Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Виктор: У нового Хоббита должно быть такое вступление:
Виктор: „А вы слышали сказку о драконе, который Смог?“»
bash.org

Маргарита Третьякова (Orixenus) «Принцесс всегда приходится спасать»

День обещал быть удачным. Так Мертон решил, когда, проснувшись, обнаружил все вещи в целости и сохранности, а коня – живым, а не в виде волчьих объедков. Редкостная удача для рыцаря, застигнутого ночью посреди леса.

- Мельтакар!

Конь выдернул голову из травы. По обе стороны морды торчали наподобие усов зеленые побеги. Мельтакар выжидательно смотрел на хозяина. Мертон смутился.

- Ты это, не торопись, жуй, а то подавишься. Но давай закругляйся. Кто его знает, где тут поселение. Нужно быстрее отправляться в путь, а то ведь можно и на следующую ночь в чаще застрять. По волкам еще не соскучился? Конь мотнул головой и, спешно заглотав траву, направился к рыцарю…

Плюмаж на шлеме мерно покачивался. Яркие алые перья колыхались на ветру, задевая порой клюющего носом рыцаря. Мертону всегда казалось, что место шлема – именно на коленях, а не на голове – чего ее прятать, там есть, на что посмотреть и без него. Но перья надо укоротить, думал он, старательно подавляя желание чихнуть – Мельтакар этого страшно боялся. К счастью, противники Мертона об этой фобии коня ничего не знали, чему рыцарь тихо радовался.

А вообще, думалось ему, пора завязывать с геройством. Нет, подвиги – это, конечно, хорошо, но не в таком количестве. Врагов многовато скопилось, да и старые раны дают знать о себе все чаще. Как ему до сих пор удается сохранить нетронутую симпатичную физиономию – непонятно. Видать, такая рыцарская удача. Вот только Мертону уже под тридцать, и мысли что-то все об одном – о теплом домашнем очаге. Да, и конечно же – о женитьбе. Остепениться давно пора, пока так лицо не исполосовали, что даже ведьмы шарахаться начнут.

Погруженный в свои мысли, Мертон лишь краем глаза следил за окружающим миром. Вот синяя сосна – магическое, надо сказать, дерево. Из него колдуны всякие волшебные предметы делают. Копья, впрочем, тоже ничего получаются… Красивое дерево, да и редкое. Хотя здесь встречается часто – он уже видел такое же недавно. Ну, минут этак пятнадцать назад… А?

Мертон стряхнул сон и уставился на дерево. Что-то знакомое. Рыцарь наклонил голову, рассматривая его с другого ракурса. Сомнений не оставалось – то самое. Так, подумал он, дожили. Хорош рыцарь – четверть часа просидеть на неподвижной лошади – и не заметить этого. Хм, а чего, собственно, стоим?

- Мельтакар?

Конь застрял возле верстового столба. Когда и как странники выехали на дорогу, рыцарь не заметил, но деревянный прогнивший столб Мельтакару чем-то особенно понравился – конь бесстыже обнюхивал его, позабыв про дела.

- Так-так, - рыцарь потянул поводья, отвлекая коня. - Ты что, дворовый пес, чтобы возле каждого столба останавливаться? Ты бы еще его…

Мертон не успел сказать коню, что ему следует сделать со столбом – взгляд его упал на желтоватый кусок пергамента, приколоченный к столбу.

«Требуется рыцарь».

Просто и лаконично.

Какой-нибудь молодой, только что надевший доспехи рыцарь тут же помчался бы, счастливый, на помощь загадочным составителям послания. Мертон же не тронулся с места. Сначала подумать надо. Во-первых, рыцари – не солдаты, которых по объявлениям нанимают. Во-вторых, что значит – требуется? Для чего это? Ну и, в- третьих, кому и где требуется? Хоть бы подписали, что ли.

Мертон нехотя слез с коня и принялся разглядывать объявление. В конце концов ему удалось различить над текстом какое-то подобие герба – мантикору в короне. Большего узнать не получилось. Рыцарь, сплюнув от досады, залез на Мельтакара и продолжил путь…

Мертон стоял прямо, красиво опираясь ладонью о масляный фонарь. Со стороны казалось, будто он озирает площадь в поисках злых демонов, готовый встать на защиту мирного населения. Однако все в жизни бывает намного реальнее – рыцарь просто-напросто был пьян. И интересовали его отнюдь не дети тьмы, а то, как скоро дерущиеся в кабаке обнаружат, что главный зачинщик потасовки слинял на двор. Ну и, конечно, их реакция на это открытие. В голове вертелась веселая мысль – вернуться в кабак и окликнуть народ, то-то у них лица будут, но остатки профессионального инстинкта самосохранения подсказывали, что это станет самоубийством.

Мельтакар воровато чавкал овсом из чужой кормушки, поглядывая искоса на хозяина – не свалится ли. И все же лишнего человека он проглядел.

- Ты – рыцарь?

Мертон молниеносно обернулся – чего-чего, а боевая реакция у него осталась.

- Ты – рыцарь, - уже уверенно произнес незнакомец. - Иди за мной, тебя ждут.

- К-кто? – тряхнул головой Мертон.

Чужак не ответил, только ухватил рыцаря под руку и потянул за собой куда-то в переулок. Конь с сожалением посмотрел на кормушку, вздохнул совсем по- человечески и побрел следом.

По мере продвижения по узким улочкам городка Мертон начал потихоньку соображать, куда и зачем его тащат. Понятное дело, не затем, чтобы выпить за компанию. Для такого дела определять, рыцарь он или нет, необязательно. Однако на этой догадке мысли и тормозили, не в силах преодолеть тяжесть выпитого за вечер. Успокаивало другое – за спиной цокали копыта Мельтакара. Случись что, конь обязательно поможет. Если, конечно, не чихать, но так до этого ж еще додуматься надо.

Позабыв об осторожности, рыцарь позволил вести себя, по дороге разглядывая дома по сторонам. Однако случайный взгляд вперед вернул его на землю.

Мертон вдруг протрезвел. С крыши выросшего перед ним дворца на него смотрела мантикора.

Рефлекс сработал быстрее разума – рыцарь уже наполовину вытащил меч, прежде чем сообразил, что мантикора каменная. Более того, на голове зверюги покоилась корона.

Мертон удивленно посмотрел на незнакомца, скрытого плащом. Тот обернулся, словно прочел его мысли.

- Добро пожаловать во дворец правителя Айнгорна, рыцарь. Будь готов – завтра государь примет тебя. А пока – спокойной тебе ночи.

… Наутро рыцарь был трезв, как стеклышко.

- Ну что, не будем тратить время на церемонии и сразу перейдем к делу?

Мертон кивнул, хотя именно церемонии ему и были нужны – требовалось время, чтобы изучить своего собеседника, понять его. Рыцарь уже не раз общался с представителями монаршей власти, и, как правило, легко угадывал их причуды: где надо – он льстил, теша их самолюбие, где надо – помалкивал, стараясь не разжигать гнева излишне вспыльчивого царя. В общем и целом, все они были немного похожи. Но в этом конкретном случае приемы просто не срабатывали. Мертону было стыдно признаться в этом, но он даже не сразу понял, что перед ним – монарх.

Увидев в тронном зале крепкого мужчину в расцвете сил, в просторной и не особо разукрашенной одежде, с солдатскими усами, рыцарь попросту принял его за начальника дворцовой стражи. Потом ему, конечно, представили государя, но все равно официальный разговор не получался. Уж больно свойский оказался монарх. - Значит, так. Дочка у меня пропала – принцесса Элмира.

Ага, подумал рыцарь, начинается. Ну, тут просто – девчонка наверняка сбежала с каким-нибудь лакеем, знаем мы такое, было дело. Главное – найти, догнать, вернуть в целости и сохранности. Правда, могут быть варианты, что делать с виновником…

Но для виду спросил:

- Что значит – пропала? Исчезла без следа?

- Да нет, такие, как она, без следов не исчезают. Похитили ее.

Ого, как быстро ситуация меняется! Все намного серьезнее. Интересно, кто причастен? Разбойники? А зачем им это – лишний гнев правителя? Кто-то из придворных? Наемники по заказу враждующего соседа по границе?

- Так, а с этого момента – поподробнее.

- Ясно, - Айнгорн наклонился поближе и, стрельнув глазами по сторонам, добавил, - чародей ее свистнул, больше некому.

У рыцаря похолодело в груди. Приплыли. Вот всякие у него задания попадались, только магов-чародеев не хватало для полного счастья. Ну и для послужного списка, разумеется.

- Почему сразу – чародей? Его кто-либо видел? – с тщательно скрытой надеждой спросил Мертон.

- Да в том-то и дело, что не видели. Представляешь: во дворце праздник, народу тьма, Элмира – в самом центре внимания, все-таки ее именины. Все вокруг нее хоровод водят, а она вдруг раз – и испарилась. Охрана в отрубе. А следов – кот наплакал. Ну, каково?

- М-да, определенно магией сработано, - угрюмо ответил рыцарь. - А что за кудесник набедокурил – известно?

- А как же! Я ж человек военный, все обо всех знаю. Есть тут один тип, неподалеку живет, в пещере обосновался. Я с ним лично не встречался, но поговаривают, великий мастер черной магии, магистр – не менее… Э, рыцарь, а у тебя доспехи-то заговоренные?

Мертон медленно кивнул, с ужасом вспоминая, как отдавал блестящие новенькие доспехи ведьме, получив их взамен закопченными и дурно пахнущими. Заплатил ей бутылкой, и, как водится, оплатив вперед. Сделала ли она что-то и, если сделала, то в трезвом ли состоянии – черт ее знает. Сертификат о заговоре она, правда, выдала, без него лицензию рыцаря не давали, но вот проверить – случая не представилось. Ну кто ж знал?

- Тогда все в порядке, - облегченно сказал Айнгорн, почему-то не сообразивший, в отличие от рыцаря, что магистр черной магии любой заговор щелчком пальцев развеет. - Ну что, согласен?

- Я подумаю, - честно признался рыцарь.

- Да-да, я знаю, у вас по Кодексу полагается на раздумья три дня. Только ты, будь добр, побыстрее как-нибудь. Сам посуди, разве можно ей, принцессе-то, три дня в пещере сидеть? Не полезно ей это.

И чего они в самых спорных случаях Кодекс-то вспоминают? Там одно дурное правило на другом, все сплошь и рядом – чепуха несусветная. И рыцари, бедный народ, все исполнять должны…

- И ведь до чего наглый этот чародей, - не унимался царь, теребя усы. - Нет бы меня, мужика здорового, сцапать, так нет – дочку, гад такой, украл. Беззащитную, солнышко мое, красавицу ненаглядную…

Мертон нахмурил брови. Появилась мысль…

- А дочке-то сколько лет будет?

- Элмире? – переспросил царь. - Это, щас скажу… Ну, годков двадцать-двадцать три.

- Не понял, - рыцарь мотнул головой. - Ты что ж, возраста собственного дитяти не знаешь?

- Да кто считал-то ее года, сиротинушки моей?

- Чего-чего? Какой такой сиротинушки? Ты, отец, на что?

- Да не родной я ей, пойми! – царь ударил себя в грудь. - Подобрал девчонку – без родителей она осталась. Да таких, как она, и родных не бывает, а тут – чужая, а как своя. Сам видел, весь дворец в трауре – все потому что ее нет.

- Красивая хоть?

- Еще бы! Вся в мать… Хотя нет, мать у нее покрупнее была, а дочка – вся такая миниатюрная, изящная, грация – как у наяды лесной. И глаза, глаза такие – синие, как небо в летный день. Зубки белые, как снег, шея лебединая… Что еще-то? Ну, чего там описывать – сам увидишь.

- Я тут хотел насчет оплаты выяснить…

- Да что выяснять – что хочешь отдам, только верни дочку-то.

- Не в деньгах тут дело. Видишь ли, ты мне тут про Кодекс напомнил, а по нему в подобных случаях другая оплата предусмотрена.

Усы у царя трагически обвисли.

- Жениться на ней, да? А на что тебе это? Престол мой занять после меня? Но я ж сказал, она мне не родная, трон перейдет к племяннику, он тут по соседству княжит. Да и я пока отходить от дел не собираюсь – сам видишь, тебе еще сто очков вперед дам.

- Я ж говорю – Кодекс. Сам бы деньгами взял… Хотя жена – это еще лучше. Где сейчас найдешь невесту с хорошим характером?

- Тебе виднее, - вздохнул царь…

- Эй! Есть здесь кто?!!

- Есть здесь кто?

- О! Эхо… А может, нет никого?

- А может… Может, шел бы ты отсюда, железная твоя душа, а?!!

Нет, не эхо… Рыцарь выдернул меч из ножен и приготовился к нападению.

- Кхм… Мужик, у тебя меч острый?

Мертон быстро обернулся…

- Чего тебе, парень?

«Парень» стоял на скале чуть выше головы рыцаря и, косясь на меч, кутался в теплую куртку.

- Ты не бойся меня, - улыбнулся Мертон онемевшими губами. - Мой меч наточен хорошо, но не для тебя.

- Да я не о том, - фыркнул молодой человек. - У меня топор сломался, дров бы нарубить, а то в пещере холодно.

- Мечом дрова рубить не положено!... Погоди, о какой пещере речь?

- Да о моей, - парень кивнул в сторону черного провала в скалах. - Там какой-то народ ходов да дверей понастроил, от сквозняков спасу нет. Нет, мужик, ну посуди, как в жизни-то бывает – я лет двести колдую, сто лет как магистром стал, а банального отопления не могу наладить. Уже пальцы так отморозил, что заклинания на ходу коверкаю. А уж как простыну – вообще хоть заговорами не занимайся, все равно ни одной строчки заклинаний правильно не произнесу. Позор, да?

- Ага… - прошептал Мертон, холодея внутри. Он и так не был морально готов ко встрече с чародеем, а уж к подобной задушевной беседе – и подавно.

- Вот и я так считаю, - печально вздохнул чародей. - Чегой-то мне вообще в последнее время не везет. Ближайший пример – недавно на соревнованиях магов задание было – добыть и привезти туда принцессу. По возможности – живую, но это уже тонкости, лишние баллы добавляют. Ну я и достал… Местную одну.

- Да-да, я слышал… - рыцарь уговаривал сам себя, что перед ним – враг, но чародей был таким понурым, что ничего, кроме жалости, в душе Мертона не вызывал.

- И как – выиграл?

- Не-а, - отмахнулся маг.

- А кто же тогда победил?

- А я знаю?! – вдруг вскинулся чародей, и глаза его вспыхнули желтыми искрами. - Я что, был там? Мне с трудом удалось отбодаться от соревнований, даже пришлось притвориться больным и слабым, лишь бы про меня забыли! Мне только не хватало, чтобы весь магический мир узнал о том, что я… я… О, какой я несчастный! – маг вынул из кармана платок и промокнул уголки глаз.

- Да ладно тебе, не убивайся, - Мертон похлопал чародея по плечу. - Подумаешь, беда – проиграл… А чего случилось-то?

- Ну как же? Надо было что? Выкрасть из дворца – раз, переправить в зал соревнований – два. С первой задачей я справился. А на вторую сил не хватило… - Магических? – переспросил рыцарь, обожающий истории про колдовство.

- И их тоже, но вообще – моральных. Я ее как увидел… как увидел… А она не принцесса! В смысле – не дочка она царя местного.

- Ну и что? – усмехнулся рыцарь. - Кто это определит? Притащил бы к остальным, сказал – принцесса, тебе бы и поверили.

- Ты что, совсем того? – чародей покрутил пальцем у виска. - Она же на Айнгорна не похожа!

- То есть? – Мертон восстановил в памяти внешний вид царя – высокого крепкого брюнета с загорелым лицом. - Рыжая, что ли?

- А? – чародей задумался. - Я бы сказал – блондинка.

Мертон улыбнулся – это то, что надо.

- А она хоть… это… красивая?

- Принцесса? О да! – маг просветлел. - И цветы любит – особенно розы.

Рыцарь нахмурился.

- Надеюсь, ты ее не тронул?

- Че-че-чего? – округлил глаза чародей. - Я – колдун, а не сумасшедший! Такую тронь – сама кого хочешь так тронет, что живым не уползешь…

После этой тирады чародей некоторое время молчал. Но возле входа в пещеру он остановился, задумчиво посмотрел на Мертона и… выдал:

- Слушай, а ты ведь рыцарь. Не в службу, а в дружбу – притворись, что ты ее спасать пришел, а?

У Мертона речь отнялась. Единственное, что он смог – вытаращить глаза.

- Да тут ситуация такая… - замялся маг. - Мне принцесса-то ни к чему, да и жалко ее – домой ведь просится. Отправить ее во дворец магией, боюсь, не получится – что-то я приболел, запнусь где-нибудь, и – нет принцессы. А пешком со мной она идти не соглашается – говорит, по регламенту ей не полагается самой возвращаться, только со спасителем каким-нибудь. Ничего каприз, да?

Рыцарю вдруг подумалось, что маг не просто больной, а очень даже сильно, причем на голову. Почему-то расхотелось вообще ввязываться в эту историю. - Да я вообще-то занят…

- Я заплачу!!! Дам, что пожелаешь! – сказал маг, кусая губы.

На том и сошлись…

- А ты ничего живешь! – рыцарь оглядел внутренности пещеры и присвистнул. - Прямо сокровищница! А уж книг-то сколько!

- Ты про мой интерьер болтать будешь или принцессу спасать?

- Иду-иду, - Мертон перешагнул через горку свитков. - Ой, а это что такое? – рыцарь присел на корточки возле высокого стеклянного колпака, под которым распустилась огромная сиреневая роза с черными листьями.

- Задание на следующий конкурс, - отозвался чародей, нервно постукивая пальцами по столу. - Пошли, говорю.

- А ну стой! Подари мне цветочек.

- Я те дам – подари! Ясно же сказал – на конкурс.

- Ой-ой… А еще раньше пообещал отдать, что пожелаю.

Маг упер было руки в бока, но тут же остыл.

- Зачем он тебе?

- Для принцессы. Что я, с пустыми руками припрусь? Сам же сказал – розы любит.

- Ладно, бери. Для Элмиры – не жалко, - чародей поднял колпак и вручил рыцарю розу. - Только давай не задерживайся. Я часик погуляю, а ты ее пока выведешь…

- Что значит – погуляю? Ты чего задумал?

- А ты как хотел? Чтобы все потом спрашивали, как я умудрился прозевать принцессу? Пойми, тут же двойная польза – ты скажешь, что меня победил и принцессу освободил, тебе же почет будет, слава; я же сообщу, что был в отъезде, когда вернулся, обнаружил, что пленница удрала, да туда ей и дорога. Устроит тебя такая легенда? Ну вот и ладненько. Пошел я…

- Э, а где принцесса?

Маг обернулся в проеме двери. На фоне неба он выглядел как черный силуэт.

- Да там, внизу, в большой пещере сидит… Кстати, ты бы меч, может, спрятал.

Напугаешь же девчонку.

И с этими словами исчез.

Мертон почесал затылок, взвесил меч на ладони и счел, что чародей в чем-то прав. А потому оружие он оставил при входе, а сам с одной розой в руках спустился вниз.

Нижняя пещера была погружена во тьму. Рыцарь осторожно перебирал ногами, стараясь не шуметь, но задел камень, который со стуком покатился вниз. Мертон мысленно выругался…

В глубине пещеры раздался странный звук, словно монеты зазвенели в кошельке. А в следующую секунду пещера осветилась факелами. И рыцарь понял, что проклятый колдун заманил его в ловушку.

Посреди пещеры разлегся огромный золотой дракон. Узкая голова, до того покоившаяся на вытянутых лапах, поднялась, и сапфировые глаза взглянули прямо в лицо рыцарю.

Мертон, поначалу остолбеневший, пришел в себя и начал продумывать отступление. Думать, впрочем, было нечего – до выхода добраться он не успеет.

Дракон тем временем потянулся – золотые чешуйки зазвенели, соприкасаясь друг с другом. Крылья подобрались, а хвост заструился по полу пещеры. Потом зверь шагнул навстречу Мертону…

Рыцарь отступил на шаг, принял боевую стойку и выбросил вперед руку, совершенно забыв, что сжимает в ладони не рукоять меча а… розу.

Дракон уставился на цветок. Затем вдруг расплылся в улыбке и заговорил – высоким тоненьким голоском:

- Ой, а это – мне? А-а, какая красивая! Мне еще такие никто не дарил. Даже папа, а он у меня царь – может много цветов подарить.

Рыцарь пятился назад…

- Эй, а ты ведь за мной пришел, да? – драконица перевела взгляд на Мертона. Бедняга рыцарь отступал уже полным шагом, но второпях сцепился шпорами и, потеряв равновесие, начал падать. И тут же золотой хвост, мелькнув в воздухе сверкающей плетью, обвился вокруг талии Мертона и удержал над землей.

- Ты осторожней, не покалечься, - укоризненно произнесла драконица. - Ты мне живой и невредимый нужен.

- Заче-е-ем?... – прохрипел Мертон.

- Какой же ты у меня недогадливый! – поцокала языком принцесса. - Ведь по Кодексу ты должен на мне жениться!

И рыцарь понял, что ему предстоит долгая и счастливая семейная жизнь…

14.11.2003