Dragon's Nest – сайт о драконах и для драконов

Dragon's Nest - главная страница
Гнездо драконов — сайт о драконах и для драконов

 

«Один Чжу учился ловить драконов. Выбросил силы и деньги на ветер.
Жаль что за всю свою жизнь он так ни одного и не встретил.»
БГ

Развитие китайской письменности

Истоки зарождения иероглифического письма теряются в недрах доисторической эпохи, и соприкоснуться с событиями тех «дописьменных» времен мы можем только через множество дошедших до нас мифов и преданий.

Традиция приписывает идею создания иероглифов одному из мифических «Трех Владык» китайской древности — Фу Си, по преданию, правившему Поднебесной с 2852 г. по 2737 г. до н.э. Так, согласно мифу, прогуливаясь по берегу реки Хуанхэ, Владыка Фу Си увидел Великого Дракона (по другим версиям мифа: Великую Черепаху, Лошадь), на спине (панцире) которого красовались загадочные знаки. Любознательный Фу Си тут же перерисовал их и вдруг заметил, что формы знаков очень схожи со следами птичьих лап на песчаном берегу. В таком замечательном совпадении Владыка узрел глубокие принципы единства окружающего бытия и зафиксировал их в первых начертательных знаках китайского письма — восьми триграммах (багуа), положивших начало замены прежнего узелкового письма на иероглифическое.

великий Желтый Император — Хуан Ди
великий Желтый Император — Хуан Ди

Создание же иероглифов как системы письма китайские мифы связывают с именем другого легендарного правителя Поднебесной, отца-основателя Китайской империи в XXV веке до н.э., великого Желтого Императора — Хуан Ди, по преданию, правившего 100 лет с 2591 г. по 2491 г. до н.э.. Именно император Хуан Ди отдает распоряжение своему придворному чиновнику Цан Цзе создать первую систему китайского письма, и тот, подвергнув глубокому изучению следы птиц и зверей, изобретает первые иероглифы.

Однако мифы и легенды остаются мифами и легендами. Более же достоверная информация, предоставляемая в наше распоряжение исторической наукой, гласит следующее.

Самые ранние иероглифические формы относятся к периоду выделения из Иньского племенного союза раннего государственного образования Шан во второй половине II тысячелетия до н.э. (в китайской историографии период династии Шан определяется с 1751 по 1112 гг. до н.э.). Первые надписи представляли собой собственно рисунки, выполненные на костях животных и панцирях черепах. Основным назначением данных текстов было выполнение религиозных мантических обрядов. Посредством письма человек обращался за помощью к различным божествам, духам предков, а также вопрошал оракул о своем будущем. Отсюда и название первых письменных знаков — письмена на костях и панцирях (цзягувэнь), а также, согласно определению исторической эпохи, — шан-иньские письмена.

В конце II тысячелетия до н.э. государство Шан было завоевано активно развивающимся в то время другим государственным образованием — Чжоу, перенявшим многие достижения Шан-Инь, в том числе и иероглифическую письменность. По мнению ученых, именно в эпоху Чжоу (Западная Чжоу: 1111-771 гг. до н.э.; Восточная Чжоу: 770-256 гг. до н.э.), в середине I тысячелетия до н.э., на базе северных и южных азиатских языков, а также древних сино-тибетских языков начинает формироваться единая грамматическая система древнекитайского языка.

С активным внедрением в обиход бронзовой утвари, характерным для династии Чжоу, человек начал активно украшать ее уже изобретенными письменными знаками. Содержание текстов по-прежнему носили религиозно-мантический характер, а также изобиловали сообщениями о деяниях правителей, пожеланиями счастья и благосостояния. Формы знаков сохраняли прямую преемственность от прежних и получили свое историческое название — письмена на колоколах и треножных сосудах (чжундинвэнь), или чжоуские письмена.

С первых же шагов зарождения государственности письменность стала использоваться для целей администрирования и управления. При императорском дворе и в местных администрациях содержался большой штат специально обученных писарей, которые находились в ведомстве Главного Писаря.

Хотя некоторые тексты летописей, по мнению ученых, возможно, были написаны ранее, чем в XXII веке до н.э., древнейшие тексты, дошедшие до нас в своем оригинальном виде, датируются учеными XVIII-XI вв. до н.э. Исследования этих текстов указывают на то, что способы начертания иероглифов к тому времени были уже хорошо определены, однако формы самих иероглифов сильно варьировались от текста к тексту. Для нормального функционирования делопроизводства естественным образом назревала необходимость систематизации иероглифов. И вот примерно в 800 году до н.э. Главный Писарь Чжоу создает первый каталог иероглифов, существовавших на то время, тем самым фиксируя их внешний вид для последующего применения государственными писцами. Эти систематизированные иероглифические формы чжоуского письма получили в китайской лингвистике название иероглифов большой печати (дачжуань).

Также у дачжуань есть еще одно весьма комичное название, которое иногда можно встретить в литературе по истории китайской письменности, — их назвают «знаками-головастиками». Это забавное название, согласно летописям II века до н.э., берет свое начало со времен, когда был снесен дом, в котором жил Конфуций, и в тайниках дома были найдены древние книги и тексты. При виде больших «голов» и тоненьких «хвостов» древних иероглифов правитель царства Лу принц Гун воскликнул: «Да это же головастики!» С тех пор это нелепое прозвище и закрепилось за иероглифами большой печати.

Во времена падения династии Чжоу (VI-V вв. до н.э.) наметился также упадок в сфере образования. Писцы становились все более безграмотными, и это незамедлительно отразилось на китайской письменности. Там, где писарь не помнил правильного написания какого-либо иероглифа, он просто придумывал новый на его замену.

Таким образом иероглиф обрастал множеством ложных форм, получивших в последствии название странных иероглифов, которые копировались другими столь же безграмотными писцами и становились все более употребительными. Сам великий Конфуций, посвятивший много времени исследованию древних текстов, печально признавал подобное небрежное отношение к языку у своих современников: «Во времена моей молодости я знавал писцов, которые оставляли пустые места там, где не могли написать иероглиф правильно, теперь уже не осталось таких благородных мужей!»

В 213 г. до н.э., во времена правления императора Цинь Шихуана (221-210 гг. до н.э.), объединившего под своей властью Китайскую империю, Первый министр Ли Сы издал новый официальный иероглифический список под названием «Сань Цан» (букв. «Три Кладовые») для обязательного использования государственным аппаратом. Данный список содержал 3 300 иероглифов, унифицируя их начертательные формы. Иероглифические формы списка «Сань Цан» получили в дальнейшем название иероглифов малой печати (сяочжуань).

Изучение списка «Сань Цан» указывает на два немаловажных факта. Во-первых, в иероглифах малой печати мы не находим принципиально новых иероглифических компонентов (графем), не имевшихся ранее. Все новые иероглифы, обозначающие новые понятия, были произведены методом компоновки уже существовавших к тому времени старых графем. Этот факт указывает на то, что эволюцию иероглифической письменности в Китае можно считать законченной ко времени создания списка «Сань Цан», т.е. к III в. до н.э. и даже несколькими веками ранее.

И во-вторых, будучи введенным в заблуждение огромным количеством странных иероглифов, Ли Сы неверно истолковал некоторые иероглифы и зафиксировал их ложные формы для последующих поколений. Таким образом, при анализе этимологических корней того или иного знака мы должны опираться на более ранние, чем сяочжуань, иероглифические формы.

Вскоре после издания списка «Сань Цан» началась новая эра развития иероглифического письма. Новый этап характеризуется прежде всего двумя явлениями: избыточным увеличением количества иероглифов и постепенным видоизменением их форм.

Первое явление объясняется следующими причинами. Во-первых, несмотря на принятый государством нормативный список иероглифов, безграмотные писцы продолжали использовать ложные формы. Более того, границы образования расширялись и охватывали все большие слои общества. Письменность вырвалась из застенок государственного аппарата и стала широко использоваться для повседневных нужд, и в процесс иероглифического производства включались все более широкие массы образованного населения. Построение фоноидеограмм, как самый простой метод производства новых иероглифов, привел к тому, что число иероглифов росло в геометрической прогрессии, наряду с общеупотребительными нормативными знаками появлялись тысячи фактически бесполезных дубликатов, одно и то же понятие в разных районах страны могло записываться разными иероглифами.

Во-вторых, процесс увеличения количества иероглифов имел под собой также и объективные причины. Границы империи беспрестанно расширялись, в обиход входили все новые и новые понятия, для которых необходимо было присваивать новые имена. Таким образом, необходимость расширения словарного состава просто диктовалась самим ходом развития государства и общества.

Не имея ни малейшей возможности контролировать хаос, царивший в китайской письменности, государство пыталось хотя бы отслеживать появление новых письменных знаков. Так в течение 200 лет список «Сань Цан» переиздавался 7 раз. Седьмое издание списка, появившееся на рубеже нашей эры, содержало 7 380 иероглифов. А еще двумя веками позже это число возросло до 10 000.

Главной причиной второго явления — постепенного видоизменения иероглифических форм — является планомерное развитие и усовершенствование письменного инструмента.

В древности при письме использовались маленькие дощечки из бамбука или мягких пород дерева, а в качестве пишущего инструмента — полый стебель бамбука с приклепленным сверху резервуаром для чернил, если так можно выразиться, «прадедушка» современной авторучки. Внутрь стебля вставлялся тонкий фитиль для равномерного стока чернил. Данное приспособление позволяло проводить как прямые, так и дугообразные линии в любом направлении. В то же время эти линии обладали одной общей особенностью — они были одинаковой толщины. Это четко прослеживается в формах иероглифов как большой, так и малой печатей.

III в. до н.э. стал веком коренных перемен в области инструментов письма. Так, сначала тюремщик Чэн Мяо изобретает новый пишущий инструмент — стержень из мягкого дерева с волокнистым наконечником. Необходимость в резервуаре отпала, т.к. теперь можно было просто обмокнуть наконечник в чернильницу, и он впитывал в себя достаточное количество чернил. Новый инструмент стал использоваться при письме на шелке. С применением столь грубого писала на мягком материале окружности превращались в квадраты, а дугообразные линии — в острые углы. Однако новое изобретение оказалось практичнее своего предшественника, процесс написания становился быстрее, и вскоре новый метод письма стал повсеместным. Новые иероглифические формы, получившие название клерикального письма (лишу), стали восприниматься как современное письмо, в то время как иероглифам малой печати было отведено место классического стиля.

В конце III в. до н.э., во время военной кампании против хуннов, самый прославленный из генералов Цинь Шихуана — Мэн Тянь, также увековечивший свое имя в истории как «строитель» Великой китайской стены, изобретает кисть. А через триста лет, в 105 г. н.э., Цай Лунь изобретает бумагу, что становится предвестием Золотого Века нового письменного инструмента и, конечно, не может не отразиться на дальнейшей судьбе иероглифических форм.

Кисть и бумага совершили настоящую революцию в иероглифических формах. Поскольку писать кистью против ворса просто невозможно, то это накладывало некоторые ограничения на порядок написания иероглифических черт. Во многих иероглифах стало затруднительно выводить полную форму, и они были заменены на усеченные варианты.

Бумага как материал является хорошим адсорбентом, а мягкий и эластичный кончик кисти способен покрывать большую поверхность при нажатии на кисть, изгибаться при поворотах, оставлять трассирующий след при отрыве от бумаги. Так в иероглифических формах появились черты разной толщины, плавные переходы к утолщению или утоньшению в пределах одной черты, разнообразные крючки и шлейфы. Новая форма, названная эталонным письмом (кайшу), представляла собой начертание классических иероглифов малой печати, трансформированное в результате применения кисти и бумаги.

Более того, благодаря своей эластичности кисть обладает способностью соединять отдельные элементы знака в единое целое. Тем самым она подарила человеку возможность писать иероглифы и даже целые предложения, не отрывая руки от бумаги, что значительно ускорило процесс написания. Такова уж естественная тенденция человеческого языка — язык стремится к упрощению. Первые попытки написания связных элементов в иероглифах можно наблюдать уже в текстах I в. до н.э. Но только с изобретением кисти этот процесс получил свое истинное развитие. Так, сначала появляется форма связного письма (синшу), когда отдельные черты внутри иероглифа плавно переходят друг в друга.

С развитием скорости движения руки иероглифы все больше и больше начинают принимать вид эскизов, отдельные элементы которых прорисовываются не столь тщательно, а зачастую и просто опускаются. Такая техника породила различные варианты иероглифической скорописи (цаошу). Скоропись максимально упростила процесс написания, а потому получила самое широкое распространение в массах. Появилась даже своеобразная мода на неразборчивый почерк. Каждый придумывал свои способы скорописи и порой излишняя изощренность в сокращениях делала текст просто нечитабельным.

Однако государство не пошло на поводу у веяний моды. Скорописное письмо не подверглось унификации и приданию статуса официальной иероглифической формы, в ранге которой и по сей день остаются клерикальная и эталонная формы. Тем не менее, практичность скорописного письма позволила ему не только выжить на протяжении двух тысяч лет, но и стать самой обиходной и естественной начертательной формой для носителей китайского языка.

Различные формы начертания иероглифов

стиль термин «телега» «дракон» «женщина»
цзягувэнь
чжундинвэнь
дачжуань
сяочжуань
лишу
кайшу
синшу
цаошу

© Satabhava