Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Draco dormiens nunquam titillandus» (лат)
Не тревожь спящего дракона
девиз Хогвартса

wwwolk «Пара фраз о драконах»

ЭТО, обрушилось сверху. Упало как гром среди бела дня, жалобно хрустнули, 
посыпались крошкой стекла. Моя старенькая четверка обиженно фыркнула, дернулась 
и буквально уткнулась носом в асфальт. Меня спасла годами отработанная реакция 
оперативника, прежде чем противно заскрипел и стал расползаться по швам металл, 
я уже кубарем катился в сторону канавы. Рука шарила по пустой подмышке, 
табельный «ГШ18» находился там, где ему и положено в сейфе оружейной комнаты.
Все это время я не сводил глаз со своей машины. Вернее с того, что раньше было 
моей машиной. ЭТО, взгромоздившись сверху на чудо российского автопрома, 
методично полосовало жестяную крышу, как старую тряпку. Временами оно помогало 
себе клыками и издавало утробный хрип. Рыком, я при всем уважении к разрушителю 
моего средства передвижения, не мог это назвать. Я говорю ЭТО, потому что 
сказать дракон, у меня язык не поворачивался. Драконов не бывает! Я знал это с 
детства. Однако же глаза говорили обратное. Вот он вороненый красавец терзает 
мою четверку, да так словно она ему кровный враг. Тихо шизея я сполз на дно 
канавы. 

Кабинет шефа, радовал глаз, просторный и светлый, обставлен ореховой мебелью из 
лучших салонов. В углу тихо жужжал притаившийся кондиционер. Я сидел на дальнем 
конце Т-образного стола и, стараясь выглядеть спокойным, тупо листал какой-то 
журнальчик. Шеф, развалившись в уютном кожаном кресле, поигрывал карандашом, и 
время от времени с улыбкой поглядывал на меня. Наконец, он не выдержал и, 
облокотившись о стол, сказал фразу, которую я твердил себе все утро – Саша, 
драконов не бывает!
Я молча кивнул, отложил в сторону журнал. Взглянул шефу прямо в глаза и ответил 
– Максим Леонидович, объясните это моей, безвременно усопшей, четверке. Когда 
эта тварь распускала ее на ломти, мне драконы выдумкой не казались.
Шеф откинулся на спинку кресла и вновь принялся сверлить меня взглядом. 
Очевидно, непроизвольно он грыз кончик карандаша. Временами морщился, и тогда 
лицо его принимало вид сушеного опенка припорошенного белым мохом. 
- Давно ты подсел на психотропные вещества, – тихо спросил он?
- С детства, - буркнул я – а когда пришел в вашу организацию, меня еще и технике 
секса обучили.
- Не остри, - беззлобно откликнулся шеф – ты у психолога давно был?
- Максим Леонидович! – с болью в голосе воскликнул я. Может, просто прокатимся 
на вашей девятке до места?
- А если там ничего нет?
- Расстреляете там же, дадите посмертно медаль, а в деле запишете погиб при ИСО.
Шеф встал, кресло, скрипнув колесиками, откатилось к окну - поехали, - коротко 
бросил он.
- Только пистолет дайте, - затараторил я, идя следом за ним по коридору - и на 
всякий случай возьмите «Вихрь».
- а ПЗРК не прихватить? – ехидно поинтересовался он.

Моя четверка, сиротливой грудой металла лежала на обочине, именно там где все 
это и произошло. Шеф, захлопнув дверку девятки, рассматривал ее издали. Я 
усиленно озирался по сторонам, прислушивался и опасливо поглядывал в небо.
- Не суетись, - бросил шеф и направился к месту трагедии.
Наскоро осмотрев то, что осталось от моей красавицы, он достал сотовый и, набрав 
номер, негромко стал отдавать распоряжения.
- Миша, срочно группу экспертов на 12 километр, да в полном составе, кроме 
баллистиков и медиков, трупов нет, огнестрела тоже. Поехали, - это он уже мне – 
нам тут больше делать нечего.

В зале для совещаний было ужасно тесно. Интересно мне, кто его проектировал. 
Люди сидели за длинным овальным столом. Спорили громко, перебивая, и практически 
не слушая друг друга. Сизый дым плавал под потолком, клубился, напоминая 
грозовые тучи. Я скромно притаился в уголке, рядом с пальмой, грыз орешки, 
сплевывая шелуху в самопальный кулек. 
- Да о чем вы говорите! – кричал молодой человек в дорогих очках серебристой 
оправы. Это Вадик, наш дока по части всего что дышит и движется. Сухощавый, 
высокий, нескладный, с вытянутым интеллигентным лицом, неисправимый романтик и 
вечный невезун по части женского пола. Не смотря на это неунывающий и постоянно 
делающий бесплодные попытки склеить секретаршу нашего шефа Анечку. Он стоял, 
размахивая руками, и горячо доказывал – нет, и не может быть драконов в природе, 
это миф, скорее я поверю в ожившее ископаемое! Возможно птеродактиль! 
Головы, как по команде, повернулись в мою сторону. Я замер с шелухой на губах. 
- М-м-м, - промычал я, мотая головой и сплевывая шелуху в кулек. Какой нафиг 
птеродактиль, – в возмущении я даже привстал со стула - видел я птеродактилей и 
на картинках, и по телику, да и скелет видел в музее. Совсем не то.
Вадик скорчил ехидную рожу – да что его слушать, - сказал он, отмахиваясь от 
меня как от мухи. Он даже не знает кто такой археоптерикс!
- Ископаемая древнейшая птица подкласса ящерохвостых, – надменно произнес я – 
ты, что, думаешь, кроме тебя никто энциклопедии не читает? Я вам говорю это, был 
дракон, настоящий дракон! Длина тела около шести метров, включая хвост, узкое 
туловище с вороненой чешуей, нечто вроде костяного нароста по всей длине тела, 
как у динозавров. Маленькая голова на длинной шее. Ярко выраженные надбровные 
дуги, вполне осмысленный взгляд как, например, у собак. Офигенные клыки! 
Я перевел дух и продолжил. Сильные задние лапы, намного длиннее передних, такое 
впечатление, что он передвигается на них как тираннозавр. Однако передние в 
отличие от тираннозавра тоже неплохо развиты, причем похоже на то, что они 
приспособлены, для того чтобы хватать и нести. Крылья перепончатые как у летучей 
мыши, однако, непрозрачные. Размах точно определить не смогу, но метров 10 - 12. 
Чего он точно не делал, так это не плевался огнем! Я сел в наступившей тишине и 
принялся мять пальцами кедровый орешек. 
- Можете считать меня идиотом, – сидя и не поднимая головы, продолжил я – однако 
это не вашу машину, утром, раскатало в блин рычащее чудовище. Я лежал в канаве 
около пяти минут и прекрасно его рассмотрел. Не знаю, видело ли оно меня. Но на 
первый взгляд, было похоже, что его интересует только автомобиль. Из чего я могу 
сделать вывод, что с людьми оно не знакомо. Ибо хищники, например, те же тигры, 
прекрасно знают, что автомобиль всего лишь железо и нападают именно на людей, 
пытаясь извлечь их из автомобиля. Тут случай иной, как мне кажется.
- Кажется ему, - в наступившей тишине подал голос Валентин Николаевич. 
Профессор, кандидат каких-то там запредельных наук. Сухонький, вечно 
сгорбленный, седой старичок, в извечном белом халате. Повадками очень похожий на 
хорька, движения быстрые, резкие повороты головы, суетливый и постоянно 
сомневающийся во всем кроме собственных выводов. Нам молодой человек, - 
продолжил он - не домыслы нужны, а факты.
- Эксперты вы, вам и карты в руки, - ответил я и принялся за орехи.
Снова поднялся невообразимый галдеж.
- Друзья мои, – мелодичный голос перекрыл гам в кабинете и заставил всех 
замолчать. Я, как и все, обратил свой взгляд в угол кабинета, там, рядом с окном 
приютился невысокий журнальный столик. За ним сидела Ольга Васильевна, наш 
аналитик-координатор. Ей было чуть за тридцать, однако любой мужчина дал бы ей 
максиму двадцать пять. Высокая, с точеной фигурой и обворожительной улыбкой, она 
мигом укрощала любых разбушевавшихся спорщиков. Наперекор всем внутренним 
уставам она всегда ходила с распушенными волосами и они, ниспадая волной черного 
шелка, покрывали ей практически всю спину. 
- Друзья мои, - с улыбкой произнесла она – давайте перейдем от домыслов и 
гипотез, к имеющимся у нас фактам. Она оглядела всех, постукивая карандашом по 
исписанному листу. Никто из вас не удосужился собрать в кучу все, что мы там, - 
она кивнула в сторону окна, - накопали. А накопали надо признать не мало. И 
внимательно изучив все, что мы имеем, я пришла к выводу, что молодой человек не 
врет. 
Я удивленно приподнял брови. Молодой человек? Это она про меня? Елки палки, да я 
едва ли не старше ее!
- Итак, - продолжила Ольга, не обращая внимания на мою возмущенную мимику – судя 
по отпечаткам следов, их глубине и расположению, мы действительно имеем дело с 
существом, которое до сегодняшнего времени не было ни кем и ни где не 
обнаружено. Отпечатки задних лап намного сильнее вдавлены в грунт, вывод - 
именно на них приходится основная масса тела. Отпечатков когтей в грунте не 
обнаружено, однако они явно видны на автомобиле и даже на асфальте, это 
позволяет предположить, что когти существо, может втягивать как, обычная кошка. 
Исходя из площади следов и их глубины, можно приблизительно рассчитать массу 
тела существа. Я это уже сделала, – кивнула она, пытавшемуся было встать 
Валентину Николаевичу. Результаты довольно странные, я их проверила дважды, и 
все же они меня повергают в изумление. Она выдержала эффектную паузу. И когда 
кое-кто уже заерзал, произнесла – предположительная масса тела существа, 150 
килограмм!
- Не может быть! – воскликнул кто-то из расчетного отдела.
- Чушь, – отмахнулся Валентин Николаевич.
Ольга переждала бурю эмоций с очередной сияющей улыбкой, когда все немного 
поутихли, она положила листок на стол – можете проверить, – произнесла она и 
села обратно. Изучив повреждения автомобиля, – Ольга продолжила, словно сама для 
себя, однако все тотчас внимательно уставились на нее. Можно сделать выводы, - 
продолжая говорить, она, быстро накидала на листке какой то эскиз. Строение 
скелета данного существа чем-то схоже со строением скелета кошки. Что позволяет 
ему падать на жертву с довольно большой высоты с приличной скоростью. Это, 
несомненно, увеличивает силу удара. Что мы и наблюдали с автомобилем. Она 
передала эскиз сидевшим за столом, и он быстро стал кочевать из рук в руки. 
- Однако, чтоб поднять в воздух такую массу, животному приходится делать разбег, 
следы это подтверждают, – она вновь опередила, пытавшегося было вставить слово 
Валентина Николаевича. Я внимательно просмотрела место происшествия и 
фотографии, на них можно различить следы разбега, если знать, что искать и где. 
К тому же, основываясь на свидетельских показаниях, - Ольга, улыбнувшись, 
кивнула мне – можно предположить длину крыльев данного существа и, сопоставив 
все имеющиеся у нас факты, приходим к выводу, что свидетельские показания верны. 
Размах крыльев действительно должен быть не менее 10 метров. К тому же у 
существа должна быть очень хорошо развита группа мышц, отвечающая за работу 
крыльев. У меня есть предположения по механике движения крыльев, если кому-то 
интересно могу дать кое-какие выкладки и соображения. Но все это лирика господа 
и дамы. Вопрос в другом, - улыбку сменило очень серьезное и озабоченное 
выражение. Это существо факт! Вопрос в том, что нам делать с этим фактом. Мы не 
знаем ни его намерений, ни его физиологии, ни того, откуда оно взялось и куда 
направляется. Сегодня оно напало на машину, и нашего сотрудника спасла только 
отменная реакция. 
Я горделиво расправил плечи.
- Но завтра под удар могут попасть простые граждане, учитывая наш профиль, мы 
обязаны сообщить в органы внутренних дел и не только.
- Нам не поверят, – скептически сморщился Вадик.
- Именно, - согласилась Ольга – именно по этому мы просто обязаны найти его сами 
и принять меры.
- И какие же? – с ехидцей поинтересовался Валентин Николаевич.
- Все необходимые, - холодно парировала Ольга. В конце концов, его можно 
изловить, такой шанс науке предоставляется не каждый день. Ну, на это у нас есть 
оперативники и это их работа.
- Ну да, - я усмехнулся про себя – как что-то не входящее в обычные рамки так 
сразу оперативники. А вслух спросил – Латы и копье полагаются?
- Конечно, – откликнулся, как всегда неслышно, вошедший шеф – а еще принцесса и 
полцарства в придачу. Можешь идти коня подбирать.

Мир, куда ее кинуло странное стечение обстоятельств, был абсолютно иным. То есть 
тут тоже был воздух, вода, деревья и трава. Но все было какого-то странного 
зеленого цвета. Было немного прохладно, как у них на пике зимы, но вполне 
терпимо, чтоб существовать и выводить потомство. Сроки поджимали, и инстинкт 
требовал найти место поукромнее. Она, конечно, не знала, есть ли в этом мире 
враги, но поостеречься все равно стоило. 
Место нашлось случайно, уютный выворот как раз достаточный для того чтоб, 
свернувшись, уместится в нем полностью. При надобности она могла мгновенно из 
него выбраться и бросится в драку. Детеныш же оставался в полной безопасности. 
Роды прошли удачно и почти безболезненно. Но вот голод с каждым днем он 
становился все сильнее. А пищи поблизости не было. Спустя три дня голод погнал 
ее на охоту.

- Василич! – Николай, закинув пилу за спину, вразвалочку шел к вагончику. 
Василич, мать твою! Ты когда обещал наряды закрыть? Хочешь, чтоб мы тебе за 
бесплатно лес валили?
- Не ори, - Василич, оказавшийся крепким седым стариком, высунулся в открытое 
окно вагончика и важно сдвинув очки на самый кончика носа, буравил Николая 
взглядом. 
- Не ори, - повторил он и водрузил очки обратно – наряды я вам уже закрыл, 
деньги хозяин завтра привезет. А вам к субботе надо на распадок выйти. Там 
кедрач знатный.
- Лесничего на вас нет, - проворчал Николай, сплевывая под ноги. Он бросил 
бензопилу к стене вагончика и плюхнулся на лавку за грубо сколоченный стол, 
устланный газетами.
- А деньги тебе тоже лесничий будет платить? – не отрываясь от бумаг, спросил 
старик. Мы ведь Коленька никого силком не держим. Беги в свое Замухрыминское и 
сиди баклуши околачивай.
- Мухоморское, – сквозь зубы процедил Николай – Мухоморское! И баклуши бьют, а 
не околачивают.
- Ну, вот иди да бей раз такой умный – усмехнулся старик. Чего ты тут сидишь.
- А то и сижу что страной, такие как вы, управляют – рассвирепел Николай. 
Разворовали, да развалили все!
- Ты вот что, – прервал его старик – хошь выступать, иди в депутаты, а хошь 
деньги зарабатывать, так давай ешь, да в деляну дуй. Машка! – громко крикнул он, 
высунувшись в окно – спишь что ли!? Не вишь работник пришел, накорми, не 
задерживай.

Пилы визжали на все голоса, ревели трактора. Работа кипела, деревья шумно 
рушились, с треском ломая сучья. Лес брали на выбор. Благо платил хозяин с 
выработки, а не как государство по сменам. За чистотой и порядком особо не 
следили. Рвались к распадку за вековым кедрачом, вот где деньги рекой потекут. А 
тайга, она большая, она все скроет. 
Трелевщик наполз на выворот как танк на дот. Смял его, даже не заметив, а то, 
что там, под крушившими корни и трухлявую кору гусеницами трактора, что-то 
захлебнулось в крике боли, никто не услышал. Рев двигателей и истошный визг пил, 
глушили звуки тайги.

Крик боли детеныша она услышала бы и за сотни миль. Что-то внутри дрогнуло и 
оборвалось. Она метнулась назад, мощным взмахом подняв себя почти без разбега. 
Где-то внутри она понимала, что уже опоздала, но глупая надежда еще жила и гнала 
ее к логову.

- Чушь какая-то, - капитан Локотаев потер виски и снова уставился в отчет. Все 
как один твердят ерунду. Большая черная птица бросилась на трактор, искромсала 
его как жестянку. Так, - он пальцем водил по строчкам отчета шевелил губами, 
словно это могло как-то прояснить ситуацию. Люди живы все. Ничего не понимаю, - 
он откинулся на жалобно скрипнувшую спинку стула.
- Гаспарян дуй сюда, ты отчет составлял?
- Ну да, - Гаспарян растеряно переминался с ноги на ногу
- И какая такая к лешему птица, чего ты тут понаписал, ты трактор видел?
- Там куча железа товарищ капитан, нет там трактора, все измято словно его слон 
топтал.
- Чего ты мелешь, какой слон? Тайга кругом на сотни километров, утопили, небось, 
а теперь чепуху выдумываете.
- Да вы со свидетелями поговорите, товарищ капитан, - не унимался Гаспарян – они 
ж бледные как поганки и слова толком сказать не могут.
- Поговорю, поговорю, - пробубнил капитан, заново перечитывая отчет – вызови-ка 
их на завтра на 10 утра. Мне вообще интересно, какого лешего они в заповеднике с 
техникой делали. Вот что! – он остановил Гаспаряна в дверях – не надо их 
вызывать, я завтра сам сгоняю и все посмотрю.

Назавтра в 10 утра капитан Локотаев  был на месте происшествия. Деляна с 
варварски вырубленным лесом напоминала поле боя. Напоминала тем, что посредине 
стоял, словно подбитый немецкий танк, трелевщик т-55. Кабина, вернее те куски 
жести, что от нее остались, валялись рядом. Но самое странное капитан увидел на 
щите трелевщика, на толстой металлической плите остались следы когтей. По спине 
капитана скользнул неприятный холодок. Медведей он видел, и тигра встречать 
доводилось, но капитан отчетливо понимал что ни тот, ни другой сотворить 
подобное не в состоянии. Расстегнув на всякий случай кобуру, он подошел ближе.

Я внимательно изучал фотографии со спутника, когда ко мне ворвался Жорж. Жорж у 
нас за эфир отвечает, сканирует милицейские и другие служебные частоты, на 
всякий случай, иногда получает оттуда полезную информацию. Вообще-то, его зовут 
Жора, Георгий, но он чем-то неуловимо похож на француза, вот и прилипло к нему 
это странное имя Жорж. 
- Смотри, он сунул мне распечатку под нос. Наш дракон как пить дать!
Он едва не пританцовывал на месте, создавалось впечатление, что это он открыл 
этого дракона и в мир выпустил. Я принялся читать распечатку. 
«12.25 - радиоперехват, переговоры капитана Локотаева с дежурным райотдела 
милиции поселка Дальний».
«- Что не понял?
- Дракон говорю!
- Какой дракон, «локоть» ты, что пьяный что-ли?
- Я тебе говорю дракон, на двадцать пятом обходе возле реки Кедровая, там за 
распадком еще кедрач начинается. Тут несанкционированная валка леса была. 
- Ты чего плетешь, какая валка, там заповедник.
- А то я твою мать не знаю! Приезжай и посмотри трактор, тут искореженный. Я сам 
не поверил, решил осмотреть, а тут это!
- Что это?!
- Дракон твою мать! Я хотел трактор осмотреть, а он сверху, ну пальнул пару раз 
и бежать.
- Капитан ты сам понимаешь, чего несешь? Драконов не бывает. Нажрался так и 
скажи. И не лезь в эфир больше. Уазик на выезде, вернется, приедем, заберем тебя 
от греха. Все  отбой». 
- Ну, как? – нетерпеливо спросил Жорж, видя, что я пробегаю распечатку глазами 
заново.
- Ехать надо, - ответил я, мысленно прокручивая все возможные варианты. 
- Я на доклад к шефу – Жорж метнулся к дверям - а ты готовься давай!
- Не понял! – я зыркнул на него глазами так, что он попятился, - ты чего тут 
раскомандовался? Твое дело сейчас всю эту лабуду шефу доложить вот иди и 
выполняй! 

Шеф угрюмо пялился в монитор компьютера – садись – он, не глядя, махнул мне 
рукой, указывая в кресло.
- Сейчас будут снимки со спутника, - буркнул он и зло добавил – варвары.
- Кто варвары? – не понял я.
- Мы кто ж еще, - тяжело вздохнул шеф – люди в смысле. Такую тайгу гадим, она 
тут столетиями росла, а мы с топором. 
- Это вы о чем? – я привстал, стараясь разглядеть что там, у шефа на мониторе.
- Это я о том, куда ты сейчас полетишь, - он ткнул пальцем в начавший тихо 
гудеть принтер, - вот распечатки места происшествия. Дуй туда и разберись, 
оружие захвати, если наш красавец еще там попробуй усыпить опер группу вызовешь 
по результатам. На рожон не лезь – он взглянул на часы, затем на меня – ты все 
еще здесь? 

Параплан я посадил на просеку километрах в трех от места. Отметил место посадки 
на навигаторе и двинул. Как не смеялись ребята в группе, но я все же надел 
бронежилет, конечно от когтей дракона защита никакая, но чувствуешь себя 
уверенней. Вместо привычного «ГШ» взял «Вихрь» пусть тяжелее, зато убойность 
намного больше. Я, честно говоря, наделся, что стрелять не придется. Только вот 
кто его знает, действует ли на драконов земной парализатор. 
На поляну я вышел минут через двадцать. Что и говорить зрелище ошеломляло. Не 
каждый день видишь трактор, который кто-то пытался разорвать на куски. Именно 
разорвать, а не разломать. Учитывая расторопность местной милиции, времени у 
меня было хоть отбавляй. Я начал неторопясь изучать окрестности. Через полчаса, 
чертыхаясь, я присел на поваленное бревно. Следов было море, только вот 
драконьих я не нашел, если конечно не считать отметин на тракторе. Какого лешего 
он кидается на технику, размышлял я. Погруженный в раздумья шевеление я заметил 
не сразу, а когда заметил, похолодел. Буквально шагах в десяти от меня, под 
раскореженным выворотом лежал он. 
Дракон поднял голову, и наши глаза встретились, записывайте меня в сумасшедшие, 
но это были глаза человека, в этих глаза стояла невыносимая боль. Мне кажется, я 
даже видел слезы в уголках глаз. 
Дракон медленно, словно из последних сил выбирался наружу. Меня словно 
парализовало, я забыл про все, про парализатор и «вихрь» висевший за спиной. Я 
как зачарованный смотрел на переливающуюся, на солнце вороненую чешую. На то, 
как медленно раскрываются огромные крылья. Он встал передо мной во всей красе, 
гордо вскинул голову, и я увидел, что он ранен, два пулевых отверстия были 
отчетливо видны на его груди.  На чешуе чернела запекшаяся кровь. Дракон 
всхлопнул крыльями словно собирался взлететь, затем, всхлипнув, рухнул на землю.
Я подошел к нему не сразу. Нет вовсе не от страха, меня душили слезы. Я никак не 
мог взять в толк как мы смогли убить чудо? У кого поднялась рука на это? Я уже 
не помнил, что полчаса назад сам не задумываясь, всадил бы в него всю обойму. 
Там за мертвым телом дракона в гуще переломанных корней и земли я нашел 
детеныша. Мне все стало ясно. Когда трактор убил ее потомство, она стала мстить, 
нет, не людям, направившим трактор, которого тут попросту не должно было быть. 
Она стала мстить машинам, которых по недоразумению винила в смерти малыша. Она 
мстила машинам, а убили ее мы.
Я позвонил шефу – я нашел ее.
- Кого ее?
- Нашего дракона, только это она. И у нее был детеныш.
- Что значит был?
- Он мертв.
- Ты убил их обоих?
- Нет Максим Леонидович, не я, мы убили их…