Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Чжу Пинмань учился закалывать драконов у Чжили И. Он лишился всех семейных богатств
стоимостью тысячу золотых, но за три года в совершенстве овладел этим искусством.
Одно было плохо: мастерству своему он так и не нашел применения».
«Чжуан-цзы» в пер. В.В.Малявина.

Светлана Чумичёва (Oris-Leikaru) «Последняя битва»

Враг Драконов шел по пустыне. Он был очень стар, этот Враг. Так стар, что солнце уже давно иссушило его кожу, а песок выщербил чешую. Он шел и слушал ветер, размышляя о смысле жизни и наблюдая копошение мелких существ, выживших в этой мертвой земле. Он думал о том, что, возможно, это его последний переход; внезапно что-то изменилось. Он почувствовал её – приближалась буря, самая страшная буря за последние семь лет. Враг скривил свои звериные губы, он знал: эту бурю он переживет. Впереди были скалы, а в них старое драконье логово. Его хозяина он завалил, когда был не так стар, это был молодой Дракон-одиночка. Дракон тогда знал, что на земле Врага не одолеть, но все же ринулся в бой, когда в его пещеру вобрался Враг. Кости того Дракона и по сей день украшали пещеру. Враг шел и вдруг почувствовал чей-то взгляд. Высоко в небе парил Дракон. Он был еще совсем молод и по закону племени должен был прожить три года вне племени: если он выживет, то его признают совершеннолетним. Дракон летел уже давно, и, когда крылья стали подводить его, на горизонте показались скалы. Дракон чувствовал приближение бури, он помнил из рассказов отца, что в тех скалах есть логово. Дракон полетел к скалам и вот у скал он увидел Врага, это был матерый Враг. Дракон помнил, что даже старый враг может убить его.

Враг проводил взглядом удалявшегося Дракона и улыбался, ему не хотелось убивать малыша, пусть буря получит свою жертву. Странно, но иногда враг начинал жалеть убитых драконов, он не знал, зачем убивать этих прекрасных существ, но таков закон племени. Драконы исстари враждовали с Врагами, если они встречались, то выживал сильнейший, и не всегда перевес был на стороне Врага. Выжившие рассказывали об этих битвах своим племенам. Враг никогда не понимал закона, ведь их народы похожи, только у Драконов были крылья, а мимику заменяли огромные живые глаза. Сколько раз он видел удивление и непонимание в этих глазах. Всегда такие разные. Но перед смертью все равны. Глаза же Врагов были спокойными, как озера, и печальными. У Драконов считалось, что Враги тоскуют по небу, существовала легенда, что враги – это Драконы, нарушившие законы народа и самой жизни в предыдущих воплощениях, и потому при встрече Драконы яростно атаковали предателей, нарушивших законы жизни. Еще Враги умели улыбаться, лица Врагов отличались от Драконьих лишь тем, что роговые Драконьи губы у Врагов заменяли мягкие, подвижные звериные, чешуя плавно переходила в мягкие ткани. Да, Врагов всегда тянуло в небо, это была непреодолимая тяга, детская мечта – мечта на которой зиждилась черная зависть к Драконьим крыльям.

Враг медленно входил в логово, он знал, что Дракон не переживет бурю, ему было жаль малыша. Но закон племени призывал не давать пощады Драконам. Враг медленно потянулся и опустился на песок: «это была бы славная битва…» - подумал враг. И началась буря, шквалы ветра ударялись в кожаные крылья Дракона, грозя разорвать их в клочья, день смешался с ночью, мир перевернулся, в воздух взмывали тучи песка, и невозможно было определить, где кончалось небо и начиналась земля.

Ветер выл и стонал раненым зверем, а потом начинал реветь и обрушивал на Дракона все новые и новые шквалы. Сначала молодой Дракон пытался сопротивляться, но выбился из сил, ветер швырял его из стороны в сторону, потом на Дракона стало надвигаться что-то огромное и черное – это были скалы. Дракон почувствовал боль, резкая вспышка темноты, и он провалился в небытие, сознание отступало...

Когда буря кончилась, была глубокая ночь, мертвая тишина окутывала пустыню. Враг медленно улыбнулся, эта ночь не была последней в его жизни. Он закрыл глаза и так и уснул, улыбаясь своим мыслям. На рассвете Враг выбрался из логова, он шел, слегка пружиня и потягиваясь, как огромная кошка. Пустыня изменила свое лицо. Новые барханы, скалы, занесенные песком – да, буря сделала свое дело. Враг услышал крики стервятников. Стая этих крылатых падальщиков кружила над дальним хребтом.

- «Значит, они нашли Дракона, но мальчишка еще жив, если они не подбираются ближе».- Враг думал и смотрел на мир. Пустыня оживала: мелкие букашки замирали, пытаясь скрыться от цепкого взгляда ящерицы, какая-то змея медленно ползла, оставляя за собой волнообразный след – да, пустыня оживала...

Враг подумал о том, что, наверное, стоит добить малыша, стервятники скоро осмелеют и ему придется медленно умирать под палящим зноем пустыни, чувствуя, как все новые и новые куски отрывают от его тела падальщики. Решение было принято, и Враг пошел к дальнему хребту. Да, их народы враждовали, но Враг был слишком стар, чтобы ненавидеть. Он разучился ненавидеть уже давно и принимал жизнь как данность, это была традиция, и неважно, что он её не понимал. Если дорога Врага и Дракона пересекалась, один из них должен был умереть.

Враг подходил к хребту, над которым кружила стая. Иногда какая-то из птиц срывалась в низ и отлетала в сторону, некоторым из них не суждено было подняться в небо: Дракон был жив и не собирался сдаваться без боя. Солнце раскалило белые пески, и воздух плыл, меняя очертания предметов. Полдень. Дракон поднял мутный взгляд – на него надвигалось что-то большое, но очертания были смазаны, мир расплывался перед взглядом юного Дракона. Он лежал на скалах как сломанная кукла: поломанные, порванные крылья были неестественно развернуты, крови уже не было, она запеклась на камнях и свернулась в ранах, останавливая кровотечение и гарантируя медленную, мучительную смерть.

Враг молча разглядывал поверженного Дракона, он вспоминал все битвы и всех вот таких же сломленных и раздавленных его силой Драконов, смотрел и понимал, что не сможет нанести решающий удар. Его жизнь подходила к концу. Он был стар, в его жизни было много битв, и он знал им цену. У народа был закон, но сейчас он не был с народом, он ушел от племени, чтобы завершить этот путь в одиночестве. У него был свой закон и своя честь, он не мог добить лежачего Дракона, эта смерть не принесет ему славы. Он смотрел на Дракона и видел обращенные к нему мутные, полные боли глаза. Огромные, зеленые, рассеченные черным серпом зрачка, они были лишены воли, в них оставалась только боль. На зеленой радужке россыпью лежали золотистые точки, от некоторых отходили тонкие нити золотистых волокон, они сливались в сеть. Вокруг зрачка золотистых скоплений было больше, они образовывали ореол. Враг впервые рассмотрел глаза Дракона. Раньше он видел только чувства, теперь он увидел их. Глаза этого дракона были бессмысленны и наполнены болью, но они были прекрасны сами по себе. Враг видел, что они постепенно угасали, и тогда он решил...

В логове было душно, но изнуряющая жара пустыни не проникала сюда, молодой Дракон лежал и ждал возвращения Врага; он не знал, почему Враг помогал ему, но вот уже несколько недель или месяцев Враг помогал ему выжить. Сейчас Враг был на охоте. В дне пути от скал начинались живые земли, и сегодня Враг должен был вернуться, неся свою жертву. У Дракона было время подумать, он знал, что Враг знает язык Драконов, но этот Враг сохранял молчание, и его вопросы оставались без ответов.

Дракон привык к размеренной жизни, день сменял ночь, иногда Враг уходил, но неизменно возвращался, принося кого-то, чтобы накормить Дракона. Когда Враг ушел в первый раз Дракон решил, что он не вернется, и приготовился медленно умирать, тогда он не знал какая смерть лучше: под палящим зноем пустыни, с резкими вскриками и одиночными вылазками стервятников или медленная смерть от истощения. Но Враг вернулся, тогда Дракон впервые задумался о том, почему Драконы убивают Врагов. Дракон знал, что уже никогда не встанет на крыло, небо потеряно для него навсегда, эти изорванные поломанные тряпки были не в состоянии поднять его в небо. Ему было тоскливо и не хотелось жить, дед называл это депрессией, это затейливое словечко он перенял у людей, Дракон же знал, что просто не хочет жить. Он уже мог ходить, но тело ныло, а сломанные ребра отзывались болью при каждом неловком движении.

Прошло несколько месяцев. Враг достаточно изучил Дракона, он начал симпатизировать этим существам и думал, что, возможно, убедил бы племя не убивать их. Он знал, что уже не успеет, смерть подбиралась все ближе, сколько осталось: дни, часы...

Тогда Враг решил умереть достойно.

За это время Дракон окреп, Враг научил его охотиться, для существа привыкшего кидаться на свою жертву с неба Дракон учился поразительно быстро, он привык к длительным пешим переходам и был способен выжить на земле.

Враг вошел в логово, он долго смотрел на Дракона, а потом впервые за многие месяцы произнес: «Пошли». У него был усталый, глубокий голос – голос существа, уставшего бороться и решившего умереть. Дракон обеспокоенно посмотрел на Врага, но пошел за ним. Они шли уже три дня, и вот, на исходе третьего, они вошли в ущелье. Дракон замер на месте: голые камни ущелья были усыпаны выбеленными временем и ветром костями Врагов. Враг сделал несколько шагов вперед, затем остановился, обернулся к Дракону и ринулся в бой. В первое мгновение Дракон не понял, что происходит, но инстинкт сам заставил его гибкое чешуйчатое извернуться и нанести ответный удар, он не хотел сражаться с Врагом, этот Враг спас его жизнь. Но видел, что этот бой не на жизнь, а на смерть. Он понял, что Враг решил умереть достойно, и хотя эта битва последняя в жизни Врага, это был бой на смерть, и возможно на полу ущелья останутся кости Дракона, если Враг победит то все равно не выживет, он был слишком стар. Желание умирающего закон, этот Враг заменил Дракону отца, умершего три года назад в схватке с вот таким же Врагом, но даже так – пощады не будет. В глазах Врага Дракон видел смерть. Враг наносил удар за ударом, поначалу Дракон старался уворачиваться и не пытался атаковать, но когда Враг оттеснил его к стене, он бросился в бой. Дракон взревел, он чувствовал кровь Врага. Над ущельем кружили стервятники. Инстинкты брали свое, Враг стремительной тенью метнулся на него, Дракон резанул воздух хвостом и полосонул Врага по лицу – не такое окостеневшее, как у Дракона, лицо Врага было его уязвимым местом. Враг оступился, из рассеченной губы сочилась кровь, эта схватка вымотала его.

Дракон кинулся на Врага и одним резким движением распорол его горло, кровь с бульканьем заструилась по камням, Враг медленно оседал, его клокочущее дыхание резало внезапно наступившую тишину. Враг поднял глаза на Дракона и, печально улыбнувшись, сказал: «Это была славная битва...» Глаза Врага медленно стекленели, Дракон стоял и думал – он думал о том, что не сможет пересечь пустыню, жара доконает его, ведь Дракон привык жить в небе, но решил попытаться, этой вражде должен прийти конец. Он медленно закрыл глаза своего Врага. Стервятники кружили над ущельем, был полдень и даже ветер не приносил спасительной прохлады. Дракон в последний раз посмотрел на своего Врага и отправился в путь. Теперь он понял: «Да, это была славная битва...»... ... ...

Август 2004 года.