Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«У толкового человека один хороший дракон стоит столько,
за сколько бестолковый их целую сотню отдаст…»
Дж.Р.Р. Толкин ««Беовульф»: чудовища и литературоведы»

Мортишия (Мария Шамякина) «Воскресить дракона»

Мы никогда не испытаем состраданья.
Мы никогда не сотворим добра.
Не пожелаем золота и серебра.
Не испытаем разочарованья.
Мы никогда не требуем наград.
Мы ничему не ищем оправданья.
Живем во исполнение призванья –
Мы останавливаем умиранье.

Меня зовут Уоррен Ллоуд. Уоррен Ллоуд, лорд Некромант, действительный член Ордена Извечного Противодействия. Вопреки распространенному мнению, я не ношу угольно черных одеяний и длинного плаща, который хлопал бы за моей спиной, словно крылья дракона. Совсем нет. Я предпочитаю пушистую белую шубу, белоснежную рубашку из тончайшего батиста, серые кожаные штаны и ботфорты цвета стали. Я не скуплюсь на кружева, равно как и на серебряные украшения тончайшей работы. Опять же, вопреки распространенному мнению, никакие это не амулеты, просто красивые безделушки. При мне нет оружия, я никогда ни при каких обстоятельствах не нахожусь вблизи огня и не вкушаю горячую пищу, что позволило мне прожить достаточно долго.

Как долго? О, достаточно для того, чтобы застать артефакты минувшей эпохи. В общем-то бесполезные, давно вышедшие из строя игрушки. Попадаются, правда и довольно интересные экземпляры. Но особый интерес вызывают у меня драконы. Скажу не хвастаясь, по драконам я специалист.

Мой конь движется быстро, а в раке, прикрепленной у седла, металл позвякивает о металл. Жители деревень, проходящие по дороге и те, кто движется с обозами, оборачиваются мне в след. Но никто из них не осознает, что именно в моем облике смутило их. Шуба, так некстати распахнутая в это морозное утро? Отсутствие оружия? Слишком бледная кожа и совершенно черные глаза? Или глаз моего коня Циклопа, светящийся красным? Да нет же! То, что и у меня и у моего коня пар не идет от дыхания!

Отчего-то многие полагают, что я убью Дракона, если конечно застану его живым, что маловероятно. О нас вообще плохо думают, сам не знаю почему. Вот, возьмем того нищего вчера на дороге. Он ковылял, такой жалкий в своих лохмотьях, терзаемых ветром. Люди бросали ему монетки, стараясь держаться подальше, ведь его лицо и руки, изъеденные проказой, были просто ужасны. Он увидел меня издалека и бросился на середину дороги, полагая, что богатый всадник не поскупится на подаяние. О, мой дар был неслыханно щедр!

Я извлек из-за манжета Нано – маленького спящего паучка. Он не мог ожить в моих ледяных пальцах, но коснувшись теплой кожи нищего, Нано немедленно проснется.

И он проснулся. Нищий закричал, заметался, пытаясь стряхнуть его с руки. Нано скользнул под лохмотья рукава и секунду спустя нищий закричал еще громче. Он почувствовал, как паук пробирается под кожу.

Я остановился у придорожного трактира. Одного из тех нелепых строений, сляпанных из кусков насквозь проржавевшего железа и пластика, изъеденного кислотой. Здесь я должен был ждать того, кто проводит меня к Дракону. Человека, имеющего Ключ.

Имелись условные знаки, по которым я и Ключник узнаем друг друга. Пока никого похожего я не видел. Я сел за один из покореженных столов и поставил раку рядом. Содержимое ее снова звякнуло.

Посетителей было мало, только группка крестьян за кружками мутного темного пива.

-Это был некромант. Чудовище… - донеслось из-за стола.

Я, разумеется, прислушался.

-…Он сделал это с Ансельмом…

-Но, послушай, может все не так плохо, - несмело возразил другой, - ведь Ансельм поправился. Он теперь здоров… можно сказать, чудо произошло, что ж в этом плохого?

-Да? И что ему теперь делать? Навоз вилами кидать? Некромант, мерзавец, лишил его заработка…

Подошел хозяин:

-Что вам, господин?

-Чего-нибудь мертвого и холодного, - я одарил хищной улыбкой крестьян, обернувшихся на звук моего голоса. Ведь звук моего голоса так похож на хрустящий под ногой тонкий лед. Предательски тонкий лед, покрывающий очень глубокое и очень холодное озеро. Потом я пояснил, - например, сыра, хлеба и молока.

Все не так уж страшно, как кажется на первый взгляд? Да и вообще, многое совсем не похоже на то, чем кажется нам на первый взгляд. Это слова нас обманывают, вот в чем все дело.

Наконец-то появился Ключник. Лицо скрыто капюшоном серого плаща, отороченного тончайшим мехом. Рука в черной перчатке показывается из-под струящихся складок. Я вижу знак – кольцо на безымянном пальце, такое же, какое украшает мой мизинец. Тусклый красный камень кажется мертвой стекляшкой. Светодиод, установленный под алым колпачком загорится только вблизи ядов или агрессивных сред.

Ключник откидывает капюшон…

Я ведь не сказал, что мне ведомы все тайны мира, верно? Я никогда этого не говорил. Меня тоже можно ввести в заблуждение.

Согласно распространенному мнению, Ключники – древний монашеский орден. Несколько десятков пожилых суровых мужчин, давших обет молчания. Когда Ключник приходит к тебе, он показывает ключ, висящий на его шее, и жестом манит тебя за собой.

Ключник оказался молодой женщиной с милым улыбчивым лицом и медными кудряшками, слишком легкомысленными для сурового адепта древней секты.

-Эй, хозяин, дай-ка мне чего-нибудь мертвого и холодного. – Ее голос походил на нежный хруст отколовшейся сосульки, висевшей на заледеневшем выступе скалы прямо над твоей головой. – Заливной язык вполне подойдет.

Она рассмеялась. Я поднялся с места, сделал жест приветствия, и бросился пододвигать ей стул.

Вопреки тому самому трижды проклятому «распространенному мнению», наш орден противодействует вовсе не Добру, Свету. Любви и самой Жизни.

Мы противодействуем упадку.

В том числе, моральному. Потому долг наш, бороться со своими слабостями и низкими страстями. Но я не удержался и поцеловал затянутую в черную замшу ручку, чувствуя, как мой холод сливается с ее холодом.

-Меня зовут Уоррен. Уоррен Ллоуд, лорд Некромант.

-Августа Медб Самюэль, - представилась она, - вы так любезны. Кажется, ритуал требует, чтобы я показала вам это…

Она потянула за шнурочек, извлекая из-под плаща магнитную карточку. Ключ. В самом деле, кто сказал, что ключ – это непременно витая железка? Это все слова, слова. А слова постоянно водят нас в заблуждение.

Крестьяне как-то незаметно ушли. То ли общество некромантов было им не по вкусу, то ли замерзли в помещении, где температура стремительно опускалась.

-Пещера здесь рядом, - сказала Августа, когда мы закончили завтрак, - Думаю, возни там будет много, так что надо поторопиться.

И мы поторопились настолько, насколько это позволяет наш предельно замедленный метаболизм.

Мы вышли на улицу и направились к коновязи. Лошадь Августы была темно- серой. Если у моего Циклопа щель зрительного сенсора была горизонтальной, то у лошади Августы – вертикальной. Я помог девушке забраться в седло, и мы отправились в путь по заснеженным равнинам реконструированного мира.

В жизни у меня не было более милой, умной и веселой попутчицы. Если до того мне хотелось поскорее закончить с этим делом и вернуться домой, то теперь я мечтал, чтобы дорога до пещеры была как можно длиннее.

Когда сойдет снег, поля и леса этой климатической зоны зазеленеют. Неизменным вот уже несколько сотен лет остается только наша родина – моя и Августы. Неподвижные волны вулканического стекла, черные метели летучего пепла, гейзеры и ледяные столбы. Полагаю, вместе нам будет там веселее… Еще веселее, ведь я и прежде не особенно скучал. И что-то во взгляде Августы показывает, что она будет не против.

Впрочем, прежде, чем руки наши соприкоснутся, сердца сделают одновременную паузу, а тела смерзнутся, надо закончить наше дело. Ведь все эти ухаживания в исполнении существ, вроде нас, всегда отнимает уйму времени. Конечно, она поломается, да и я тоже…

С драконом лучше поскорее закончить.

Пещера, точнее, металлический ангар, занесенный снегом, возвышался посреди заснеженной пустоши как гигантский, подозрительно симметричный сугроб. К нему вела очень длинная и очень гладкая дорога. Шириной своей она могла бы соперничать с полноводной рекою, скованной прочным людом.

Августа открыла дверцу в боковой стенке ангара. Тропинка, ведущая к ней, была расчищена загодя и походила более всего на уютный снежный коридор.

Мы вошли, Августа включила генератор и привела рубильник на стене в положение «включено». Вспыхнул свет, и я увидел дракона.

Внешне дракон казался вполне целым, гладкое тело его матово блестело. Но раз потребовалась моя помощь, значит что-то с ним не в порядке. Возможно, из-за геомагнитной аномалии, которой славятся эти места, дает сбой система ориентации в пространстве.

-Августа, я могу отказаться возиться с ним, это мое право, верно?

-Верно. Но, может, не надо? – ее взгляд стал притворно жалобным.

-Я соглашусь только при условии, что ты отправишься к нам на родину вместе со мной. Мы полетим туда прямо на этом драконе.

Она сделала знак, означающий согласие, и очень серьезно произнесла:

-Полагаю, такое наше появление обещает быть зрелищным. Да еще и награду получим за доставку дракона.

-По рукам?

-По рукам.

Она сняла перчатку, и наши ледяные ладони соприкоснулись.

-А привести его в норму получится? – спросила она.

-Да, - я поставил на пол раку с инструментами, - я профессиональный некромант с большим стажем. Мне случалось воскрешать многие подобные объекты, и эта модель стратегического бомбардировщика хорошо мне знакома. Если бак полон, этот дракон донесет нас домой всего за пру часов!