Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«— Оно, по правде сказать, чашки-то те немцы делали, а никакие не китайцы. Драконы там нарисованы, а уши у драконов — собачьи…»
Худ. фильм «Сыщик Петербургской полиции» (Россия, 1991).

WingLion «Тим И Райди»

- Хан, ты послушай, что пишут в нашей газетенке! Хан! - Левис чуть сам не забрался под машину, где лежал Хан с гаечным ключом.

- Да слышу я, не видишь, делом занят!

- Я тебе про статью говорю, Хан, слышишь? Тут пишут, что в наш город приезжает киногруппа для съемок фильма "Полет над горами".

- Ну и что? Мало ли в мире киношников?

- Так ведь они же снимать будут! Здесь! И артисты известные будут!

- Эка невидаль... - буркнул Хан, продолжая закручивать гайку. - Ты мне лучше ключ подай на восемнадцать, а не газеты читай в рабочее время!

- У меня сегодня выходной.

- Тогда не мешай! - Хан выбрался из-под машины. - Он сам взял нужный ключ, забрался обратно и молча продолжил свое дело.

Левис замолк и только шуршал газетой.

Раздался грохот железных дверей, в гараж вошел кто-то. Хан не смотрел на человека.

- Где Хан? - послышался голос хозяина.

- Под машиной, - показал Левис.

- Здесь я, - подал голос Хан.

- Что там? Клиент ждет?

- Скажите ему, что ждать еще семь минут сорок секунд, - ответил Хан.

Хозяин взглянул на часы и пошел молча на выход. Он, конечно, не выделывался как его мастер, просто попросил клиента подождать еще несколько минут. Хан выбрался, наконец, из машины, сложил ключи, затем подошел к Левису, сидевшему с газетой.

- Обиделся, да? Ну я тебя тоже как-нибудь начну дергать, когда хозяин скажет сделать машину как можно быстрее.

- Мог бы и сказать.

- А то ты не понял, - фыркнул Хан, вытирая руки от смазки. - Словно не видишь, что за машина, и не знаешь, кто на таких приезжает.

Хан прошел в сторону, скинул рабочий халат и сел за руль машины. Через минуту та шурша мотором выезжала из мастерской. Хан остановил ее у выхода из конторы и прошел туда.

- Господин Харт Шойген? - произнес он, взглянув на человека, сидевшего в кресле с журналом. - Ваша машина готова, - добавил Хан, когда человек взглянул на него.

- Хорошо. - Ответил тот подымаясь. - Почему так долго?

- Сломался рычаг К-14, сэр. По заводскому стандарту его замена требует более двух часов. Мы справились немного быстрее.

- А почему он сломался известно?

- Есть только подозрение, сэр. Некоторые сборщики эконимят на небольших деталях, ставят некондицию. Можно провести экспертный анализ, но он стоит на много дороже самой детали.

- Я думаю, этот рычаг больше не будет ломаться?

- Этот нет, сэр. Но есть и другие, там, как повезет. Я просмотрел все, какие смог, признаков что они могут скоро поломаться не видел.

- Хорошо. Спасибо.

Человек прошел на выход и вскоре уехал, а хозяин, взглянув на Хана, сверкнул глазами.

- Что-то мне надоело работать, - произнес Хан. - Не пора ли увольняться?

- Что?! - воскликнул человек. - Да ты! Хан, в чем дело?! Я что, плохо с тобой обращаюсь?!

- А что, хорошо? Ты же меня обругать только что хотел. За то что я с клиентом говорил вместо тебя.

- С чего ты взял?

- Знаю. Проходили уже.

- Чего ты хочешь?

- Да так. Ничего особенного. Корнер мне семдесят тысяч предлагал, если я к нему пойду работать.

- Ты смеешься?! Да у него столько никто не получает!

- А ты по чем знаешь?

Человек дернулся. Его нервы явно не выдержали и он выкрикнул:

- Ну и убирайся, к своему Корнеру! Когда он тебя замучает и захочешь вернуться, я тебя не приму!

- Вот и договорились.

Хан прошел к столу, выдернул лист бумаги, взял ручку и быстрым размашистым почерком написал заявление об увольнении. Хозяин подписал, взглянув на Хана сверкающими глазами. Тот развернулся и отправился на выход.

- Эй, Хан, ты куда? - послышался голос Левиса. Хан в этот момент сел на свой мотоцикл и завел мотор.

- Хан, вернись! - закричал хозяин, выскакивая из офиса.

- Ищи ветра в поле, - бросил Хан и рванул вперед. Мотоцикл взревел, встал на дыбы и, проехав несколько метров, опустился на оба колеса.

Хан гнал по улице. Он уже не думал ни о деньгах, ни о прежней работе. Его свобода вновь была с ним, и он мог мчаться куда угодно. Мотоцикл вылетел на проспект и с ревом понесся, обгоняя машины.

Хан затормозил только перед светофором. Гонять в городе было сложно, и он решил отправиться в дорогу. Но прежде надо было вернуть ключи от квартиры, что он снимал. Его вещей там почти не было, а что были, не имели значения.

Мотор ревел, дорога уносилась назад, а мотоцикл мчался по шоссе, набрав огромную скорость. Ветер бил в лицо, мимо проносились встречные машины, а попутные Хан обгонял. Он остановился только под вечер, в небольшом придорожном лагере, прошел в кафе, что было сооружено из простого фургончика. Столы и стулья стояли здесь же, прямо под открытым воздухом.

Хан заказал ужин и получив что хотел, сел за столик. Два человека, сидевшие за соседним обернулись и некоторое время рассматривали его, но Хан не обращал внимания.

Он доел ужин, затем прошел к стоявшим в кругу домикам на колесах.

- Где здесь хозяин? - спросил он.

Рядом объявился человек.

- В чем дело?

- У вас свободные места есть?

- Места то есть, но...

- Что но? Деньги не нужны что ли?

Рядом оказался еще кто-то.

- Чего ему нужно? - спросил второй.

- Ночлег мне нужен. Кто хозяин?

- Мы, - объявил второй. - Но мы никого не принимаем.

- Не понял. Это почему?

- Потому что у нас не лагерь для проезжих, - ответил первый.

Хан, наконец, понял, что его так смущало. Весь вид лагеря говорил о том, что он здесь недавно.

- Извиняюсь, - произнес Хан и пошел назад, к своему мотоциклу.

- Эй, парень! - воскликнул человек, подходя. Хан молча взглянул на него, и был готов уезжать. - Ты торопишься куда? Поговорить надо.

- Мне еще надо место найти на ночь, - ответил Хан.

- Ты можешь остановиться у нас.

- Да? Вы же не принимаете никого.

- За деньги не принимаем, а за так вполне возможно, - ответил человек.

Хан молча осмотрел человека и усмехнулся.

- Ладно. Я согласен, - произнес он. - И о чем вы хотели поговорить?

- Пройдем ко мне в дом, там будет удобнее. Нам нужен консультант по поводу мототехники. Вы ведь разбираетесь в мотоциклах?

- Разбираюсь. Вот только я сегодня уволился из мастерской, потому что мне до чертиков надоело в ней разбираться.

- То есть вы не хотите нам помочь?

- Почему же не помочь? Вопрос только в чем? Консультации по технике можно получить где угодно, спецов навалом.

Они вошли в небольшой фургон и сели за столик.

В фургон вошел еще один человек и сел рядом.

- А это кто? - спросил он.

- Можно узнать ваше имя? - заговорил хозяин.

- Хан Тигров. А ваше?

- Сагир Масстанг, - ответил тот. - А это Дик Кинвиро. Мы снимаем кинофильм.

- Случайно, не "Полет над горами"?

- Нет. Почему вы так решили?

- Да так. Один знакомый мне все утро над ухом жужжал, что в наш город едет киногруппа, снимающая "Полет над горами".

- Нет. Мы снимаем фильм "Прыжок в будущее".

- Интересное кино... - буркнул Хан, и два человека рассмеялись. - Что, серьезно?

- Серьезно. Фильм о человеке, который испытывал космические двигатели и, в результате аварии, попал в будущее на пятьдесят тысяч лет.

- А мотоциклы при чем?

- По сюжету он оказывается здесь никому не нужен. Летчиков сколько хошь, а физику испытатель не знает. Да и испытателем он здесь стать не может, потому, что ему никто не поверил, что он прилетел из тех времен, когда люди жили только на Дентре.

- Это по реальным событиям или нет?

- Нет, это фантастика.

- М-да... - произнес Хан, вздохнув.

- Что? Вам не нравится?

- Не мне говорить нравится или нет. Если я что-то понял, он прилетел, оказался на планете и занялся мотоциклами, так?

- Нет. Просто мотоцикл его любимый транспорт после всех летающих.

- Ну а я то чем могу помочь?

- Нам нужно выбрать машину, которая подошла бы человеку, хорошо знакомому с техникой.

Хан покачал головой и взглянул в окно.

- Если выбирать, то выбирать ту, что он собрал сам.

- Собрал? Он не мог успеть ее собрать.

- Тогда, он не мог успеть и понять, какая машина лучше, а должен был бы полагаться на слова продавцов. Ну и какие-то свои знания о двигателях. Но за пятьдесят тысяч лет техника явно не стояла на месте. Он не может знать, какие двигатели лучше, если у него не было времени.

- То есть он просто взял бы то, что попалось?

- Ну, не то, что попалось, а то, что получше. Что считается хорошим всеми вокруг. Из того, что предлагается, я выбрал бы машину "Си-4". В крайнем случае "Альгер".

- А ваша машина не похожа ни на тот ни на другой. - Сказал Дик.

- А моя машина собрана моими руками. Основа от Си, а двигатель я собирал сам. Заказывал на заводе детали.

- И хорошо ходит?

- На городских совернованиях в прошлом году все четверки были позади меня. А впереди никого не оказалось. Впрочем, это не помешало получит приз другому человеку.

- Почему? - удивился Сагир Масстанг.

- Кому-то в жюри не понравилось, что машина без сертификата мотокомитета. Меня дисквалифицировали.

- И вы не боролись после? - спросил Дик.

- За что? За присуждение мне первого места? - Хан усмехнулся. - Кому надо, тот знал, а приз, стоимостью в половину моей зарплаты, не стоил трудов.

- Вы хорошо зарабатывали или приз был мал?

- И то и другое, - усмехнулся Хан.

За окном становилось темно. А разговор мог продолжаться сколько угодно. Дик больше интересовался техникой. Собственно, как оказалось, он и играл того человека. Хану дали почитать сценарий, и он показал пару мест, где его стоило изменить. Особенно, то что касалось мгновенного прыжка.

- Прыжок на пятьдесят тысяч лет длится часа два-три, но никак не полминуты. Понимаю, это мало кого волнует, но если вы претендуете хоть на какую-нибудь достоверность...

- Пятьдесят тысяч лет в пространстве, это два часа, а сколько во времени, не известно.

- Известно. Любому космолетчику это известно. И прыжки в будущее это не фантастика. Они реальны, только нужны ли кому? Вряд ли.

- Вы считаете, что это неправильно? Что авторы не имеют права на вымысел?

- Имеют. Я же сказал слово "если". А фантазировать можно как угодно. Даже то что он прыгнул за полминуты, а ему не поверили, от того, что спецы считают это невозможным. Спокойно. Принципиально то ограничений в фантастике нет. Вон, крыльвам божественность приписали, и ничего, всякие лохи в нее верят.

- А вот об этом вы зря упомянули, - произнес Сагир. - По вашей логике выходит, что я - лох.

- М-да.. Чувствовал я, что придется мне ночью искать стоянку. Так и выйдет.

- Я не собираюсь вас выгонять в ночь. Но мое впечатление о себе вы сильно испортили.

- Спасибо и на том, - произнес Хан.

Они разошлись. Хану выделили место, он проспал до рассвета, а утром отправился в путь.

Мотоцикл мчался через степь по ровной, как стрела, дороге. Впереди виднелись машины, которые почему-то стояли на дороге, и Хан снизил скорость. Он затормозил около поста полиции, что перегородил путь и указывал объезд по узкой дороге.

- Что там стряслось? - спросил Хан офицера.

- Ничего, - ответил тот. - Кино снимают.

- Хм... - усмехнулся Хан. - Что-то мне последнее время везет на киношников. - Он повернул машину в сторону и полицейский долго провожал его взглядом, надеясь, что человек не свернет в степь. В этом случае, ему пришлось бы гнаться за ним и останавливать.

Но Хан не собирался смотреть на съемки. Он въехал в небольшой поселок, где почему-то оказалось множество машин. Впрочем, это стало ясно. Он все таки попал именно в гущу съемочной группы, которая большей частью находилась в этом поселке. А на дороге снимали эпизод фильма с участием немногих.

Хан медленно пробирался сквозь толпу. Ему пришлось сойти с мотоцикла, потому что улица была забита людьми, и Хан просто вел за собой мотоцикл.

- Эй, а вы артист, да? - заговорил какой-то человек. Вокруг тут же возникла толпа зевак, и Хан выругался, потому что они закрыли проезд.

- Он артист-артист! - воскликнул кто-то.

- Да не артист я! - ответил Хан, но люди уже не понимали слов. Хана окружили, кто-то просил назвать имя, другие уже начинали гадать и остановились на неком Терри Бенгараде, которого кто-то узнал в Хане.

Уйти от толпы удалось лишь через полчаса, когда на помощь "артисту" подоспела полиция. Хан молчал, когда его посадили в машину, а мотоцикл погрузили в прицеп, непонятно почему оказавшийся у полицейских. Машина проехала через поселок, долго сигналя.

- Куда мы едем? - спросил Хан, оглядываясь.

- На съемочную площадку.

- Еще не легче, мне там нечего делать!

- Нам вернуть вас в толпу? - спросил полицейский, тоже раздражаясь. Его уже достали зеваки.

- Нет, - ответил Хан. - Но я не виноват, что вы везете меня не туда. Мне надо в другую сторону.

- Вот ваш шеф, с ним и будете разбираться, - сказал полицейский останавливая. Рядом с машиной появился человек в обезьяньем наряде.

- Мы привели Терри Бенгарада, - сказал полицейский. Хан вышел из машины, а из прицепа кто-то уже доставал его мотоцикл.

- Терри. Что это ты вырядился как на "Рокеров"? - произнес человек-обезьяна.

- Я вообще не Терри, - ответил Хан. - Я Хан Тигров.

- Браво-браво! Какая игра! - воскликнул человек, и Хан понял, что ему просто не отвертеться.

- Д-дурдом... - проговорил он.

- Идем, Терри, тебя все ждут.

- С чего это вдруг?

- Как это с чего? Ты что, не с той ноги встал?

- Можно узнать ваше имя, господин обезьяна? - спросил Хан.

- Дикс Тарнен, - ответил тот.

- Так вот, я заявляю вам официально, господин Дикс Тарнен, что меня схватили на улице, обозвали Терри... как его там?.. И привезли сюда без моего согласия!

Вокруг оказалось еще несколько человек, и Тарнен заявил, что Терри Бенгарад разыгрывает левака, которого якобы приняли за него...

Хан не сумел уйти. Его вновь окружили люди, и ему не осталось ничего, как идти в их сопровождении к лагерю, что поставили уже сами артисты. Он напоминал настоящий поселок, который, как оказалось, являлся основной съемочной площадкой. Вокруг было не мало людей, разодетых под инопланетян, да и настоящих инопланетян хватало.

- Райзи! У нас тут Терри заигрался, изображает из себя какого-то Хана и говорит, что он не он! Может, ты его выведешь на чистую воду?

Из дома, что был рядом появилась женщина, и Хан усмехнулся, увидев ратиона.

- Да, Райзи, объясни им, что я Хан, а не какой-то там левак Терри.

- Он не Терри, - произнесла женщина.

- Да они сговорились! - Послышались голоса вокруг.

- Боже... - Хан фыркнул. - Этот мир окончательно сведет меня с ума.

- Это серьезно не он, вы что, не видите? - заговорила Райзи. - У вас документ есть? - спросила она Хана.

Он вынул удостоверение личности и показал его.

Человек, подошедший к Хану, выдернул документ из его рук.

- Красивый муляж! Почти как настоящий!

- Болван! - выкрикнул Хан. - Это и есть настоящий, а я Хан Тигров! У вас что, телефоны все испортились, не можете своего человека найти?!

- Успокойся, парень, - произнесла Райзи. - Расслабься, тебе повезло, а ты не соображаешь.

- Соображаю я. Второй день, а я уже в третий раз с какими-то киношными группами сталкиваюсь!

Люди вокруг рассмеялись.

- Вот это артист. Вот это артист! - послышался голос. - Здорово, Терри. - К Хану прошел еще один человек, а он обернулся к ратиону. Райзи лишь усмехалась и едва не смеялась в открытую.

- Ну и? Нет ничего, что меня отличило бы от этого вашего Терри? - спросил Хан.

- Ты не узнаешь меня, что ли? Своего то друга?! - Проговорил человек. - Кончай дурить то!

- Не знаю я тебя.

Человек лишь усмехнулся, взглянув на остальных, а Райзи вовсе скрылась.

Представление продолжалось. Вокруг опять стояла толпа, народ смеялся, а Хан уже перестал доказывать, что он Хан Тигров, а не Терри...

Люди расступились и появился еще один псевдо-инопланетянин в костюме крысы. Голова крысы торчала вверх, словно шляпа.

- Что за маскарад, Терри? - заговорил человек. - Тебя же просили одеться нормально, а ты...

Терри молча отвернулся от человека.

- Терри устроил забастовку и говорит, что он не Терри. - прокоментировал кто-то.

- Тебя что-то не устраивает? В чем дело? - произнес человек.

- У тебя телефон мой есть? - спросил Хан. - Мобильник. Есть?

- Есть.

- Звони. Давай, давай, сейчас звони! - воскликнул Хан.

Вокруг наступила тишина. Кто-то протянул человеку телефон, и тот набрал номер.

- Алло? Кто говорит?...

Настоящий Терри Бенгарад, как оказалось, еще ехал на машине и должен был прибыть через несколько минут. Люди вокруг замолчали, а Хан уже сидел на земле и ни на кого не смотрел.

Кто-то протянул ему удостоверение личности, и Хан, молча приняв его, убрал в карман.

- А ведь похож же, - произнес чей-то голос.

- Ну да, похож, - раздался другой.

Хан не отвечал. Проходили минуты, затем послышался звук подкатывавшейся машины, из которой появился Терри Бенгарад.

- Что? - Спросил он, глядя на людей и те расступились, показывая человека, сидевшего на песке.

Хан поднял взгляд и усмехнулся.

- Вот это да? Где это вы его нашли?

- Нигде. Сам приехал.

- Не сам, - произнес Хан, подымаясь. - Толпа задавила, полиция захомутала и доставила сюда, не спрашивая моего согласия.

- Ну да, а ты чего молчал тогда?

- Я не молчал. Я сказал, а они словно собаки, сами разбирайтесь... Черт возьми, полдня потерял!

Хан пошел в сторону, но ему перегородил путь Терри.

- Очень хорошо, парень, но масочку придется снять.

- Ну так снимай, дядя, - произнес Хан.

Человек схватил Хана за одежду и через мгновение отлетел назад.

- Эй, вы что?! - послышались голоса вокруг.

- Прекратите!

Артист подскочил к Хану и через мгновение получил новый удар, от которого улетел в сторону и ударился в стену дома.

- Прекратить! - послышался новый голос и к дерущимся подскочил человек. Хан просто стоял, а Терри поднялся, вытирая кровь с носа. Подошедший несколько раз смотрел то на одного, то на другого. - Что за черт? - произнес он.

- Никаких чертей, - ответил Хан.

Терри попытался к нему подскочить, но его поймали и удержали.

- По-моему, этот настоящий, а не тот, - заговорил человек, показывая на Хана.

- Ты что несешь?! Он самозванец!

- Это ты самозванец. - произнес Хан.

- Я Терри Бенгарад!

- Врешь! Я - Хан Тигров! - крикнул Хан.

- Ты псих, - произнес Терри.

- Ты сам осел безрогий. Я собирался уезжать, я ты мне не дал.

- Тебе придется сначала снять грим.

- Сам снимай. Я тебе не нанимался в служанки.

- Что за паскудные мысли рядом с моим домом? - послышался голос ратиона. Райзи подошла ближе и взглянула на Хана, затем на Терри.

- Скажи этому болвану, что у меня нет никакого грима, - произнес Хан.

- А этот болван слепой и не видит, что его нет? - удивилась Райзи.

- Я не потерплю оскорблений! - выкрикнул Терри. - Можете подавиться этим своим!.. А я уезжаю!

- Не очень то ты был и нужен, фуфло-муфло, - произнесла Райзи.

Терри проскочил к своей машине, резко дернул ее, и она пустив пыль на развороте умчалась прочь из поселка.

- Ну и кто теперь будет Герцогом? - раздался чей-то возглас.

Вопрос так и повис в воздухе, а Хана пригласили на обед. Райзи увидела в нем что-то, и решила не отпускать сразу. Она проводила его в соседний дом, оказавшийся местным рестораном и усадила перед собой.

- Ты злишься на людей, Хан? Что они тебе сделали? Приняли за артиста?

- Не артиста, а фуфло-муфло.

Райзи усмехнулсь.

- Да. Ты явно не в духе. Что за проблемы?

- Не надо ни о чем спрашивать. Я не хочу отвечать.

- Ты не доверяешь мне из-за того, что я не человек?

- Чушь, - ответил он.

- Я вижу, ты умеешь управлять своими мыслями. А это не каждому дано.

- И что? Ты хочешь, чтобы я открыл тебе все? Я тебя вижу впервые.

- Ладно. Не хочешь, так не хочешь. Только вот, мне хотелось бы, чтобы ты остался.

- Зачем?

- Просто так. Очень редко мне встречаются люди, которые в разговоре со мной не вспоминают о том, что я нечеловек.

- Нам не о чем говорить. Я фильмами не интересуюсь.

- Совсем что ли? Чем же ты занимаешься все время?

- Ничем. Всякой ерундой.

- В таком случае, не вижу никаких проблем, если ты займешься ерундой здесь, у нас. Какая тебе разница? У нас не мало интересных людей, а такие как Терри встречаются очень редко и долго не задерживаются.

- Я полагаю, завтра вы получите иск от этого самого Терри.

- Не получим. Он еще не подписывал контракта. Иск можешь получить только ты за то что нос ему разбил.

Хан только закрыл глаза, считая, что ему все равно.

- Зря так считаешь, - произнесла Райзи.

- Человек, подающий в суд за разбитый нос, будет смешон. Если у него ума нет, пусть подает.

- Он наймет адвоката и тебе присудят тюрьму или денежное возмещение физического ущерба.

- В том случае, если ваши люди будут врать.

- Что врать?

- Врать, что я напал на него, а не защищался.

В дверях появились два человека, прошли внутрь и сели напротив Райзи.

- Неприятные дела, Райзи. Нам некем его заменить.

- Может быть, Хан сумеет, а Хан?

- Что я сумею?

- Сыграть Герцога. Ты сейчас очень даже подходишь на эту роль по своему состоянию. Он тоже угрюмый, ему на все наплевать. И он готов на людей кидаться.

- Артиста из меня не выйдет.

- Не умеешь, научим, не хочешь, заставим, - зарычал голос. Хан обернулся и захлопал глазами. Более всего он не ожидал увидеть здесь крыльва. Впрочем, зверь, изображавший его, был явной подделкой.

- О, боже... - произнесла Райзи.

- Что? - спросил Хан, взглянув на нее.

- Ты понял, что она не похожа?

- А что тут понимать то? Волка в крыльва не переделаешь. У вас в сюжете что, крылев есть?

- Есть. И на этом все завязано.

- И что за сюжет?

Хан проявлял явную заинтересованность, и Райзи это видела.

- Сюжет о встрече человека с детенышем крыльва, о дружбе...

- Невероятно, и здесь никто не против?

- С чего вдруг против то? Ты сам против?

- Я - нет.

- Ну, и почему остальным быть против?

- Не знаю, почему. Сколько встречал людей, столько они были против.

- Значит, ты не всех встречал. Люди бывают разные. На Конфедерации, например, все совсем иначе. Там не найдешь тех, кто против.

Хан глубоко вздохнул.

- Ладно, - произнес он. - Я помогу. Только крыльва вам следовало бы настоящего найти.

- Где его найдешь? Мы объявление давали. И на Конфедерацию посылали запросы, и на Ренс. Все без толку. Либо их нет, либо не желают.

- А вы сами желаете? Ну вот, придет он сюда, и какие мысли будут вокруг?

- Нормальные мысли. Я сама выбирала артистов и предупреждала, что будет настоящий крылев. Только вот теперь все смеются...

- И как вы собираетесь снимать? - Хан взглянул на волчицу. Та была недовольна его словами, но молчала.

- Так и будем. А потом с помощью компьютера выправим все что нужно. Эта технология давно отработана.

Хан подписал контракт на съемки. Перед этим были проведены пробы и режиссер был доволен, объявив, что для новичка вполне сойдет подобная игра. До самих съемок оставалось два дня, и большая часть людей вокруг просто репетировала.

Хан еще был в раздумьях на счет того, чтобы показывать себя. Все могло закончиться совершенно глупо. Впрочем, он не считал, что ему станет от этого хуже. Люди есть люди.

Хан ощутил прыжок позади себя, отошел в сторону и одной рукой сбил волчицу. Она перекувырнулась в воздухе и с воем свалилась на землю. Одно из крыльев на ее спине поломалось, и она зарычала недовольно.

- Топала как слониха и недовольна? - усмехнулся Хан.

- Ты мне крыло сломал! - зарычала она.

- Ну так, плохое крыло значит...

Волчица внезапно замерла.

- Ты понял меня? - возникло ее удивление.

- А в чем дело? Никто не понимает, что ли?

- Н-никто. Только Райзи.

- Значит, теперь не только, - ответил Хан.

- Ты, наверно, жил среди волков?

- Нет. Я жил среди крыльвов, - последние слова Хан зарычал и волчица обернулась.

- Вы что, говорите? - спросил Хайн, оказавшийся ближе всех.

- Да, - ответил Хан. - Тут подробности выясняются. Она боится слова крылев.

- Я не боюсь! - зарычала волчица.

- Да уж так и не боишься? - усмехнулся Хан. - Вот прилетит сюда настоящий крылев, и останешься без роли, что будешь делать?

- Глупый! У меня здесь три роли!

- Даже три? - удивился Хан. - Несправедливо, несправедливо!

Волчица зарычала и побежала волоча за собой сломанное крыло.

- Райзи, да что с тобой сегодня?! - воскликнул Майр. Он махнул рукой, и камеры выключились.

Она прошла мимо человека и подошла к Хану.

- Отвечай, кто ты?! - произнесла она. - Ну?!

- Так прямо? И здесь? - спросил Хан.

- Да, здесь. Здесь!

- Ладно, уговорила. - Хан прошел от нее.

- Ты куда пошел?!

- Стой там, Райзи, - приказал Хан и вышел на свободное место.

Сверкнула молния, и перед людьми возник крылатый лев.

- Достаточен ответ? - зарычал Хан.

- Ну и почему ты молчал? Хотел нас проверить, да? - Райзи прошла к нему. - А когда проверил? Почему, Хан?!

- Потому что я шел мимо и не собирался ни на какие съемки, - ответил он.

- Я не верю.

Райзи вздрогнула из-за того что крылев перед ней исчез и появился человек.

- Коронные слова, Райзи. Главное, что без вранья. И я ухожу.

Он пошел в сторону. Люди расступились, пропуская его. Райзи промчалась вслед и схватила его.

- Хан! Хан, нет! Не уходи! - воскликнула она. - Хан, я все что угодно сделаю для тебя!

- Ошибка номер два, - произнес Хан двигаясь дальше.

- Господи, Хан, ну чего ты хочешь?! Чего?!

- Посмотри вокруг, Райзи. Посмотри на людей. И скажи, способны они на что-либо?

- Они способны!

- Да. На дрожь и глупые мысли. Они больше не могут выполнять свои роли. Потому что здесь я. Тот, кому вы НЕ ВЕРИТЕ. А ваша игра до сего момента была лишь в деньгах. Вы желали получить побольше, и выбрали сюжет покруче. И все. Вам не нужен крылев для съемок. Вы не сыграете ни одной роли в его присутствии.

- Почему ты так уверен? Я же не убегаю от тебя и не шарахаюсь.

- Ты играешь, Райзи. Не плохо играешь. Но я вижу тебя насквозь. Ты в страхе. У тебя мысль в голове дергается "а вдруг!" Скажи еще, что нет?

- Не скажу. Но она так и останется, если ты уйдешь. И у всех останется, если ты не пожелаешь помочь нам! И не только нам, а и самому себе. Своему же роду! Этот фильм о дружбе!

- Да. Как все легко в кино. Разыграть дружбу, когда ее не было. История то ваша выдуманная.

- Она написана по реальным событиям.

- Реальным? - усмехнулся Хан. - Райзи, реально подобного быть не может.

- Почему не может?

- Потому что любой крылев, когда ему десять лет, не может учиться так, как вы это описываете.

- Ну так помоги. Скажи, как.

- Вам придется весь сюжет перерезать.

- Пусть будет так, Хан. Пусть. Но ты же можешь помочь? Я прошу, Хан. Это нужно всем! Ты сам говорил, что тебе нечем заняться, так почему ты хочешь сбежать?! Или ты сам трусишь? Да, Хан? Боишься, что сюда армия нагрянет, если узнают?

- Не говори глупостей.

- Я не говорю. Твой отказ...

- Замолчи! - зарычал Хан. - Все. Никаких слов. Я вернусь. Но не сегодня.

- Когда?

- Завтра.

- Хорошо. Завтра мы будем ждать, Хан. Я надеюсь, ты исполнишь свое слово.

Хан лежал в степи. Вокруг была лишь трава да дикие животные. Крупных хищников в этих местах не водилось, и человек мог не опасаться за свою жизнь. Крылев - тем более.

Мысли витали вдали. Хан понимал, что ему не уйти от этих съемок. Не потому что его просили, а потому что его неучастие станет плохим признаком. Люди решат, что крыльвы враги, а не друзья. Хан теперь больше думал о сюжете. О встрече маленького крыльвенка и маленького человека. О возникшей дружбе, которая затем стала большой и настоящей. Поначалу мальчишка помог львенку спрятаться, а через несколько лет, крылев обрел силу и помог своему другу защитить от набегов бандитов свой поселок. А между этими событиями было не мало приключений, когда друзья вынуждены уйти и скитаться по лесам и степям, скрываясь от недоброжелателей.

Хан взял бумагу и вписал в нее все, что следовало изменить. Не должно быть ляпов, не должно быть дурацких неверных объяснений, а тем более, не должно быть глупых мыслей и слов почти взрослого крыльва.

Наступал следующий день. Хан не спешил возвращаться сразу и отправился к поселку ближе к полудню. На его глазах туда въехала машина, и Хан пролетел оставшееся расстояние совершенно невидимо.

Терри, появившийся из машины, прошел по улице и грубо вломился в дом Райзи, не стучась.

- Что это за!... - произнесла она и замолчала.

- Где этот придурок?! - загремел Терри.

- Ты про это себя? - спросил Хан, появляясь у него позади.

Терри выдернул бумагу и сунул ее в нагрудный карман Хана.

- Это вызов в суд, - произнес он. - Можешь веселиться, не долго тебе осталось!

Терри вышел из дома, прошел к своей машине и умчался резко нажимая на газ и подымая колесами столбы пыли.

- Может, мне и вправду измениться? - произнес Хан. - А то такая рожа...

- Ты решил, Хан?

- Решил, - ответил он и вынул несколько листов бумаги. - Это не судебные повестки. - Он передал бумаги Райзи. Она села за стол и некоторое время бегала глазами по строчкам текста.

- Видимо, нам придется все переснимать заново, - сказала она.

- Вы много сняли?

- Нет, но половина не пройдет по твоим бумагам, а вторую половину будет не привязать к новому сюжету.

- А кто его писал?

- Я писала. С одним человеком.

- Он здесь?

- Нет. Он в могиле, - ответила Райзи. - Люди не живут столько как мы.

- Он был твоим другом?

- Да. И то что описано там, произошло с нами. Со мной и с ним. На другой планете.

- Тогда, почему ты изменила все? Сделали бы фильм с ратионом. Это же проще.

- Ты смешься? Что проще? Речь не о том, кто именно оказался в том положении. Там мог быть и крылев...

- Мог быть, - произнес Хан. - А мальчишку кто будет играть?

- Мальчишка и будет.

- Он же перепугается, если увидит крыльва.

- Не перепугается. Ты же сможешь стать не большим? Подобно детенышу, сможешь?

- Смогу. - Хан переменился, обращаясь во львенка.

- Э, а крылья?

- Крылья тебе? - фыркнул Хан. - То что видишь, то так и есть.

Райзи подошла к нему и коснулась спины.

- Боже, это действительно так?

- Да, так.

Съемки поначалу двигались с трудом. Даже вид маленького львенка пугал людей, но Райзи находила в себе силы и заставляла людей и нелюдей работать. Сцены с детенышем крыльва проходили достаточно легко. Пацану просто сказали, что с ним будет играть артист-волк, загримированный под крыльва, и тот принимал это без проблем. Рядом присутствовала и его мать. Женщине тоже не сказали ни слова о настоящем крыльве, а Хан играл роль малыша. И очень хорошо играл.

Они бегали, играли, разговаривали. Мальчишка со львенком больше всего снимался в лесу. Там же снимались сцены с первыми погонями и попытками убить "исчадие ада".

Очередная сцена снималась у входа в пещеру, где прятался львенок. Мальчишка принес ему еду, и тот с радостью принимал ее, затем игрался со своим другом. Они баловались на траве...

Съемка продолжалась, когда в небе громыхнуло, затем полился дождь и через минуту камеры остановились.

- Идем в пещеру! - произнесла Райзи, и вся группа забралась туда. Ливень усилился. Мальчишка сидел у выхода из пещеры и обнимал Райди. Имя это получилось из Райзи. Она предложила Хану поменять, если тот хочет, но он не стал. Райди вполне подходило для него.

Тимоня или Тим, протягивал руки к потоку воды, что текла сверху. Иногда он вытирал свое лицо из-за попадавших на него капель дождя. На руках оставались цветные следы.

- А у меня маска с лица сошла. - Сказал он, обернувшись и взглянув на Райзи.

- Ничего страшного, Тим. Сегодня уже съемки не будет.

Тим успокоился, а затем взглянул на львенка и тронул его шерсть. Она была мокрой, слиплась клочьями и свисала с морды.

- А у тебя краска не сходит? - спросил он.

- Не-а. У меня нет краски, - ответил Хан.

- Как это нет? Волки же серыми не бывают.

- Какие волки? Я лев, а не волк.

Пацан обернулся назад. Рядом никого не было. Люди ушли вглубь пещеры, где теперь разгорался костер.

- Ты меня пугаешь, да?

- Кто? - спросил Хан. - Ты меня пугаешь?

- Я тебя не пугаю. Ты же волк, да?

- Какой волк? Ты глаза раскрой. Где ты видел волков с такими мордами?

- А.. а... А кто ты? - проговорил тот.

- Я львенок. Не веришь, что ли? Кто тебе наговорил глупостей про волков? У волков и крыльев не бывает, а у меня они есть, только маленькие еще...

Хан провел крылом и парень коснулся его.

- Так ты что, настоящий?

- А какой же еще?

Львенок сел, повернул голову и опустил ее еще ниже, так что она оказалась ушами вниз.

- Я настоящий, - произнес он, а пацан хлопал глазами, а затем толкнул львенка. Тот повалился на землю и чихнул. - Видишь, чихаю. Значит, настоящий! - сказал он.

- Так ты крылев?

- Крылев-крылев, ты что, маленький, повторяешь все?

- Мама! - закричал парень и помчался через пещеру. Хан пробежал за ним, а парень оказался у костра.

- Что, Тим? - спросила мать.

- Он трусит играть дальше! - произнес Хан, и Тим умолк, взглянув на него.

- Я не трушу! - воскликнул он.

- Трусишь, трусишь. Ты крыльвов то боишься на самом деле!

- Я не боюсь! - Воскликнул он.

- А че сбежал тогда? Рассказать все хочешь, как Маранька? Ну давай, рассказывай...

Хан пошел к выходу и скрылся там.

Он выскочил в ливень, скрыл следы и умчался в лес.

Хан вернулся назад только на следующий день. Райзи только фыркнула, встретив его.

- Ну и что ты сделал? А, Хан?

- Что? - спросил он.

- Пацана перепугал. Сам же не хотел ему говорить сначала.

- Он совсем струсил?

- Не он, а мать его. Они уехали.

- Понятно. Так ведь сцены то закончились, а? Он теперь взрослым должен стать, а я десятилетним.

Райзи вздохнула.

- Все равно плохо получилось. Они теперь что угодно сделать могут. Даже в суд подать.

- Да, кстати... Мне тут отлучиться надо, на денек другой.

- Куда это?

- В суд. С этим Терри.

- И что ты там будешь делать? Что скажешь?

- А так и скажу, что я его тихонько, а он нос сразу себе разбил.

- Хан, это же не шутки.

- А что же тогда? Ты думаешь, я боюсь этот миллион заплатить, что он требует? - Хан усмехнулся. - Ну отдам, пусть подавится. Мне их все равно девать некуда. А так развлекуха будет. Ты можешь посмотреть, если хочешь.

- У меня нет времени. Мы и так отстаем от всех графиков.

- Ладно, как хочешь. Но сейчас то я не нужен пока?

- Ладно, найдем что снимать без тебя. Только как снимать, потребуется человек, который тебя не побоится? Вам же надо будет познакомиться и время какое-то вместе провести.

- Найдем время. Суд, надеюсь, не двое суток будет.

- А ехать сколько?

- Лететь одну секунду туда и обратно.

Райзи замолкла, хлопая глазами, а Хан усмехнулся и вышел из ее дома.

Через день он уже стоял в зале суда, как ответчик.

- Вы пришли без адвоката, господин Хан Тигров? - спросил судья.

- Да, Ваша Честь! Мне не нужен адвокат, я всегда зашищался сам и сейчас сумею.

- Вы в курсе того, в чем вас обвиняют?

- Да. Сэр Терри Бенгарад считает, что я желал его убить, но его спасло от смерти чудо.

- В иске указаны совсем иные причины, - произнес судья.

- Да, Ваша Честь. Но я всегда читаю между строк. А там сказано - "хотел убить". И требование смертной казни через сожжение.

- Господин Хан Тигров, ваши слова могут быть приняты как оскорбление в адрес суда!

- Я прошу прощения, Ваша Честь. - Произнес Хан. - Но есть один нюанс, который не указан в документах. Проблема в том, что я не представляю, каким образом господин Терри Бенгарад остался жив после того как я якобы на него напал. Спасти его могло только чудо. - Хан обернулся к человеку, сидевшему в зале. Тот скалился, едва сдерживая свою ухмылку и считая, что победа будет за ним. - Понимаете ли, еще не существовало такого человека, на которого бы я напал... А он остался жив. Как подобное возможно? Может, вы объясните, господин Терри Бенгарад, каким образом вы выжили после нападения крыльва?

Человек, сидевший за столом начал медленно подыматься. Он еще не верил, что Хан может оказаться... И уже верил, потому что посреди зала оказался крылатый лев.

Хан обернулся к судье. Позади послышался топот и крылев вновь взглянул в зал. Терри выскакивал из зала, а его адвокат уже подбегал к дверям.

- Мне кажется, они сняли свое обвинение, - произнес Хан, обернувшись к судье. Тот сидел ни жив ни мертв. - Я могу быть свободен, Ваша Честь?

- Д-да... - едва выговорил человек.

Хан обернулся человеком и прошел через пустой зал. Нескольких журналистов, пришедших за Терри, тоже словно смыло.

Он вернулся на съемочную площадку, когда там велась работа. Переделывались декорации, а в одном из мест снималась сцена с появлением молодого Тима в маленьком городке.

Хан изменил свою внешность и стал похожим на молодого человека семнадцати лет, как и Тим. Он вошел в бар, где еще сидели артисты, но уже закончилась съемка. Они отмечали очередной удачный день. Хан прошел через зал, взял у бармена пару бутылок лимонада и сел рядом с Тимом.

- Привет, Тим. - Сказал он.

- Я, вообще-то, Джек. - Ответил тот.

- А я Хан. Или, вообще-то, Райди.

- Райди? Как это Райди?

- Ну ты не понимаешь, что ли? Он же в конце в человека обратится. В молодого. Вот я его и сыграю. - Хан поставил бутылки на стол.

- Бери, угощайся, - сказал он, открыая одну.

- Я что-то не понял, - произнес Джек. - Его кто играет?

- Кого?

- Крыльва. Он настоящий или нет?

- Настоящий, Джек. Как увидишь, так и онемеешь. Тут половина народу с ним и играть не может... без стаканчика храбрительного.

- Если он настоящий, то он и сам может изобразить человека. Он же может превращаться, и здесь всем это известно. А ты откуда взялся - вообще непонятно.

- А... - ответил Хан и выпил лимонад до дна. - Надо чего-нибудь покрепче взять.

Он взял пива, закуску и вернулся назад.

- Ты, я вижу, струхнул от одного слова. Сам его даже боишься сказать!

- Я не боюсь.

- Ну так скажи. Кто твой друг по сценарию?

- Крылев, - произнес тот.

- Ты погромче скажи, не бойся.

- Крылев! - выкрикнул парень. Вокруг наступила тишина и люди обернулись.

- Джек, ты чего? - заговорил кто-то.

- Да вот, пристал какой-то, говорит, что я крыльвов боюсь! - произнес тот.

Люди смотрели на Хана, а тот лишь улыбался.

- А ты кто такой? - произнес Рахнед Кертис, подходя к Хану.

- А в чем дело то? - спросил Хан. - Что, уже и в бар нельзя зайти?

- Отвечай, кто ты! - прогремел человек.

- Щас, - усмехнулся Хан и взялся за пиво.

- Марри, позови Райзи, - сказал человек.

Хан лишь усмехнулся, когда через бар пробежала волчица на выход. А через минуту там появилась женщина-ратион.

- Этот парень не хочет себя называть, - сказал Рахнед.

Хан рассмеялся и обернулся. Из его горла вырвался нечленораздельный звук и Хан бросился через бар, опрокидывая стулья. Он выскочил через черный ход. Марри метнулась вслед.

- Марри, стой! - Воскликнула Райзи. - Мальчишка, наверно, из деревни соседней.

Инцидент был позабыт, а Хан на следующий день встретил Джека, когда тот ходил в соседнюю деревню за покупками для себя.

- Вот значит, ты откуда? - произнес тот.

- Откуда? - спросил Хан.

- Отсюда.

- Какой познавательный разговор, я аж слов найти не могу! Кстати, ты идти обратно как собираешься? Тебя же полиция не пропустит.

- Пропустит, - бросил парень. - Отстань!

Хан отстал, а Джек свернул за угол и через мгновение вернулся назад.

- Ты это чего? - спросил Хан. Он уже сидел на лавке и смотрел на Джека с усмешкой. Тот пошел вновь и вернулся обратно. За ним выскочила собака, начала лаять и едва не хватал его за ноги.

Хан поднялся и прошел на пса. Тот увильнул, затем попытался обойти его.

- Пшел вон, пес! - воскликнул Хан, и собака отпрыгнула от него, а затем пошла немного боком и скрылась с другой стороны улицы. - Да-а. Трусишка ты еще тот, - проговорил Хан, глядя на Джека.

- Чего тебе надо?

- Да ничего. Думал ты человек нормальный, а ты... - Хан махнул рукой и пошел от него.

- Хан! - Джек догнал его и остановил. Хан молчал. - Я понимаю, что тебе хочется там побывать, но я...

- Но ты боишься.

- Я не боюсь. Ты сам сбежал от ратиона. А мне играть с крыльвом, с настоящим.

- Интересно, как ты будешь с ним играть. Собаку, и ту испугался.

- Эта собака неразумная. И лает как дура!

- Ну да. А ты представляешь, какой голос будет у крыльва? Он зарычит так, что этот лай тебе детским плачем покажется.

- Да что ты меня учишь?! Ты сам то кто такой?!

- Вообще-то, мы с Райзи тебя разыграли, - сказал Хан. - Не веришь?

- Не верю.

- Ну тогда идем, коли не веришь.

- Куда?

- К посту. Ты же собрался туда?

Джек не ответил. Он просто зашагал через деревню и взглянул на Хана совсем по-другому, когда тот спокойно прошел, показав свой пропуск.

- Ну, и теперь не веришь?

- А разыгрывали зачем?

- Это называется, ускоренный курс обучения бесстрашию, Джек. Ты же его еще не видел, а я видел. Понятно?

- Понятно, - ответил тот. - Только глупо это.

- Не то слово. Глупее точно не придумать.

Джек остановился.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Ты не понял? Это же он придумал. План этот дурацкий.

- Он? Крылев?

- Угу. Ты еще с ним встретишься. И узнаешь все. Тебе говорили, что с тобой будет по сценарию?

- Ничего не будет. Я буду с ним гулять, говорить и...

- И что?

- Играть.

- Во. Вот это-то самое сложное и будет. Представляешь, какие игры?

- Какие?

- Кошки-мышки, например.

- Не говори ерунды!

- Почему же. Ты не видел кадров с маленьким крыльвом? Крылев на тебя как наскочит, так и свалит на землю. И когтями тебя и клыками хватать будет.

- Ты меня специально пугаешь, да?

- Я тебе правду говорю. Как будет. Он же малыша играть будет. Десятилетнего. А у десятилетнего чувство меры понимаешь какое?

- Какое?

- Да никакого! Особенно после того, как он с пацаном десять лет провел и всегда с ним играл и баловался. В общем, по сценарию он тебя малость поцарапает.

Они вернулись к съемочному поселку и встретили на дороге Райзи.

- Ну что, познакомились? - спросила она.

- Почему вы не сказали? - спросил Джек. - Я же...

- Что? Сладить с человеком не сумел? А тебе еще с крыльвом встречаться. Если не поладишь с Ханом, можешь забыть о съемках.

- Но...

- Да не дрейфь ты, Джек. Мы щас сходим, опрокинем по стаканчику и будем друзьями!

Джек обернулся к Хану и хотел возразить, но не стал, поняв, чем все может грозить.

- Мне надо продукты занести в дом, - сказал он.

- Ну давай, я тебя в баре подожду.

Джек пришел туда не в настроении, а Хан сидел за столом и уплетал салат, которого в тарелке было порции четыре сразу. Парень сел рядом, к нему подошел официант и получил заказ на банку пива и пару бутербродов.

Через пару минут Джек едва отхлебнув из банки тут же все выплюнул на пол.

- Господи, что за гадость!

- Ты не пил никогда, что ли?

- Нет. И не хочу!

Он отставил пиво.

- Тогда вот, возьми это. - Хан двинул к нему свою кружку. - Да не боись, там сок обыкновенный. А я твое выпью.

Джек принял кружку и отпив немного взялся за бутерброд.

- Тебе родители разрешают пить? - Спросил парень.

- А с чего им запрещать?

- Это же спиртное.

- Э... М-да. Я малость того, наверно. Ну да ладно.

- Чего ладно? - Спросил Джек.

- Да так. Просто спиртное на меня не действует. Вот я и забыл, что тебе его нельзя.

Джек не стал спрашивать, что и почему, а просто жевал бутерброд и запивал соком.

- О чем мне с ним говорить то?

- А о чем хочешь. Он же вумный, как сто компьютеров.

Джек фыркнул.

- Шутишь?

- Шучу. Компьютеры то глупые совсем. Умных в другой галактике только искать.

Хан доел, наконец салат и взялся за банку с пивом.

Он попробовал и тут же выплюнул все.

- Черт возьми, да оно и вправду мерзость! Эй, бармен!

Тот подошел.

- Глотни ка.

- Я на работе.

- Именно, на работе. Попробуй, что за гадость продаешь!

Тот взял банку и отпив выплюнул пиво.

- Я прошу прощения, это наверно, случайно попалась плохая банка. Я заменю.

- Ты ее на лимонад замени. - Ответил Хан. Он взял лимонад с собой и допил уже выходя из бара вместе с Джеком.

- Ну, Джек, ни пуха тебе завтра. И не трусь. Если что, бей ему кулаком в нос!

- Шутишь? Он же меня...

- Ничего он не сделает. Он же артист - обязан терпеть.

Джек не особенно был обнадежен этими словами. Время шло к заходу, и он отправился в свой дом.

А на утро съемочная бригада собралась для начала новой работы.

Все собрались вместе, Хан стоял рядом с Джеком и бригада подготовилась к съемкам.

- Хан, тебя долго ждать? - спросила Райзи.

- Сейчас, - ответил он и прошел назад. Джек обернулся и хлопал глазами на своего нового друга, не понимая, почему тот отошел в сторону от всех.

Тело Хана вспыхнуло разрядами, и он переменился, становясь крыльвом. Он выглядел совсем молодым, но крылья уже были достаточно большими.

- Ну, что скажешь, Джек? - зарычал он. - Крутой прикид?

- Т-ты?... - проговорил тот едва сумев.

- Ну, так ты подойдешь или будешь стоять там?

Джек прошел вперед.

- Я тебе позавчера еще сказал, кого играть буду, а ты не поверил. Говоришь, крылев, да сам может... Соображалка то не сработала, а, Джек?

- Ты специально все?...

- Да. Ускоренный курс. Не забыл?

- Нет.

- Тогда, забирайся мне на спину.

- Се-серьезно?

- Се-серьезно, - произнес Хан и лег. - Ну давай, не трусь!

Джек, наконец, сделал, что от него требовалось. Хан прошелся немного вокруг.

- Держись прямо, Джек, - сказала Райзи. - Ты же на лошадях ездил уже.

- Да, но...

- На драконах еще не ездил, - фыкрнул Хан и пошел быстрее.

- Мотор, - произнес режиссер...

Съемки проходили достаточно быстро. Некоторые проблемы возникли при работе с лошадьми, которые совсем не желали гнаться за крупным хищником, и эти сцены пришлось снимать раздельно, чтобы затем наложить при монтаже.

А Джек под конец уже не боялся. Он легко говорил с Ханом, когда тот находился в виде крылатого зверя, а в виде человека вообще проблемы исчезали.

- А сколько тебе лет по-настоящему? - спросил Джек.

- Я и не знаю точно. Семьсот или восемьсот, - ответил Хан.

- Семьсот... - Джек опешил. - Так ты взрослый давно?

- А что? Проблема? - усмехнулся Хан.

- Я думал, ты действительно молодой, а получается...

- А получается, что и не очень. Для нас семьсот лет не так уж и много. Некоторым и по десять тысяч бывает, и даже больше.

- И ты воевал с людьми?

- Нет. С людьми я не воевал. Я вообще не воевал. Были мелкие стычки на другой планете, но там я был как человек. Просто человек и все. И воевал как человек.

- С кем?

- С другими людьми. За свободу от рабства.

- Серьезно?

- Серьезно, Джек. Там и сейчас война. А я и помочь не смог.

- Там дентрийцы?

- Нет. Там другие люди. И воюют с третьими. Дентрийцы там бывали только изредка.

Съемки продолжались. По сюжету Тим и Райди путешествовали по миру. Местность вокруг позволяла снимать три типа: горы, степь, лес. Не было только моря, но оно и не требовалось. Разные поселения сооружали из разных декораций в различных местах съемок. Дополнительные кадры, снимавшиеся в других местах, при монтаже должны были наложиться...

Второй этап съемок подходил к концу. Джек не уезжал. Теперь уже он должен был передавать свой "опыт" новому артисту, которому предстояло играть с молодым, но взрослым крыльвом.

Однако, здесь возникли новые затруднения. Артист, ранее согласившийся на съемки, теперь отказывался. Причину он не сообщал, но это было и так ясно. Группа за несколько последних недель сильно поредела. Артисты, отыгравшие свои роли уезжали, а новых не появлялось.

- Не знаю, что и делать. Он отказался, а подходящего человека нет! - воскликнула Райзи, прочитав очередное письмо. - Ты ничего не можешь придумать, Хан?

- Я не совсем понимаю, чем не подходит Джек, например?

- Он молод. А нужен артист двадцати пяти лет, минимум.

- А гримеры не помогут? Ну маловат он, компьютером потом подмахнете.

- Компьютером, - буркнула Райзи. - Им и так подмахивать и подмахивать, а сроки уже жмут. Мы должны уже закончить съемки, а у нас в третьей части и конь не валялся.

- Я думаю, проблем больших не будет, - сказал Хан. - Можно же начать снимать, параллельно искать замену. Не найдется через день два...

- Ладно. Ты то с ним как?

- Нормально. Хороший парень. Пахнет очень аппетитно.

- Хан! - воскликнула Райзи. - Ты спятил?!

- Что такое? - невозмутимо спросил Хан. - Я что-то не так сказал?

Райзи промолчала.

Съемки продолжились. Джек узнав, что сможет сниматься под видом взрослого, был ужасно рад. Теперь он выглядел как воин. А его друг умел летать и превращаться в человека. Сюжет закручивался еще больше, два друга возвращались к родным местам Тима, и подходя к ним все больше и чаще попадали в переделки. Встречались с инопланетянами и гордо выходили победителями в случае нападений.

Райди не особенно показывал себя и часто дрался просто как человек, но в этих боях его нечеловеческая сила все же проявлялась, и обидчики разлетались от двух героев как перья от растрепанной курицы.

К съемочному поселку начали стекаться группы людей. Их готовили к предстоявшим массовым сценам, где должны были появиться большие сражения. Героям предстояло их только видеть и видеть горы трупов, и два друга глядя на это приходили к выводу о бессмысленности войн, об их жестокости и зле. А впереди предстояла последняя сцена. В ней крылатый лев вместе со своим другом спешил на помочь к тем людям, что в первой части собирались убивать крыльва.

Над поселком уже нависла угроза, тысячи воинов наступали со всех сторон, и в этот момент в небе раздался гром, возникли молнии и появился крылатый зверь, несущийся средь облаков, а на его спине - человек...

Войска бежали, бросая оружие, а крылатый лев спустился посреди поселка и испуганные жители выглядывали из щелей, рассматривая молодого воина и человека, возникшего вместо крыльва. Тим отправился к своему дому, где ему еще предстояло узнать весть о гибели отца и исчезновении брата. Мать лежала присмерти, и только помощь друга - Райди - помогла поднять женщину с постели.

А затем жители поселка просили у Тима прощения за то что не поверили ему много лет назад и просили его остаться. А вместе с ним, и его друга...

Последние кадры снимались без участия крыльва. Это была картина набега войска на поселок с боем, с огнем, с пожарами. По сценарию одна из деревень должна была сгореть, и ей стал поселок, построенный в начале съемок, поселок, где жили артисты, где проходили съемки.

Он горел в полуночной мгле, среди домов носились люди, слышались крики и вопли. А съемочная группа вела свою работу...

Фильм назывался просто: "Тим и Райди". Теперь оставался последний этап. Монтаж, озвучивание, введение спецэффектов. Райзи хотела, чтобы превращения крыльва на экране выглядели более эффектно, и Хан не возражал.

- Хан, - рядом стоял Джек. - Я хочу сказать тебе одну банальность.

- Ну, говори.

- Я теперь уверен, что мы друзья.

- Да? - удивленно произнес Хан. - И что же тебя так убедило?

- Ничего. Просто, я уверен, - ответил он. - И я хотел бы, чтобы мы встретились вновь. Когда-нибудь.

- Может, мы и встретимся, Тим.

- Я Джек, а не Тим.

- Ты и Тим тоже, Джек. Это твое второе имя.

- Да. Я согласен. Мне пора уезжать, Хан. Меня родители ждут.

Они обнялись на прощание, и Тим сел в машину.

- До встречи, Райди! - воскликнул он, махая рукой из окна.

- До встречи!

Он еще не знал, куда отправится. Вокруг все уезжали. Хан еще день назад подготовил свой мотоцикл.

- Хан, я хочу попросить тебя, - заговорила Райзи.

- Нет! Нет! И не проси! - воскликнул он. - Я уезжаю!

- Но Хан, мне еще нужна твоя помощь! Я же не смогу!

- Что ты не сможешь?

- В фильме есть места, которые ты должен озвучить. Там твой голос, Хан, а мы не все записали.

- Ты мне выходные дни хотя бы выделишь? Недельку, а?

- Ладно. Но я буду ждать, Хан!

Мотоцикл мчался по дороге. Быть может, прошедшие недели ничего не изменили, но Хан чувствовал, что изменилось многое. В нем самом. Пропало прежнее напряжение, исчезла тоска. Он часто вспоминал старый мир, где жил раньше, но теперь и здесь была его часть. Он мог на что-то опереться. И не на работу в глухих городках в мелких конторках и мастерских, а на дело, которое стоило его усилий. Его, как крыльва.

Он отправился в небольшой городок, где хотел завершить еще одно дело. Совсем небольшое, но очень нужное. Мотоцикл въехал на мост перекатившись на другую сторону реки свернул по набережной. Хан оставил свой транспорт на платной стоянке, а его взор уже искал названия улиц и номера домов. Хан спросил об одной из них и остановился около особняка. Достаточно богатого, но и не особенно роскошного. Он некоторое время смотрел на него, пока рядом не появился человек.

- Вы кого-нибудь ждете? - спросил он.

- Я ищу дом Берсонов. Он должен быть здесь, но почему-то...

- Берсоны давно переехали.

- И куда?

- Не знаю. Они не сообщали. И, думаю, вряд ли вы узнаете.

- Почему? Они от полиции сбежали?

- Не знаю, сэр, - ответил человек, уходя за ворота. - Я бы не советовал вам здесь стоять. Мой хозяин этого не любит.

Хан ушел. Он некоторое время вел поиск, а затем сделал все иначе и послал на имя Тима Берсона письмо, по старому адресу. Сначала оно пришло к новому хозяину дома, тот переправил письмо в другой город. Хан отправился туда. Адрес оказался просто почтовым ящиком до востребования, но этого хватало. Теперь надо было лишь ждать. Впрочем, даже здесь оказалась некоторая засада. Письма из ящика вынимал поверенный, вскрывал, отправлял в сканер и переводил на электронный почтовый сервер. И, не будь Хан крыльвом, ему было бы сложно найти адресата.

Он проследил связи в сети и, наконец, вышел на новый дом Берсонов. Тот располагался в маленьком городке, в тихом месте, где его вряд ли можно было найти. Родители пацана были перепуганы, и он сам боялся из-за происшедшей встречи с маленьким крылатым львом.

Письмо, преназначавшееся Тиму от Райди, попало в руки отца, и человек не задумываясь уничтожил его. А в его голове возникла мысль, что крылев нашел его дом и теперь будет преследовать сына.

Хан видел это. Он понимал, что ему не придется больше встречаться с этим пацаном. Он был слишком мал и мало чего понимал, но поговорить с ним все же следовало, и Хан избрал иной путь.

Он остался до ночи, а затем пришел пареньку в сон.

- Здравствуй, Тим. - сказал он.

- Чего тебе надо?! Уходи! - закричал пацан, и только воздействие крыльва не дало ему кричать во сне.

- Я пришел попрощаться. Я уйду, Тим. Только я хочу, чтобы ты не боялся меня. Я ведь твой друг, Тим. Помнишь, как мы играли, как нам было весело?

- Ты злой! - проговорил Тим.

- Тебя обманули, Тим. Я не злой. Я хочу, чтобы ты не боялся. Я не сделаю тебе плохо.

- Моя мама не обманывала меня.

- Твоя мама не знает меня. Она и видела меня меньше чем ты, Тим. А твой папа вообще меня не видел. Когда ты станешь взрослым, Тим, ты увидишь то кино, где ты был маленьким. И ты вспомнишь обо мне. Ты узнаешь все. Не бойся. Пусть боятся твои папа и мама, а ты не бойся. Будь смелее. Ты сейчас спишь, Тим, а я тебе снюсь.

- Значит, это все неправда?

- Когда ты вырастешь, ты узнаешь, что правда. И не забудь, что мы друзья, Тим. Даже если только в кино или во сне, все равно, мы друзья. Спи спокойно, Тим. И не бойся. Я не буду за тобой гоняться. Это же смешно. Зачем мне это? И прощай, Тим...

Хану больше нечего было делать в этом месте. Он умчался из города, и вскоре его мотоцикл несся по дороге к столице, где находилась студия Райзи. Он приехал туда и застал Райзи в совершенно разбитом состоянии. Она сидела в маленькой комнатушке, рядом крутились два магнитофона, но звука не было.

- Райзи, - произнес Хан.

- Хан! Ты пришел! - она вскочила, бросилась к нему и обняла.

- Ты точно спятила, - сказал он.

- Все кончено, Хан. Они не хотят его.

- Кто?

- Студия. Всучили мне эту рухлядь и сказали, делай, что хошь!

- Так и сказали?

- Да.

- Тогда, не все потеряно, Райзи. Ленты у тебя?

Она показала на них, и Хан прошел к полкам, затем достал бобины, включил аппарат для просмотра.

Райзи не мешала. Неслись кадры, слышались звуки. Голоса людей и нелюдей, рычание крылатого львенка и слова маленького Тима. Отснятого материала было не мало, и Хан теперь смотрел все, от начала и до конца. В том числе и предыдущие кадры.

- Не хочешь сходить в кино, Райзи? - спросил он.

- В кино? - удивилась она.

- Да. В обыкновенное кино. Хочешь?

- Не знаю. Ты хочешь?

- Да. У меня есть одна идея...

- Тогда, идем.

Они спустились вниз и вошли в кинозал, что находился здесь же. В нем намечался просмотр фантастической кинокартины одного из "древних" режиссеров. В зале собралось не мало людей. Большинство работали здесь же, на студии, другие зашли с улицы, покупая билеты.

Свет погас, заработали видео-аппараты, на экране появились мерцающие всполохи.

- Эй, что за дела? - послышался голос, когда всполохи продолжались почти минуту.

Зал загудел, включился свет.

- Прошу прощения, у нас проблема с техникой, - сказал человек позади. - Прошу пару минут, господа. Он ушел...

Человек вошел в аппаратную, закрыл за собой дверь и замер, увидев чужого.

- Вы здесь что делаете?!

- Зашел, когда никого не было. Вот, кассету принес. С новым фильмом.

- Что за фильм?

- "Тим и Райди".

- Он же еще в работе.

- Да, но здесь уже все готово к показу.

Человек прошел к аппарату и некоторое время возился с ним, затем вытащил кассету.

- Черт возьми... - прошипел он. Кассета в его руках рассыпалась, пленка разлетелась. Он встал и закрыл глаза, считая про себя до десяти, затем взглянул на пол. - Это и вправду случилось, - произнес он. - Фильм, говорите? А ну ка!..

Он взял чужую кассету, вставил в аппарат и замер, когда обернувшись ни кого не увидел.

- Ты где был, Хан?

- Увидишь, - ответил он. Свет в зале погас, а на экране замерцали всполохи. Люди было загудели, но тут же замолчали, потому что из всполохов появилась планета и голос диктора...

Эта история началась давным давно, в те времена, когда на Дентре бегали обезьяны, предки нынешних людей-дентрийцев. Тогда, миллионы лет назад, в нашей галактике царствовали ратионы, и не было такой планеты, где бы они не побывали.

Экран менялся, а на нем появилась карта галактики с распространявшимся пятном.

Ратионы заняли почти всю галактику, и они царствовали бы и поныне, если бы в галактику не пришла война. Полчища врагов обрушились на миры ратионов, и им пришлось вступить в схватку не на жизнь а на смерть. Война была кровавой, и ратионам была уготована жестокая судьба. Не смотря на создание мощнейшего орудия защиты, враг оказался сильнее. Он создал Звезду Смерти, против которой не смог устоять никто. Даже сами создатели оказались уничтожены смертоносной звездой, и ее блуждания по галактике закончились, когда в ней не осталось ни одного развитого мира. Звезда Смерти, исполняя свою программу ушла к иным мирам, к иным галактикам, а здесь остались лишь дикие миры, в которых жили останки прежней цивилизации, предки новых цивилизаций и созданные ратионами грозные существа, которые в те времена назывались защитниками, а в наши их название получило совсем иной смысл и оттенок. Эти существа - ДРАКОНЫ.

Экран вспыхнул и на нем появился лес.

- Драконы, это создания, пришедшие в наши времена из глубины времени. Они сильны и неуязвимы. Они умны и коварны. Но вместе с тем, они такие же живые, как и все мы. Они рождаются, живут и умирают. С биологической точки зрения драконы бессмертны, но их смерть на конце иглы, а игла в коробке, коробка в сундучке, сундучок на дереве... Сказка сказкой, но сейчас вряд ли найдется человек, который не знает, как убить дракона. Все мы живем и умираем. Все мы желаем жить. И, так же как мы, жить хотят те самые драконы. Мы расскажем вам историю, которая произошла не так давно, на одной из планет, где люди еще не научились жить в мире друг с другом, но где уже царствует разум. Это история о детях, о дружбе, о взаимопомощи. Это история, которая поможет понять вам те истины, что были заложены в основу жизни самых сильных существ нашей галактики...

ТИМ И РАЙДИ.

- Ха-ан! - Едва не закричала Райзи, но ее голос никто не услышал, кроме сидевшего рядом человека

"Сиди и учись, как надо делать фильмы."

Лес закончился, в небе возникло несколько звезд. Десятки сверкающих машин пронеслись над землей и удары вонзились в нее, выбивая огонь, выворачивая деревья.

Было совсем не ясно, что же происходило там, внизу, Почему несколько десятков кораблей били по одному месту, а камера спустилась вниз, там послышались крики и вой. С места ударов бежали животные, летели птицы. Среди бежавших оказалось маленькое существо - детеныш какого-то хищника, который удирал со всеми. Удары приближались, и звереныш метнулся в сторону, уносясь куда-то.

Он выскочил из леса, пробежал к скалам и забился в щель. Удары настигли это место, камни разлетелись в стороны, взрывы разметали скалы и, казалось, зверь погиб, но в этот момент все увидели глубокую дыру из которой донесся плеск воды и детское: "мяяв!"

В небе вновь неслись машины, но на этот раз их удары били в иную сторону. Там, с другой стороны появились два крылатых силуэта, которые двигались не глядя ни на какие удары.

Крыльвы. Два крылатых льва настигли машины и рвали их на куски. Взрывы отбрасывали крыльвов, но вниз падали только машины.

- Они нас всех убьют! - послышался чей-то жалкий голос.

- Это драконы! Смерть драконам! - закричал другой.

- Не-ет! Так мы все умрем! - вновь взвыл первый.

- Смерть драконам! - закричал второй, и новая машина оказалась в лапах крыльва. И в то же мгновение экран озарила вспышка. Ударил гром. Грохот раскатами пронесся вокруг, а от вспышки расходилась волна.

Ядерный взрыв. Огромный огненный гриб поднимался над лесом... А вокруг уже не было никого. Ни драконов, ни машин. Они погибли все...

Небо погасло, послышались тихие звуки льющейся воды, а в них шлепанье, и с каждым сильным шлепком непонятное вяканье... Затем появился слабый свет и зрители увидели, как поток воды вынес маленького звереныша из пещеры. Он, наконец, выбрался из воды, отряхнул шерсть и пошел от ручья шатаясь...

- Тим! Не ходи далеко в лес! - возник голос.

- Ладно, мама! - Ответил паренек. Появились кадры. Те кадры, с которых начинался бы фильм Райзи...

Большая часть кадров снималась в натуре, но среди них появлялись и иные. Не было в сценарии упоминаний о мертвых зонах, о летающих драконах, о войне за горами, которая по слухам должна была придти и в эти места, но так и не приходила. Жизнь текла тихо и спокойно, а Тим, ушедший в лес встретил там маленького львенка, которого поначалу испугался, но вскоре понял, что это детеныш, и у него нет родителей, он совсем маленький и ослаб... Тим принес ему еду и воду, укрыл соломой, развел рядом костер и львенок ожил, а затем заговорил, ошаравшив пацана своим умением. Они стали друзьями, играли, прыгали, баловались. Тим еще не знал, что встретил детеныша дракона, но не стал говорить никому о говорящем звере, потому что тот пугался и прятался в пещере.

Но время летело, и Тим проговорился о звере, а когда понял, что все его село собралось идти против львенка Райди с огнем и оружием, убежал из дома и едва успел предупредить своего друга.

Они ушли по речке, переплыли на другую сторону и отправились в путешествие...

Города, села, дороги, леса, пустыни. Новая часть начиналась с криков и быстрого бега Райди, у которго на спине сидел Тим. Они носились по степи и лесам. Встречавшиеся люди пугались дракона, а те, кто желал его поймать, не получали ничего. Им мешал и Тим, и быстрые лапы Райди. После очередной погони они ушли в горы и перешли на другую сторону, туда, где шла война, где они и увидели те ужасы, ту страшную резню. Райди и Тим избегали людей, и это хорошо удавалось делать с умением крылатого льва бегать и скрывать следы.

Они прошли полмира и уже возвращались назад, когда до молодого человека дошла весть о войне, начавшейся, в родных местах. Они неслись вперед, а по пути вновь видели войны и разрушения.

Со стороны они видели, как огромная армия разнесла поселок и сожгла его дотла, а впереди были знакомые места. Совсем недалеко находился родной дом Тима.

Райди уже был человеком. По дороге они встретили старика, который рассказал историю мира, о крылатых машинах, о войне, в которой две мощнейшие страны испепелили друг друга. Там не осталось никого, и эти слова только утверждали веру в необходимость мира.

А впереди была схватка. Короткая, но действенная. Тим узнал о наступлении войск, и Райди понял все, что тот хотел сказать. Перед Тимом возник крылатый лев, молодой воин оказался на его спине. Крылев промчался вперед, взмахнул крыльями и взлетел.

Он несся над лесами и полями, над реками и озерами. Внизу проносились раззореные селения, и вот появилось то самое место. Дракон спикировал на врага. Небо потемнело, ударили молнии и тысячи огненных стрел впились в землю перед людьми, что собирались наступать и убивать. Войска бросали оружие и убегали...

- Кто-то скажет, что это неправда, что подобного никогда не было и быть не могло. - Произнес голос за кадром. - Но эти слова будут смешны, потому что история эта взята из жизни. И не важно, с драконом подружился маленький Тим, или это был другой зверь. Важно, что он подружился, и важно, что эта дружба возможна. Именно благодаря ей, благодаря подобным историям вы сейчас можете смотреть этот фильм и не бояться, что на вашу землю придет война. Она не придет. И вовсе не потому, что драконы убиты. Они не убиты и живут так же как и вы. Они здесь, вместе с вами. И, быть может, кто-то из них сейчас сидит в том же зале, где и вы, и смотрит этот фильм. Они такие же как все, только немного другие. И они - ДРУЗЬЯ.

Зал сидел в тишине. Включился свет, люди оглядывались, словно завороженные.

- Народ припух, думает, что тут дракон среди зала затесался, - произнес Хан.

- А почему без титров?

- Три недели до выпуска. Титры успеем сделать. Успеем, Райзи?

- Успеем, - ответила она, поднялась и помчалась из зала.

Хан догнал ее в коридоре.

- Хан, зачем так?! - воскликнула она.

- Сделай лучше, если не нравится. Время есть. Это же не официальный выход.

- Я не знаю, смогу ли.

- Ты просила меня о помощи, а теперь не желаешь ее принять? Я сделал как смог. А ты можешь сделать лучше.

- Я не смогу сделать. Мне не на чем.

- А я?

- Что ты?

- Ты скажи мне, что не так, я исправлю.

Она взглянула на Хана и больше не сказала ни слова против...

Фильм выходил на экраны почти без переделок. Убрана была лишь первая история про "миллионы лет назад", и начиналось все с описания драконов и боя, в котором маленький львенок потерял родителей...

Выход сопровождался почти скандалом. Кинокомпания не пожелала выпускать фильм, но ей пришлось не уничтожить его, а продать все материалы Хану Тигрову, который "вежливо" намекнул, что не будет никого убивать в случае отказа и предупредит работников студии за несколько минут до того, как разнесет здание в клочья.

Фильм был продан за ничтожную цену, затем образовалась компания Райзи, которая и объявила о выпуске картины в тот самый день, когда это и должно было произойти.

"Raizy Video"

представляет фильм:

ТИМ И РАЙДИ