Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Единственный способ избавиться от драконов — это завести своего собственного.»
Народная мудрость

Merga «Сон в зимнюю ночь»

ГЛАВА 1. СТРАННЫЙ ЗВУК.

- Ася! - позвали меня.

Я обернулась. " Надо было уйти, " - пронеслось у меня в голове. Передо мной стоял маленький дьяволенок из четвертой группы. Иначе сказать Катька Морошкина – моя недавняя знакомая. У неё было симпатичное личико, точеная, миниатюрная фигурка. Как только она пришла в интернат, пацаны за ней толпами бегали, но, узнав её крутой нрав, ряды поклонников заметно поредели. Она была не похожа ни на одну из девчонок. В то время как они выбирали розовые тапочки и куклы «Барби», Катёнок каталась на скейте, дралась с мальчишками и мечтала стать космонавтом. Однако это нисколько не умаляло её достоинств, а делало её еще привлекательней. Катерина была младше меня на 4 года, но чувствовала себя здесь уверенней некоторых выпускников. Даже я общалась с ней на равных.

- Ася, как хорошо, что я тебя нашла, - заливалась она, сверкая голубыми глазами невероятной глубины – Представляешь, - откинула прядь огненно-рыжих волос Катька – Я потеряла свой перевод текста №23. И я вспомнила, что у тебя он был!

- Да? – протянула я, соображая как от неё отделаться. Увы, сегодня я была не в настроении с ней общаться.

- Ну, Асечка, ну, пожалуйста, Дылда - Анка – Пулемётчица съест меня без этого перевода. Надо мной же вся «Лама» смеяться будет!

- Сочувствую,- пожала я плечами и хотела уже уйти, как Катька повисла на моей сумке.

- Ну, пожалуйста, - жалобно сказала она.

«Лама» - это колледж-интернат для детей, чьи родители заняты бизнесом и поэтому не занимаются своими чадами. Состоит «Лама» из семи классов и 24 групп. У каждой группы собственная специальность. Базовое образование должно быть 5 классов, после чего можно было обучаться в "Ламе".

Дети в интернате были разными: одни были тихонями, другие же не хотели никого слушать. Катька была из самых непослушных шкод, которая прогуливала уроки, не делала домашнее задание и бесилась на уроке. Учителя справлялись со всеми.

Такой была Кристина Антоновна Фронташкина, по прозвищу Дылда – Анка – Пулемётчица. Дылдой её прозвали за 2-х метровый рост, а Анкой – Пулемётчицей за фамилию и характер. Она никогда ничего не забывала и делала что-то, от чего ни ученики не хотели об этом говорить, ни Кристина Антоновна. И примерно неделю они вели себя хорошо. Тут же, память услужливо подкинула мне эпизод из нашего знакомства. Я шла по коридору и случайно увидела новую «жертву» Кристины Антоновны. Ею была маленькая девочка, как мне тогда показалось, невинная и испуганная. Но как оказалось, это было не совсем так.

- Вы черствая, сухая, у вас просто нет сердца. Это же просто унижение и потом, я недавно болела…

- Меня не интересует, что ты обо мне думаешь. Это раз. Два. Меня не касается то, что ты болела. Тем более что ты симулировала. Так что наказание не отменяется. Точка.

Крошка так точно сформулировала моё мнение о ней, что даже я не смогла бы выразиться точнее. Я вступилась за неё.

- Извините, но девушка действительно права. Как бы то ни было, но у неё есть документ, который запрещает ей заниматься спортом в течение некоторого времени, и я думаю, что наказание следовало бы заменить.

Дылда посмотрела на меня, словно на врага народа и сказала:

- Что ж, будь, по-вашему. Но лично вы, Анастасия Дмитриевна Никонова, проследите за тем, как она отработает 40 часов в библиотеке.

Так и началась наша дружба. Каждый день, после уроков, в течение четырех часов, мы приходили в нашу необъятную библиотеку и разбирали горы книг. Мы разговаривали с ней обо всем: о мальчиках, о моде, о книгах и многом другом. Удивительно, но я чувствовала себя с ней так легко и непринужденно, хотя мне было уже четырнадцать (31 декабря исполнялось пятнадцать), а ей всего десять. И иногда я невольно задумывалась о том, кто на самом деле моя лучшая подруга. Мы с ней настолько разные и настолько похожи одновременно, что вместе мы представляем собой адскую смесь. Мы обе рыжие, хоть и мой цвет волос, по сравнению с её, рыжим просто назвать невозможно. Мы - актрисы, которые с легкостью могут прикинуться бедными беззащитными овечками. Но она более прямая, без тормозов и никого не боится. У неё потрясающие синие глаза, а у меня янтарные, даже немного желтые. Мы практически одного роста. Я такая же маленькая и щупленькая, как и она, но беззащитными мы не были. Нас обеих называли ненормальными, а некоторые вообще поговаривали, что мы сестры.

Взвесив всё у себя в голове, я задумалась. Я хотела уже отдать ей свои труды, как вдруг…

- Здорово! – крикнул кто-то сзади.

Я вздрогнула и выронила перевод. Это ж надо так пугать человека!

- Ты чего кричишь? – накинулась я на того, кто стоял сзади. Это оказалась Арина, моя лучшая подружка, У Ари был мощный альт и обычно, если она повышала голос выше шепота, то вся "Лама" слышала её.

Катька заметно съёжилась, Арька её сильно недолюбливала. На лице Морошкиной отразилась вся гамма чувств, терзавших её. Плакал Катькин перевод. Видимо ей в голову пришла та же мысль что и мне.

- Не боись малёк, даст она тебе этот перевод, у Аськи сердце доброе, – пропела басом Арина. Катя облегчённо вздохнула.

Неожиданно прозвенел звонок. Схватив долгожданный текст, дьяволёнок побежала на урок.

К счастью у меня больше не было уроков, и я пошла к себе в комнату. "Лама" делится на 2 крыла: южное и северное. В южном располагаются кабинеты учителей, а в северном комнаты учеников. Последнее делилось на правые и левые сектора. Девочкам были отведены первые три, а мальчикам остальные. Здесь места были распределены исторически, по самой известной формуле: «Девочки – налево, мальчики – направо». Но, однако, было одно «но»: На каждом секторе стоял учитель. И среди комнат учеников, была комната учителя. Мне досталась комната №13. И как назло со мной постоянно происходило что-нибудь необычное. По этому поводу у всех моих друзей своя шутка обо мне.

Я направилась к себе в комнату, сегодня был тяжёлый день, и я решила лечь спать пораньше, но как-будто специально сон всё не шёл. Извертевшись на кровати и приняв все позы, какие только можно выдумать, я решила почитать книгу.

Насчёт книг перед сном у меня свои размышления. Дело в том, что мой папа знаменитый философ и книги некоторых его коллег помогают избавляться от моей бессонницы.

Но на этот раз меня не брал даже Кант. Я посмотрела на часы. Ух, ты, уже больше полуночи. Попрощавшись со сном на эту ночь, я вышла попить воды. На половине дороги я услышала странный звук. Опять Арька со своими опытами!

У Арины был талант, да такой, что и врагу не пожелаешь. Она вечно что-то мастерила, разбирала, собирала. Ну, а, в конце концов - оно взрывалось. По крайней мере, 90% ее опытов заканчивались именно так. Если мои умозаключения верны, то надо это немедленно прекратить. Уж если я услышала, (моя комната находилась другом секторе), то учителя слышали точно.

Я опрометью бросилась к Арине и чуть не столкнулась с ней в дверях. На вопрос: "Что случилось?", я с силой втолкнула её обратно. Однако, увидев её заспанную физиономию, я усомнилась в своих умозаключениях.

Закрыв за собой дверь, мы уставились друг на друга.

- Ну и что ты здесь делаешь? - уперев руки в боки, спросила Аря.

- А ты куда собиралась? - ответила я ей вопросом на вопрос.

- Во-первых, я шла в туалет, а во-вторых, отвечай! Ни тебе, ни мне, я так понимаю, отрабатывать в библиотеке не хочется, за то, что мы сейчас здесь болтаем.

- Ну, вообще-то хотела попить, но вдруг услышала что-то странное и...

- Подумала, что я ставлю опыты, как в прошлом году, - хихикнула подруга.

Дело в том, что в прошлом году Кристина Антоновна рассказала нам про вечный двигатель, (Дылда была учительницей физики), и подруга потеряла покой. Она не спала ночами, что-то мастерила, химичила и не давала никому спать. А ко мне она вообще каждую ночь бегала, чтобы поделиться своими идеями. К счастью для неё, у нас на секторе дежурили мировые учителя, и проблем никаких не было. Но однажды, у неё в комнате что-то взорвалось и задымило. Сработала пожарная сигнализация, и всех эвакуировали. Подруге не повезло. Когда начали выяснять, отчего завопила сигнализация, вышли на Арю. Её наказание было зверским. Оно переплюнуло даже Катькины мучения в библиотеке. Её сделали личной помощницей Анки-Пулеметчицы на целый месяц!

Я вернулась в реальность.

- Ага, - кивнула я - Ну раз всё нормально, тогда я пойду?

- Иди, - кивнула Аря и чуть ли не пинками проводила меня до двери.

Я уже собиралась выйти, как услышала шаги. Арина вовремя меня остановила. Аптечка была под её рукой постоянно. Точнее под кроватью. Найдя в ней переоборудованный стетоскоп, Арина приложила бывшую «слушалку» к двери.

- По-моему, тихо, - сказала она.

- Что ты с ним сделала? – указала я на прибор, из которого торчали непонятные штуки, обклеенные изолентой.

- Немного модернизировала…

- Удивительно, как ты ещё подземный ход по всей "Ламе" не проложила! – съехидничала я.

На это моё замечание, Арька на полном серьёзе сказала, что она нашла люк в полу, но не знает, как его открыть. Я криво усмехнулась.

Напоследок послушав, нет ли никого за дверью, подруга отправила меня спать.

ГЛАВА 2. НОВАЯ ЗНАКОМАЯ.

На утро, я буквально вломилась, в Арину комнату. Та ещё спала.

- Ну, хороша, - воскликнула я, видя, как она с трудом разлепляет глаза. – Через 10 минут – завтрак!

Арина медленно разлепила глаза, и начала медленно подниматься на постели. И тут я сделала ход ва-банк.

- А на завтрак сегодня… - пропела я.

Аря мучительно застонала.

- Уже встаю!!!!

- Так-то лучше.

Минут через 20 мы уже входили в столовую. Сонливость Ари тут же испарилась, как только она увидела пудинг.

- Поразительно, - съехидничала я – тебя разбудил завтрак!

- Не – а, - с набитым ртом сказала Аря – я сама встала, а завтрак – это причина.

- Называй, как хочешь, - пожала плечами я, отодвигая от себя почти полную тарелку.

- Почему не ешь?

- Не хочется.

Через полчаса мы уже входили в класс по геометрии.

- Начинается мой ад…- запричитала Арина.

Геометрия была ее нелюбимым предметом, и, как назло она всегда попадалась, когда не учила. Я же наоборот всегда знала ее наизусть.

- Надеюсь, меня сегодня не вызовут, продолжала она, - только ведь вчера мучили с тетрадью по теории у доски.

- Мечтать не вредно, - пожала плечами я.

Наша математичка просто нюх имела на то, как дети готовились к уроку. И лично я не сомневалась в ее интуиции. Поэтому, я уже сочувствовала любимой подруге.

Алиса Сергеевна взяла в руки журнал.

- Итак, к доске пойдет… - весь класс замер. – Гралавлева Арина.

Со стоном «Блин, так и знала!» Аречка нехотя поплелась к доске.

Но лишь только подруга дошла до места назначения, она вся просияла и со скоростью света написала доказательство. Я опешила. Судя по тому, с каким видом Аря шла на урок, вчера она ничего не учила. И судя по лицу Алисы Сергеевны, она была со мной солидарна. В конце концов, получив свою законную 5 (или не совсем законную – это ещё предстояло узнать), девушка села на своё место рядом со мной. Подруга счастливо улыбалась, а её зеленые глаза прямо-таки светились от переполняющего её счастья.

Я толкнула подругу. Не могу же я не знать причину перемены, произошедшей в знаниях Ари.

Её иссиня-черные волосы прикрывали лицо, но было видно, что она трясется от беззвучного хохота. Я ещё раз её толкнула. Одним из моих недостатков было излишнее любопытство. Наконец Ринка немного отошла и показала пальцем куда-то в область доски. И тут я заметила тетрадь по теории, которую подруга случайно вчера забыла. Да уж, везет некоторым, но не успела я развеселится по-настоящему, как в класс постучали.

- Да, да, - отозвалась Алиса Сергеевна.

Дверь открылась и в класс вошла девочка, по всей видимости, новенькая. Она была достаточно приятной наружности. Густые, русые волосы обрамляли её узкое, немного по-детски пухловатое лицо. Средне – расставленные, немного раскосые глаза придавали лицу какой-то шарм, а маленькие пухлые губки, которые незнакомка сейчас нервно покусывала, идеально дополняли картину.

- Здравствуй, Лилия, - поздоровалась молодая учительница.

- Здрасте, - робко переминалась с ноги на ногу новенькая.

Вся группа с интересом изучала новоприбывшую.

- Мы с папой немного опоздали, - добавила она.

- Я так и поняла, - улыбнулась математичка. – Ты сядешь… - тут её взгляд упал на хихикающих меня и Арьку.

- Гралавлева Арина! Пересядь к Степанову, а ты, Лиля садись на её место.

Подруга направилась к Михе. Ничего против него она не имела, но со мной ей было сидеть не только выгодней, но и приятней. Тем более, что с Михой она была сейчас в ссоре.

Дело в том, что они дружили, чуть ли не с пеленок и их дружбе завидовал практически каждый в «Ламе». Все вокруг называли их женихом и невестой, но они только отмахивались. Говорили: «Чепуха! Придумайте что-нибудь поинтересней!», а сами светились от счастья. Их взгляды, устремленные всегда друг на друга, были полны нежности и любви. Они все делали вместе, но в один прекрасный день они просто перестали разговаривать. Ни с того, ни с чего. Я долго выспрашивала у подруги, в чем дело и, в конце концов, она раскололась. Оказалось, что Арина, поверив, наконец, во все то, что говорят про них, решила признаться Михе в своих чувствах. Да, да, она действительно в него влюбилась, но он ничего ей не ответил, а просто перестал с ней общаться. Аря была слишком гордой, чтобы бегать за ним. На этом все и кончилось. Прошло немного времени, где-то пара месяцев, они начали общаться, но их общение сводилось до минимума. И вот, судьба вновь вела их друг к другу.

Я отвлеклась от воспоминаний и огляделась. Тем временем, новенькая уже приготовилась к уроку.

«Как тебя зовут?» - написала я.

«Лиля» - ответила она.

«А фамилия?» - нагло поинтересовалась я.

«Орлеанко».

«А я Ася!»

«Давай дружить!»

«Давай, я потом тебя кое с кем познакомлю»

«Это с той девчонкой, которая сейчас светится, от чего – непонятно?»

Я обернулась на Арю. Да, видимо подруга все еще страдает по Михе.

Я написала ответ:

«Точно!»

- Девочки, вы бы лучше не записки друг другу писали, а слушали.

- Слушай, - сказала мне Лиля.

- Мне-то в принципе оно и не надо, я и так вперед на четыре темы самостоятельно ушла, а тебе бы не помешало.

- У меня аналогичный случай, - махнула рукой Лиля.

- Я, конечно, понимаю, что вам, девочки неинтересно, но другим хотя бы не мешайте, – взмолилась Алиса Сергеевна.

- Хорошо! – хором ответили мы.

После звонка к нам подошла Аря.

- Вижу, вы сдружились, - ухмыльнулась она и обратилась уже к новенькой – А в каком ты секторе?

- В первом, напротив комнаты с табличкой «13». Интересно, кому это так повезло? – хихикнула она.

- Эту неудачницу ты видишь прямо перед собой,- пробубнила я.

- Ой!

- Ничего, я уже привыкла.

- А я во втором секторе, - вздохнула Арина.

ГЛАВА 3. НЕУДАЧНАЯ ПОЧИНКА.

- Ты что, уже спать собираешься? – удивилась я, заглядывая к ней и видя, что девочка стелит постель. – Время – то только пять.

- Да нет, постелиться – то надо, - отмахнулась она.

- Потом постелишь, - засмеялась я. – Лучше пошли к Арьке, она там опять что- то изобретает. Это, обычно, очень интересно.

Лиля побросала вещи, закрыла дверь, и мы побежали. Новая обитательница «Ламы» уже знала о многих. Мы с подругой поведали ей обо всех аспектах нашего интерната.

Из комнаты Арины валил дым.

- Что случилось? – залетела я к ней и тут же закашлялась.

- Во, блин! – послышался откуда-то из дыма Арин голос. – Я же все рассчитывала.

- Она всегда все рассчитывает, но в процессе создания у неё возникает такая мааааленькая неполадочка, из-за которой все идет… - начал издеваться Миха.

- Наперекосяк! – радостно добавила я.

Надо же, здесь собралась вся наша группа. Попробую описать этот жизненный образ, который не давал покоя каждому учителю в «Ламе», кто знал, кто мы такие.

Сюшка открыл окно. Сюшкой мы прозвали Игоря Сюхина, который получил такое прозвище еще в нашем классе, до распределения по группам. Я, похоже, была единственной, кто его так называл до сих пор. Он нисколько не обижался, по- моему, ему это даже нравилось. Он был вечным приколистом и меня звал в ответ Асюшкой. Характер Сюшки был под стать его внешности. Рыжие, как огонь волосы и ярко-зеленые глаза давали еще один повод остальным звать нас женихом и невестой, но мы на это никак не реагировали, и вскоре им все это надоело. Мишка Степанов – это человек, забравший сердце моей подруги. Я бы не сказала, что он был красавцем. Темно- русые волосы красиво гармонировали с голубыми глазами. Его глаза были, пожалуй, глубже, чем Катькины. Следующим индивидом, которого я не описала, была тихая Софья Маркова. Вы когда-нибудь слышали выражение «Ангел во плоти»? Попытайтесь его себе представить и получите образ нашей Сонечки. У неё были густые светлые волосы, которые она часто забирала в слабый пучок на затылке, огромные ярко-голубые глаза, так красиво обрамленные черными, как смоль ресницами, а такие же черные узкие бровки очень уж часто удивленно взметались вверх. По характеру она была таким же ангелом, как и по внешности. Даже самые отъявленные хулиганы вели себя в её присутствие тихо и спокойно. Но, увы или наоборот к счастью, это её свойство не распространялось на нашу группу.

Я удивилась, интересно, почему Соник пришла сюда. Обычно, она пропускает такие зрелища, в отличие от Сюхи, который сейчас тщательно разгонял дым руками, пытаясь обратить на себя внимание Лили. Впрочем, надо сказать, что ему это удавалось. Девушка наблюдала за ним и иногда, чуть заметно ухмылялась, да только Сюшку это не очень устраивало.

- Арина, а от чего такой дым? Что это ты интересно здесь делала? – спросил он, в точности копируя Анку – Пулеметчицу.

- Вот я бы тоже с удовольствием это узнала, – вошла в комнату уже обреченной подруги Кристина Антоновна собственной персоной.

- Вот.… Вспомнишь… - проворчал Миха.

- Что? – невинно поинтересовалась Дылда.

- Говорю, долго жить будете. Только-только вас вспоминали, - сориентировался парень.

- Я жду ответа, - напомнила Арине цель своего визита строгая учительница.

- Ну… - замялась обычно невозмутимая Аря. – Я чинила табакерку.

Все, кто был в комнате, выбежали в коридор и начали хохотать так, что стены ходуном заходили. Надо отметить, что в коридоре уже собралось достаточно зрителей, которые с интересом наблюдали за происходящим. Тем временем, в комнате подруги страсти накалялись. Мы припали к щелке в двери.

- Какую табакерку? – наконец поинтересовалась физичка, прекрасно зная ответ.

- Ну, ту, которая в музее была. Ей вроде лет пятьдесят было… Но вы сами сказали, что особой ценности она не представляет и её бы пора уже на помойку, да вот только памя…мя…мять… не…не.. позволяет...ет, – постепенно скукоживалась Аря под действием взгляда Пулеметчицы.

- Эта табакерка, - начала Кристина Антоновна, чеканя каждое слово. – Принадлежала основателю «Ламы».

- Упс.

Наступила звенящая тишина.

- Что ты с ней сделала?

- Она не пела, а я её разобрала, потом собрала. Это никакого эффекта на неё не произвело. И тогда я по ней постучала. А она – Пффф… и задымила, - быстро протараторила Аря.

Мы с интересом наблюдали, как лицо Анки – Пулеметчицы переливается всеми цветами радуги.

Дылда тотчас вышла, напоследок сказав, что за этот проступок последует суровое наказание.

Мы снова ввалились к ней в комнату, хохоча, как ненормальные. Даже Сонечка сотрясалась от беззвучного смеха.

- Чем хоть стучала? – крикнула я подруге.

- Молотком, - ответила как само собой разумеющееся Аря.

Мы уже не просто хохотали - мы рыдали от смеха.

Откровенно хихикая, Лиля предложила помочь прибраться в комнате.

Я огляделась. Дым уже рассеялся и видок у Арькиной комнаты был еще тот. Вся комната была усыпана какой-то черной гадостью. Рядом с Ринкиным столом валялся обгорелый лист. Я подобрала его. Там были записаны шесть цифр. Видимо, это какой-то код.

- Арь, это твой? – помахала листом у себя над головой я.

Подруга молча осмотрела его и отрицательно покачала головой.

- Наверное, из табакерки выпало, выкинь! – пожала плечами Аря.

Я кинула лист на пол. Он упал к ногам Лили. Девочка наклонилась, чтобы его поднять.

- Я подмету, - прервал мои наблюдения Сонин голос.

- А я выкину табакерку, - вызвался Миха.

- Не надо, я её на запчасти пущу, - слабо возразила Аря.

Это её заявление вызвало новый взрыв хохота.

- Слышь, Арька, а ты роботов еще не создавала? – издевался над ней Сюшка.

- А ты как думаешь? Конечно создавала, только они у неё максимум через две минуты подыхали! – крикнул через всю комнату Миха.

- А что с ними было дальше? – поинтересовалась Соня.

- Спорю, что она их тоже на запчасти разбирала, - снова хихикнул Игорь.

- Эй! – крикнула я, заметив на пороге Лидку Герасимову, куратора сектора, где жила Аря. Она была немногим старше нас и позволяла звать её по имени. Но по имени её так никто и не звал. С первого дня её появления в «Ламе» (это было, когда Аря нахимичила со своим вечным двигателем, именно поэтому её приставили ко всему сектору), мы прозвали её Герой. Она такая же «добрая», как и богиня, именем которой мы её окрестили.

- Время - половина одиннадцатого! – сказала она.

- Да? - посмотрел Миха на свои собственные часы. – Гер, а если на них смотреть не вверх ногами, то почти пол шестого.

ГЛАВА 4. СТРАННОЕ ОКНО.

Я проснулась посреди ночи. Сплошной туман, запах дыма, я не вижу собственных рук. Я ослепла? Не похоже. Нащупав дверь, я попыталась её открыть. Не выходит, я навалилась на неё плечом. Дверь поддалась, но не настолько, чтобы я могла выйти. Но этого было достаточно, чтобы увидеть, что вдалеке мелькают языки пламени. Несмотря на духоту, меня прошиб холодный пот. Я заперла дверь и подошла к окну. К несчастью, моя комната находилась на четвертом этаже. Вариант с прыжком тоже не подходит. Что ж, единственный способ остаться в живых – это запереться в ванной. Я заскочила в санузел и заперла дверь. Мой взгляд упал на полотенца. Я включила воду и, намочив их, начала обкладывать все щели. Я потеряла счет времени. Вдруг, дверь открыли. Передо мной стоял парень, немного напоминая Лилю. Те же темно-русые волосы, тот же овал лица, тот же, немного раскосый разрез глаз. Его можно было назвать красивым. Первой мыслью, возникшей у меня в голове, было: «Если в стенах видишь руки, – не пугайся – это глюки». Неожиданно Глюк заговорил:

- Я брат Леки Орлеанко, пойдем со мной.

До меня постепенно начало доходить, что он реальный. Подхватив меня на руки, он понес меня к выходу. Вынес меня через дверь, спустился вниз по лестнице и вынес на улицу. От свежего воздуха закружилась голова, и в глазах потемнело. Чьи-то цепкие и сильные руки (по-моему, это была Гера) вырвали меня из рук спасителя и посадили на снег (декабрь все-таки). В голове все смешалось. Вдруг я почувствовала резкий неприятный запах нашатыря. Постепенно, я пришла в себя.

- Ребя, она снова с нами! – пошутил Сюшка.

Я слабо улыбнулась и посмотрела вокруг. Спасителя было нигде не видно, впрочем, как и Ари. Зато рядом была Лиля.

- Где Аринка? – поинтересовалась я.

- Она с Михой…

- ?

- Он её спас, вроде.

- И они…

- Кажется…

- Наконец-то! Слава Богу! Они уже год(!!!) друг другу не могут признаться. – улыбалась я, а потом вдруг посерьезнела и спросила. - От чего произошло возгорание?

- Пока не знаю, сначала мы думали, что от Ариной табакерки, но она сказала, что разобрала её еще перед сном, а потом помыла все детали, и там не было ничего, что могло загореться.

- Смотрите, «Ламу» потушили! – крикнул кто-то в толпе.

Мы откликнулись на зов. «Лама» и впрямь больше не горела, но выглядела ужасно. Сквозь черные стекла были видны разрушения, нанесенные пожаром.

В одном из окон мелькнула чья-то фигура. Что-то в этом окне было не так, только я никак не могла понять, что. От мыслей меня отвлекла Лиля, сказав, что пора идти. Я даже не помню, как дошла до кровати.

ГЛАВА 5. ТАИНСТВЕННЫЙ СПАСИТЕЛЬ.

Сон или Явь? Явь или Сон? За окном светило солнце, я даже чувствовала его луч на себе, но глаза открывать не хотела, предпочитая гадать, что же произошло ночью. Сон это был или Явь? Если у Лили есть брат, то надо у неё разведать, кто он и попросить встретиться с ним. Но это в том случае, если это всё-таки было явью. Наконец, я решилась. Приоткрыв один глаз, я тут же об этом пожалела. В комнате царил погром. Это было еще хуже, чем вчера у Арьки. Хотя, если не считать того, что пока я искала двери, я снесла пару тумбочек, на которых, как всегда был беспорядок и навалено куча вещей, то в принципе – ничего особенного, только душно очень. Я открыла окно. В комнату повеяло морозом. Я счастливо вздохнула. Это Явь. Я начала перечислять в уме события минувшей ночи. Пожар был, Спаситель – брат Лили был, Аря с Михой - было, странная фигура в окне – интересно, кто это был? Я глянула на свои наручные часы, которые выдержали и огонь, и воду. Десять утра, не так уж и много. По крайней мере, нас не будили, а значит, на сегодня уроки отменяются.

Ко мне зашла бывшая моя одноклассница Дашка Еремина.

- Завтрак в одиннадцать, в столовой, не опаздывай, просили всем передать.

- Спасибо.

Дарья закрыла дверь, и было слышно, что она стучится к Лильке и сообщает то же, что и мне.

Я начала убираться. Получаса мне вполне хватило, я даже успела принять душ перед завтраком.

Когда я зашла в столовую, то увидела всю нашу группу за одним столиком. Давненько я не видела такой картины. Сонечка обычно сидит одна, я с Арей, а пацаны вместе с бывшими одноклассниками. Рина заметила меня первой и замахала мне рукой. Мол, присоединяйся. Я не стала возражать и подошла к столу.

Ребята разговаривали о возможных причинах пожара.

- … Это вполне могло произойти из-за плохой проводки, - высказал свое предположение Мишка.

- Не, вряд ли, - возразила я. – Ты же знаешь, за такими делами у нас хорошо следят. Вы не думали о поджоге?

- Думали, но кто и зачем? Причин, если честно, я не вижу, – неожиданно подала голос Соник.

- Да, кстати, - вспомнила я, - Лилька, ты не говорила, что у тебя есть брат.

- Не говорила, потому что его у меня нет.

Эти слова потрясли меня до глубины души.

- Но, как? – только и смогла вымолвить я. – Кто же тогда меня спас? Кто вынес из «Ламы»?

- Тебя тащила Гера, - вклинился в разговор Сюшка.

- Да, потом Гера, но перед этим… - попыталась я напомнить.

- Мы видели тебя только с Герой, - подтвердила Лиля слова Игоря. – Я одна у папы и мамы.

- Ладно, - вздохнула я. – А что слышно насчет уроков?

- Пока ничего, кроме того, что сегодня-завтра их не будет, - ответила Аря.

- Красота! – сказала я и отодвинула от себя уже пустую тарелку. – Арька, Лилька, может, пойдем, погуляем?

- А нам, как я понимаю, нельзя? – ехидно поинтересовался Сюшка.

- Ты как всегда правильно понимаешь, - засмеялись мы.

На улице было хорошо, шла вторая декада декабря, уже лежал снег, и было достаточно морозно.

- Девчонки, мне надо вам кое-что сказать, - начала я.

Подруги недоуменно на меня посмотрели.

- Понимаете, когда я ночью проснулась и обнаружила, что мы горим, то за мной пришел… - и я поведала девчонкам о моих злоключениях ночью.

- Можете считать меня сумасшедшей, но это БЫЛО! - добавила я в конце рассказа.

- Ну, Ась, я не знаю, может, тебе привиделось, - предположила Арина.

Тем временем, мы уже дошли до середины здания нашего интерната, и вдруг я кое-что вспомнила. Окно. Я стала искать его взглядом. Ага, вот оно. Раз, два, три, четвертое по счету на этаже. А всего их…

- Не может быть! – воскликнула я.

- Что-то у тебя в последнее время одни странности на уме, - пожала плечами темноволосая подруга.

- Может быть, но посчитай окна на третьем этаже, прямо под твоим окном.

- Ну, - кивнула Аря.

- Посчитала?

- Ага.

- А теперь скажи мне, сколько комнат, выходящих на эту сторону на твоем этаже?

- Четырнадцать.

- А на третьем?

- Тринадцать.

- А окон?

- Четырнадцать…- растерянно сказала Лиля.

- Поздравляю, Шерлок! – съехидничала Арина.

- Элементарно, Ватсон, - без всякого энтузиазма отозвалась я.

- Аришка! – к нам бежал Миха. Все ясно, возлюбленную потерял.

- Я пойду, - улыбнулась Аря и, не дожидаясь нашего согласия, побежала навстречу Михе.

Мы с Лилей понимающе переглянулись и кивнули.

Я, эпизод за эпизодом прокручивала у себя в памяти ночные события. Что бы мне это не стоило, я выясню правду.

Он сказал: «Я брат Леки Орлеанко».

- Лиля, вспомни, кто тебя называет Лекой?

И вспоминать нечего, - фыркнула она, но тут же осеклась. - Никто, - как-то резко, поспешно ответила она.

Все ясно, она прекрасно знает о своем «брате», но говорить не хочет. Но должен же еще кто-то знать. Невозможно, чтобы парень превратился в Геру. Гера! Вот кто мне нужен! Только она может пролить свет на происходящее.

- Лиля, - наверное, ей не надо говорить ничего, по крайней мере, пока. - Мне срочно надо в комнату, я кое-что не сделала…. Прости…

- Я думаю, что займу её на это время, - подошел к нам Игорь.

- Сюшка, - игриво подняла бровки я.

В ответ на это он только показал мне язык и взял Леку под руку. Я спокойно пошла в направлении корпуса, но как только завернула за угол, стремглав бросилась к куратору второго сектора.

Геркина комната была закрыта, но по полу плясали тени. Я постучала. Ответа не последовало. Я постучала еще раз. Ноль эмоций. Я дернула ручку и ударила тяжелым зимним сапогом в дверь. Надо же, я даже не переоделась. Лида открыла.

- Чего тебе? – резко спросила она.

- Ты просто сама дружелюбность и гостеприимность, - фыркнула я.

- Так, что нужно?

- Поговорить.

- Задушевные разговоры к психологу.

- А у меня разговор другого типа.

- Какого?

- Не требующего отлагательств.

- Насчет

- Брата Лилии Орлеанко, новенькой.

По лицу Герасимовой скользнул ужас, но она быстро совладала с собой.

- У неё нет братьев.

- Да? А она сказала, что есть, - решила блефовать я. – Вообще-то это она меня к тебе послала.

- Зачем?

- Чтобы ты меня во все посвятила, а еще лучше, устроила встречу с её братом.

- С Костей?

Я покивала с умным видом. Какая же все-таки Герасимова недалекая, даже не догадается спросить, почему она сама не может рассказать.

- А почему она сама не может тебе сказать?

Блин, накаркала.

- Нам все время мешают, и она сейчас занята, - выкрутилась я.

- Вообще-то я сейчас тоже здорово занята, давай потом.

- Костя в «Ламе»?

- Не совсем…

- Это как?

- Лиля сама скажет, мне запретили говорить, лучше к ней подойди. Я не буду.

Гера захлопнула дверь.

- Стой, Герасимова! Эй, ты же обещала! Вот, черт, - пнула я в сердцах ни в чем не повинную дверь. Она обиженно затрещала.

- Герасимова, я к Муравью пойду! – продолжала кричать я.

Муравей – это владелец и директор нашего заведения по совместительству. Муравьем мы зовем его по фамилии. А так его имя – Вениамин Романович Муравьев. Ласково, мы зовем его Веничком. Его кабинет находится очень далеко и практически никто его не беспокоит. По сути, всеми школьными делами заправляет Анка- Пулеметчица, которая и доносит до него все сведения. Я видела его несколько раз, и единственное, что я помню – это то, что он очень похож на колобка. И вот, я грожусь, что пойду к Веничку и наябедничаю ему, хотя даже точно не помню, где находится его кабинет.

Ответа никакого не последовало. Я, конечно, могу пойти к Муравью, но что я ему скажу? Мол, так и так, Гера не хочет мне говорить о Лилькином брате, который вроде как есть, а вроде как его и нет. Он меня, мягко говоря, пошлет куда-нибудь подальше и закроет эту тему раз и навсегда.

Я, задумавшись, шла по интернату и разглядывала, кто, чем занимается. А вон Соня, ммм, с парнем. Они завернули за угол. Я никак не могла отделаться от чувства, что где-то я его видела. Темные волосы…Высокий рост… Стоп! Это же Костя! Теперь Сонечка? Даже ангелы в этом замешаны! Ужас!

Я пошла прямо за ними, но их нигде не было.

Я побежала к ней в комнату. Хоть маленькая, но все-таки есть надежда на то, что Соник в комнате. Сегодня утром, мне явно везло. Я столкнулась с ней на первом же повороте.

- Где Костя, - спросила я с лету.

- Что? – нервно спросила она.

- Я спрашиваю…Где Костя, с которым ты только что была? - я замялась, с мозгами у меня правда плохо, даже не знаю, что дальше делать.

Но как ни странно, Соня среагировала.

-Ушел, – живо ответила она.

- Так значит это не призрак, - открылась я.

- Ты о ком? – сделала невинные глаза Сонечка.

- О Косте, брате Лили.

- Ну…

Да, врать ангелы не умеют. Может не стоит на неё прямо так уж давить.

- Расскажи, что ты знаешь о нем, - попросила я.

- Ты уверена, что хочешь это знать?

Странно, я думала, что она начнет задавать вопросы типа: «Зачем тебе это?», «Откуда ты про него знаешь?» и т.д.

- Да, - абсолютно уверенно ответила я.

- Тогда слушай, – отвела меня немного в сторону Соня. – Это долгая история. Я ведь видела Костю, когда он вытащил тебя из горящего здания, и видела Геру. Она ему еще сказала: «Не дури, ищи лучше, с ней бы все равно ничего бы не случилось, а вот если бы тебя кто-нибудь заметил…». Он ответил: «Но сдать нас запросто могла, я не хотел рисковать. И потом, она в таком состоянии, что утром ничего не вспомнит, а если и вспомнит, то подумает, что это ей все привиделось. Моя сестра позаботится об этом». С этим я пошла к Гере на следующее утро. Я «приперла» её к стене и сказала, что пойду к Муравью, если она мне тут же все не объяснит. Герасимова замялась и назначила мне встречу, на которую не явилась. Я попробовала её найти, но не смогла. Я уже собиралась идти к Директору, как увидела Костю и не нашла ничего умнее, как подойти к нему и потребовать объяснений. Он сказал, что подрабатывает здесь, но Муравьев ничего не знает и поэтому, никто не должен видеть его здесь. А искать он должен был таких, как ты.

Я удивилась, но переубеждать её не стала. Эта история не выдерживала никакой критики. Костя и Гера навешали бедной девочке столько лапши на уши, что она теперь вовек не снимет её. Я направилась к себе в комнату, но потом решила заскочить к Аре.

Я открыла её дверь, как всегда без стука, и дико заорала.

На меня шло привидение. Я отступила в глубь коридора. Привидение немного качнулось, хрюкнуло и оторвало голову. Привидением оказалась хихикающая Арька в костюме.

- Ты меня дурой скоро сделаешь, - укоризненно сказа я.

- Ничего, переживешь.

- Я думала, что ты с Михой гуляешь.

- Уже нет, а зачем тогда ты заходила?

- На всякий случай, вдруг повезет…

- Ага, повезло! – снова захохотала Арька.

- Это вообще, что? – указала я на костюм.

- А ты что, не помнишь про новогодний маскарад? Между прочим, дня 3 осталось до него.

Я хлопнула себя головой по лбу.

- Точно! Я скоро совсем все забуду с вами.

- Эй, а я тут при чем?

- Так, за компанию.

- Ну, нормально. А ты что собираешься одеть? Хотя это, наверное, не умный немножечко вопрос.… Я планирую заказать себе в магазине платье новое. А у тебя уже есть?

- Нет, у меня кроме брюк и пары очень коротких юбок ничего нет.

- Тогда, может, закажем вместе?

- Идет! – согласилась я. – А Лильке?

- Тоже хотела предложить, но она сейчас гуляет с Игорем.

- Постой, - вдруг сказала я. – Тебе этот костюм очень, ммм, великоват.

- Все предусмотрено, - подруга отодвинула занавеску, там стояли две табуретки с приклеенным «неизвестно – что».

- Что это? – изумилась я.

- Мое новое изобретение! Босоножки – табуретки!

Секунд десять я была в прострации, затем я легла на пол и начала тихо умирать от смеха.

- Это не смешно, - обиделась Арина.

- Прости, - почти успокоилась я. – Я не хотела, просто это так звучит и так выглядит…

ГЛАВА 6. ПОХИЩЕНИЕ.

На следующий день нам объявили, что мы не учимся еще один день, и мы с Арей и Лилей поехали выбирать себе платья.

- Я хочу красное платье! – заявила я, пока мы ехали. – Очень короткое и … на бретельках.

- Лилька, поехали в магазин с ночнушками, она задумала нарядиться ночной феей, - съязвила Аря.

Я показала ей язык и ответила.

- Ну, конечно же, я шучу. Я хочу белое платье и …

- Фату! – подколола меня на этот раз Лилька.

- Ну, вас, - махнула я рукой и решила оставить свои размышления при себе.

Мы зашли в первый бутик, и, как потом оказалось, последний.

Здесь мы нашли все. Зеленое платье идеально подходило Аре под цвет глаз, черно-красное Лиле и я металась между желтым и салатовым. Оба платья были так коротки, что девочкам стало плохо, как только я им их показала.

- Я думаю, что желтый тебе подойдет больше, - высказала свое предположение Лиля. Во-первых, под цвет глаз, а во-вторых, оно больше похоже на платье, чем на кофточку в отличие от зелененького.

Молодая женщина-консультант поддержала её смехом.

- Ну, ладно, я беру этот, - вполне убедили меня доводы Лили и смех девушки.

Я завернула пакеты и пошла к кассе мимо примерочных. Внезапно, мне показалось, что я слышу знакомый голос, но не могу его разобрать. Я спряталась за стойки с одеждой и начала наблюдать. Из примерочной вышла Гера. Я решила за ней проследить. Положив пакеты на пол, я пошла за Лидкой и перестала наблюдать за примерочной. Гера подошла к кассе, я за ней. Хотя, что я надеюсь выяснить? Она, наверное, так же, как и мы с девчонками пришла покупать платье. Но более удобного случая поговорить с ней у меня не представится, и я решила идти напролом.

- Гера! – окликнула я её.

Девушка обернулась и грубо ответила.

- Чего тебе?

- Информация о Косте.

- Я тебе по этому поводу уже все сказала.

- А если к Муравью?

- А что ты ему скажешь?

- Например, то, что он должен был что-то найти, что он причастен к пожару…. Я много чего еще знаю.

Лида занервничала. Секунду, поколебавшись, она сказала:

- Ладно, только не здесь. Я знаю хорошее место недалеко.

Я радостно закивала. Наконец-то я узнаю правду.

Мы вышли из магазина. Я запоздало вспомнила, что девочкам ничего не сказала. Ну, ладно, потом скажу. Они должны меня дождаться.

Я шла за Герой. Она свернула за угол, я за ней. Вдруг в глазах у меня резко потемнело, и я упала на асфальт.

ГЛАВА 7. ИНТЕРЕСНЫЕ ПОДРОБНОСТИ.

О, Господи, что с моей головой? Я медленно приподнялась с пола и открыла глаза. Вокруг все расплывалось, но я видела достаточно, чтобы сделать вывод: "Я здесь никогда не была". Я потерла макушку. Интересно, чем меня так ударили? А самое интересное, кто?

Картина вокруг меня приобрела более четкие очертания, и я смогла разглядеть дверь. Но эта дверь была на замке. Я чертыхнулась про себя и продолжила осмотр комнаты. Здесь стоял диван, времен моей прапрабабушки и такое же по старости кресло.

Перед дверью лежал палас. Я села на диван, он угрожающе заскрипел. Так, нужно все обдумать. Где я? Скорее всего, в каком-то подвале, но в каком? Здесь было сумеречно и сыро, и я почувствовала, что замерзаю. Я поежилась и принялась прокручивать в памяти события. Девчонки, наверное, меня потеряли. Надо же быть такой идиоткой, чтобы не сказать им ничего? Я ругаюсь на Соню, но сама тоже хороша! Кстати, если Лиля что-то знает,… Может это её рук дело? Нет, этот вариант отметается сразу.

Так, что мы имеем? Я услышала голос Геры, когда она разговаривала…. Сама с собой что ли? Кто был с ней? Именно он (или она) меня шибанул по голове. Значит, они испугались. Но что такое я узнала? Его имя Константин Орлеанко. Он Лилин брат. Она его покрывает, но вряд ли она участвует в его делах.

Я прервала свои размышления. Голова уже почти не болела и я прошлась по помещению. Я посмотрела на палас, лежащий у двери. Я отогнула его угол и увидела…. Маркировку «Ламы». Такие на всех вещах, расположенных в нашем интернате. Конечно, может, я нахожусь и не в «Ламе», но вероятность этого существует.

Дверь рядом со мной скрипнула, я сорвалась с места и села на диван. Лишь потом, запоздало сообразила, что могла бы сшибить того, кто собирался зайти и выскочить на улицу. Хотя нет, вряд ли я справлюсь. Не в одиночку же меня похитили…

В подвал втолкнули… Сонечку! Я бросилась к новоприбывшей.

- Ты как здесь оказалась? – накинулась я с вопросом на неё.

- Из-за того, что тебе тогда рассказала. Но я же не хотела…

- Постой, значит, нас сюда впихнули из-за той малой толики информации, которая говорила о том, что Костя здесь нелегально.

- Не совсем так, - послышался голос откуда-то сверху.

Мы инстинктивно подняли головы. Над нами был люк, в него говорил Костя.

- Чего ты хочешь? – крикнула я ему.

- Чтобы вы здесь посидели немного. Потом мы вас переведем в другие места немного. Вколем вам пару укольчиков, поместим в больницу и известим родителей о том, что у вас частичная амнезия.

- Зачем это вам?

- Ага, сейчас скажу, - захохотал Костя и захлопнул крышку люка.

- Ты знаешь, где мы? – спросила я у Сони.

- Нет, я гуляла в городе, когда увидела Костю и решила за ним проследить. Вдруг, сзади, меня кто-то поймал, и я потеряла сознание. Я, правда, не знаю из- за чего. А ты?

- Я тоже была в городе с девочками… - И я поведала Соне о своих злоключениях, а заодно поделилась своими размышлениями.

- Но им нельзя ничего рассказывать, вдруг мы подвергнем опасности кого-то еще…

Дверь снова начала открываться. В комнату втолкнули Лилю.

Мы с Соней опешили.

- А ты тут при чем? – спросили мы одновременно.

- Простите, девчонки. Я покрывала своего брата. Я должна вам кое-что рассказать, - запинаясь, начала Лиля.

Лилия начала свою историю.

Родители Лили и Кости жили в разводе, причем они разошлись, когда дети были еще в пеленках и не помнили друг друга толком. Отец забрал Лилю, а мать воспитывала Костю. Через много лет Костя нашел свою сестру и предложил захватывающую авантюру. В «Ламе» есть табакерка, в которой хранится записка, с указанием места, где расположен клад. Лиле эта идея сразу понравилась, и брат с сестрой поехали в интернат. Косте было слишком много лет, чтобы записаться в «Ламу» в качестве ученика, но зато он мог записать туда Лилю. Вот, дело было сделано, и Лиля познакомилась с нами. В тот вечер, когда Костя пошел за табакеркой, Аря уже ставила над ней опыты. Он очень долго ругался, но Лиле удалось захватить бумажку с шифром. Тогда Косте пришлось устроить пожар, чтобы найти ту самую комнату, где должен был находиться клад. Он перешаривал комнаты всего первого сектора, когда нашел меня и не нашел ничего умнее, как представится спасителем. Мол, все равно ей утром покажется, что это все был сон. Но так не случилось и я, на свою беду, решила выяснить, кто это такой. Между прочим, он уже много раз пожалел, что спас мне жизнь. Чтобы было меньше проблем, Костя договорился с Герой и жил у неё. Когда Костя почувствовал, что ему уже никто не нужен, он захватил нас в подвал, чтобы мы ему не мешали.

- Надо было мне сразу к Муравью идти, - вздохнула Соня.

Мы кое-как разместились на диване и уснули.

ГЛАВА 8. СЧАСТЛИВОЕ СПАСЕНИЕ.

Я спала и слышала жуткий грохот и крики. Я приподнялась на нашем ложе. Соня и Лиля уже не спали и с некоторым недоумением косились наверх, откуда и издавалась вся гамма звуков.

Дверь в нашу «темницу» заскрипела. Мы испугались, но к нам в комнату вломились…. Аря и Миха! Но в каком виде! Аря была в своем костюме привидения, на босоножках-табуретках. Я, кажется, догадываюсь, почему кричали наши тюремщики.

- Быстрее, выметайтесь отсюда! – крикнула Аря, и мы побежали наверх по лестнице. Там, уже связанные, лежали молодые парни. Среди них был и Костя. Они были без сознания. Чуть позже, я заметила Катьку Морошкину с пневматическим пистолетом в руках. Заметив мою реакцию на это, Аря пояснила:

- Там пули со снотворным, абсолютно безвредные, - и заторопила меня. – Давай, выходи быстрее, потом все расскажем.

Подруга протянула Кате пакетик из-под бисера, со словами.

- Если проснутся, стреляй!

Мы действительно находились в «Ламе». Первым делом, Арина с Михой повели нас к директору нашего славного учебного заведения.

Должна сказать, что он опешил, когда увидел нас всех в таком виде.

Говорить мы начали все вместе.

- Стоп, стоп, стоп, - остановил нас Вениамин Романович. – Теперь говорите кто-нибудь один.

Начала Лиля. Она поведала ему ту же историю, что и нам с Соней.

- А как вы освободились? – спросил Веничек.

- Это смогу рассказать я, - вызвалась Арина. – Мы поехали с девочками покупать платья к празднику, но когда Ася пошла покупать платье, то просто пропала. Я пошла за ней, но попросила Лилю подождать меня. В магазине я её не нашла. Я выглянула на улицу и увидела, как Лилю кто-то уводит. Я сделала вид, что меня ничего не заинтересовало, вышла и стала шпионить за Лилей. Её посадили в машину. Я тут же поймала попутку, и мы поехали за ними. Каково же был мое удивление, когда я увидела, что мы подъезжаем к «Ламе», только с черного хода. Лилю, с завязанными глазами, повели туда. Я пошла в «Ламу», нашла Мишку и Катьку и попросила мне помочь. Я приготовила босоножки-табуретки и костюм привидения. Еще одно мое изобретение – это усыпляющие пули. Не содержат ничего вредного, подходят для обычного пневматического пистолета. Все вместе, мы пошли их спасать. Сначала зашла я. Какая у них была реакция! Они закричали так, что я думала, что у меня барабанные перепонки не выдержат. Пока они отвлекались на меня, Катюша выстрелила в них усыпляющими пулями – и, вы представьте, попала. Потом Миха их обыскал, нашел ключ, а затем крепко связал. Открыв дверь и оставив Катьку караулить этих преступников, мы все вместе (ну, кроме Катюхи, конечно) пошли к вам.

- Да, - вздохнул Вениамин Романович. – Отчаянные сейчас ребятки растут. Так, бывшие похищенные, марш в душ или куда вам там еще надо… Михаил, позвоните своему отцу. О, похоже ваши друзья, хм, подруги не знают, что он у вас работает в ФСБ, - сказал Веник, заметив наш недоумевающий взгляд. – Арина, вас бы я попросил, пойти к Кате и составить ей компанию. Маленькая девочка может, не справится со взрослыми парнями, хоть и со связанными.

- Наша Катя любому парню, по силе и смелости фору даст! – усмехнулась я.

Через несколько часов приехал Степанов – старший. Он опросил всех нас по отдельности, кое-что ему рассказал Муравей.

Затем он пришел к нам (мы все собрались у меня в комнате), чтобы выразить свою благодарность. И мы не могли не воспользоваться возможностью задать ему вопросы, на которые пока не знали ответа.

-Александр Сергеевич, кто эти парни? Правда, что вы их давно искали? – вопросы конечно же задавала я, ведь недаром наша школьная газета целиком лежала на моих плечах.

- Мы долго их искали. Это мелкие мошенники, они фигурируют в некоторых делах. Вы, молодцы, отчаянные ребята! Умудрились схватить такую банду! – похвалил он нас.

- Знай наших! – усмехнулась Катя.

- А вы нашли тот клад? – спросила я.

- Нет, Костя говорит, что не нашел…

- А Гера? – перебила я.

- С пулевым ранением, в реанимации.

- Это Костя? – испуганно спросила Лиля.

Майор молча кивнул.

Я задумалась. Этот клад в какой-то комнате, которую нельзя просто так найти. Вдруг у меня в голове что-то произошло. За одну секунду мелькнуло все! И окно, и люк в полу у Ари в комнате, и обгорелая бумажка.

- Стойте! – вдруг воскликнула я.

На меня все обернулись. Я начала говорить.

По мере того, как я рассказывала, лицо у Ари все светлело, и Лиля тоже что- то вспомнила.

- И поэтому, - подвела итог я. – Я думаю, не понадобится ждать до тех пор, пока Гера не сможет говорить. Лиля, ты помнишь текст того листочка, который ты тогда «позаимствовала» у Ари? – обратилась я к Лиле.

- Да, там одни цифры были.

- Шесть? – взволнованно спросила Аря.

- Да, - удивленно ответила Лиля.

Не говоря ни слова, мы пошли в Арькину комнату. Лиля продиктовала шифр. Люк в полу открылся. Мы хотели туда спуститься, но Александр Сергеевич запретил нам это делать, отправив нас по своим комнатам, а Арю ко мне.

- Как всегда, принесешь, сделаешь, а потом на тебе. Посылают куда подальше, - ворчал Миха.

Нехотя, мы поплелись к выходу.

ЭПИЛОГ

Костя и его банда сидят в тюрьме и ждут суда. Кстати, они до сих пор с ужасом вспоминают нашу компанию. А Катька твёрдо решила идти служить в ФСБ – уж очень ей понравилось стрелять из пистолета. Всем друзьям и знакомым мы неисчисляемое число раз пересказывали нашу историю, поэтому уже через пару дней вся «Лама» знала, что с Катькой шутки плохи (хотя, нет – об этом догадывались и раньше), что Сонька, ничуть не менее любопытная, чем я, что комната № 13 – поистине магическая и таинственная, и именно поэтому судьба вечно подкидывает мне разнообразные подлянки, ах да, ещё все узнали, что и Арькины «произведения» иногда бывают полезны! Ну и конечно, с каждым днём все эти события обрастали всё новыми подробностями (я, например, перед самым Новым Годом из разговора двух первоклассниц узнала, что я – ведьма). А ещё не для

кого уже не были секретом Арькины отношения с Михой, и Лилькины с Сюхой. Вот только я пока оставалась одна… Но это ничего, ведь Новый Год ( тем более если он совпадает с твоим бёздником) – это время исполнения самых заветных желаний, да ещё и в соседней группе появился такой симпатичный новенький парень…

Но вот вроде и всё. Хотя, постойте, я совсем забыла рассказать про клад!

Как потом выяснилось, кладом оказалась бронзовая статуэтка, выполненная Росси для императора, так до него и не дошедшая. Её благополучно передали в руки музея.

Мы сидели у меня в комнате и вновь обсуждали нашу историю.

- А все-таки, не все в этой истории прояснилось, - сказала вдруг я.

- Например, что? – спросил Миха, обнимая Арину.

- Например, тот звук, из-за которого я чуть не сбила Арьку в дверях посреди ночи.

- Это могу объяснить я, - смеясь, сказала Катя. – Дело в том, что моя одноклассница попросила меня посмотреть за её «тамагочи» пару дней. Так вот я и смотрела, только он у меня умер и орал недуром. А моя комната недалеко от твоей, что не помнишь?

Мы все захохотали.

Действительно, каждому странному явлению найдется разумное объяснение.

КОНЕЦ