе дракона и его модели»), «Сюэшу яньцзю (шэхуэй кэсюэ бань)», Куньмин, 1964, ь 3, с. 52-60; Ду Эр-вэй, Фэн, линь, гуй, лун као ши (Толкования и разыскания, касающиеся феникса, единорога, черепахи и дракона), Тайбэй, 1971, с. 120-54; Яковлев Л. М., Дракон (Этнографический очерк), в сб.: Записки Харбинского общества естествоиспытателей и этнографов, ь 1 — Этнография, Харбин, 1946, с. 17-24; Терентьев-Катанский А. П., Китайская легенда о драконе, в сб.: Страны и народы Востока, в. 11, М., 1971, с. 119 -26; Сычев Л. П., Сычев В. Л., Китайский костюм. Символика. История. Трактовка в литературе и искусстве. М., 1975, с. 26-27; Чеснов Я. В., Историческая этнография стран Индокитая, М., 1976, с. 175-200; Vissеr М. d е. The dragon in China and Jaрan, Amst., 1913; Dогf Н., Researches into Chinese suрerstitions, v. 5, Taiрei, 1966, р. 677-694; М u n k е W.. Die klassische chinesische mythologie, Stuttg., 1976, S. 92-93. ~ Б. Л. Рифтин.

ЛУН-ВАН
Лун-ван. Китайская лубочная картинка. Конец 19 — нач. 20 в. Ленинград. Музей истории религии и атеизма. Коллекция ак. В.М. Алексеева.
Лун-ван. Китайская лубочная картинка. Конец 19 — нач. 20 в. Ленинград. Музей истории религии и атеизма. Коллекция ак. В.М. Алексеева.

Лун-Ван («царь драконов»), в китайской мифологии хозяин водной стихии, глава драконов лун. Согласно ранним текстам, Лун-Ван — существо, выделяющееся среди прочих драконов необычайными размерами — около 1 ли (примерно 0,5 км) в длину. Образ Лун-Вана сложился в первых веках н. э., по мнению ряда исследователей (французский ученый А. Масперо и др.), — под воздействием буддизма (при переводе на китайский язык буддийских сутр слово Нагараджа, «царь змей», было передано как Лун-Ван). Из буддийской литературы было заимствовано и число Лун-Ванов (в китайском переводе сутры «Садхарма пундарика» их насчитывается восемь, по другим сочинениям, — десять). Однако распространение получила даосская трансформация этой классификации — представление о Лун-Ванах четырех морей (в соответствии с древнекитайской космогонией): Гуан-дэ («увеличивающий добродетель») — Лун-Ван Восточного моря, Гуан- ли («увеличивающий богатство») — Южного, Гуан-жун («увеличивающий благосклонность») — Западного и Гуан-цзэ («увеличивающий щедрость») — также Западного. Все они считаются братьями черепахи Ао, старший из которых Гуан-дэ. В фантастической эпопее «Путешествие на запад» (16 в.) У Чэн-эня и других произведениях Лун-Ваны носят несколько иные имена: Ао Гуан, Ао Цинь, Ао Шунь и Ао Жун. Существовало представление и о Лун-Ванах четырех главных рек Китая.

В классическом средневековом романе У Чэн-зня «Путешествие на Запад» рассказывается о том, как царь обезьян Сунь У-кун сражался с Лун-ваном:

 «Дракон-старик не знает, как тут быть,
 От страха у него язык отнялся…
 В припадке бьются младшие драконы,
 Иные мечутся, что в клетке звери,
 Слышны повсюду крики, вопли, стоны,
 Разбиты окна, высажены двери,
 Поломаны запоры и заслоны…»*

* (Перевод А. Эфрон)

Битва была долгой и кровавой. Наконец Сунь У-кун изловчился и ударом железного посоха разможжил Лун-вану череп. А на месте битвы по велению императора воздвигли монастырь с такой вывеской над воротами: «Учрежденный по указу государя монастырь Охраняющий государство и ниспровергающий драконов».

В народных сказках и преданиях обычно фигурирует просто Лун-Ван (без имени) или Дунхай Лун-Ван («царь драконов Восточного моря»). В поздних народных верованиях Лун-Ван нередко рассматривается как владыка стихий, которому подчинены бог грома Лэй-гун, богиня молнии Дянь-му, бог ветра Фэн-бо и хозяин дождя Юй-ши. В поздней народной синкретической мифологической системе Лун-Ван, как и другие божества, подчинен верховному владыке Юй-ди, в знак уважения Лун-Ван является в его дворец (считалось, что в это время и идут сильные дожди). В поздней фольклорной традиции Лун-Ван обычно представляется старцем, живущим в хрустальном подводном дворце лунгун («драконов дворец», также впервые встречается в переводах буддийских сутр).

Вот как выглядел его подводный дворец, расположенный на дне Восточного моря: «Это огромное сооружение с длинными аркадами, загнутой по углам крышей, причудливыми крытыми переходами и круглыми окнами и дверьми. Все его залы наполнены такими богатствами, о которых на земле и понятия не имеют: золотые резные двери художественной работы, украшенные драгоценными камнями, коралловые решетки, мозаичные картины из редких камней; стены, испещренные жемчугом и бирюзой; яшмовые полы, — всюду соединение блеска, красоты и достатка. В задних комнатах лежали груды драгоценностей, ссыпанные прямо на пол; в кладовых — неисчерпаемые запасы чрезвычайно вкусных кушаний и отличных вин».

Лун-Ван — хранитель несметных сокровищ, у него есть свое морское воинство: черепахи, каракатицы, креветки и другие морские обитатели, имеющие способность к оборотничеству.

Его подготовку к сражению описывает одна из легенд: «По всем направлениям мчались курьеры — самые быстроходные рыбы, — развозя приказанья. Все светящиеся морские рыбы и животные зажгли свои фонари, и при их свете шли приготовления к предстоящему выступлению в поход: мечи- и пилы-рыбы оттачивали свое оружие, молоты-рыбы обновляли обивку на обеих сторонах своих палиц, крабы подновляли бугорки своих клешней…»

Чудотворные духи реки 53 кб
Чудотворные духи реки

Китайские художники нередко рисовали Лун-Вана в виде старца с посохом, набалдашник которого украшен головой дракона — реликт зооморфной природы Лун-Вана Часто упоминаются и дети Лун-Вана — сын, реже дочь. Обычный сюжет этих произведений таков: сын Лун-Вана попадает в беду, его спасает юноша. Сын Лун-Вана приглашает его в гости во дворец отца и объясняет, какой подарок он должен просить у Лун-Вана перед возвращением на землю. Обычно это чудесный предмет, заключающий сокровища, или тыква-горлянка, дающая еду, или даже дочь Лун-Вана, которая выходит замуж за героя, но, родив ему детей, по прошествии определенного количества лет возвращается обратно в подводное царство.

Культ Лун-Вана был чрезвычайно распространен в старом Китае. Его храмы были практически не только в каждом городе и деревне, но и у каждого озерца, всякого колодца, хотя у всех этих источников были и свои духи-драконы, рангом пониже. Однако во время засухи все молитвы были обращены к господину драконов — ведь дождями распоряжался он. Если же мольбы не помогали, Лун-вану, несмотря на его богатство и могущество, приходилось худо. Его ругали, ему угрожали, а в начале XIX века император Цзя-Цин даже подверг драконьего владыку суду и приказал выслать его в Илийский округ — дальнюю захолустную провинцию.

Только просьбы перепуганных подданных смягчили императора, и Лун-ван был с дороги «возвращен» в Пекин.

Еще более удивительные события наблюдал этнограф Л.М.Яковлев во время большого харбинского наводнения 1932 года. Когда все обращения к Лун-вану оказались бесполезны, его изображения вынесли из храма и торжественно зарыли на полузатопленном островке, так что голова чуть-чуть возвышалась над поверхностью воды; стоило уровню реки лишь немного повыситься, как дракон утонул бы. Лун-вану явно намекали: не хочешь думать о нас, подумай о собственной судьбе! Этнограф отмечает, что наводнение прекратилось.

Лит.: Баранов И. Г. По китайским храмам Ашихэ. «Вестник Маньчжурии», Харбин, 1926, ь 1-2;

Яковлев Л. М., Дракон. (Этнографический очерк), в сб.: Записки харбинского общества естествоиспытателей и этнографов. 1, Харбин, 1946, с. 20-24;

Мasреrо Н., The Mythology of modern China, в кн.: Asiatic Mythology. N. Y. [1963], р. 276-78. ~ Б. Л. Рифтин.

Цин-Лун

В китайской мифологии Цин-лун (Цан-лун) — Зеленый дракон, Страж Востока. Поскольку Восток ассоциировался с весной, то и символом его был дракон цвета зелёной весенней травы (часто неверно переводится как «синий дракон»). Цинлун — также название созвездия (по некоторым версиям — другое название планеты Тайсуй, Юпитера), имеющего на древних рельефах особое графическое изображение, которое напоминает дракона (звёзды обозначались кружками и входили в контур дракона).

Изображение Цин-Луна с древности имело благопожелательный смысл, появление Цин-Луна считалось счастливым предзнаменованием. Цин-Луна изображали в древности на знаменах, при этом во время следования войска знамя с изображением Чжуняо — символом юга несли спереди, Сюань-у — символом севера — сзади, Цин-Луна — слева, а Бай-ху, символом запада, — справа.

Поскольку Восток ассоциировался с весной, то и символ его был дракон цвета зеленой весенней травы (часто неточно переводится как «синий дракон»). Цинлун — также название созвездия (по некотрым версиям — другое название планеты Суй —син, Юпитера), имеющего на древних рельефах особое графическое изображение, которое напоминает дракона (звезды обозначались кружками и входили в контур дракона). Изображение Цинлуна с древности имело благожелательный смысл, появление Цинлуна считалось счастливым предзнаменованием. Цинлун изображали в древности на знаменах, при этом во время следования войска знамя с изображением Чжуняо — символом юга — несли спереди, Сюаньяо — символом севера — сзады, Цинлуна — слева, а Байху — символом запада — справа. Изображения Цинлуна находят на могильных рельефах рубежа н.э. (одновременно с символами трех других сторон света). В средние века Цинлун в паре с Байху почитается как дух — страж дверей.

Белый Тигр Бай-ху — хранитель Запада Зеленый Дракон Цинлун — хранитель Востока

Изображения Цин-Луна находят на могильных рельефах рубежа н. э. (одновременно с символами трёх других сторон света). В средние века Цин-Лун в паре с Бай-ху почитается как дух — страж дверей. Изображения Цин-Луна в зооморфном виде встречаются на поздних народных картинах, имеющих заклинательный (оберегает дом от нечисти) и благопожелательный смысл: извивающийся в разноцветных (благовещих) облаках Цин-Лун, например, сыплет чудесными, источающими пламя, жемчужинами, золотом, серебром, кораллами в «вазу, собирающую сокровища», выступая в данном случае в качестве помощника бога богатства — цайшэня. (Б. Л. Рифтин.)

«Мифы народов мира» (Энциклопедия) в 2-х тт., т. 2, М.: «Советск. энциклопедия», 1980.

У корейцев дракона, охраняющего восток страны, называют Чхоннён.

Тин-Лун (Tien-Lung)
Фрагмент стены девяти драконов Пекинского дворца.

Небесные Драконы — защитники богов и Императора. Они живут на вершинах гор и никогда не участвуют в битвах. Обычно они бывают желтого цвета с огромной, золотистой гривой. Тин-Лун является символом власти и могущества. Считается, что изображение небесного дракона на одежде приносит счастье. В древности только император имел право носить одежду с изображением 9 пятипалых драконов Тин-Лун. Такие же драконы изображались и на других вещах, принадлежащих императору. Нарушение этого закона каралось смертью.

Фу-Тсан-Лун (Fut's-Lung)

Драконы богатства и подземного мира, хранители ценных ископаемых и металлов. Они собирают их под землей повсюду. У каждого из таких драконов имелась огромная жемчужина, способная преумножить все, к чему ни прикоснется. Жемчужина эта символизировала еще одно сокрытое от глаз сокровище -  мудрость. Если такого дракона разозлить или взять слишком много из его сокровищ, то он может пробудить вулканы или вызвать землетрясение.

Ин-Лун

У Небесного Владыки был волшебный двукрылый дракон Ин-лун. Он жил в северо-восточном углу Великой пустоши на южном склоне холма Сюнли, мог накапливать воду и изливать ее дождями. В сложных положениях Небесный Владыка прибегал к помощи Ин-луна. Например, однажды во время потопа дракону было приказано отвести бездонные воды с земли в океан. Он ревностно принялся за дело. Вот как это происходило, если верить старинному рассказу: «Ин-лун полз, его хвост волочился по земле. По направлению, указанному хвостом Ин-луна, прорывались реки и каналы. Реки доходили до Восточного океана. Они сохранились до сих пор».

В другой раз Ин-лун участвовал в очень важном сражении. Ему было поручено залить противника потоками дождя. Дракон взлетел ввысь и разложил на специальной подставке дождевые тучи. Но — надо же такому случиться! — подставку установил он косо, и небывалый ливень хлынул на собственное войско. Небесный Владыка был очень раздосадован. Но в конце концов он все-таки одержал победу — и не без помощи Ин-луна. Дракон с устрашающим криком «га-га» кидался с небес на врагов; тех, кто не успевал спастись бегством, убивал. Однако Небесный Владыка остался недоволен неловким драконом: обессилевшего, потерявшего способность летать Ин-луна оставили на поле битвы — поэтому там, на юге Китая, так часты с тех пор осадки.

А в небесном дворце стало некому управлять дождями. Без Ин-луна они стали нерегулярны. Это очень затрудняло жизнь людей, но через некоторое время они придумали средство против засухи: когда одолевала сушь, несколько человек, собравшись вместе, одевались Ин-луном и исполняли ритуальный танец дракона. Говорят, это помогало.

Шен-Лун (Shen-Lung)

Носившиеся в небе, переменчивой голубой масти божественные драконы управляли ветром, тучами и дождем, от которых всегда зависела жизнь на земле. У них нет крыльев, а сами они похожи на огромных змей с красными и голубыми полосами. Хотя Священный Дракон и считается добрым драконом, те, кто посмеет потревожить его, пожалеют об этом. Ярость его может воплотится в наводнения, тайфуны или засухи.

«Земля соединяется с драконом» — так обычно говорят о дожде. В VI веке Чжань Цынью изобразил в стенной росписи четырех драконов. Зрители стали его осуждать за то, что он сделал их безглазыми. Чанг, осердясь, взялся снова за кисть и дорисовал две из этих извивающихся фигур. И тогда «грянули громы и молнии», стена треснула и драконы унеслись в небо. Но другие два дракона, без глаз, остались на месте».

Известно имя одного из Драконов — Ryu, это Дракон, способный жить в воздухе, в воде, и на земле. Ryu символизирует дождь и шторм.

Тай-Лун (Ti-Lung)

Драконы Земли. Они властвуют над реками и водой на земле. В ярости они насылает шторма и бури.

Чанг-Лун (Change-Lung, Chien-Tang)

Великие Драконы, повелители рек. Это кроваво-красные змеи, чья грива достигает невероятных размеров. Они любят жемчуг и все, что живет в воде. Эти драконы решали, где протекать рекам, а также быстро или медленно будет их течение. К тому же именно они ограничивали воды рек берегами. Каждая река в Китае имела своего властелина из числа семи драконов, который правил ее течением из своего подводного дворца.

Пан-Лун (Pun-Lung)

Стражники потаенных мест, охраняли сокрытые в земных недрах драгоценные каменья и металлы. Они похожи на змей и так же, как змеи, сбрасывают кожу. Эти драконы не любят мяса и едят исключительно овощи и фрукты.

Тун-Ми-Лун (Tune-Me-Lung)

Драконы уничтожения, их связывают с разрушительными силами воздуха и воды. Они обитают на морском дне. Если дракон уничтожения выбрал себе жертву, то он не прекратит охоту на нее и ничто не остановит его.

Цзяо-Лун

Цзяо-лун — чешуйчатое водяное чудовище.

Это редкий для Китая злой дракон, пожирающий людей. Кроме человечины, он любит жареных ласточек, а боится железа и пятицветных ниток. Поэтому, перебираясь через водную преграду в том месте, где может обитать Цзяо-лун, рекомендуется положить в карман металлическую пластинку и несколько клубков цветных ниток. Но остерегайтесь есть перед этим ласточек — от этого опасность нападения дракона возрастает!

Чтобы не перепутать злобного Цзяо-луна с кем-нибудь другим, следует твердо запомнить описание, данное в древней книге «Перечень деревьев и трав»: «Цзяо относится к драконам. Длиной более чжана (3,2 метра). Похож на змею, но имеет четыре ноги. Маленькая голова и тонкая шея. На горле белое ожерелье. Передняя часть груди красного цвета. На спине темные пятна. На боках как будто узоры. На голове — рога. Зубы выдаются из-за губ. Яйца, которые он откладывает, очень велики».

Чжу-Лун

Чжу-Лун(«Дракон со свечой»), чжуинь («освещающий мрак»), в древнекитайской мифологии божество, освещающее мрак. Согласно «Книге гор и морей», у Чжу-Лун змеиное красное тело длиной в тысячу ли, лицо человечье. Когда Чжу-Лун закрывает глаза, наступает мрак, когда открывает, становится светло. Чжу-Лун не ест, не спит, не отдыхает. Когда Чжу-Лун дует, наступает зима, когда выдыхает, стоит лето. Чжу-Лун освещает «девять мраков». По другим источникам, поскольку на северо-западе не хватает неба, там обитает дракон, держащий во рту огонь, которым он освещает небесные врата. Предпологается, что это и есть Чжу-Лун.