Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

В XVII веке Афанасий Кирхер обосновал редкость драконов…
Драконы — жители пещер, и могут попасть на землю, только заблудившись.
А. Кирхер. «Подземный мир»

Даниэль «Память»

Прошло почти полтора года. Полтора года, как они расстались. Нет, слово «расстались» здесь было явно неуместным, ведь она его убила. И хотя руки, давшие ему смерть, были чужими, вся ответственность за убийство лежала на ней. Его жизнь была в ее власти, и она вынесла приговор: «Смерть».

Это решение далось ей нелегко. Она этого не хотела и сопротивлялась до последнего. Пока он еще боролся, она поддерживала его как могла. Но месяц мучений подорвал его волю к жизни. И когда она почувствовала, что он сдался, и у него больше не осталось сил, она дала ему обещание, что выполнит свой долг. Раньше, в давние времена, среди воинов это называлось «Последним милосердием». И хотя времена изменились, но не изменилась их суть: они остались прежними, два брата, побратима, два воина, прикрывающие спину друг друга в вечной битве. Вечером она сказала ему, что решилась, что завтра избавит его от боли, мучений и унизительного сознания собственной беспомощности. Он слушал ее молча. Она даже начала сомневаться, понял ли он, о чем она ему говорит. Но на следующее утро, когда вывела его на прогулку, ей стало ясно: он прощается.

Они брели по берегу озера. Ранняя весна, март, но день был необычайно теплым и нежным. Ясное небо отражалось в ровном зеркале воды. Местами уже начала пробиваться первая трава. Природа как будто хотела сделать ему прощальный подарок.

Он был погружен в себя. А она украдкой наблюдала за ним. Как он изменился. Раньше у него никогда не было времени остановиться, просто осмотреться по сторонам, не было времени, для того чтобы ощутить красоту каждого мгновения: все это тонуло в суетливой круговерти жизни. Его дух и тело были едины, и его предназначением была победа. Он был лучшим воином, которого она знала. Хотя для нее всегда оставалось загадкой, как он в безумии схватки улавливал ту четкую грань, за которой могла бы последовать неоправданная гибель противника. Он дрался не ради смерти, а ради победы. Они медленно шли рядом. Сейчас, казалось, что он жадно впитывает в себя каждое мгновение, его взгляд выпивал, втягивал в себя озерную гладь, чинно плавающих диких уток, синеющий за озером сосновый лес, бурый, но уже готовый взорваться молодой зеленью перелесок, подернутый легкой дымкой горизонт. Он забирал эти яркие впечатления в свой последний путь. И, возможно, именно эти мгновения были самыми важными и значимыми, итогом всей его жизни. У них еще оставалось немного времени. Она вспоминала годы, которые они провели вместе. Одиннадцать лет, как много и как мало. Для него это была целая жизнь. Он всегда казался ей бесстрашным. Она вообще думала по началу, что это врожденное качество, как красота или музыкальный слух. Но лет шесть назад он получил удар в жизненно важную точку. Ему хватило сил, только на то чтобы, уйти, сохраняя последние остатки сознания, а потом он рухнул и отключился. Искусственное дыхание вернуло его к жизни, но из небытия за ним следом пришел страх. Она знала, что он многое вспомнил. И эта память его сломила. Панический страх. Он стал бояться выстрелов, взрывов петард, фейерверков. Иногда ночами он в ужасе начинал метаться по дому, не находя себе места. Он понимала, что этот страх пришел из далекого прошлого, из его прошлых жизней, но ничем не могла ему помочь, не могла справиться с мучившими его демонами. Ей не удалось пробиться в его подсознание, но она узнала, что когда-то, спасая друга, он прикрыл его своим телом от взрыва картечи.

Пора… Ей отчаянно хотелось, чтобы эта прогулка для них стала вечной, и, в то же время, чтобы этот день быстрее закончился. Ему осталось жить несколько часов. Он был поразительно спокоен. Его мужество доводило ее до отчаяния, но, с другой стороны, не позволяло ей поддаться слабости. Он были достойны друг друга. Чужая рука сделала смертельный укол в сердце.

Она держала его голову у себя на руках и шептала мантру Чистой страны. Она вложила всю свою силу в путеводную нить, по которой он должен уйти, и попросила прийти за ней, когда придет ее час… …За это время Ведьме удалось многое узнать. Очень многие жизни они были рядом. Друзья, братья. В прошлом воплощении они не встречались, он был мастером восточных единоборств. А дальше - Бородино: два бравых гусара, из сражения вышел только один. И еще многие жизни. Ее мучил вопрос, правильно ли она поступила, хотя неумолимый ответ она знала всегда: так должно было быть. И вот вчера, при встрече в кругу, она впервые решилась попросить Терцию помочь и просмотреть ситуацию. Она знала, что словам Терции можно доверять, так как та не была посвящена в подробности. Терция вошла в транс.

…Зал, пустой спортивный зал. Зрелый мужчина восточного типа, он тренируется, но ему страшно. Он знает, что должен умереть. Его здесь заперли. Выхода нет. И ранним утром состоится бой. У него нет выбора. Вернее выбор был: он должен победить и убить, или погибнуть. Он уверен в своих силах, знает, что победит любого. Но убивать он не будет. Его не заставят. Он сильнее их всех. Но почему же ему так страшно…Он выбирает смерть. …Битва. Молодой красивый гусар… взрывы и выстрелы, грохот и дым. Бомба разорвалась совсем близко. Он должен спасти…Последний рывок, и он закрывает телом своего друга. Ведьма дала новое направление: «Посмотри в чем причина страха, который его мучил». Терция продолжала. …Холод. Кровавое человеческое месиво. Косматые дикие люди в звериных шкурах с длинными деревянными копьями. У них светлые спутанные волосы. Два свирепых племени столкнулись в смертельной схватке. Воин, великолепная машина для убийства, крушит всех вокруг… …Воронка, черный вихрь. Он убил кого-то очень близкого: или друга или брата. Убил нечаянно. Один из врагов стал теснить друга. Он хотел ему помочь, но не рассчитал удар. Копье пронзило сразу двоих… Терция, тяжело дыша, открыла глаза. Боль в солнечном сплетении. Восстановив дыхание, она пришла в себя. Было видно, что знание далось ей нелегко. Чуть позже Терция сказала: «Убитый друг – это ты. С тех пор он боялся убить, в этом был его страх. А врагом, нанизанным на одно копье с тобой, лицом к лицу, была я». Потом Терция продолжила: «Ты все сделала правильно. Наконец равновесие восстановлено. Он избавился от страха и получил искупление, хотя ты теперь испытываешь ту же боль, что и он. Но этим ты дала ему возможность, и в следующих жизнях он уже будет свободен от этого страха. И если только ты решишь еще воплощаться, он всегда будет рядом. А сейчас он там, куда ты его отправила, отдыхает в прекрасной стране. Но он ждет и всегда прислушивается, когда его позовут». В этой жизни он был ее собакой, его звали Брюс.