Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Тигр выпускает когти, не думая о них, но жертва не может скрыться.
Дракон использует силу, не замечая её, однако гора не может устоять.»
Из поучений мастеров
Г. Л. Олди «Мессия очищает диск»

Таджикские сказки «Робия с сорокааршинными волосами»

Жил-был один могущественный падишах, грозный и нелюдимый. Всегда был он мрачен и молчалив, и единственным существом, которое он любил, был его сын-царевич Боборахим.

Когда Боборахим подрос, падишах стал посвящать его в свои государственные дела и показал ему все свои богатства. Падишах повел сына в свое казнохранилище, где стояли сундуки с золотом, серебром и разными драгоценностями. Он водил его по комнатам, где были собраны великолепные ковры, тончайшие цветные шелка, редкие меха, драгоценные кувшины и чаши. По всему дворцу провел падишах Боборахима, только одной комнаты не показал сыну, прошел мимо запертой двери. Боборахим удивился, но не посмел спросить отца. Однако с этих пор он все думал, что могло быть спрятано в той комнате.

Юноша был уверен, что у его отца есть какая-то тайна, которую он никому не хочет открыть.

Любопытство мучило Боборахима, и, наконец, он решил тайно от отца проникнуть в зту комнату.

Однажды, после большой охоты, падишах крепко заснул. Боборахим вынул у него из кармана ключ от потайной комнаты, отпер ее и вошел. Это была совсем маленькая комната, вся обитая и застланная коврами, а на стене висел большой портрет необыкновенной красавицы: лицо ее было подобно отражению луны в тихой воде, черные глаза сияли, как звезды, а черные косы ее были так длинны, что обвивали ее всю несколько раз. Словно живая, глядела красавица с портрета, и, пораженный ее красотой, Боборахим лишился чувств.

Очнувшись через некоторое время, он покинул комнату, запер ее и положил ключ на прежнее место.

С этих пор юноша стал неузнаваем: исчезли его детская беспечность, резвость и веселье, он сделался молчаливым и замкнутым, ничем не интересовался, потерял сон и с каждым днем худел и бледнел.

Отец скоро заметил перемену в сыне и заподозрил, что тот проник в запретную комнату. Падишах призвал Боборахима к себе и спросил:

— Сознайся, ты входил в комнату, которую я не хотел тебе показывать? — Да, отец, любопытство толкнуло меня пойти против твоего желания!

— О, что ты сделал, несчастный! — воскликнул падишах.— Что теперь будет с тобою?

— Отец, красавица день и ночь стоит перед моими глазами. Если ты любишь меня, скажи мне, кто она, как ее зовут, и помоги мне ее найти,— умолял Боборахим.

— Красавицу зовут Робия с сорокааршинными волосами. Говорят, она живет так далеко, что если б можно было летать по воздуху, то пришлось бы лететь в сторону луны семь дней и семь ночей. Дом ее стоит на холме и обнесен высокими стенами, как крепость. Ворота этой крепости не запираются, но их охраняют тигры, а дом сторожит дракон. Робия не принимает сватов, она объявила, что выйдет замуж за того, кого выберет сама. Не думай о ней, сын мой, постарайся забыть ее,— сказал падишах Боборахиму.

Но юность живет надеждой.

И вот однажды Боборахим узнал, что в народе ходит слух о плотнике Санг-сабуре, который замышляет сделать летающего коня. Услышав это, Боборахим прибежал к отцу.

— Отец! Ты могущественный властелин, ты все можешь! Вызови плотников и столяров со всей страны. Обещай им большие награды и прикажи сделать летающего коня. Я хочу полететь к Робии и попытать свое счастье.

Падишах не мог отказать своему любимому сыну.

Он приказал собрать всех плотников и столяров своей страны и объявить им:

— Падишах приказывает вам в трехдневный срок сделать летающего коня. Кто выполнит приказ, получит из казны падишаха большое вознаграждение. Но если через три дня конь не будет готов, всех вас казнят.

Два дня и две ночи плотники и столяры думали, как сделать летающего коня. Но сколько они ни думали, не могли ничего придумать. Жены и дети их, оплакивая участь своих мужей и отцов, царапали лицо и выдирали волосы, посыпали свои головы пеплом. Срок истекал, приближался третий день, плотникам грозила смерть.

Но вот в третью ночь из самого дальнего кишлака прибыл молодой плотник богатырь Сангсабур. Он сказал:

— Я знаю, как сделать летающего коня, только одному мне его не сделать. Но чего не сделает один — сделаем все вместе.

— Ну что ж, делать так делать! — сказали столяры и плотники и тут же принялись за работу. Их было так много, что каждому из них пришлось делать лишь одну какую-нибудь часть, и к утру конь был готов.

Его торжественно отнесли к падишаху, и падишах приказал Сангсабуру испытать его.

Деревянный конь действовал, как живой,— он не только скакал по земле, но поднимался вверх и летел над землей.

Падишах пришел в восторг от коня и сказал Боборахиму:

— Ну, сын, теперь разрешаю тебе отправиться к Робии с сорокааршинными волосами и, испытать свое счастье.

Боборахим снарядился в путь. Вечером, когда взошла луна, он простился с отцом и сел на коня.

Сангсабур объяснил ему:

— Как захочешь подняться вверх, поверни правое ухо коня, а захочешь спуститься на землю,— поверни левое ухо.

...Высоко над облаками в сторону луны летел по небу чудесный конь с развевающейся пышной гривой и длинным хвостом, летел так быстро, что Боборахим даже не мог разглядеть, через какие страны он пролетал.

Так летел он шесть дней и шесть ночей. На исходе седьмого дня конь спустился чуть пониже.

Как только закатилось солнце и взошла луна, Боборахим увидел под собой большой город. Широкий сноп лучей от земли тянулся к небу. Попав в сияние ярких лучей, Боборахим казался чудесным видением. Царевич подумал, что пора спуститься на землю, и повернул левое ухо коня. Конь опустился на окраине города. Люди в городе еще не спали и толпой ходили по улицам.

Когда Боборахим с земли взглянул на небо, то очень удивился: в темном небе сияли две луны. Одна была ярче, а другая бледнее. Пораженный Боборахим спросил у прохожего, что это значит.

— Видно, ты нездешний,— сказал Боборахиму прохожий.— Бледная луна — это настоящая, а яркая луна — это отражение лица красавицы Робии с сорокааршинными волосами. Это сияние льется через отверстие в потолке ее комнаты и отражается в небе.

— А где живет Робия, и как к ней пройти? — спросил Боборахим.

— Она живет в крепости на холме. Но дорога к ней охраняется страшными тиграми, а у входа лежит огромный дракон.

— Неужели невозможно ее увидеть?! — воскликнул Бсборахим.

— Видеть ее можно,— сказал прохожий.— Она сама очень часто появляется среди людей: она выходит из своего дома в город и проходит по улицам. Оттого люди в нашем городе долго не ложатся спать, ждут появления Робии. Где проходит Робия, там становится светло, как днем, от сияния ее лица. Все стремятся ей на-

встречу, всем хочется взглянуть на нее, и у того, кто видит ее, становится светло и радостно на душе. Каждый юноша носит в сердце мечту хоть раз поймать ее взгляд, но Робия никогда ни на кого не смотрит прямо. Медленно проходит она по городу и возвращается в свой дом на холме.

Слушая словоохотливого горожанина, Боборахим почувствовал страшный голод. Идти в чайхану со своим необыкновенным конем он не хотел, опасаясь привлечь внимание, и решил обратиться к своему новому знакомому:

— Исполни мою просьбу. Вот тебе золотой, сходи в шашлычную, купи мне два десятка палочек шашлыка и принеси сюда. А чтоб шашлык не остыл, купи совок с горящими углями.

Как только прохожий принес шашлык, Боборахим сел на своего коня, взял совок с углем и шашлыком в левую руку, а другой рукой повернул правое ухо коня.

Конь, как птица, взвился вверх.

Боборахим хотел спуститься где-нибудь недалеко от города, съесть там шашлык и спрятать коня, чтоб никто не мог увидеть его. А сам он хотел войти в город пешком.

Но едва только деревянный конь взлетел вверх, как от раскаленных углей загорелась его пышная грива.

Боборахим испугался, бросил совок с углями и шашлыком и повернул левое ухо коня — и конь тут же спустился на землю. Но от гривы загорелась деревян-ная шея коня, и в мгновение он весь был охвачен огнем.

Все это случилось так быстро, что горожанин, купивший для Боборахима шашлык, не успел еще далеко уйти и увидел горящего коня. Он тотчас же вернулся на помощь Боборахиму, но ничего нельзя было уже сделать. Конь сгорел дотла. Увидев это, Боборахим горько заплакал и долго не мог утешиться. Потом, сопровождаемый своим новым знакомым, пошел в город. В ближайшей чайхане Боборахим попросил подать ему блюдо плова и чайник с чаем, он ел сами угощал своего спутника.

В это время одна луна на небе погасла. Народ заволновался, засуетился. Через мгновение ярко осветилась одна часть города.

— Робия выходит в город! — воскликнул горожанин.— Смотри, светлеет в нашей стороне, значит, Робия идет сюда!

Вдруг засиял такой яркий свет, что глазам больно было смотреть, и Боборахим увидел приближающуюся Робию с сорокааршинными волосами.

Она была точь-в-точь такая, как на портрете, который он видел в тайной комнате у отца. Яркое сияние исходило от ее белого лица, черные глаза ее горели, как звезды, черные волосы, заплетенные во множество косичек, спускались до самой земли, несколько раз обвивали ее руки и шею и тянулись за нею, как шелковый плащ. Горячий взгляд Робии блуждал по лицам, словно искал кого-то и не находил, и ни на ком не мог остановиться.

Восхищенный Боборахим протолкался вперед и жадно глядел на красавицу, но ни на мгновенье Робия не задержала на нем своего взгляда и прошла мимо. Едва Робия удалилась, город сразу погрузился во мрак. Опечаленный Боборахим стал укладываться в чайхане спать, но долго не мог

уснуть.

«Разве может Робия заметить меня в толпе, когда кругом такое множество народа? — думал он.— Вот если бы я мог пробраться к ней в крепость и там увидеться с ней наедине, тогда уж, наверное, я сумел бы заставить ее полюбить себя. Но как пробраться к ней,— ведь конь мой сгорел».

Лишь на заре он уснул и не просыпался целый день.

Так Боборахим стал жить в городе Робии. Каждый вечер он блуждал по улицам, ожидая Робию, и всячески старался обратить на себя ее внимание. Но Робия его не замечала, и ни разу ее взгляд не остановился на лице Боборахима. Целые ночи Боборахим не спал, терзаясь своими неудачами.

Он оброс бородой, отпустил длинные волосы и стал похож на сумасшедшего.

Могущественный падишах, отец Боборахима, днем и ночью ждал возвращения сына. Через три недели после отъезда Боборахима падишах впал в страшное уныние.

Не меньше падишаха беспокоился о Боборахиме Сангсабур. Он знал: если изобретенный им конь сломается и Боборахим погибнет, падишах лишит его жизни.

Ничего никому не говоря, Сангсабур решил идти на поиски Боборахима. Ночью, только взошла луна, он тайно вышел из своего города и пошел в сторону луны, куда полетел Боборахим.

Через несколько дней после ухода Сангсабура уныние падишаха еще больше возросло, и он сказал вазирам:

— Приказываю Сангсабуру с плотниками сделать нового коня и полететь на розыски моего сына.

Когда падишаху доложили об исчезновении Сангсабура, он вскричал:

— Шлите на поиски моего сына гонцов и велите им не возвращаться домой, пока они не найдут его или что-нибудь о нем не узнают! — Падишах совсем потерял сон и целыми днями сидел мрачный.

А Сангсабур шел, шел — наконец, пришел на берег широкой реки. Вдруг он услышал жалобный крик, остановился и увидел барахтающуюся в воде птицу. Сангсабур вошел в реку, зацепил своим луком тонущую птицу и притянул ее к берегу.

Птица не улетела.

Сангсабур нагнулся над ней, чтобы посмотреть, почему она не летит. Оказалось, она запуталась в длинном черном волосе.

Богатырь стал распутывать крылья птицы и наматывать волос себе на руку,— а волос был длиной в сорок аршин.

— Да это волос Робии с сорокааршинными волосами — значит, я на верном пути! — воскликнул весело Сангсабур.

Освобожденная птица встряхнулась, расправила крылья и взвилась под облака.

Теперь Сангсабур уверенно пошел вверх по течению реки. Вот солнце уже закатилось за далекие снежные вершины гор, и земля окуталась мглой. В это время Сангсабур увидел широкий сноп лучей, протянувшийся от земли к небу, залюбовался ярким сиянием и прибавил шагу.

Но только он вступил в город, в небе исчезло чудесное сияние; оживленный и взволнованный народ бежал мимо него и выкрикивал:

— Робия! Идет Робия!

Вдруг в той стороне, куда бежал народ, стало светло, как днем, и пораженный Сангсабур увидел среди расступающейся толпы идущую в его сторону красавицу Робию.

Сангсабур с восхищением смотрел на ее лучезарное лицо. Она улыбалась так пленительно, что очарованный богатырь не мог вымолвить ни одного слова.

Подойдя совсем близко, Робия остановилась перед Сангсабуром, посмотрела на него долго-долго и вдруг, повернувшись, быстро направилась обратно к себе в крепость.

Не было еще случая, чтобы Робия, выйдя из крепости, не прошла по улицам и так быстро покинула город. Потому в народе пошла молва, что Робия с сорокааршинными волосами внезапно заболела.

Как и всегда, среди народа был Боборахим. Он все еще не терял надежду обратить на себя внимание Робии и, не спуская глаз с красавицы, проталкивался вперед.

Сейчас он с завистью посмотрел туда, куда был устремлен взгляд Робии, и не мог воздержаться от возгласа.

В запыленном, усталом с дороги, но прекрасном и могучем богатыре Боборахим узнал Сангсабура.

Рассеянно выслушав сообщение об отце, он тут же велел Сангсабуру придумать, как завоевать красавицу.

Прошло несколько дней. Заходило солнце, наступал вечер, а ворота крепости не открывались, и красавица Робия не появлялась в городе. Люди тревожились и тосковали. Тогда самые старые почтенные жители города собрались на совет и стали думать, что могло случиться с красавицей Робией.

— Может быть, она устала искать себе жениха и хочет, чтоб женихи искали ее,— говорили старые люди.— Надо послать кого-нибудь к ней в крепость,— так решили на совете.

Послали по улицам города гонца, который громко кричал на всех перекрестках:

— Какой храбрец и богатырь отважится пойти к красавице Робии в крепость? Кто завоюет ее сердце?

И вот за городом собралось много народа. Кто хотел сам пройти мимо злых тигров, сразиться с драконом и войти в крепость; кто хотел посмотреть на храбреца, который на это отважится. Пришли сюда и Боборахим с Сангсабуром.

— Ох, если бы у меня сейчас был мой летающий конь, я полетел бы на нем в крепость к Робии и опередил бы всех,— сказал Боборахим Сангсабуру.

— Но это сейчас невозможно сделать,— ответил ему Саигсабур.— Твоего летающего коня делали сразу сотни мастеров, собранных со всей страны. Вернись домой — мы сделаем тебе другого коня.

— А в это время кто-нибудь проберется в крепость и женится на Робии е сорокааршинными волосами? Нет, я не уйду отсюда! — сказал Боборахим.

Между тем уже многие знатные юноши города пытались пройти в крепость к Робии, но тигры, сторожившие ворота, с яростью набрасывались на них. Тогда Сангсабур смотал с левой руки сорокааршинный волос Робии на правую и отважно направился к воротам.

Тигры, подняв свои страшные лапы, бросились на него. Мечом, зажатым в правой, обмотанной сорокааршинным волосом руке, Сангсабур с силой ударил по голове первого тигра, потом второго, и, к восторгу всех собравшихся, оба тигра повалились на землю и затихли.

Громкими криками приветствовал народ смелого и ловкого богатыря.

Но вдруг восторг и крики радости сменились воплями ужаса: с шипением и свистом, дыша огнем и выпуская дым из ноздрей, навстречу Сангсабуру пополз страшный дракон. Он поднялся во весь свой рост, чтобы обрушиться на Сангсабур а.

Недолго думая смелый богатырь побежал дракону навстречу и вонзил свой меч ему в брюхо.

Дракон свалился на землю мертвый, и огонь в его пасти погас.

Путь к Робии был открыт, и народ повалил толпами в ворота крепости.

В самой дальней комнате, опустив глаза, сидела красавица Робия с сорока-аршинными волосами и молчала. Женщины спрашивали ее, не больна ли она, но она не отвечала ни слова и не поднимала глаз.

Тогда женщины стали уговаривать ее показаться народу.

— Выйди, красавица, на террасу, сядь повыше на шелковые одеяла и по- душки и позволь всем, кто хочет видеть тебя, пройти перед тобой.

Красавица Робия вышла на террасу дворца и села высоко на семь слоев постланных одеял. Сорокааршинные косы покрыли ее всю с головы до ног и, свесившись вниз с террасы, достигали земли.

Вот стали проходить перед Робией старики, молодые юноши и дети,— и все любовались ею и приветствовали ее.

Расталкивая всех, стремительно пошел к Робии красивый, богато одетый Боборахим, сын падишаха. Приближаясь, он не спускал с нее взгляда и ждал, что она взглянет на него и выберет его себе в мужья.

Но Робия не поднимала глаз.

Один Сангсабур не торопился к красавице — он сначала пошел к хаузу и умылся после жаркой битвы. К Робии он подошел в числе последних.

Но едва Сангсабур приблизился к террасе, где сидела Робия с сорокааршинными волосами, все увидели: красавица подняла голову, стала розовой, как заря, и глаза ее широко открылись при виде богатыря. Она откинула назад свои сорокааршинные волосы, поднялась и, поклонившись Сангсабуру, сказала:

— Приветствую тебя, славный богатырь!

Так народ узнал, что Робия с сорокааршинными волосами выбрала себе в мужья Сангсабура, который был искусным мастером — и сделал летающего коня, был добрым человеком — и спас птицу, тонувшую в реке, был сильным отважным богатырем—и сразился с тиграми и драконом.

И во всем мире не было человека счастливее Сангсабура, потому что он, увидев Робию вечером на улице города, с первого взгляда полюбил красавицу, но даже себе самому не решался признаться в этой любви.

Народ устроил богатую свадьбу Робии с сорокааршинными волосами и умному богатырю Сангсабуру. На свадьбе был и печальный Боборахим, у которого осталась только одна надежда, что Сангсабур построит ему нового летающего коня и поможет вернуться к отцу.